Плач по Руси Великой. Митрополит Иоанн (Снычев)

А вслед героям и вождям
Крадется хищник стаей жадной,
Чтоб мощь России неоглядной
Размыкать и продать врагам:
Сгноить ее пшеницы груды,
Ее бесчестить небеса,
Пожрать богатства, сжечь леса
И высосать моря и руды…
М. Волошин

Митрополит Иоанн (Снычев)СЕМЬ ДЕСЯТИЛЕТИЙ минуло с той поры, как написаны эти строки. Сколько горя и скорби, величия и мужества вместили эти годы! Безжалостное время сплавило в единый жгучий состав боль потерь и радость побед, безумие святотатственного разгула и пламенную ревность исповедничества, тихое счастье усердной молитвы и дьявольскую злобу изуверного богоборчества.

И вот сегодня (горе нам!) — стихотворные строчки звучат как слова сбывшегося пророчества. Россия моя, Россия, что с тобой стало теперь! Ужель и впрямь канули в лету герои и вожди твоего славного прошлого, глашатаи твоей великой судьбы, служители святой правды Божией? Ужели крадущаяся походка твоих новых хозяев да тихий шорох их проворных лапок, воровато шмыгающих повсюду в поисках наживы, — последнее, что суждено тебе увидеть и услышать, прежде чем они предадут поруганию и забвению самое имя твое, самую память о тебе, Россия?

Болезнует сердце и скорбит душа, Господи, — глядя, как калечат и мучают Святую Русь — избранницу Твою, подножие Престола Твоего, земное небо, кладезь веры, верности и чистой любви… Томится дух и плачет безутешно, облекая горький плач свой в слова древней молитвы: «Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится Имя Твое в России! Да приидет царствие Твое в России! Да будет воля Твоя в России…» Так дерзновенно взывал некогда ко Господу великий русский праведник и чудотворец, отец Иоанн Кронштадтский. Так бы и нам всем вопиять ныне — памятуя древнюю славу Руси, скорбя над ее нынешним убожеством и срамом…

Взяв пример от древних, желаю излить скорбь свою в словах обличения, словах вразумления и совета страждущим соотечественникам моим — и не нахожу слов должной силы и глубины. В драгоценном святоотеческом наследии Церкви ищу их, обретая властный слог духовного назидания в творениях великих предков наших — исповедников, страстотерпцев и подвижников — ревностных защитников русских святынь.

«Где же ты, некогда могучий и державный, русский православный народ? — взывает к нам из хаоса Смуты 1918 года святейший патриарх Тихон. — Неужели ты совсем изжил свою силу? Как исполин, ты — великодушный и радостный — совершал свой великий, указанный тебе свыше путь, благовествуя всем мир, любовь и правду. И вот, ныне ты лежишь, поверженный в прах, попираемый своими врагами, сгорая в пламени греха, страстей и братоубийственной злобы. Неужели ты не возродишься духовно и не восстанешь снова в силе и славе своей? Неужели Господь навсегда закрыл для тебя источники жизни, погасил твои творческие силы, чтобы посечь тебя, как бесплодную смоковницу?…

Плачьте же, дорогие братия и чада, оставшиеся верными Церкви и Родине, плачьте о великих грехах вашего Отечества, пока оно не погибло до конца… Богатые и бедные, ученые и простецы, старцы и юноши, девы, младенцы — соединитесь все вместе и умоляйте милосердие Божие о помиловании и спасении России…»

Тогда, семьдесят пять лет назад, народ внял призыву своего первосвятителя, и соборная молитва предотвратила гибель Руси, сгоравшей в пламени братоубийственной бойни. Тогда покаяние народа на весах правосудия Божия перевесило грехи гордыни и вероотступничества, тщеславия и властолюбия, приведшие к трагедии гражданской войны. Тогда — у народа хватило здравого разума и душевных сил, чтобы выжить, сохранить страну, удержать национальную самобытность… Хватит ли теперь?

