Преподобный Елисей Лавришевский1 min read

Сегодня мы чтим память преподобного Елисея, игумена Лавришевского (Белорусского святого).

Рис. М. Г. Попова

Рис. М. Г. Попова

Одной из наиболее загадочных личностей Белорусского Патерика является основатель Лавришевского монастыря Елисей, живший в первой половине XIII века. Трудность выяснения личности этого святого состоит в том, что сведения о нём дошли до нас только «из вторых рук». Достаточно серьезная проблема, возникающая при этом, состоит в попытках исследователей отождествить с Елисеем различных более известных исторических деятелей — Литовского князя Войшелка, согласно одним источникам, либо Ролмунта — Лаврентия, согласно другим, на основании совпадения отдельных эпизодов их биографий. Некоторые из них стали связывать личности Елисея и Войшелка — Ролмунта —  Лаврентия, что приводило и приводит к обидной исторической и агиографической путанице. Попытаемся, выяснить, есть ли основания для подобного отождествления, но сперва сделаем краткий обзор сведений об упомянутых лицах и сопоставим эти сообщения.

Архимандрит Николай в «Историко — статистическом описании Минской епархии» (СПб. 1864. С. 129. 131) сообщает, что под   Новогрудком, «в   том   месте,   где   ныне  Лавришевская приходская Успенская церковь» существовал мужской монастырь, основанный около 1225 года неким Елисеем. Также есть сведения о том, что А.Коялович имел жизнеописание этого святого на славянском языке. Согласно этому повествованию, Елисей был сыном князя Тройната, занимал высокую должность при дворе Великого князя Миндовга. Но, став христианином, невзлюбил суету будничной жизни, оставил придворную службу и удалился в пустыню, где его нашел некий православный монах, вместе с которым Елисей и основал монастырь — лавру. Среди братии этой обители был и князь Войшелк, живший, впрочем, в особом месте. Елисей был убит своим питомцем, юношей — слугою в ночь на 23 октября, около 1250 года, согласно утверждению Е.Голубинского (Цит. соч. С.217). Вот, собственно, и всё, что известно о жизненной стезе преподобного Елисея Лавришевского.

О Литовском князе Войшелке сообщают авторы Ипатьевской летописи, «Степенной Книги», Хроники Литовской и Жемойтской и Хроники Быховца. Наиболее объективные сведения содержатся в Ипатьевской летописи, тогда как повествование в «Степенной» отличается явным стремлением к агиографизации, а составители белорусско — литовских хроник не только часто основывают свою историографию на совершенно легендарном материале, но и с очевидной пристрастностью относятся к этому персонажу, идеализируя и героизируя его образ.

Согласно Ипатьевской версии, с которой в основных чертах совпадает сообщение «Степенной Книги», Войшелк — язычник, сын князя Миндовга, «начал проливать крови много, убивая ежедневно по три, по четыре (человека — A.M.), и в который день не убьет кого — печалился тогда, а если убьет кого, тогда веселился». Когда же «вошел страх Божий в сердце его, решил у себя принять святое крещение и крестился в Новом Городке» против воли своего отца, а после, «желая принять монашеский чин», он постригся «в Полонине» в монастыре игумена Григория, «человека святого, как никто прежде него, и после его никого не будет». Спустя три года проживания в этой обители Войшелк отправился на Афон — «в Святую Гору», но не дошел по причине «мятежа, который был тогда в тех землях», и возвратился в Новогрудок, где и «учинил себе монастырь на реке на Немне между Литвою и Новым Городком».

Когда Псковский князь Довмонт убил Миндовга вместе с двумя его сыновьями, продолжает летописец, Войшелк бежал в Пинск и, собрав военную силу, в 1264 году разбил Довмонтовы полки, причем в одной из стычек был убит и сам Довмонт. Войшелк отрекся от княжения в пользу своего зятя Шварна и удалился «к Угровску в монастырь к святому Данилью». В повествовании упоминается, что к этому времени — 1268 году — вышеупомянутый игумен Григорий был еще жив.

В Страстную седмицу Войшелк был приглашен на празднование Пасхи князем Васильком вместе с братом Шварна Львом. Войшелк, опасаясь этого Льва, сперва пытался отказаться от приглашения, но, поверив ручательству Василька, наконец согласился. Во время же пасхального пира «Василько, упившись, уехал домой спать, а Войшелк поехал к монастырю, в котором остановился. А потом Лев приехал к нему в монастырь и начал говорить Войшелку: куме, напьемся! И начали пить. Диавол же, испокон не хотящий добра человеческому роду, вложил в сердце Льву убить Войшелка из зависти, что он отдал землю Литовскую брату его Шварну. И учинив убийство, погреб тело его, положив в церкви святого Михаила Великого» (ПСРЛ. Т.2. С.858-868).

В пролитовских же хрониках, имеющих легендарно — компилятивный характер и составленных значительно позже, в половине XVI века, дается несколько иная версия событий. Во-первых, хронисты ничего дурного не говорят о языческом прошлом основателя Лавришевского монастыря, который является уже не Войшелком, а Ролмунтом (Рымонтом), получившим в иночестве имя Лаврентия (Лавраша): «Тройден имел дочь из рода князей мазовецких, — сообщается в Хронике Быховца, — и имел от нее сына, названного Рымонтом. И когда сын его Рымонт достиг совершеннолетия, отец его Тройден отдал его в науку языка русского ко Льву Мстиславичу, основавшему город во имя свое Львов. И понравилась ему вера христианская, и окрестившись, понял, что мир сей ничего не значит, и оставив мирское, постригся в чернецы, и назван был Лаврентием. И пребывая в чернецах, пришел к дяде своему Наримонту и просил его, чтобы дал ему в Новгородском уезде место в пуще у реки Немана для постройки своего монастыря. И поставил сперва церковь Святого Воскресения, (и при ней основал — A.M.) монастырь, называемый с тех пор Лаврашев. И пребвал в монастыре дяди — великого князя Наримонта, и умер…» (Хроника Литовская и Жмойтская. ПСРЛ. Т.32. С.135-136).

