Нам доверено Отечество. Митрополит Иоанн (Снычев)1 min read

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев)ПРЕДЛАГАЕМАЯ ЧИТАТЕЛЯМ СТАТЬЯ НАПИСАНА В ПРЕДДВЕРИИ ВЕЛИКОГО ПОСТА. ДЛЯ ХРИСТИАНИНА ЭТО ВРЕМЯ ПОКАЯНИЯ И УГЛУБЛЕННОГО САМОИСПЫТАНИЯ, ВРЕМЯ НАПРЯЖЕННОГО МОЛИТВЕННОГО РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПУТЯХ ОЧИЩЕНИЯ СЕРДЦА И УМИРОТВОРЕНИЯ ДУШИ, О ПРИЧИНАХ СВОИХ ПАДЕНИЙ И СПОСОБАХ ИСПРАВЛЕНИЯ. 

МИР УСТРОЕН ТАК, ЧТО ПОДОБНЫЕ ВОПРОСЫ РАВНО СУЩЕСТВЕННЫ И СУДЬБОНОСНЫ КАК В ЖИЗНИ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, ТАК И В НАРОДНОМ, СОБОРНОМ БЫТИИ. И В НЕМ НЕ БУДЕТ СТРОЯ И ЛАДА, ЕСЛИ МОЛЧИТ СОВЕСТЬ, ЕСЛИ НЕТ СОЗНАНИЯ СОГРЕШЕНИЙ, ЯСНОГО ПОНИМАНИЯ ИДЕАЛА, К КОТОРОМУ СЛЕДУЕТ СТРЕМИТЬСЯ, И РАЗУМЕНИЯ — С ЧЕГО ЭТО ДВИЖЕНИЕ НАЧИНАТЬ, ГДЕ ИСКАТЬ ПОМОЩИ И ПОДДЕРЖКИ… 

ПРЕТЕНДОВАТЬ НА ИСЧЕРПЫВАЮЩИЕ ОТВЕТЫ — НЕЛЕПО. ЗАДАЧА СТАТЬИ ИНАЯ — НАМЕТИТЬ ПУТИ, РАССТАВИТЬ ВЕХИ, ВНЕСТИ В ГОСПОДСТВУЮЩУЮ ТЬМУ ПУСТЬ МАЛУЮ, НО НЕМЕРКНУЩУЮ ПУТЕВОДНУЮ ИСКРУ ПРАВОСЛАВНОГО ВЕРОУЧЕНИЯ. ГОСПОДИ, БЛАГОСЛОВИ! 

КАКОЕ СЛОВО поставлю в начале моего плача? Какую первую мысль из печальных моих мыслей выражу словом?» — писал в 1847 году архимандрит Игнатий Брянчанинов, сокрушаясь о медленном увядании Святой Руси, о безумии суетного мира, не ведая еще, что Господь уготовал ему славу пламенного ревнителя чистоты Православия, духовного светила Русской церкви и кафедру епископа Кавказского и Черноморского. 

Сан архипастыря повелевает блюсти святыни веры, совесть христианина не может молчать перед лицом неправды, лукавства и зла, уродующих нашу жизнь. Полтора столетия минуло с тех пор, как прозвучали предупреждения святого подвижника, но при воззрении на нынешнее современное духовное убожество наше, те же слова теснятся в груди моей, невольно срываются с губ…

«Идут, идут страшнее волн всемирного потопа волны лжи и тьмы, — пророчествовал святитель. — Окружают, со всех сторон готовы поглотить вселенную, истребляют веру во Христа, подавляют Его учение, повреждают нравы, притупляют, уничтожают совесть…» Мы с вами, братия, свидетели того, как волны эти чуть было не погубили в пучине своей Отечество наше, соделав все возможное для превращения русского человека в бездумного, безликого раба вещей и денег, разрушительных страстей и низменных устремлений, бессовестных обманщиков и тщеславных властолюбцев. 

