ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Михаил Назаров1 min read

Михаил Назаров

В средневековой Европе, как мы знаем, бушевали еврейско-христианские конфликты: были установлены первые случаи ритуальных убийств и происходили массовые еврейские погромы и выселения, предпринимались антиеврейские меры католической инквизиции (казни, насильственные крещения), сжигался Талмуд.

В сравнении с этим российская православная государственность долгое время не имела особых столкновений с сатаноизбранным народом. Впрочем, хазарское иго и затем разгром князем Святославом иудейской Хазарии в IX веке дали прививку против возможного еврейского проникновения на Русь и после ее Крещения способствовали четкому осознанию линии фронта в идущей Мiровой войне сил добра и зла – как это отражено уже в слове «О законе и благодати» митрополита Илариона – первого русского первоиерарха. Изгнание евреев из Киевской Руси, жесткие меры против ереси жидовствующих в XV-XVI вв. были естественной и безкомпромиссной защитной реакцией.

В Московской Руси, когда и правители и народ были самыми православными во всей нашей тысячелетней истории, для обороны достаточно было простых правительственных указов и силовых мер по недопущению слуг сатаны на Русь или по искоренению тайно проникнувшей заразы (наподобие того, как эти меры принимались в средневековье в западных христианских государствах, изгонявших еврейские общины в полном составе).

В Петербургский имперский период мы этой православной безкомпромиссности в действиях властей уже не находим, а видим ползучуюапостасийную оккупацию в высшем слое общества в виде масонства и западничества, смешанных браков дворян с иудеями (один только Шафиров через своих пятерых дочерей оставил огромное потомство во многих дворянских родах, наградив их и причастностью к кроваво-родовой клятве).

Положение усугублялось тем, что с возвращением из-под польской оккупации западно-русских земель Россия получила вместе с ними и еврейство, угнездившееся там благодаря эгоистичному попустительству польской шляхты. В результате основная часть самого антихристианского народа оказалась на территории самого христианской в мiре Империи – этим Господь Бог попустил, чтобы два главных народа-носителя противоборствующих замыслов о мiре (Бога и сатаны) вошли к непримиримое, решающее для всего мiра столкновение. Оно было и неизбежно (случилось бы рано или поздно), и необходимо для наглядного вразумляющего раскрытия нам сути каждой из этих двух сил.

Однако такое осознание этого столкновения, к сожалению, не стало всеобщим из-за пассивного отношения к нему и духовных властей, и наивных чиновников, не вникавших в духовные причины «еврейского вопроса». В  XIX веке некоторые оборонительные меры правительством все же были приняты, ибо разрушительная роль сатаноизбранного народа была очевидна. Но эти меры носили преимущественно ограничительный характер в социально-экономической и административной областях, без четкого духовного разоблачения врага как носителя тайны беззакония. К тому же и эти меры, включая царские указы по запрещению масонства и по ограничениям иудаизма, в немалой мере саботировались западническим чиновничьим аппаратом. Даже судебные процессы по целому ряду доказанных ритуальных убийств христианских детей не стали причиной духовного уточнения правительственной политики.

Так называемые славянофилы, а затем Данилевский и почвенники, возникли в образованном слое как русская национальная реакция на его западническую апостасию и на западную враждебность (нашествие наполеоновской Европы, Крымская война). Но в основном они ограничивались защитой и утверждением национальных ценностей без учета эсхатологической перспективы развивающегося мірового процесса. Например, Достоевский в знаменитом «Дневнике писателя», хотя и откровенен в «еврейском вопросе», но все же недостаточно четок именно с точки зрения православной эсхатологии.

Видимо, главной причиной слабости правых сил в этот период было то, что даже Св. Синод не уделил должного внимания раскрытию в глазах правящего слоя духовной сути созревавшего столкновения двух указанных мiровых сил. Духовенство занималось своей обычной пастырской работой, лишь отдельные подвижники предостерегали свою паству от явных носителей тайны беззакония, но для правящего слоя эти предупреждения, видимо, не были достаточно «авторитетны».

Если бы предпринятые административно-ограничительные меры дополнялись раскрытием духовной сути русско-еврейского конфликта, то они вполне могли бы принести лучший результат. А именно: русская православная монархия могла бы официальным разоблачением сатанинской сути иудаизма лишить еврейство общественного влияния (не только в России), пояснив: раз уж Господь Бог попускает на земле существование человеконенавистнической религии, то, видимо, для наглядного вразумления прочих народов, чтобы не поступали так же. (Замечу, что в этом качестве талмудическая религия могла бы быть терпима и  сегодня, но ныне уже другое соотношение сил. Вернемся к этому далее.)

