В день памяти преподобного Паисия Величковского. Лобочков А.Е.1 min read

Преподобный Паисий ВеличковскийВ первый день Рождественского поста, 15 ноября, Церковь совершает память одного из выдающихся наставников монашества XVIII века — преподобного Паисия Величковского.

Канонизация преподобного Паисия состоялась на Поместном соборе Русской Православной Церкви в 1988 году, но еще задолго до официального прославления святость этого подвижника была засвидетельствована всеобщим почитанием и любовью.

Преподобный Паисий, в миру Петр, родился 21 декабря 1722 года в Полтаве в семье потомственных священнослужителей. Его отец, дед и прадед были полтавскими протопопами, а прадед по материнской линии, богатый еврейский купец, отрекшись от иудаизма,  принял святое крещение со всей своей семьей. В конце жизни мать преподобного Паисия принимает монашеский постриг в Покровском монастыре, настоятельницей которого была бабка святого.

Благородное происхождение и благочестивая атмосфера, царившая в семье Величковских, безусловно, отразились на характере и интересах маленького Петра. Любовь к Богу и Церкви стала отличительной чертой его личности с самого раннего детства. Довольно рано Петр полюбил читать. При этом предпочтение он отдавал Священному Писанию, житийной литературе и тем поучениям святых отцов, какие находил в родительском доме.  

Более глубокое соприкосновение преподобного Паисия Величковского с книгой начинается в стенах «Киевских братских училищ», более известных нам под именем Киево-Могилянской Академии — единственном учебном заведении Малороссии, способном конкурировать с лучшими европейскими университетами того времени. Однако, качество образования, предоставляемого этой знаменитой школой, предполагало трехъуровневое и весьма продолжительное обучение, при котором богословию были посвящены лишь последние курсы Академии, а первые восемь лет студенты изучали языки, математику, риторику и философию. Душа юного Петра, идеалом которого уже с детства были монахи-подвижники, все больше тяготилась изучением внешней мудрости, и он решается на побег из Академии.

Мечтой семнадцатилетнего беглеца была монашеская жизнь, которую он надеялся начать под руководством духовно опытного старца. В жизни юного подвижника начинается новый период — период долгих поисков и горьких разочарований. Идеалом Петра было то монашеское житие, представление о котором он впитал в себя с детства благодаря чтению многочисленных житий и святоотеческих поучений. Но окружавшая его реальность носила скорее только образ древнего монашества, чем его силу и дух. Будущий старец будет убеждаться в этой горькой истине на протяжении своих многолетних духовных исканий.

Отчасти, причиной оскудения духовной жизни была та секуляризация Церкви, на которую покусился в XVIII веке первый император России — Петр Великий. Одним из результатов его церковных реформ стало стремительное сокращение монастырей и, как следствие, уничтожение живого монашеского Предания, которое Господь воскресил во многом именно подвижническими усилиями преподобного Паисия Величковского. Но это произойдет значительно позже, а пока что будущему отцу монашества предстояло подвергнуться множеству искушений и сменить ни один монастырь.

Окончательно разочароваться в возможности найти духоносного старца, подобного древним великим отцам монашества, преподобному Паисию суждено было на Афоне. Но любое зло Господь силен обратить во благо. Отсутствие духоносных старцев стало причиной тщательного поиска, жадного изучения и неутомимого восстановления их рукописных творений. Вспоминая немногих ревнителей возвращения к святоотеческому опыту в ХVIII веке, таких, например, как преподобные Макарий Коринфский и Никодим Святогорец, нашему русскому святому — преподобному Паисию Величковскому — следует воздать сугубую благодарность. Ведь перед ним стояла еще более трудная задача: не только отыскать и систематизировать, но и сделать учение святых отцов доступным для русского читателя.

Первые шаги в переводческой деятельности отца Паисия были омрачены неудачей. Выверяя одни славянские книги по другим, также славянским, с большим трудом приобретаемым им на Афоне, старец в течение долгого времени пытался найти более точный текст. Но текст, полученный таким образом, нес в себе новые загадки, становился еще более непонятным, и все попытки вернуться к первоначальному смыслу оканчивались весьма плачевно. Выходом из положения стало обращение к оригиналу — к святоотеческим творениям, написанным на греческом языке. Но и здесь преподобный Паисий столкнулся с разного рода препятствиями, и отсутствие грамотных переводчиков оказалось не самым главным из них.

Общецерковное оскудение духовной жизни XVII-XVIII веков коснулось и Афона. Даже здесь, в уединенной монашеской среде, предпочтение отдавалось литературе примитивно-нравственного характера. Древние святоотеческие рукописи, содержащие высокий аскетический смысл, оставались невостребованными, а потому нередко портились и даже погибали. К великой скорби старца Паисия афониты не смогли помочь ему в поиске конкретных книг: имена многих духоносных авторов были им просто незнакомы. «И от этого я впал в глубокую печаль, — вспоминает преподобный Паисий. — Однако я все-таки молил Бога, чтобы Он, как Всемогущий, имиже весть судьбами помог мне найти искомое сокровище». Господь отвечает на молитву праведника, и после обретения греческих оригинальных текстов книжные исследования начинают приносить первые зрелые плоды.

Расцвет переводческой деятельности святого отца приходится на молдавский период его жизни. В Драгомирнском, Секульском и Нямецком монастырях он переводит и тиражирует 44 святоотеческих текста, большая часть из которых входит в знаменитое «Добротолюбие».

