Турист или паломник?1 min read

«Поездки по святым местам», «Купание в целебных источниках», «В гости к прозорливому старцу» — увидеть подобные объявления можно в автобусах, маршрутках, на столбах и даже на заборах. И люди едут, искренне считая, что отправляются в паломничество, и только по дороге понимают, что едут-то они туда, куда хотели, но каким-то другим путем. Или до конца пребывают в уверенности, что совершают богоугодное и душеполезное дело, и что именно таким и бывает настоящее паломничество. В одну из таких коммерческих поездок отправилась корреспондент «Православной веры».

Фото Д. Каменщикова

Фото Д. Каменщикова

Мы отъезжаем в Дивеево поздно вечером. К автобусу народ приходит, нагруженный сумками и пустыми бутылками для святой воды — литровыми, пятилитровыми и даже канистрами, несмотря на то что «на одно посадочное место» разрешается брать тару на строго определенное количество литров. До поездки нам продиктовали список того, что нужно взять и сделать обязательно. В нем, кроме личных вещей, значатся также пустая баночка для масла (обязательно — без штрих-кода на обертке!) и мешочек для земельки. Еще почему-то непременно надо взять с собой два килограмма муки (объясняется, что их нужно оставить в монастыре). Но главное — написать записки. Не те, что за здравие и за упокой, а особые — с тремя сердечными просьбами — в двух экземплярах. Их предлагается оставлять на монастырских погостах.

Сверив списки и собрав с граждан, набившихся в автобус, деньги, руководитель группы объявляет программу пребывания в святых местах:

— Работы у вас много. Нужно успеть дважды пройти по канавке Пресвятой Богородицы, набрать земельки, взять сухариков, маслица, искупаться в четырех источниках и пройти три храма с мощами. Если будут звать на послушания — почистить лук или картошку — не отказывайтесь. В монастырях так положено.

В общем — «всё включено». И даже забронированы места в монастырской гостинице.

— А можно пойти на монастырскую службу?

— По желанию.

* * *

По дороге, в которую мы отправляемся не от храма (соответственно — без молебна и благословения священника), руководитель группы рассказывает нам о преподобном Серафиме Саровском, сообщая особо недоверчивым, что он — не вымышленное лицо, а реальный исторический персонаж. В конце нехитрого рассказа следует заверение:

— А как вы думаете? Бог есть!

Успокоенные этим, засыпаем до утра. В обитель приезжаем затемно.

* * *

Преподобный словно ждал нас — перед нами открываются ворота Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря, и мы сразу идем к Троицкому храму. Но наша группа устремляется мимо очереди тех, кто пришел поклониться мощам батюшки Серафима,— на канавку.

По канавке люди идут медленно — руководитель группы наказывает здесь, помолившись, загадать три желания и в конце набрать земельки — ее можно хранить над дверью или под кроватью, как оберег, или, размешав с водой, пить. Кто-то проползает канавку на коленях, кто-то идет, разговаривая по сотовому телефону, кто-то фотографируется на фоне мраморного креста…

Пройдя канавку, люди из нашей группы возвращаются к храму, встают в очередь к раке с мощами святого Серафима Саровского. На раннюю литургию, после которой начинается молебен с акафистом преподобному, никто не остается — до отъезда, который назначен на полдень, нужно многое успеть. И наши носятся по монастырю, словно с «бегунком», обмениваясь при встрече «успехами»:

— Вы на источниках уже были? Ну и как водичка?

— А вы сухариков уже взяли?

— А за маслом такая очередь!

— Ой, мы столько всего успели, и всего за один день! К стольким мощам приложились — я даже не помню, каких святых!

— Какая благодать!!!

— А курить здесь можно?

Фото Д. Каменщикова

Фото Д. Каменщикова

Нашей группе еще повезло: нам предоставлена относительная свобода передвижения. Других по монастырю водят группами бодрые тетки-экскурсоводы. Они показывают, где на коре дерева отпечатался лик Богородицы, и куда лучше на могилках Мотовилова и других, упокоившихся в обители, класть записочки. Паломники — в основном это женщины — кто в чем: кто в резиновых сланцах на босу ногу, кто в шерстяных носках по колено, кто в махровых халатах. На большинстве страшного вида юбки надеты прямо поверх брюк, на одной вместо юбки — обычное полотенце, на другой — поверх джинсов пляжное парео с дельфинами.