«О, СВЕТЛО СВЕТЛАЯ и прекрасно украшенная земля Русская! Многими красотами прославлена ты: озерами многими славишься, реками и целебными источниками местночтимыми, крутыми холмами, высокими дубравами, чистыми полями, дивными зверями, разнообразными птицами, бесчисленными городами великими, садами монастырскими, храмами Божьими и князьями грозными. Всем ты преисполнена, земля Русская, о православная вера христианская!» Так начинал свой плач автор «Слова о погибели Руския земли «, безвестный ревнитель российского величия, оплакивавший в середине XIII века разорение Руси страшным нашествием разноплеменной орды Батыя.

Какая же дикая орда, какой свирепый враг прошел сегодня по просторам нашей Родины черным смерчем разрушения и развала — так, что впору россиянам ныне возопить словами другого древнего автора: «Откуда начнем плакати, увы, толикаго падения преславныя ясносияющия превеликия России? Которым началом воздвигнем пучину слез рыдания нашего и стонания? О, коликих бед и горестей сподобилося видети око наше!» И действительно — как же не скорбеть, не печалиться, глядя на этот позор, памятуя прежнее могущество, богатство и красоту Родины нашей, цветшей издревле подобно дивному цветку на удивление миру, в назидание верным, к радости своих славных сынов?

Пора понять — именно сейчас решается вопрос: удастся ли разрушителям России и дальше обманывать русский народ, завлекая его хитростью и ложью на путь безвозвратного самоуничтожения, к мрачной пропасти окончательной гибели, или — ценой многих жертв и страданий мы все же прозреем, очнемся, одумаемся. Ведь только тогда сможем мы обрести надежду спасения, волю к жизни и утерянную было духовную мощь.

В этой ситуации особую роль приобретает позиция Церкви. Ее авторитет постоянно растет, постепенно возвращается понимание исключительной роли Православия в русской жизни. Находясь в глубочайшем кризисе, общество желает знать, каковы исторически сложившиеся государственные воззрения Церкви, принимавшей живое и деятельное участие во многовековом строении великого Русского Царства. Многие и многие жаждут услышать ее нелицеприятное суждение, с тревогой и надеждой ожидая материнский церковный призыв.

Не дерзая от своего лица рассуждать о сем важнейшем предмете, скажу, тем не менее: слушайте — вот он, этот призыв, возглашаемый устами Первосвятителя-исповедника, святейшего патриарха Московского и Всея России Тихона.

«Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения… По воле Пастыреначальника, Главы Церкви, Господа нашего Иисуса Христа поставленный на великое и ответственное служение Первосвятителя Церкви Российской, по долгу преемника древних собирателей и строителей земли Русской, я призываю совестию своею возвысить голос в эти ужасные дни… Может ли примириться русский народ со своим унижением?.. Все мы — братья, и у всех одна мать — родная Русская земля.

Пред лицом страшного, совершающегося над страной нашей суда Божия, будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутых и собрали расточенных…»

Сказано недвусмысленно и ясно, так, что каждый может понять — нет в мире силы, способной заставить замолчать голос церковной проповеди, от полноты любящего сердца вещающий о нашей всенародной обязанности спасти Святую Русь, сохранить и приумножить драгоценное наследие предков. Человек благонамеренный и благочестивый найдет в этом голосе доброго утешителя и разумного советчика. Для тех же, кто сжег свою совесть на костре тщеславных вожделений и сребролюбивых помыслов, он станет гласом Страшного суда, предрекая неложно и грозно жалкий, бесславный конец нераскаявшимся страстолюбцам.

Все, кто по долгу своего служения ответственен пред Богом за духовное здравие народа, все, кто небезразличен ко всеобщему страданию, кто болезнует душой при виде потоков лжи и клеветы, изливаемых на нашу страну и ее людей, — услышьте призыв святейшего Тихона: «К тебе же — обольщенный, несчастный народ русский, сердце мое горит жалостью до смерти. «Оскудеша очи мои в слезах, смутися сердце мое» (Плач. 2:11) при виде твоих тяжких страданий, в предчувствии еще больших скорбей. Взываю ко всем вам — архипастыри, пастыри, сыны мои и дщери о Христе: спешите с призывом к прекращению братоубийственных распрей, с призывом к миру, тишине, к труду, любви и единению».

