Натуралист из Дауна (окончание)1 min read

Автор Соловьёв Т.Л.

Автор Соловьёв Т.Л.

В Дауне

В 1839 году Чарльз Дарвин женился на своей кузине Эмме Веджвуд. А в 1842 году семья переехала в город Даун в графстве Кент, где Дарвин и прожил большую часть своей жизни в Даун-хаусе на улице Лакстед-роуд – в усадьбе, которую он приобрел для поддержания подорванного к этому времени здоровья. Здесь им и были написаны основные его труды. Здесь он и оставался до своей смерти, мучимый непонятной болезнью, которую некоторые определяли как тяжелую форму астении. Восемнадцать акров земли усадьбы заменили ему земной шар, который он пересек в своем знаменитом плавании. Он избегал общения с людьми, почти не принимал гостей, да и сам очень редко выезжал в свет. Болезнь его сопровождалась приступами дрожи всего тела и рвотой, сильными головными болями. Когда он недомогал и лежал в затемненной комнате, мучимый сильными головными болями, его заботливая жена не покидала его, проводя часы и дни около его постели. Кто-то из писателей сказал о них: «Идеальная сиделка вышла замуж за идеального больного».

В Дауне в перерывах между приступами болезни Дарвин обрабатывал и перерабатывал свои заметки. На его взгляды сильное влияние оказали идеи Томаса Мальтуса, считавшего, что популяция увеличивается в геометрической прогрессии, в то время как пищевые ресурсы растут только в арифметической. Именно это предположение привело Дарвина к идее о борьбе за выживание.

В 1859 году вышла в свет книга Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора». Она была мгновенно распродана. Позже книга многократно переиздавалась, переводилась на другие языки, в том числе и на русский (1864). Научная аудитория разделилась на противников эволюционной теории (особенно во Франции) и ярых ее сторонников. Почти все последующие исследования Чарльза Дарвина являлись лишь дальнейшими разработками его теории в применении к тем или другим вопросам биологии: «Приспособления орхидей к оплодотворению посредством насекомых» (1862), двухтомник «Изменение домашних животных и культурных растений» (1868), «Действие самоопыления и перекрестного опыления в растительном царстве» (1876), «Различные формы цветов у растений одного и того же вида» (1877) и другие.

В 1859 году Дарвин послал своему брату Эразму экземпляр «Происхождения видов»; тот отозвался очень похвально, заметив, что «теория естественного отбора логически неотразима». Правда, его беспокоило, что анализ некоторых окаменелостей не всегда указывает на последовательную эволюцию, «однако ход мыслей настолько убедителен для меня, что если факты не будут соответствовать теории, то, мне кажется, тем хуже для фактов». Да, с фактами у Чарльза было плоховато. Известный естествоиспытатель, создатель эмбриологии, вошедший в историю науки как первооткрыватель человеческой яйцеклетки Карл Максимович Бэр (1792–1876) говорил о теории Дарвина: «Вся эта гипотеза о преобразовании видов есть фантастическое произведение, не основанное ни на каком реальном наблюдении». Много позже известный православный духовный писатель иеромонах Серафим (Роуз), различавший эволюцию и онтогенетическое развитие, скажет: «Я совсем не отрицаю факта изменений и развития в природе. Да, взрослый человек развивается из эмбриона; да, огромное дерево вырастает из желудя; да, возникают новые разновидности или организмы, будь то “расы” человека или породы кошек, собак и фруктовых деревьев, но все это не эволюция: это только изменчивость в пределах определенной разновидности или вида».

Но Чарльз Дарвин не видит и не хочет видеть противоречий своей теории. Его больное воображение распространяется далее… на человека. В 1871 году он издает книгу «Происхождение человека и половой отбор», где обосновывает гипотезу происхождения человека от обезьяноподобного предка, а через год появляется книга «Выражение эмоций у человека и животных», в которой Дарвин пытается доказать родство человека и животного исходя из сходства движения лицевых мышц для выражения эмоций.

Жизнь без Бога

Дарвинизм постепенно занимает господствующее направление в науке и мировоззрении человечества. Археологи находят фрагменты костей ископаемых людей – по какой-нибудь лобовой кости или челюсти восстанавливается образ неандертальца или питекантропа. Дарвин и Геккель дают описание прародителя современного человека не на основе прямых данных, а на основе набора домыслов и смелых интерполяций. В груде камней археологи обнаруживают такие, которые считают первичными орудиями труда. Среди рождающихся человеческих уродцев эволюционисты выделяют тех, которые ближе напоминают обезьян, и эти признаки называют атавизмом, считая, что они подтверждают их теорию о происхождении человека. Идут еще дальше: из тех же данных выстраивают целиком новую историю человечества. Создается альтернативная Божественному Откровению история, с противоположными этическими нормами, с противоположными задачами, с противоположными итогами.

Создавая свою теорию, Дарвин не нуждался в Творце, он Его заменил собою. Так же, как в раю для падения человека змей призывал Еву вкусить то, что запретил ей Бог, чтобы расторгнуть связь между созданием и Создателем, так и здесь делалось то, чтобы вырвать из человеческих сердец память о Творце, отрезав человека от пути спасения. Чья рука здесь видна – понятно, и кто стал исполнителем этого замысла, тоже ясно.