В конце XIX века возникли революционные организации, в которых была очевидна роль еврейства, с несомненным финансированием революционеров еврейским капиталом, в том числе заграничным, с установившимся еврейским контролем над печатью. Соответственно возникла и необходимость более активного русского противодействия сатаноизбранному народу. В православном осознании этого большое значение имели проповеди св. прав. Иоанна Кронштадтского, священномученика Иоанна Восторгова, таких архиереев, как архиепископ Никон (Рождественский) и др.

Так называемая первая еврейская революция 1905 года наконец-то вызвала действенный народный ответ в виде многих черносотенных организаций, из которых Союз Русского Народа стал наиболее крупной. Замечу однако, что так называемые погромы в тогдашней России были искусственно спровоцированы: так же, как в 1881 году народовольцами с целью разжигания общих безпорядков, так и в начале 1900-х годов – самими евреями для мобилизации всего мiра против «антисемитской России». Погромов как физического метода борьбы с еврейством ни одна черносотенная организация не предусматривала. «Еврейский вопрос» этими организациями рассматривался в православном духе.

Меры решения «еврейского вопроса», предлагавшиеся тогда правыми организациями, при власти православного Государя были вполне осуществимы на законных основаниях. Например, второй Всероссийский Съезд Русских Людей 6-12 апреля 1906 года в Москве предлагал приравнять евреев к иностранцам, полностью закрыть им доступ в государственные и общественные учебные заведения (с разрешением учиться только в еврейских), не допускать евреев на государственную и воинскую службу, заменив ее уплатой военного налога; удалить евреев из печати; строго соблюдать черту оседлости и др. Фактически этим предлагалось устрожение уже существовавших ограничительных законов, которые плохо выполнялись.

Предлагались и более решительные меры. Так, уже во время Мiровой войны, спровоцированной международным еврейством для сокрушения главных монархических государств в Европе и упрочения своего мiрового финансового контроля, Всероссийское Монархическое Совещание в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26-29 ноября 1915 года предлагало следующие давно назревшие меры по «борьбе с еврейским засильем»:

– Пересмотреть государственные законы об иудаизме и признать его «изуверной религией, губящей христианские Царства». «Желательно раскрытие пред правительством и обществом тайны талмудическо-жидовской, которая имеет своим девизом государство в государстве, причем создает свою административно-политическую и экономическую систему, принять меры неотложной борьбы с этим злом включительно до применения к жидам-талмудистам, предателям и изменникам, законов военного времени, чтобы оградить Русский Народ от уголовных кар, когда он, ввиду бездействия власти, учиняет самосуд над своими насильниками».

– «Провести закон об обязательном изучении науки по обличению талмудического жидовства во всех низших, средних и высших учебных заведениях Российской Империи, особенно же в православных духовно-учебных заведениях» – «для избежания величайшего, столь ужасного по своим последствиям недоразумения, происходящего от смешения талмудического жидовства с древним ветхозаветным благочестивым иудейством пророческим». Такое обязательное изучение современного жидовства настоятельно необходимо, поскольку оно представляет собою «terra incognita» для русского общества.

– Ввести государственную монополию на важные прибыльные отрасли, захваченные еврейством, «ради немедленного пресечения всех их гибельных для населения начинаний по эксплуатации и развращению народа». «Организовать при монархических отделах дружины ревнителей по ограждению родины от действия в ней тайной жидовской системы».

– Св. Синоду также предлагалось «признать талмудическое жидовство изуверной религией, несовместимой с Православием ни в каком отношении, погибельной при современном положении жидовства в России не только для государства, но и для Церкви, а потому ходатайствовать об ограждении Церкви Русской от талмудического жидовства изгнанием его из России во имя имперских законов, неоднократно издававшихся по этому вопросу и ожидающих своего осуществления, хотя бы в данное время, когда жиды и немцы задались целью сокрушить православную Россию».

В отличие от европейского Средневековья, в ХХ веке выселение евреев, конечно, вызвало бы всемiрную атаку по всем фронтам против «антисемитского самодержавия». Однако эта атака в те годы совершалась и сама по себе в тайном виде, она всего лишь перестала бы скрываться. А на фоне войны и проходившей тогда резни армян-христиан турецкими масонами, высылка из России «талмудического жидовства» либо в главную их базу – США, либо в какую-нибудь Уганду для создания еврейского государства (этот вопрос одно время рассматривался самим еврейством) выглядела бы вполне гуманным актом в военных условиях.

Но коварство войны, спровоцированной евреями для столкновения между собой главных европейских монархий, состояло именно в том, что главные подконтрольные еврейству страны – Англия, Франция и США – стали в этой войне союзниками России, от поставок и кредитов которых русская армия, не подготовленная к ведению боевых действий, сильно зависела в первое время. Как показывает стенограмма обсуждения русским правительством в августе 1915 года ультиматума еврейских банкиров об отмене черты оседлости, принятие серьезных мер против еврейства в ходе войны было невозможно.