Да и то сказать — миновало ли лихо? Гляжу вокруг — и думы горькие, безотрадные теснятся в уме, поражая сердце печалью и болью… Страна моя, Русь моя — что с тобой стало? «Разинули на тебя пасть свою все враги твои, свищут и скрежещут зубами, говорят: «поглотили мы его, только этого дня и ждали мы, дождались, увидели!..» Зову друзей моих, но они обманули меня… Об этом плачу я; око мое, око мое изливает воды…» (Плач Иер. 2: 16; 1: 19, 16). Так сетовал некогда древний пророк, рыдая меж развалин разоренных святилищ. Сии слова Священного Писания прообразуют и наши нынешние скорби. 

Но не обилие скорбей, не число врагов, не тяготы предстоящей брани страшат меня, нет! Страшит меня, что на нелегком пути искреннего и глубокого воцерковления поджидает нас сегодня множество ловушек и препятствий. Вразуми нас, Господи, — сподоби найти слово сильное и властное, дабы убедить людей раскаяться в нерадении своем, оторваться от ядовитой мути современной бездуховности, лукавых лжедуховных подделок и припасть к живоносному церковному источнику веры истинной, спасительной, Православной!.. 

Глубина падения нашего такова, что мы чуть ли не полностью утратили «образ здравых словес», то есть само понимание, какова должна быть здоровая, неискаженная жизнь души человеческой. Чувствуя всю неестественность, весь ужас нынешнего положения вещей, многие вполне благонамеренные люди просто не знают, не чувствуют — куда же надо идти, в какую сторону выбираться из той смрадной трясины, где мы оказались? 

Нам предстоит заново учиться жить. Учиться понимать самих себя и смотреть на мир, свергнув с души отвратительную коросту атеизма, «плюрализма», гордостного высокоумия, безумного самолюбия, нелепой самоуверенности. Жизнь человеческая — ее смысл и течение — есть тайна Божия, хранимая в благодатных недрах Церкви Христовой, открывающаяся лишь благоговейному трудолюбивому искателю. 

Начать ее постижение должно с того, чтобы в окружающем нас вихре событий и явлений, громогласных призывов и разнообразных влияний научиться отличать истину от лжи — настоящую, спасительную духовность от неумелого подражания или злонамеренной подделки.

В ЭТОТ ВОПРОС пора внести ясность. Само понятие о духе — и производное от него понятие духовности — имеет древнее церковное происхождение. Светские ораторы и публицисты лишь заимствуют его для своих целей, забывая почему-то упоминать о первоисточнике. Дух, согласно учению Церкви, есть та сила, которую вдохнул Бог в человека, завершая сотворение его. Он есть искра богоподобия, горящая в душе человеческой, возвышая ее безмерно надо всякой земной тварью. 

Совесть — вот первое осязательное проявление духовной жизни. 

Ответьте мне, материалисты и рационалисты, скептики и прагматики — кто вложил вам в душу властную потребность следовать в своей деятельности нормам морали и нравственности даже тогда, когда это грозит неудобствами и бедами? Кто определил сами нормы? Кто изобразил в душе вашей идеал жертвенности, чистоты и целомудрия, а проще сказать — святости, который влечет и манит нас неодолимой силой Истины и Любви? Кто всеял в сердце наше жажду праведности и добра, отвращения к лицемерию, лжи и подлости? 

Бог, всемилостивый и всемогущий, праведный, человеколюбивый и истинный! 

«Сообщив духу человека частичку Своего всеведения, Бог начертал в нем и требования Своей святости, правды и благости, поручив ему же самому наблюдать за исполнением их и судить себя в исправности или неисправности, — говорит святитель Феофан, затворник Вышенский, прославившийся высокой жизнью и благодатными дарованиями в конце прошлого века. — Сия сторона духа и есть совесть, которая указывает, что право и что не право, что угодно Богу и что не угодно, что должно и чего не должно делать, указав — властно понуждает исполнить то, а потом за исполнение награждает утешением, а за неисполнение наказывает угрызениями. Она есть естественные скрижали завета Божия, простирающегося на всех людей». 

Второе проявление духовной жизни есть свойственная нашему духу жажда Бога. Даже у людей неверующих выражается она в естественном стремлении ко всесовершенному благу. Взгляните вокруг, оглянитесь на историю человечества: ничто земное не может удовлетворить этой жажды! Бесконечная череда сменяющихся поколений строит и разрушает; созидает, переделывает, обливаясь потом, слезами и кровью, и разрушает вновь — стремясь воплотить на земле недостижимый небесный идеал.

