Люди утратили мир. Георгий Фечору1 min read

ЛЮДИ УТРАТИЛИ МИРВместе с привычкой приходит забвение. Привыкаешь к неприятной обстановке и уже не чувствуешь ее. Или же привыкаешь к хорошим условиям, и они кажутся тебе необходимыми.

У привычки есть плюсы, потому что она позволяет нам забыть о пустяках, не обращать на них внимания, но есть у нее и большой минус: она может довести до того, что ты забываешь о себе, не обращая внимания на то, что необходимо для жизни, для нашего ума и души.

Например, на мир. Если спросить у людей, мир ли сейчас, они ответят, что не слышали, чтобы начиналась война. «Сейчас благополучие, а это признак мира», – скажут они как в телевизоре. Но это только видимость, это ложь, которую мы слышали где-то, слышали везде – и привыкли к ней, потому что она пришлась нам по душе. Она не представляет нас как находящихся в кризисе, хотя, между нами говоря, именно эта благая обеспокоенность и могла бы вывести нас из кризиса, до которого довела нас эта самая ложь.

Однако в действительности дело обстоит совершенно по-другому. Тревога, беспокойство красной нитью, током высокого напряжения проходит через весь мир. То есть теперь мира меньше, чем когда бы то ни было за всю историю мира. Но имеет место удивительное явление: чем больше шума, чем больше растет тревога, тем меньше люди отдают себе отчет в том, насколько помутились воды их ума и души! Богословы об этом не говорят – но у кого сейчас есть время на то, чтобы слушать богословов, тем более что и они сами пропитаны той же атмосферой так, что даже и не чувствуют ее?!

Анри Лефевр* изобличает одного из самых больших современных похитителей мира. Он известен под общим названием «культура потребления». Он в тесном контакте сотрудничает с рекламой, сферой развлечений, почти со всем тем, что называется коммуникацией и модой. Чем больше у тебя желаний, подчеркивает французский социолог, тем меньшая их часть может быть исполнена, и тем больше ты чувствуешь себя ущемленным и несчастным.

Но не подумайте, что речь идет об обычном беспокойстве по поводу неудовлетворенных потребностей. Лефевр утверждает, что сейчас зарождается настоящий террор, способный довести некоторых людей до настоящих психических болезней. Впрочем, и в нашей стране, в Яссах, психиатры зафиксировали появление нового синдрома психической болезни, особенно среди молодых женщин, которые не в силах позволить себе того, чего хотят…

Тех, кто не может потреблять, терроризирует чувство неполноценности и осознание себя неудачником, а те, кто потребляет, на другом конце спектра сталкиваются с проблемой (а в некоторых случаях даже с ужасом) выбора, который они вынуждены делать на каждом шагу, – тревога, вызванная неуверенностью в том, что сделанный выбор окажется хорошим.

Реклама, вне всякого сомнения, подогревает состояние войны, и этот факт выдает даже язык, на котором о ней говорят. Почему она называется рекламной кампанией, почему разрабатываются рекламные стратегии, почему устанавливаются цели, если не для того, чтобы выиграть войну, которую кто-то ведет с потребителями – со всем населением мира?

Побочным эффектом рекламной войны, более сильным, чем изначальный вред от нее, является стресс по причине невыплаченных денег, взятых в рассрочку. Вначале он невелик, когда ты едва только сделал покупку и тешишь себя удовольствием обладать желанной мебелью, машиной или плазменным экраном в гостиной, однако долги растут – да плюс ко всему еще и начинается кризис! Так что бедные люди однажды оказываются перед тем фактом, что им придется работать всю свою оставшуюся жизнь, – это самое меньшее, если не две жизни или три! – чтобы выплатить те долги, в которые они влезли за несколько лет. Где-то произошла ошибка, но у кого теперь есть время выяснять это, когда взносы нужно уплачивать – а если нет, придут и отнимут жилье!

Я знаю людей, которые совсем лишились душевного мира. По природе это веселые люди, оптимисты, но, несмотря на это, им становится всё тяжелее улыбаться и всей душой радоваться жизни. «Что толку от всего, что мы насобирали, когда мы лишились покоя? Как жаль, что мы поняли это так поздно», – это для тех, кто понял.

И наконец, самая большая беда не в этом огромном долге перед банком, а в потере веры, вследствие чего человек чувствует себя одиноким и находящимся в безвыходном положении. Это хуже, чем в самых кровопролитных войнах прошлого, когда люди надеялись даже в самых невозможных ситуациях – ведь жизнь и смерть находятся в руке Божией…

Все кажется красивым на экране телевизора и в модных журналах; средства массовой информации вообще стараются убедить нас, что мы живем в лучшем из возможных миров, – и это прежде всего потому, что у нас имеется столько способов прекрасно провести время. Но сам телевизор, согласно аналитикам-политологам и социологам, как раз и есть самый крупный террорист за всю историю мира. Дж. Гербнер, А. Бергер и многие другие констатируют, что пропорционально насилию, показанному по телевизору, – выдуманному или реальному, взятому из новостных программ, – растет чувство небезопасности, неуверенности в других людях, страх и ужас. Старикам страшно выйти из дома, а у детей регистрируются психические состояния, близкие к посттравматическому синдрому.