К чему все это привело и как поступили с православной Россией ее «союзники» – мы знаем. Знаем и о последовавшем в 1920–1930-е годы геноциде русского православного народа и его «черносотенной культуры» и о роли в этом евреев. Книга А.И. Солженицына «Двести лет вместе» несмотря на все свои недостатки (главный из них – отсутствие православных историософских кооординат) может служить достаточно объективным описанием этих десятилетий.

Не станем рассматривать в данном докладе и дальнейшие ключевые события, включая содействие СССР созданию Израиля, попытку антиеврейских чисток Сталина и его устранение, затем Великую криминальную революцию 1990-х годов, проведенную по признанию Л. Радзиховского евреями на основе еврейской идеологии (знаменитая его статья «Еврейское счастье»).

Отметим лишь, что нынешняя Великая криминальная стабилизация – стабилизация еврейской оккупации России в ее симбиозе с правящим слоем РФ, состоящим наполовину из лиц русского происхождения – представляет собой шестой, еврейский способ решения «еврейского вопроса», в котором в сравнении с методом польской шляхты, правители и евреи поменялись ролями: правящий слой РФ признает еврейское мiровое господство и подчиняется ему, строя свое благополучие на эксплуатации российских ресурсов в рамках сложившегося оккупационного режима.

Нынешнее время отличается от большевицкого геноцида в том, что тогда евреи-большевики не выступали в виде национальной еврейской силы, а громили православный народ как главное препятствие своей интернациональной власти. Убивающим тело не всегда удавалось убить душу, свидетельство тому – сонм Новомучеников Российских. Сейчас же потомки тех большевиков, олигархи и члены высших властных структур открыто заявляют о своей принадлежности к еврейским организациям и не стесняются издавать Шулхан арух. Их главная «демократическая» цель – убийство православной души народа для легализации своего сатанизма как нормы. Причем президент РФ лично поощряет самую агрессивную юрисдикцию талмудистов – хасидов Б. Лазара.

Изменилась и расстановка сил в мiре. До второй Мiровой войны мiровое господство евреев было еще не столь прочно, оппозиция этому развивалась во многих европейских странах, – но после ее уничтожения печатание мiровой валюты стало неоспоримой еврейской монополией, как и контроль надмiровым экономическим механизмом, США превращены в военно-политического жандарма евреев для построения Нового мiрового порядка антихриста. В то время еще не было еврейского государства, основанного на законах Шулхан аруха, – сегодня оно обладает атомным оружием, диктует свою волю и США, и России, игнорирует все осуждающие решения ООН и готовится к воссозданию третьего храма для мошиаха. Не было ранее и таких тотальных электронных технологий по глобальному контролю над человечеством, которые повсеместно внедряются сейчас.

При таком положении зададимся вопросом: каковы сейчас способы русского решения «еврейского вопроса» и есть ли они вообще?

Поскольку в последние времена торжествующее зло уже невозможно ограничить в каком-нибудь гетто, апостол советует в последние времена удаляться от зла (2 Тим 3:5). Такой преградой злу могла бы стать автаркия – по возможности самодостаточная социально-экономическая система. Если бы у нас была русская православная власть, на этой основе еще можно было бы предпринять достаточные оборонительные меры. Но автаркия сама по себе недостаточна, она должна дополняться положительным содержанием государственности, удерживающей мiровое зло. К великому сожалению, пока что даже церковные власти не прилагают к этому усилий, а «идут вместе» с раввином Лазаром в Новый мiровой порядок (см. «Еврейская газета», 2005, № 11).

Мы уже отметили, что это царство антихриста, предсказанное в Священном Писании, нам предотвратить не удастся. Своим сопротивлением мы можем лишь его отсрочить с Божией помощью, чтобы спасти для жизни вечной в преображенном міре как можно больше достойных людей. Тем не менее, и в нашей земной жизни – личной, общественной, культурной, экономической, политической – православный человек должен себя вести так, чтобы заслужить эту награду Божию. И заслужить ее можно только постоянной борьбой как со своими внутренними грехами, так и с внешними силами зла, угрожающими нашим близким и нашему Отечеству, попирающими наши святыни и строящими греховное царство антихриста. Непротивление этим богоборческим силам, не говоря уже о помощи им – грех страшнейший. Поэтому минимальным нравственным императивом каждого православного должно быть, по крайней мере: «Даже если зло господствует – пусть не через меня!» А максимальным: «Я должен жить так, как если бы от меня зависело спасение России».