Как видим, автор этого сказания утверждает, что название Лаврашева  («Лаврентийского» в тексте Хроники Литовской и Жемойтской) монастыря происходит от имени его основателя Лавраша (Лаврентия); подобная этимология топонимов чрезвычайно характерна для этих сочинений, как характерно и весьма свободное отношение к текстам — протографам, на основе которых их составители возводили здание своих летописных компиляций. В белорусско — литовских хрониках отмечается, что Рымонт — Лавраш основал монастырь при Воскресенской церкви (в сказании о Елисее упоминается Успенский храм), весьма подробно повествуется, как после поражения Довмонта на сейме в Кернове Ролмунт передал власть Витеню, после чего вновь ушёл в свой монастырь «и там благочестиво жизнь свою закончил» (ПСРЛ. Т.32. С.34), причем об убийстве его не говорится ни слова. Согласно версии Литовской хроники, Ролмонт — Лаврентий умер в 1309 году, но хронологическим сообщениям её составителя никак нельзя доверять. Автор Хроники Быховца, в подлинности которой можно усомниться, упоминает князя Льва Мстиславича лишь в одном, отличном от сообщения русского летописца, контексте: у него учился мудрости юный князь Рымонт. Итак, мы имеем теперь уже три не совпадающие между собою и на первый взгляд даже взаимоисключающие версии жизни основателя Лавришевского монастыря. Однако две из них — представленную житием Елисея в пересказе А.Кояловича и версию составителя Ипатьевской летописи, с которой в основном совпадает рассказ в «Книге Степенной», можно без особых трудностей и натяжек согласовать между собой, а на этой основе сделать попытку истолкования версии белорусско — литовских летописцев и восстановления возможного течения событий жизни преподобного Елисея.

Приблизительно около 1225 года Елисей с неким монахом, имя которого было, возможно, Григорий, основал монастырь при церкви Святого Успения, где спустя длительное время постригся. Здесь же три года пребывал князь Войшелк. После неудачной попытки добраться до Афона Войшелк основал собственный монастырь, а после отмщения Довмонту удалился в иную обитель в 1268 году — намного позже смерти Елисея, но еще при жизни его духовного друга Григория. Не исключено, что этот Елисей действительно был выходцем из княжеского рода и возможно, его языческое имя было Ролмунт или Рымонт. Наименование же Лавришевского он получил либо по той причине, что местность, избранная для монастыря, имела аналогичное название, либо потому, что он основал лавру. Это тем более вероятно, что монастыри не назывались по имени их основателей, и лишь значительно позже имя основателя могло присоединиться к названию обители: Спасо — Евфросиниевский монастырь, Троице — Сергиева Лавра. Вряд ли монастырь был назван во имя святого Лаврентия, ибо, судя по названию Успенской церкви, обитель святого Елисея носила, подобно многим мужским монастырям, имя Пресвятой Богородицы.

Принимая во внимание компилятивный характер «Хроники Великого княжества Литовского и Жемойтского» и «Хроники Быховца», можно попытаться разрешить проблему о возникновении этой третьей версии. Вероятно, что в древнем сказании о Елисее Лавришевском повествовалось также и о судьбе его (либо его соратника Григория) ученика Войшелка, а придворный хронист, смешав воедино сведения о Елисее и Войшелке и, возможно, и еще кого-либо, создал совершенно фантастическую биографию Ролмунта — Лаврентия (Рымонта — Лавраша).

По кончине святого Елисея мощи этого преподобного отца были прославлены чудотворениями. Еще в древнем агиографическом сказании говорилось о некоем бесноватом, исцеленном после того, как он случайно притронулся к останкам Лавришевского чудотворца.

Около 1505 года, когда татары, опустошившие окрестности Новогрудка, приблизились к Лавришевской обители, Господь вновь явил чудо через Своего угодника: татарским всадникам показалось, что монастырский двор заполнен отборной конницей, и они в ужасе бросились бежать.

Это чудо и послужило, вероятно, основанием для канонизации преподобного Елисея митрополитом Иосифом Солтаном на Виленском соборе 1514 года. Мощи святого, почивавшие ранее открыто, во время одной из многочисленных в истории нашего многострадального края войн были сокрыты в землю и после того, как сама Лавришевская обитель была сожжена, уже не найдены.

Тропарь Елисею Лавришевскому и свт. Лаврентию, затворнику Печерскому, еп. Туровскому, в Ближних пещерах, глас 3:

Преподобие отче наш Елисее, / с Лаврентием чудным подвизался еси, учителю своему подражая, / земную славу и честь стопам Христа повергли есте, / темже Господь увенча вас / нетленным венцем славы Своея.

Из книги А. А. Мельникова

«Путь непечален, исторические свидетельства о святости Белой Руси»

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

2 комментария на “Преподобный Елисей Лавришевский1 min read

  • Евгения Георгиевна Домонтович:

    Спасибо за статью.
    У меня иная версия.
    Загляните на мою страничку.
    С уважением Евгения Георгиевна.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924