ЧТО ЖЕ ЗАСТАВЛЯЕТ нас безропотно, порою просто безвольно мириться с происходящим? Какая сила подавляет волю к сопротивлению, застилает глаза, мешая видеть истину, грызет сердце тугой и безысходной горечью? Дьявол — «человекоубийца искони», «ложь и отец лжи», по слову Священного Писания, — какими путями, по каким тропкам находит он дорогу в наши души, смущая и слепя, обманывая и обольщая?

Мы утеряли духовную наполненность жизни. Мы поддались на приманку миражей материального благополучия, забыв пророческие слова о том, что «дух животворит; плоть не пользует нимало…» (Ин. 6: 63). Мы позволили низвести себя до уровня мыслящих животных — полускотов, полулюдей, отличающихся от первых способностью самосознания, но не принадлежащих к последним из-за прискорбного паралича духовных потребностей души.

Бог создал человека по образу и подобию Своему. Создал для соучастия в Своей Божественной жизни как созерцателя неисповедимых тайн устроения Вселенной, сотрудника Своего в деле устроения и управления гармонией мира, связанного с Собой нерасторжимым единством любви, мудрости, благости.

Сколько бы мы ни пытались изжить остатки своего богоподобия, сколько бы ни калечили человеческую природу по рецептам приверженцев «прогресса», «цивилизации», «общества потребления» и тому подобных нелепиц — не успокоится душа человеческая, доколе не обретет вечный, священный, не подверженный умалению смысл своего бытия. Веками народ русский сознавал цель своего национального, вероисповедного, государственного самостояния в том, чтобы сохранить этот смысл, явленный в откровениях православного вероучения. Сегодня естественную религиозную жажду русской души хотят направить в русло темных сатанинских культов, разрушающих индивидуальную психику и соборное народное самосознание. Не преуспев в попытках уничтожить Россию силой, нас цинично, расчетливо и подло толкают на путь духовного самоубийства. При этом не имеет значения, в какие красочные «обертки» облекают смертельный яд богоборчества. Будь то беснование рок-музыки — для молодежи и подростков, или обожествление «успеха в жизни» — для взрослого населения, смысл всегда один: не допустить восстановления в народе истинной шкалы ценностей, где религиозно-нравственные понятия милосердия и мужества, веры и верности безусловно довлеют над потребностями низшей природы человека.

«Наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, а верного чутья для распознания и определения его не имеем. Отсюда бесчисленные ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим — и не видим; видим — и не верим глазам; боимся поверить, а поверив, все еще стараемся уговорить себя, что «может быть, все это не так…» Эти слова принадлежат Ивану Ильину, одному из самых ярких русских мыслителей XX века, волею судьбы оказавшемуся в эмиграции после революции 1917 года.

Да, действительно — мы боимся поверить, что все, происходящее с нами в последние восемьдесят лет не есть случайность или прихоть капризной истории, но целенаправленная попытка разрушить Россию любой ценой. Мы плохо знаем собственную историю, мы боимся знать ее. А зря!

Кто помнит сегодня, после многих десятилетий одуряющей пропаганды, что еще до начала первой мировой войны налоги в России были самыми низкими в мире? Что в 1913 году урожай зерна у нас был на треть больше, чем в Соединенных Штатах, Канаде и Аргентине, вместе взятых? (А теперь мы у них закупаем миллионы тонн…). Что Россия поставляла 50% мирового импорта яиц; 80% мирового производства льна? Что именно в императорской России — притом еще в XVIII веке — впервые в мире были приняты законы, защищающие условия труда (был запрещен ночной труд женщин и детей, ограничена продолжительность рабочего дня и т.п.)? Смешно сказать — кодекс императрицы Екатерины, регулирующий условия труда, был запрещен к обнародованию в «цивилизованных» Англии и Франции как «крамольный»!

