Слово о происхождении смерти. Святитель Иннокентий Херсонский1 min read

Иннокентий ХерсонскийОткуда смерть в людях? Вопрос чрезвычайно важный не только по предмету своему, какова смерть, но и по своим последствиям в отношении ко всей нашей жизни. Ибо, если я умираю потому, что такова именно была всегда и есть природа человеческая, то мне, оставив всякую дальнейшую заботу о состоянии по смерти, остается токмо покориться необходимости и заплатить дань природе. А если, напротив, смерть не есть следствие непреложного устройства моей природы, а действие какой-либо особенной причины, испортившей мою природу, то мне нельзя не подумать прилежно о том, нет ли средства если не уклониться от смерти, то, по крайней мере, переиначить ее свойство для меня, защитить себя от ее разрушительных последствий, обезвредить себя, так сказать, от ее ядотворной силы.

Имея в виду это, спросим еще: откуда смерть в людях?

Два противоположных ответа имеем мы под руками на сей важный, как мы видели, вопрос. В одном ответе утверждается, что смерть есть следствие самой природы нашей, именно бренности нашего телесного состава. В другом ответе утверждается, что смерть не есть принадлежность нашей природы, а как зло случайное, вторгшееся в природу нашу чрез грех и преступление закона Божия.

Кто утверждает первое, что смерть нам естественна и неизбежна по самой нашей природе?

Так утверждал весь мир языческий со всеми его мудрецами и философами, до явления в мир христианства. Так, сверх ожидания, утверждали и утверждают некоторые и из самых христиан. Это, сами не думая о том, некоторым образом подтверждаем мы сами, когда, желая сказать, что такой-то умер, говорим вместо того, что такой-то заплатил долг или дань природе — выражение языческое, перешедшее, к сожалению, и в христианство.

Кто учит, что смерть не есть дань природе, а греху, что она в нашу бессмертную природу вторглась случайно — посредством отпадения нашего от Источника жизни — Бога, чрез нарушение Его животворной заповеди?

Этому постоянно учит слово Божие; — это внушали все пророки и все апостолы; это самое провозвещал Спаситель наш, и за Ним то же всегда принималось и ныне приемлется Церковью Христовою.

Вопрошать, какое из сих двух учений истинное, значило бы оскорблять достоинство христианской веры и чувство каждого истинного христианина.

Но, поелику, как мы видели, были и есть в самом христианстве люди, кои, последуя язычникам, думают, что смерть есть следствие самой природы нашей, поелику св. Церковь в день Православия находит нужным торжественно поражать отлучением сие заблуждение, то мы сделаем не чуждое нашей обязанности дело, если, в ограждение слабости, покажем нелепость сего заблуждения.

В чем состоит оно и на что опирается?

На то, что смерть есть явление всеобщее и всегдашнее: так было и от века, что природа наша, то есть состав телесный, так бренен и ломок, что по времени непременно ветшает, и трудно представить, как бы с этим нынешним телом мы могли жить вечно.

Все это совершенная правда: но кто же и утверждает, что нам принадлежало бессмертие с этим — смертным — телом? Слово Божие, приписывающее нашей природе бессмертие, яснее всех мудрецов видит бренность нынешнего нашего тела и неспособность его к тому; почему и называет прямо телом смерти. Если потому усвояется в нем бессмертие, то не нынешней нашей, падшей и греховной, природе, а первобытной, какою она, вышед из рук творческих, была в состоянии невинности. Тогда было совсем другое не только с нашею душою и телом, но и со всеми вещами в мире.

Нам трудно теперь представить это первобытное состояние нашего бессмертия, потому что мы не видали его и не видим теперь ничего подобного ни в себе, ни в других. Но это — не причина отвергать его существование, когда есть крайне важные причины предполагать и допустить его.

Какие это причины? 

Во-первых, голос самой природы нашей, которая среди великих несчастий отвращается от смерти как от совершенно ей противного.

Как бы ты ни был и как бы ни затмевали в твоем уме ложные мнения и мудрствования здравое понятие о вещах, — стань у гроба, например, юноши, который вчера еще был полон жизнию и крепостию, а теперь лежит пред тобою бездыханен и обезображен смертью. Посмотри в лицо умершего и скажи, можешь ли ты утверждать, не запинаясь, чтобы это ужасное явление было делом природы? Дело природы? Отчего же при сем содрогается вся собственная твоя природа, сжимается сердце, цепенеет чувство, мятется ум, не знают, что сказать, уста? Если это природа, то я не знаю, как назвать ее, в каком враждебном отношении представить к бедному роду человеческому, чем изъяснить ее свирепость над нами? В таком случае одно изъяснение: принять, что над всем миром, в том числе и над людьми, господствует какое-либо темное и злое начало, которое увеселяется разрушением, услаждается слезами и мучением своих тварей.

А в мире, а над нами, как показывает все другое,- владычествует Промысл Божий. Ты сам признаешь это. Если признаешь воистину и имеешь правильное понятие о Боге и Его совершенствах, то суди сам: могла ли смерть произойти от Бога и быть делом рук Его? — Это все равно, как если бы свет произвел из себя тьму, сладость источила горечь. И почему бы так было? Разве у Всемогущего могло недоставать средств, чтобы, создав человека, не отдавать его в жертву смерти? И для чего бы так было? Кто отдается на смерть по суду человеческому? Самые тяжкие преступники. Где же было бы правосудие Божественное, если бы смерть была уделом человека невинного, каковым он вышел из рук творческих?

И пусть бы смерть не сопровождалась по крайней мере страданиями! Но посмотрите на большую часть умирающих: это ли дело природы и рук Божиих? Нет, или смерть неестественна человеку и есть, как учит св. Писание, следствие не природы и Творца, а плод повреждения и греха, — или Творец не благ и не правосуден.

Посему те, кои легкомысленно думают, что смерть есть не что иное, как дань природе, должны вместе с тем уже иначе думать о Боге и Его совершенствах, или, точнее сказать, отвергать большую часть сих совершенств, как, к сожалению, и бывает со многими из них! Мы же возьмем из сего нашего собеседования тот урок, чтобы не употреблять легкомысленно языческого выражения о смерти, что она есть дань природе; нет, эта дань не природе, а греху, или, пожалуй, и природе, но не первобытной, чистой и невинной, какою вышла она из рук Божиих, а природе падшей, какою сделал ее грех и диавол.

Аминь.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924