Профессор Московской духовной академии Сергей Сергеевич Глаголев анализировал, кто может откликнуться на столь странную теорию: «Позволительно думать потому, что на сторону этого мрачного учения становятся только те, которые не достаточно его обняли и уразумели его и не достаточно вникли во все его подробности, и еще те, которые незнакомы совсем или знакомы неудовлетворительно с иным учением, Основатель которого призвал к Себе всех труждающихся и обремененных, Который открыл имя Отца Своего людям (Любовь) и Который сказал Своим последователям, что после того, как они будут иметь скорбь в этом мире, они получат в удел новое царство, новую землю, нарекутся сынами Божиими, будут жить жизнью бесконечною и блаженною».

Но почему же при очевидной надуманности теории Дарвина она имела и имеет такой успех? Ректор Московского университета профессор Александр Андреевич Тихомиров говорил, что учение Дарвина есть соблазн, «но главное несчастье нашего времени заключается в том, что успех этого соблазна был обеспечен не так его силою – перед учением Христа все Его враги по существу бессильны, – как готовностью идти на этот соблазн тех, кого на него толкали… Отвернувшаяся от Бога интеллигентная толпа в возвеличивании Дарвина… искала оправдания своим собственным вожделениям». Лукавый ум толкал человека на самообман, лишь бы оправдать свои греховные наклонности. Мы не будет предполагать, что теория Дарвина – это социальный заказ, допустим, унитариев, где она была сразу подхвачена. Но то, что она готовилась давно и ждала своего времени, что была уже готовая схема, которую нужно было лишь приукрасить, запудрить ее антихристианскую сущность да выбрать подходящего автора – это имело место.

Имя Дарвина приобрело такую популярность, какой не доставалось ни одному ученому. Став знаменитостью и богатым, воплотив свои детские мечты и удовлетворив свое желание кого-нибудь удивить, Чарльз Дарвин, несмотря на свое тяжелое заболевание, стал чрезвычайно обаятельным и гостеприимным – в общем, идеал западной цивилизации. К нему приезжали ученые со всего мира выразить свой восторг и признательность за реализованный им переворот в науке и мировоззрении. Из России повидаться с таким знаменитым ученым приезжал ботаник, профессор Московского университета К.А. Тимирязев, позже популяризировавший работы Дарвина в России. Ордена и награды, почетное членство в академиях и различных обществах… Трудно перечислить то, чего Дарвин был удостоен. А какие высокопарные фразы он слышал от своих почитателей! Но Господь сказал: «Кая бо польза человеку, аще мир весь приобрящет, душу же свою отщетит; или что даст человек измену за душу свою? Приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего со ангелы Своими; и тогда воздаст комуждо по деянием его» (Мф. 16: 26–27).

В конце 1881 года Дарвин почувствовал себя очень плохо, вскоре уже не мог выходить из дома, но продолжал заниматься наукой и еще 17 апреля 1882 следил за каким-то опытом. Он умер 19 апреля, на 74-м году жизни. Тело его было перенесено в Вестминстерское аббатство и погребено рядом с гробницей Ньютона.

Говорят, что Чарльз Дарвин не боялся смерти. Это не удивляет. Отбросив представление о загробном мире, не имея страха Божия, он подавал пример и другим безбожникам, как нужно встречать смерть. Это удел святых отцов, всю жизнь служивших Богу, задавать перед смертью вопрос: «А положили ли они начало пути ко спасению?». Для Чарльза Дарвина эти вопросы излишни, да и суд Божий, возможно, ему не страшен – «…не воскреснут нечестивии на суд, ниже грешницы в совет праведных» (Пс. 1: 5). Утверждения, что Чарльз Дарвин был верующим человеком, неправомочны. Некоторые фразы Дарвина, в которых он вспоминает Творца, скорее, свидетельства того, что Господь не оставлял его и благодать Божия иногда размягчала его окаменевшее сердце, но не более. Отдельные высказывания Дарвина о Библии столь саркастичны, что их неблагочестиво повторять. Несомненно, что ему в ходе отстаивания своей теории приходилось вновь обращаться к Библии, но он не смог уже вырваться из плена своих идей. «Вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным; ибо если оно таково, то незамысловатый текст [Евангелия] показывает, по-видимому, что люди неверующие – а в их число надо было бы включить моего отца, моего брата и почти всех моих лучших друзей – понесут вечное наказание, – напишет Дарвин и добавит: – Отвратительное учение!».

Не хочется заканчивать на таком дерзком признании Дарвина. Немного о смешном. Потребность видеть эволюцию во всем и везде доходила и до анекдотичных случаев. В 1883 году в Париже некто Renoo издал книгу, где серьезно утверждал, что человек и животные произошли от старых, гнилых пней. При этом он приводил схемы и рисунки, подтверждающие эту теорию. Археолог Буржуа, предоставивший огромное количество камней как орудия труда первобытного человека, и среди них некоторые совершенно непонятного применения, предположил, что эти камни первобытные дикари использовали для убиения паразитов на своем теле. А последователь Дарвина Джон Ромене утверждал, что в процессе эволюции крысы стали так разумны, что для воровства яиц используют такой способ: крыса берет яйцо в лапы и ложится на спину, чтобы его не разбить, а другая ее тащит за хвост. Уж фантазировать так фантазировать!

Ну, а что же с классификацией флоры и фауны? После Карла Линнея их предлагалась множество. Виды, роды, отряды и классы заменены теперь на таксоны. Но почему-то все время что-то мешает, а хотелось бы сделать таблицу, аналогичную таблице элементов Менделеева, с ее глубоким внутренним смыслом, постигнутым позже квантово-химическими расчетами. Может все дело в том, что неодарвинисты забыли или не знают: Менделеев, создавая свою таблицу, был с Богом, Бог через него открыл тайны мироздания. А у дарвинистов с кем союз?

Татьяна Пономарева

Православие.Ru

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924