Средства массовой информации вообще подогревают состояние паники, чрезвычайной ситуации. В новостных программах всегда присутствует тон «апокалипсиса». Нельзя не начать волноваться, как только заслышишь речь на фоне тревожной музыки, даже если говорят о чем-то обычном, – не говоря уже о случае с «криминальными новостями», когда излагаются самые отвратительные преступления…

Не подумайте, однако, что люди бегут от волнения подобного рода. Парадоксальным образом они привыкают к волнению и уже не могут без него. Оно действует как наркотик, по принципу «порок вызывает зависимость». Механизм прост. Развлечения – в частности телевизор, музыка и все то, что сильно возбуждает чувства, – выводит людей из себя, паркует их где-то на периферии их существа, где им и дела нет до того, что у них есть душа, есть глубина, внутренний голос, совесть. В это время, пока нас нет дома, внутри у нас нарастает хаос и безумие. Потому что всё, в тревоге пережитое нами где-то среди людей, все совершённые грехи отражаются внутри нашей души – осознаём мы это или нет. Так что когда мы возвращаемся домой и наступают минуты покоя и одиночества, мы сталкиваемся лицом к лицу с колоссальной внутренней борьбой: неудовлетворенные желания – фрустрации, страхи, тревоги и волнения.

Внутри нас уже водворился дух мiра сего. Где же выход? В возвращении во внешний мiр, в шум площадей, стадионов, дискотек или хотя бы в шум и сильные впечатления телевизора – который зачастую не выключается, пока не уснешь, и включается спозаранку тут же, как только проснешься.

Но, как и в случае с наркотиками, этот путь не может привести никуда, кроме как к скатыванию вниз. По причине постоянного снижения чувствительности к стимулам – своего рода адаптации мозга к переживанию острых ощущений – возникает потребность во все более сильных чувствах, что и объясняет скатывание в телевизионное насилие, доведенное до крайности, а также во всё большее потребление порнографии. Так появляются новые причины для волнения. Насилие порождает гнев и насилие. Порнография требует удовлетворения, то есть блуда, новых партнеров, – так возникают конфликты с совестью и тысячи других мотивов, приводящие людей к тревоге и отчаянию.

По сути дела, отсутствие мира в душе – это цена, заплаченная за культуру потребления, за проведение времени перед телевизором, моду, развлечения вообще. Этого вам кажется мало? Тревога проникла в мiр и держит в своих руках человечество больше, чем в периоды войн. Но как раз это и служит признаком того, что мы находимся в состоянии войны. Мы вовлечены в парадоксальную войну, в которой нас взяли в союзники для того, чтобы мы воевали против самих себя, против Бога. Ибо все описанное до сих пор – это не что иное, как проявления краха, к которому пришло человечество, выбравшее жизнь без Христа. Мiр, который положился на Дарвина, дошел до того, что стал жить хуже, чем обезьяны, которым тот поклонялся. Без Христа люди никак не могут снова обрести душевный мир, дарованный им Богом при рождении. Ни песни уже не будут исходить из глубины души, как когда-то пели их крестьяне в поле, ни утренние рассветы уже не будут такими ясными, ни вечера такими безмятежными и навевающими покой…

Для многих эти слова бессмысленны. Им трудно принять тот факт, что они живут во лжи настолько тревожной жизни, что некоторым образом ад уже начался здесь. Одни ищут материального выхода из долгов: «Разве Христос может выплатить мои долги?», – думают они недоверчиво. Другие обманывают себя, пытаясь доставить себе еще немного телесного удовольствия. «Все равно умирать», – говорят они себе, чувствуя дыхание смерти всё ближе, но не сознавая страшных последствий этого до самых последних минут.

Таков общий знаменатель современного мира – тревога и беспокойство. Вся культура развлечений создана специально для того, чтобы скрыть это положение дел, которое она, впрочем, обостряет и делает хроническим вплоть до самых тяжелых последствий.

На другом полюсе, однако, нас ждет Христос. Он, распявшийся за весь мир, даже за тех, кто сегодня не желает знать о Нем или, самое большее, смотрит на Него как на религиозное подспорье для достижения материальных успехов в жизни сей… Христос приходит, чтобы предложить нам мир Свой, — и это кажется не очень ценным на фоне бесконечных предложений современного мiра. Но кто вкусил мир Христов, тот спокойно спит ночью, тот радуется каждому восходу солнца, улыбке ребенка, каждому цветку. Сама жизнь становится для него песней, и каждый день — праздником.

Да. Даже если у нас есть долги в банках, которых не выплатить иначе, кроме как за десять человеческих жизней, даже если мы погрязли в грехах, одно упоминание о которых для человека невыносимо, даже если мы потеряли всякое самоуважение, благодать Святого Духа может внести в наши души мир Христов, – если мы до этого примирились с Ним, открыв Ему все наши грехи, – и Он возьмет на Себя их бремя.

Нас жестоко обманули. Имя счастья – не «развлечение», а «внутренний мир». Кто познал его, тот не насытится им никогда, он утоляет им и жажду, и голод, желание нового и потребность в утешении. Прошу вас, вкусите этот мир Божественный, который дают чистая исповедь и причащение Тела и Крови Христовых, мир, который дает молитва непрекращающаяся, когда ум очищается и просветляется…

Мiр, мiр не может сделать нас счастливыми, хотя и обещает нам это. А Бог не разочаровал еще никого, никогда, — прошу вас, поверьте в это и передайте другим. И это – пока еще не поздно для вас, для каждого из нас, пока еще не обрушились на нас другие войны, когда мы не будем чуять и сердца в груди от волнения, а о мире люди и говорить уже перестанут, забыв даже и вкус его. До этих пор – много ли, мало ли, не знаю – но у нас есть еще время обрести мир в душе, самое важное дело в этом мiре, мир, который подает нам Христос – Сам, Своим присутствием, внося его в наше сердце.

Георгий Фечору
Familia Ortodoxă. 2011. № 20

Анри Лефевр (1901–1991) — французский философ и социолог, неомарксист.
ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924