Зачем люди ругаются?

илл. фрагмент картины Иеронима Босха

илл. фрагмент картины Иеронима Босха

В «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского есть такой рассказ: он услышал беседу мастеровых, которые при помощи одного весьма немногосложного слова выразили массу эмоций, употребив его за время беседы шесть раз с разной интонацией. Писатель к ним подошел и сказал: «Всего только десять шагов прошли, а шесть раз это слово повторили! Не стыдно ли вам?», а в ответ услышал: «Что же сам-то седьмой раз его поминаешь?»

Зачем люди ругаются? И как их от этого отучить? Исследовала вопрос корреспондентка журнала «Нескучный сад» Алиса ОРЛОВА.

Ругань становится модой. Почему так происходит, я решила узнать у заведующего отделом культуры русской речи Института русского языка Алексея Шмелева:

-Существует версия, что матерные слова по своему происхождению — это хула на Бога и Божию Матерь. Так ли это?

— Скверноматерная брань возникла в давние времена и ассоциировалась, скорее всего, с языческими обрядами. Мат — это прежде всего способ продемонстрировать готовность нарушить табу, преступить определенные границы. Поэтому тематика ругательств в разных языках схожая — «телесный низ» и все, что связано с отправлением физиологических потребностей. Кроме «телесных ругательств» у некоторых народов (в основном франкоязычных) существуют ругательства богохульные. У русских этого нет.

— Правда ли, что после перестройки ругаться в общественных местах стали свободнее? При женщинах в советское время не ругались, например.

— Сейчас стираются грани между мужчинами и женщинами не только в языке, но и в жизни: все меньше людей, которые пропускают женщину вперед, уступают место в метро, подают пальто. Вот так же и в языке многие считают возможным использовать матерную брань при женщинах. Правда, и до перестройки во многих деревнях женщины матерились не хуже мужчин.

— А зачем люди ругаются?

— Если речь идет о русской скверноматерной брани, то функции у нее различны в зависимости от того, кто ее использует. Бывает просто употребление слов в буквальных значениях — не очень распространенное. Это может быть выражение экспрессии, сопряженное с сознательным нарушением определенных табу, причем люди, активно использующие мат, осознают его запретность. А еще матерная брань может войти в привычку, стать нормой речевого поведения для человека. Например, человек может ориентироваться на язык окружения, так подростки начинают ругаться под влиянием сверстников. А люди интеллигентные могут считать, что с употреблением мата их речь становится более выразительной, или демонстрировать свою независимость от условностей. Использование не только мата, но и эвфемизмов для такого человека просто способ связать свою речь. Это явление описал Солженицын в рассказе «Пасхальный крестный ход», охарактеризовав как брань «в сердечном русском разговоре». Говорящий уже сам этих выражений не замечает, но поддерживает некий тонус довольно циничной беседы.

Матерщина в устах руководства — это демонстрация близости к народу и готовности говорить с народом на понятном ему языке. Кроме того, мат — это способ непринужденного начальственного разговора, потому что человек в таком случае матерится «сверху вниз», по отношению к подчиненному, который ему не способен ответить тем же.

— Вы, как лингвист, как относитесь к таким выражениям? Нужны ли они языку?

— Мне кажется, что случаев, когда употребление нецензурных слов оправдано, настолько мало, что ими безболезненно можно пожертвовать. Человек, владеющий различными стилями речи, может выразить все что угодно, не прибегая к мату.

Специалист, однако, не прояснил нам, можно ли что-то сделать с потоком ругани, который загрязняет жизнь. Можно ли отучить себя и окружающих ругаться?

Душа чистая. Конец XVII - начало XIX века.

Душа чистая. Конец XVII - начало XIX века.

Сплошное «искушение»!

Люди, пришедшие в Церковь в зрелом возрасте, обнаруживают, что некоторые их привычки никак не соответствуют понятиям о благочестии. Тогда начинается тяжелый внутренний труд — контроль за каждым словом. О влиянии слов на человеческую душу мы говорили с игуменом Нектарием (Морозовым), редактором интернет-портала «Православие и современность»:

— Какие именно грехи приводят нас к тому, что мы начинаем ругаться? Может, стоит бороться со всеми этими грехами вкупе?

— Ругаться человек может под влиянием самых различных страстей. Но одна из главных причин —  распущенность. Вокруг нас — огромное количество людей, которые постоянно употребляют ненормативную лексику, но при этом в полном смысле этого слова ругаются нечасто. Они, используя эту лексику, просто говорят. Причем в этом ряду — и журналисты, и чиновники, и политики, кого только нет.

Привыкнув к этому, можно ли отучиться? Нет такой вещи, с которой человек при желании не смог бы расстаться. Важна мотивация. Если кто-то понимает, что брань мешает ему, то в его силах отвыкнуть от нее. Если же говорить о человеке верующем, осознающем брань как грех перед Богом и ближним, то средств для борьбы с этой привычкой еще больше. Есть очень хорошее правило для тех, кто такой страстью недугует, — с благословения священника за каждое невольно прорвавшееся слово полагать определенное количество земных поклонов. Так, с одной стороны, человек свидетельствует, что действительно хочет избавиться от греха, трудится ради этого, и Господь подает Свою помощь и Свою благодать. С другой — через ноги до сердца и до ума многое доходит быстрей и эффективней.

Чем нехороши «нормативные» замены ненормативной лексики? Тем, что значение и в том и в другом случае — одно. Более того, в церковной среде тоже распространено такое «ругательство» —  «искушение»! Помню, как один монах совершенно серьезно, задумавшись, вдруг сказал: «А что мы все повторяем: «Искушение, искушение»? Небось ругались раньше, так и теперь иногда хочется, да совесть не позволяет такие слова говорить, вот и шипишь сквозь зубы: «Искушение!»».

А откуда вообще эта мысль — о том, что, расстроившись, опечалившись, надо обязательно выругаться? Почему, например, не сделать что-нибудь столь же бессмысленное: не попрыгать на одной ноге, не постучать себя чем-нибудь по лбу и т. д. и т. п.? Чем можно объяснить такое обыкновение — ругаться? Неужели всерьез возможно говорить о том, что такова-де традиция? А если бы и так, разве это единственная традиция, которой ни в коем случае не должен следовать верующий, благочестивый человек?

Ну а каковы конкретно наказания на том свете за сквернословие, каковы вообще будут муки адские —  кто же может это точно сказать? Дай только, Господь, никогда нам этого не узнать!

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924