Это имеет самое прямое отношение и к разрешению «еврейского вопроса» в наше время: он нам дан Богом как испытание нашей мудрости в деле спасения соотечественников, «не ведающих, что творят», нашей стойкости в сопротивлении глобальной агрессии «ведающих» врагов, и нашей верности Христу до самой смерти, чтобы заслужить от Господа «венец жизни» (Откр. 2: 8-10).

Поэтому, даже сознавая невозможность построения совершенного общества на грешной земле, мы в качестве ориентира для правильного жизненного пути должны хранить верный идеал русской православной государственности и стремиться к ее воссозданию, надеясь на помощь Божию, ибо Россия не такая страна «как все» (на это надеялись многие наши святые в своих предсказаниях: что наша катастрофа попущена Богом для нашего вразумления и возвращения к истине). Подлаживать же Православие под требования окружающего нас антихристианского мiра, что часто выдается за «мудрость», а наше сопротивление ему за «провокацию» – это не что иное, как соучастие в апостасии, предательское принятие за норму ее, а не истину Православия.

В последнее время дискуссия на эту тему обострилась в связи с нашим Обращением 500-5000-15000, о чем можно подробно прочитать в расширенном издании сборника под названием «Жить без страха иудейска!» – так называется и наше стихийно возникшее движение, ставящее себе первой целью растабуирование «еврейского вопроса», расширение границ свободы в его обсуждении. Первыми результатами этого движения стало то, что прокуратура признала кодекс Шулхан арух оскорбительным для неевреев, а в вопросах, поставленных нашим Обращением, не нашла антисемитизма, за который нас требовала судить еврейская сторона. Дискуссия вокруг Обращения помогла также лучше выявить духовный облик многих деятелей, считающих себя православными – кто готов к сопротивлению антихристу, а кто лукаво мудрствует «страха ради иудейска» (см. изданный от имени анонимной «редакции» шабесгойский сборник В.П. Семенко и др. «Анатомия провокации», М., 2005). Даже прокурорский и судебный отказ применить к издателям человеконенавистнического кодекса Шулхан арух нормы российского законодательства (ст. 282 УК РФ) продемонстрировали всю степень еврейского засилья: евреи в РФ неподсудны, каких бы преступлений они ни совершали. Этот вывод полезен для осознания истинного положения.

Все это необходимо напомнить для облегчения личного выбора каждым русским человеком своего места в этой войне, ведь в мiре нет нравственного вакуума и от ответа перед Богом за это никому не уклониться – ни прокурорам, ни судьям, ни митрополитам, «идущим вместе» с иудеями. Это необходимо и для сохранения нашего единственного шанса оказаться достойными пророчеств наших святых о восстановлении православной России перед концом времен. Пусть даже это восстановление произойдет лишь на малой территории на малое время.

Это не утопия. Об этом прямо говорится в 20-й главе Апокалипсиса. Там упоминается «стан святых и город возлюбленный» (Откр. 20:8), который обороняется от сатанинских полчищ до самого конца времен и возносится Господом на Небо. Этот «стан святых» – несомненно, Церковь, вернее ее малая часть, которая от нее останется к тому времени. Следовательно, упоминаемый наряду с нею «город возлюбленный» – это не Церковь. Но и явно не географический Иерусалим, поскольку именно там в восстановленном третьем храме воссядет антихрист. В этом «городе возлюбленном» можно видеть некое последнее государственное образование, сопротивляющееся антихристу и завершающее удерживающую миссию Третьего Рима.

В книге «Вождю Третьего Рима» я пытаюсь размышлять об этом как обосновании возможного последнего назначения России (точнее, ее малого остатка) перед концом истории, в которое каждый читатель волен верить или не верить. Исполнение же нашей веры, с Божией помощью, зависит от того, хотим ли мы сами нанести упоминаемую в Апокалипсисе рану апокалипсическому зверю и остаться последним «станом святых» и «градом возлюбленным», ставим ли мы себе эту задачу своим историософским идеалом (русской идеей на последнем этапе), к которому готовы стремиться несмотря ни на что, ибо другого столь же высокого и достойного идеала не видим.

Таковой, с моей точки зрения, должна быть сегодняшняя цель тех современных правых сил, которые сопротивляются еврейскому засилью, сознавая смысл истории и свою ответственность в ней. Наше стихийно возникшее движение «Жить без страха иудейска!» считает себя важной частью православного сопротивления для разоблачения нашего главного врага и для избавления от страха перед ним. Это необходимое условие для выполнения задания, поставленного перед нами в апокалипсическое время Самим Господом Богом.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

2 комментария на “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Михаил Назаров1 min read

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924