Нет в мире силы, способной погасить всеянную в человека искру духа, если мы сами не отречемся от своего высокого призвания. Сберечь ее и приумножить, так чтобы в итоге запылал в сердце пламень чистой, всепобеждающей любви — вот в чем смысл жизни, цель нашего земного бытия. Ибо, очистив себя таким образом, без труда войдет душа человеческая в рай сладости Божией, в Царствие Небесное — вечное, от сложения мира уготованное Господом для всех, ревнующих о добре и своем спасении.

В помощника и руководителя на этом пути духовного возрастания и совершенствования дана человеку свыше Святая Церковь Православная.

В НАШЕМ осуетившемся сознании понятия о духовных сокровищах Церкви почти не сохранились. Искореженный «менталитет» русского человека конца ХХ столетия замусорен и поврежден — стыдно сказать — «идеалами» общества потребления, «общечеловеческими ценностями», парламентским жаргоном и неестественными ужимками «звезд голубого экрана»! Опошлено и изгажено все, что можно. Высокие духовные состояния стали жертвой бездарной имитации бессовестных притворщиков, скрывающих за наигранной экзальтацией пустоту души и скудость ума. Дерзкое пустозвонство притворяется мудростью, похоть — любовью, трусость — кротостью и смирением. Показное нестяжательство скрывает бездну сребролюбия, покаяние превращается в ширму для лицемерия и беспринципности! Тем более необходимо разоблачить эту ложь, вернув людям истинное понимание христианских добродетелей и совершенств.

Перечень благодатных даров Православия бесконечен, как не имеет конца их первоисточник — Бог вечный и всесовершенный. Святые Отцы, болезнуя о нашем неведении сих драгоценных благ, свели оные к семи главным, начальным дарованиям духовным, которые служат основой и опорой всего грандиозного здания опытного Богообщения. 

Итак: дух православия есть дух целомудрия, нестяжания, кротости, трезвения, покаяния, смирения и любви. Не мудрено, что отказавшись от церковного вразумления, мы утратили понимание целомудрия как целостной, совершенной мудрости, неколебимой соблазнами нечистых помыслов и мечтаний; понимание кротости как добродетели силы, погубляющей вспыльчивость и ярость, памятозлобие и раздражительность (эти принадлежности мстительной, оскорбленной слабости); понимание смирения как приобщения к несокрушимому всемогуществу Божию, дарующему власть соблюдать в душе «мир Божий, который превыше всякого ума» (Флп. 4: 7), низлагающему мятежные порывы суетного мира. Наша безумная жизнь низвела имена этих добродетелей до уровня чуть ли не бранных слов, сделав их в сознании многих людей принадлежностями старомодной жеманности или синонимами безволия, бессилия и жалкого соглашательства. 

Не мудрено, что лишив себя таких духовных опор, мы превратились в человеческое стадо, жалкое в своем религиозно-нравственном скудоумии и одновременно страшное дикостью и свирепостью нравов. 

Дивно то, что пребывая в этом состоянии, мы, похоже, не чувствуем никакой нужды в покаянии — даже не понимаем, что это единственный путь к вере и жизни, единственное средство начать процесс духовного возрождения. 

Прислушайтесь, люди! 

Покаяние есть величайший дар Бога человеку — второе крещение, в котором, омывшись от грехов, мы снова обретаем благодать, утерянную в падении. Быв грешными — становимся святыми. Оно отверзает нам небо, вводит в рай. Без покаяния нет спасения.

Покаяние не есть публичное самобичевание, но тяжелый и кропотливый внутренний труд по очищению сердца от нравственных нечистот, скопившихся там за время рассеянной, нерадивой, безблагодатной жизни. Покаяться — значит изменить образ жития, прежде всего «прийти в себя» (Лк. 15: 17). Это значит увидеть в себе грех: в мысли, слове и действии, осознать его, возненавидеть, а затем употребить благодатные церковные средства для искоренения его из своего существа. Утратив понимание истинной духовности, мы потеряли и здравое понятие об этом благе. 