Социальное законодательство России было самым совершенным в мире. Сегодня на каждом шагу нам тычут в нос «развитой» Америкой, но за два года до первой мировой войны Президент Соединенных Штатов Тафт заявил представителям России: «Ваш император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может!» К 1923 году, согласно программе народного образования, принятой задолго до революции, Россия должна была стать страной всеобщей грамотности…

Известный экономист-аналитик Эдмонд Тей утверждал в начале столетия, что «к середине настоящего века Россия станет выше всех в Европе как в отношении политическом, так и в области финансово-экономической». Не это ли объясняет неистребимое стремление Запада подорвать русскую мощь, ослабить, а если можно, то и поработить Россию?

Сейчас мы лишь начинаем прозревать — а ведь наши соотечественники, прожившие на Западе долгие годы, давно предупреждали об этой опасности. Но усилиями русофобов русские люди оказались разъединены стеной враждебности и непонимания, взаимных упреков, обвинений и обид, стеной идеологизированной ненависти — и предупреждающий голос русской национальной эмиграции, искренне болевшей за страну и честно желавшей предупредить свой народ о грозящих опасностях, не мог пробиться сквозь толщу недоверия и враждебности. Что ж, лучше поздно, чем никогда: может быть, хоть сейчас мы прислушаемся к этому голосу, полному муки за боль истерзанной, далекой Родины, полному горячего желания помочь и неколебимой веры в то, что народ русский все же преодолеет все преграды и ловушки, стоящие на пути его религиозного, нравственного, национального и политического прозрения.

«Мировая закулиса хоронит единую национальную Россию, — писал в 1949 году тот же Иван Ильин. — «Добрые соседи» снова пустят в ход все виды интервенции: дипломатическую угрозу, захват сырья, присвоение «концессий», расхищение военных запасов, одиночный, партийный и массовый подкуп, организацию наемных сепаратистских банд, создание марионеточных правительств, разжигание и углубление гражданских войн… А новая Лига Наций (читай: ООН — прим.авт.) попытается установить «новый порядок» посредством заочных (Парижских, Берлинских или Женевских) резолюций, направленных на подавление и расчленение Национальной России».

Достаточно сравнить эти строки с реальными событиями последних лет, и комментарии окажутся излишними. Вопрос сейчас стоит так: успеем ли мы осознать всю опасность положения и принять необходимые меры прежде, чем процесс распада станет необратимым? Хватит ли у нас мужества не останавливаться на полдороге в понимании причин событий и глубины происходящих в мире перемен? В принятии необходимых мер для предотвращения гибели народа и страны? Сумеем ли мы подняться над временными противоречиями и мелкими страстишками до осознания своего всенародного единства, своего исторического, гражданского и религиозного долга? Пока еще — есть возможность остановиться на краю пропасти. Горе нам, если мы упустим ее из-за игры честолюбий или упрямства догматиков от политики, вялости мысли или паралича воли, боязливости или безответственности…

«Когда после падения большевиков, — говорит Ильин, — мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг «Народы бывшей России — расчленяйтесь!», то откроются две возможности:

Или внутри Росии встанет русская национальная диктатура, которая возьмет в свои крепкие руки бразды правления, погасит этот гибельный лозунг и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране.

Или же такая диктатура не сложится, и в стране начнется непредставимый хаос передвижений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия.

Тогда Россия будет охвачена анархией и выдаст себя головой своим национальным, военным, политическим и вероисповедным врагам…»

Что тут добавишь! Как говорится — «чтущий да разумеет»…

НАВЕРНЯКА НАЙДУТСЯ желающие обвинить меня в излишней «политизированности». Скажут, что Церковь, мол, «не от мира сего», так что нечего и лезть в мирские дела. Скажут, пожалуй, о том, что не стоит будоражить народ разговорами о «заговоре против России», что сейчас главное — сохранить мир любой ценой, избежать возрождения «имперских амбиций», что надо смириться с «ходом истории», который будто бы привел к развалу страны «по объективным причинам»…

Воистину, мир надо хранить всеми силами. «В мире место Божие», — свидетельствует нам Священное Писание. Вот только — всякий ли мир от Бога, любой ли хорош для православного человека? «Тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ? — вопрошал святейший патриарх Тихон, когда России в очередной раз пытались навязать «позорный» мир. — Мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом,… десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна,… мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, «мать городов русских», колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, — такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери».