* * *

Наша группа отправляется на источник. На него почему-то отведено почти три часа, хотя для того чтобы искупаться и набрать воды, достаточно и получаса. Секрет притягательности этого места раскрылся, когда из стоящих неподалеку ларьков потянуло запахом жареного мяса. Искупавшись в святом источнике, народ отправляется туда, чтобы согреться, поесть шашлыка, выпить сто грамм на дорожку. Тут же идет бойкая торговля пластиковыми бутылками, ночными рубашками, сувенирами. Рядом с иконами святых на прилавках лежат семейные обереги с надписью «Счастье в дом».

— Почему идешь на источник без бутылки? Вода здесь — самая сильная! — увещевает меня руководитель группы.— Ты же знаешь, что вода — живой организм. Посиди рядом с источником, передай ему свои мысли; тогда всё, что загадала на канавке,— сбудется.

Вот так — думала, что еду в гости к преподобному Серафиму Саровскому, а попала к Деду Морозу или к золотой рыбке. Наконец, возвращаемся в гостиницу. Люди просто падают от усталости — поэтому на вечернюю службу в монастырь через все Дивеево идут единицы самых стойких.

Ранним утром отъезжаем в Рождество-Богородичный Санаксарский мужской монастырь. Здесь тоже нужно искупаться на источнике, положить записку с желанием на могилку старца Иеронима (бывшего духовником обители), набрать новую порцию земельки. На монастырскую службу опять не идем — руководитель группы отправляет нас на «послушания» (за исключением тех, кто собирается причащаться,— в нашем автобусе к Причастию готовилась только одна бабушка).

* * *

Трудник Костя, живущий при монастыре, дает нам наряд по кухне. В темной подсобке избавляем плохо почищенную предыдущими «послушниками» картошку от глазков, выбираем кости из вареной рыбы. Костя рассказывает о старце Иерониме. Из динамиков доносится красивое пение — в храме идет служба. Во время чтения Евангелия и пения Херувимской Костя замирает возле икон, «послушники» продолжают разговаривать о том о сем.

К концу службы Костя выпускает нас из сырого подвала — «ко кресту». Но народ в храм не торопится.

— Выпечку караульте! — советует руководитель группы.— Выбирайте: служба или выпечка!

Народ тянется к ларьку на выходе, куда привезли вкусный монастырский хлеб с маком и орехами.

— Даем строго по два батона в одни руки! — устало повторяет продавец в ларьке.

— А мне нужно четырнадцать! — требует одна из паломниц.

Служба закончилась, нас приглашают на монастырскую трапезу. После Дивеево Санаксары удивляют не только тишиной («особой аурой», как сообщает руководитель группы), но и щедростью угощения. Первое, второе, заливное, салаты, фрукты — довольные паломники, без молитвы, рассаживаются за столами и так же, не помолившись, после трапезы встают и уходят в автобусы.

— Хорошо бы приехать потрудиться в мужской монастырь! — вздыхает одна из паломниц.

По просьбе руководителя нашей группы перед отъездом один из насельников монастыря тихим голосом рассказывает нам историю обители. На середине его повествования большая часть слушаетелей засыпает.

* * *

После Санаксарского монастыря руководитель группы везет нас еще в один монастырь, где живет «старец», который лечит страждущих топориком преподобного Серафима Саровского, а на Крещение освящает снег. Но обещанная встреча со «старцем» не состоялась — он был болен и никого не принимал.

Фото Д. Каменщикова

Фото Д. Каменщикова

Оставив в монастыре муку, наша группа отказывается от экскурсии по обители и устремляется на источники. Их тут три, и за полчаса надо успеть искупаться в каждом.

— Какой из источников самый теплый?

— Этот — от глаз? А где от ног?

— Зачем вытираешься полотенцем? Святая вода — это лекарство!

— Нельзя после Причастия купаться! Силу теряешь!

— Причастие — для души, вода — для костей.

Накупавшись, садимся в автобус.

— Ну что, всё сделали, что хотели? Всё набрали? То, что я вам обещала, вы всё получили? — допрашивает нас на обратной дороге руководитель группы.— Ко мне претензий нет? Поедете еще?

— Поедем,— раздаются бодрые голоса.

На поручнях сушатся мокрые полотенца, по полу катаются пластиковые бутылки со святой водой…

Ольга Новикова
Газета «Православная вера» № 18 (398) за 2009 г.

Православие и современность

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 3,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924

Свежие записи