Плод покаяния — исправление, перемена жизни. Человек должен безжалостно, с корнями вырвать из души пороки и страсти, отвратиться от зла и неправды, приступить ко Господу и начать Ему Единому служить всеми силами души и тела. Кто кается и сознательно согрешает вновь, усугубляет вину, «обращаясь вспять» и попирая милосердие Божие. «Не столько раздражают Бога содеянные нами грехи, сколько наше нежелание перемениться», — говорит св. Иоанн Златоуст. 

Теперь о главном. 

Напрасны и бесплодны будут самые возвышенные проповеди и призывы, самые мудрые и благонамеренные советы, если мы не сумеем деятельно приложить их к нашей сегодняшней жизни. Поэтому я хочу сказать о неотложных духовных нуждах сегодняшнего дня, но горьким и нелицеприятным будет слово мое. 

«Пастырю не нужно обманывать льстивыми услугами, — гласит древняя святоотеческая мудрость. — Неискусен тот врач, который только слегка ощупывает напухающие извилины ран: сохраняя заключенный внутри, в глубоких извилинах яд, он только увеличивает силу его. Надобно открыть рану, рассечь и очистивши от гноя, приложить к ней сильнейший пластырь. Пусть больной вопиет, пусть кричит, пусть жалуется на нестеpпимую боль: он будет благодаpен потом, когда почувствует себя здоровым» (Св. Киприан, III век по Р. Х.). 

Грозно звучат сегодня эти слова на земле Русской, разоренной и оскверненной, без малого отвергшейся своего великого вселенского призвания, безумно, безрассудно коснеющей в унижении своем, в неприятии отеческого вразумления церковного, искушающей долготерпение Божие своим малодушием и неверием, унынием и своеволием, дерзко отвергающей исцеляющую десницу Господню, посетившую нас нынешними скорбями ради вразумления и уврачевания гордыни. 

Никто не знает, сколько еще отпущено нам, чтобы опомниться и исправиться, поэтому каждый, не откладывая, не медля, спроси себя: «Не я ли причина нынешнего позора? Не мой ли грех удерживает Отчизну в бездне падения? Не мое ли нерадение отлагает светлый миг воскресения?» Русские люди, подумайте здраво — среди нас нет никого, кто мог бы оправдаться, случись ему отвечать на эти вопросы не пред земным, пристрастным и слабым человеческим судом, но пред Судией Всеведающим и Всесовершенным.

Покайтесь, пока не поздно! Невиновных нет — «все развратишися, непотребни быша». 

Вот уже несколько лет, как по всем земным законам и человеческим расчетам Россия должна пылать в огне гражданской войны, гибнуть во мраке и гладе хозяйственной разрухи, безвластия, беззакония и хаоса. Что же удерживает ее от этой страшной судьбы? Наше рачение и предусмотрительность? Нет! Наша бдительность, мудрость и мужество? Нет! Наше единство, сила и верность долгу? Нет! 

Промысел Всеблагого Бога, попирая «чин естества», сокрушая неизбежность земных закономерностей и расчеты многоопытных губителей, хранит Русь на краю пропасти, милосердствуя о нашей слепоте и немощи, давая — в который раз! — время одуматься, раскаяться, перемениться. 

И что же? Пользуемся ли мы этим щедрым, незаслуженным даром? Увы, мы ищем оправданий, усматривая причины произошедшего где угодно: в неблагоприятных исторических условиях, в предательстве вождей, в недостатках ближних, во внешнем влиянии — но только не в самих себе! Полно глумиться над истиной — Бог поругаем не бывает! Мы сами, со своими пороками и страстями: властолюбием и тщеславием, завистью и лицемерием, высокоумием, превозношением и маловерием — причина всех бед!

ДА, ЗЛОБНАЯ СИЛА, жаждущая нашего уничтожения, обладает в современном мире огромной мощью и властью. Да, на службу ей был поставлен многовековой опыт разрушения, дьявольское искусство растления и обмана. Но это не оправдание!

Кто не чувствует за собой греха — заблуждается безмерно и пагубно. Виноваты все… 

Ужели не давит тяжкий груз ответственности на нашу совесть? Опомнимся — безмерно велика доля вины нашей в нынешнем разорении и позоре! Словно в насмешку, мы живем сегодня ценой крушения величайшей державы мира — не нами созданной — проедая и пропивая остатки исторического наследия, оставленного народу русскому его славными предками.