Семьдесят пять лет назад это предвидение русского первосвятителя исполнилось с пугающей точностью. Сбудется ли опять? Или мы все же не повторим дважды одной и той же страшной ошибки, распознаем обманщиков и недругов России, отзовемся на глас отеческого вразумления патриарха-исповедника: «Противостаньте им силою веры вашей, — молил он народ русский, — вашего властного всенародного вопля, который остановит безумцев и покажет им, что не имеют они права называть себя поборниками народного блага, строителями новой жизни по велению народного разума, ибо действуют даже прямо противно совести народной».

Услышим ли мы эти призывы? Сумеем ли отстоять Святую Русь? Верую, что Господь не оставит нас без помощи и вразумления, вдохновит и направит на должный путь. Ибо, если мы не остановим это безумие сейчас, то скоро — ох, как скоро, — придется платить за него страшную, кровавую цену…

В этой статье я намеренно много цитировал. Сделал это сознательно, ибо слишком важные, судьбоносные темы затронуты в ней, чтобы считать достаточным для их обсуждения свой личный разум и персональный авторитет. Нет, этого мало — пусть видят люди, что в вопросах важности первостепенной, вопросах выживания страны глас церковный (патриарх Тихон) и глас народного самосознания (Иван Ильин) сливаются воедино, «едиными усты и единым сердцем» печалуясь и скорбя о великой Родине нашей — Святой Руси.

Я начал статью эпиграфом из поэзии светской. Хочу закончить ее словом церковным, словом святителя Тихона — пусть станет это символом возрождающегося единения народа, чье тело так долго и изощренно пытаются рассечь, разделить, разъять…

«Возлюбленные о Господе братие и чада! — говорит русский патриарх. — Долг архипастырской любви, объемлющий болезни и скорби всего православного народа русского, повелевает Нам обратить к вам Наше отеческое слово. Вместе с вами Мы страждем сердцем при виде не прекращающихся бедствий в нашем Отечестве; вместе с вами молим Господа о том, чтобы Он укротил Свой гнев, доныне поядающий землю нашу.

Еще продолжается на Руси эта страшная и томительная ночь… Изнемогает наша Родина в тяжких муках, и нет врача, исцеляющего ее. Где же причина этой длительной болезни, повергающей одних в уныние, других — в отчаяние? Вопросите вашу православную совесть и в ней найдете ответ на этот мучительный вопрос.

Грех, тяготеющий над нами, — скажет она вам, — вот сокровенный корень нашей болезни, вот источник всех наших бед и злоключений. Грех растлил нашу землю, расслабил духовную и телесную мощь русских людей… Из того же ядовитого источника греха вышел великий соблазн чувственных земных благ, которым и прельстил наш народ, забыв о «едином на потребу»… Мы захотели создать рай на земле, но без Бога и Его святых заветов. Бог же поругаем не бывает. И вот мы алчем, жаждем и наготуем на земле, благословенной обильными дарами природы, и печать проклятия легла на самый народный труд и на все начинания рук наших. Грех — тяжкий нераскаянный грех — вызвал сатану из бездны…

Господи Человеколюбче! Приими очистительную жертву кающихся пред Тобой людей Твоих, отыми от нас дух малодушия и уныния и Духом владычним, Духом силы и крепости утверди нас. Возсияй в сердцах наших свет Твоего разума и посети виноград Свой, егоже насади десница Твоя. Аминь».

Восстанем, братия, на подвиг духовный, и Родина наша воссияет светом истины и праведности — как встарь!

Опубликовано в газете «Советская Россия» 27.03.1993 г.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (6 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924

Свежие записи