Перевод «Добротолюбия» на русский язык — одно из величайших событий в жизни Русской Православной Церкви. Учение отцов «Филокалии» станет тем зерном, из которого вырастет Оптинское, а затем и более близкое к нам Глинское старчество. «Добротолюбие» станет настольной книгой преподобного Серафима Саровского, святителей Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника. Наконец, филокалистическая традиция в лице ее лучших представителей из среды русской эмиграции оживотворит умирающий от безбожия Запад уже в ХХ веке.

Одновременно с поиском и реанимацией святоотеческой письменности, преподобный Паисий собирает вокруг себя небольшую монашескую общину. И это не случайно, поскольку и обустройство монашеской жизни, и знание святоотеческих писаний неразрывно связаны между собой. Смотря на изучение святоотеческого наследия как на единственное средство избежать ошибок и падений в духовной жизни, преподобный Паисий незаметно для себя стал живым носителем этого наследия, чем привлек, даже против своей воли, массу духовно изголодавшихся единомышленников. Это в свою очередь побудило его к еще более глубокому и более ответственному вхождению в святоотеческий опыт, а все увеличивающиеся братия стали проводниками и распространителями этого взаимообусловленного делания великого старца.

Основными принципами возрождающейся духовной жизни в общине преподобного Паисия следует назвать тщательное испытание новоначального и принятие его в общину не ранее определенного времени; полная нестяжательность; отсечение своеволия и отдание себя в послушание духовному отцу; ежедневное исповедание помыслов старцу; неукоснительное и постоянное участие в монастырском богослужении, а также в трапезе, где пища была одной для всех, не исключая и самого настоятеля; обязательное изучение Священного Писания и творений святых отцов; и, наконец, пребывание в умном делании.

Особенное внимание в этом уставе следует обратить на чтение Писания и святых отцов, а также на исповедь и молитву. Это те принципы духовной жизни, которые может и должен употребить в своей жизни каждый христианин.

Говоря о монашеской практике ежедневного откровения помыслов, что совершалось в общине отца Паисия дважды в день, необходимо отличать ее от таинства покаяния, которое завершается разрешительной молитвой священника в храме. Однако и это доступное мирянам таинство, нередко отодвигается сегодня на второй план и воспринимается лишь как подготовка к Святому Причащению. Хотя само по себе это таинство дает христианину величайшую Божественную силу для борьбы с грехом, смывает с него душевную скверну и называется поэтому «вторым крещением».

Тщательное изучение Писания и святых отцов в общине преподобного Паисия Величковского было возведено до уровня обязательного и чуть ли не главного правила. «Если же отступите от внимания себе и от чтения отеческих книг, то отпадете и от мира Христова, и от любви Его, и от исполнения заповедей Его… И тогда разорится собор ваш сначала душевно, а потом и телесно», — предупреждал своих монахов отец Паисий.

С такой же ревностью преподобный заботился и о неукоснительном совершении каждым монахом Иисусовой молитвы, что на языке святых отцов называется умным деланием или поучением. При этом святой боролся против заблуждения, согласно которому умное делание доступно только опытным и совершенным. После инцидента в одном малороссийском монастыре, где под влиянием некоего монаха, называвшего умное делание ересью, братья утопили в реке все книги, в которых говорилось об умной молитве, преподобный Паисий пишет свое знаменитое сочинение в защиту Иисусовой молитвы. За это ему приходилось выслушивать немало упреков, но сама жизнь преподобного и его братства была лучшим доказательством истинности этого святоотеческого пути. Согласно соборному мнению святых отцов, внешне совершаемая молитва или богослужение — есть лишь первая ступенька на пути к подлинному молитвенному деланию христианина. Это моление дается нам Церковью по немощи и «младенчеству нашего ума». Но после того, как мы духовно окрепнем в этом внешнем молитвенном служении, необходимо идти дальше, и не оставаться на одном месте, и не гордиться количеством внешне совершаемых молитв. Вслед за святыми отцами древности, преподобный Паисий утверждает, что противостать какой-либо страсти, а тем более победить ее, возможно только на уровне умного делания, то есть теснейшего соединения с Богом. Без Иисусовой молитвы немыслим ни мир Христов, ни истинная христианская любовь. При этом святой отец никогда не уничижал уставное богослужение и всячески радел о добросовестном его совершении.

К концу жизни преподобного Паисия Величковского число его братства насчитывало 1100 человек 23-х национальностей, в основном славян. Учениками и единомышленниками преподобного было основано свыше 100 монашеских общин. Многие из последователей Паисия донесли свет этого духоносного подвижника до таких известных нам русских оплотов монашества, как Троице-Сергиева Лавра, Валаамский, Коневецкий, Кирилло-Новоезерский, Тихвинский, Голутвинский монастыри, Оптина, Давидова, Китаевская, Глинская и Саровская пустыни. Духовными нитями связано Паисиево братство и со многими монастырями современной Украины, Греции, а также западноевропейских стран. Нямецкий монастырь, где закончился земной путь святого, стал очагом возрожденной монашеской жизни и крупнейшим центром славянской культуры и образования. Традиции Паисиева братства там сохраняются и доныне.

Преподобного Паисия Величковского по праву можно назвать отцом возрождения русского старчества и духовной жизни вцелом. И сегодня, когда Русская Церковь пытается оправиться от колоссального ущерба, нанесенного ей безбожным режимом ХХ века, обращение к наследию преподобного Паисия видится крайне востребованным и необходимым. Ибо истинное возрождение духовной жизни достигается не через реформирование и приспособление к миру, но через вхождение в опыт святых отцов, в двухтысячелетнюю традицию Православной Церкви.

Лобочков А.Е.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924