Если бы, осознав беду, мы — объединившись во спасение России — устремились на борьбу с бесовщиной и нечистью! Мы могли бы загладить свои беззакония, соблюдая избранницу Божию — землю Русскую — в благолепии и чистоте, целомудрии и умиротворении. 

Мы должны были озаботиться духовными и житейскими нуждами своего народа, восстановить разрушенное и вернуть нашу жизнь в ее историческую колею, развороченную социальными катастрофами и страшными войнами ХХ века. Мы должны были обеспечить уважение старости и безмятежное возрастание юности. Святость семейному очагу и достоинство честному труду. Единство народному телу и свободу — русской душе. Так! Таков был наш долг перед Богом, доверившим нам Россию, в нелегкий час. 

Что же сделали мы? Равнодушно смотрели, как осмелевшие святотатцы и кощунники, стяжатели и честолюбцы растлевают молодежь и грабят стариков, сея по всей земле ядовитые семена ненависти и раздора, алчности и лицемерия! 

Продажность чиновников и господство мафии, разгул насилия и невиданное падение нравов — вот плоды нашего равнодушия. Всеобщая апатия и отсутствие идеалов, безответственность, безвластие и попрание всех законов: божеских и человеческих — вот цена наших нынешних «свобод». Мы словно впали в религиозную и нравственную глухоту, слыша — не слышим. И не разумеем, что это к нам из глубины веков обращены разящие слова апостола Павла: «Говорю и заклинаю Господом, чтобы вы более не поступали, как поступают прочие народы, по суетности ума своего, будучи помрачены в разуме, отчуждены от жизни Божией, по причине их невежества и ожесточения сердца их» (Еф. 4: 17-18). 

Достойны ли мы ныне называться соотечественниками пламенных ревнителей православного благочестия и российского духовного величия — сонмов подвижников Соловецких, Печерских, Троицких; святых благоверных князей Владимира Крестителя, Александра Невского, Димитрия Донского; солнца русской святости — преподобного Сергия Радонежского; стойкого патриота священномученика патриарха Гермогена; ревностного обличителя вредоносных ересей Иосифа Волоцкого и прочих великих единоплеменников наших? 

Неужели семьдесят лет сатанинского богоборчества, ужасы резни, учиненной в России изуверами-христопродавцами, превратили нас в безгласных и малодушных себялюбцев, безразличных к собственному спасению, благу народа и судьбе Отечества? 

Покаемся же — и теплой, сердечной молитвой испросим у Господа сил для стояния во истине и беззаветного служения ей! Знает Сердцеведец Бог, сколь тяжел русский крест, сколь коварен враг, сколь лют и несносен дух уныния, нашептывающий нам: «Погибла Святая Русь! Умерло былое благочестие в народе русском, померкла державная мощь России!» Не верьте ему, братия и сестры, — он лжет! С Божией помощью — управим маловерные сердца наши, отвечая супротивным силам словами Священного Писания: «Замышляйте замыслы, но они рушатся; говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!» (Ис. 8:10). 

С нами Бог — помним ли мы об этом, русские люди? Разумеем ли, что сие не повод для гордыни и возношения, но великий дар, ответ за который держать России в последний день на Страшном суде Христовом? 

С нами Бог — когда мы боремся со злом в себе и в мире, боремся без ненависти и мятежа, смиренно и нелицемерно. Но делаем ли мы это? 

С нами Бог — когда мы утверждаем «на земли мир и в человецех благоволение», оставив распри и ссоры, обиды и честолюбивые вожделения, когда «едиными усты и единым сердцем», совокупив святую ревность, жажду истины и стремление к праведности, устрояем свое земное бытие. Но так ли мы живем? 

С нами Бог — когда все силы наши направляем по велениям совести, дабы управить жизнь личную и семейную, общественную и государственную «во всяком благочестии и чистоте», храня сознание высокого достоинства человеческого, не уподобляясь скотам бессмысленным в безоглядной погоне за удовлетворением страстей и похотей. Но стремимся ли мы к тому? 

Не обманывайтесь, соотечественники: пока мы отвергаем целительное «иго и бремя» евангельских заповедей, оскорбляя святыню ложью и пренебрежением — далеко отстоит от нас Господь, предавая в руки скорбей и бед, чтобы хоть так вразумить тех, кто еще способен ко вразумлению. 

Грозен глагол «апостола языков»: «Умертвите… блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления». (Кол. 3:5-6). 

Внемлите: когда мы оскверняем святыню семьи, этой «малой Церкви», похотью и ложью, прелюбодеянием и склоками, детоубийством (аборты) и беззаконием (разводы) — гнев Божий грядет на нас за то, что противимся Его святым законам.

Когда мы, становясь в безрассудстве своем хуже животных (ибо звери не знают противоестественных пороков), попускаем в России вольготную жизнь проповедникам срамных страстей, растлителям наших детей, душеубийцам, преступникам стократ более страшным, чем убийцы тела, — гнев Божий грядет на нас как на соучастников беззакония.

Когда мы (как это случилось теперь) превращаем святое понятие Родины в разменную монету для политических авантюристов — гнев Божий грядет на нас, карая предательство и преступную трусость. 

Пока мы утопаем в пьянстве, горим алчностью, хвалимся бессовестностью и беспринципностью как «умением жить», гибнем сами и отравляем все вокруг ядовитым дыханием своего бездушия и цинизма (задумайся каждый!) — нет нам помощи Божией и не будет! Будет же — развал и распад, и Россия наша, Святая Русь, станет и дальше терзаться в сатанинском плену, а сами мы — гореть на медленном смрадном огне своих мелких и жалких страстишек! 

Запомните все: не покаемся — не очистимся; не очистимся — не оживем душою; не оживем душою — погибнем. Кто желает еще слышать глас увещевания, вслушайтесь в слова пророчеств святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, задолго до катастрофы 1917 года предостерегавшего русское общество: что ждет Россию, если… 

«Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог… пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами». 

«Откуда эта анархия, эти забастовки, разбои, убийства, хищения, эта общественная безнравственность, этот царящий разврат, это огульное пьянство? От неверия, от безбожия… На почве безверия, малодушия, безнравственности совершается распадение государства. Без насаждения веры и страха Божия в населении России она не может устоять. Скорее с покаянием к Богу! Скорее к твердому и непоколебимому пристанищу веры и Церкви!» 

«Вера слову Божию, слову истины исчезла и заменена верою в разум человеческий, печать в большинстве изолгалась — для нее не стало ничего святого и досточтимого, кроме своего лукавого пера, нередко пропитанного ядом клеветы и насмешки. Не стало повиновения детей родителям, учащихся учащим… Браки поруганы, семейная жизнь разлагается; твердой политики не стало, всякий политиканствует… все желают автономии… Не стало у интеллигенции любви к Родине, и она готова продать ее инородцам, как Иуда продал Христа злым книжникам и фарисеям… Враги России готовят разложение государства…» 

«Отечество на краю гибели. Чего ожидать впереди, если будет продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов, такое безначалие? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за нас? Нет — полно глумиться над Богом, полно попирать Его святые законы. Он скоро придет, но придет судить мир и воздать каждому по делам… Человек, именующийся христианином, одумайся, возвратись к вере, к здравому смыслу, к слову Божию…» 

«Горе тебе — лукавый, непокорный, неблагодарный человек! Все бедствия нынешние, постигшие Россию, постигли ее из-за тебя! Но смотри, скоро наступит и день твоего праведного, страшного воздаяния вечного. Трясись, трепещи, человек, недостойный этого великого имени и скоро жди праведного суда Божия». 

«Возвратись, Россия, к святой, непорочной, спасительной, победоносной вере своей и к святой Церкви — матери своей — и будешь победоносна и славна, как и в старое верующее время. Полно надеяться на свой кичливый, омраченный разум. Борись со всяким злом данным тебе от Бога оружием святой веры, Божественной мудрости и правды, молитвою, благочестием, крестом, мужеством, преданностью и верностью твоих сынов». 

Братия и сестры! Возлюбленные! Горе нам, если мы и сегодня не прислушаемся к предостережениям великого Кронштадтского старца! Не бывать тогда возрожденной Святой Руси, а нам всем — строго отвечать перед нелицеприятным судом Божиим за то, что презрели свое служение народа-богоносца, предали святыни веры и малодушно уклонились от брани духовной Да не будет сего! Аминь.

Опубликовано в газете «Советская Россия» 30.01.1993  г.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924