ДВАДЦАТЬ ТРИ СТУПЕНИ ВВЕРХ!1 min read

Памяти Алексея Алексеевича Сенина (1945-2013)

Алексей Алексеевич СенинАлексей Алексеевич Сенин был исключительным по человеческим качествам деятелем православно-патриотического, православно-монархического движения России последнего десятилетия ХХ века и первых тринадцати лет столетия XXI: Именно таких, как он, наши древние летописи и соборные грамоты называли ‘лучшими людьми’! По внутреннему складу, по духовной стати он был державным мужем почти невероятной широты души и великой воинской смелости. Отсюда проистекала его всеобщая известность в Русском мiре не только в большой России, но и по всем континентам, где есть общины православных русских людей, везде, где живут православные славяне.

При этом очень и очень многих из нас просто поражала его скромность, его полная доступность для каждого простого человека, в котором он видел рядового соратника и верного сына нашего Отечества. Иные же среди нас даже ‘не замечали’ той скромности, считали её чем-то само собой разумеющимся, не усматривали в ней великий Божий дар не только для самого Алексея Алексеевича, но и для всей российской общественности. Он был прост — без малейшего подобострастия с нашими знаменитостями и общепризнанными авторитетами и без малейшего кичения с любым молодым никому не известным патриотом из провинции. Сейчас, перебирая минувшие двадцать три года знакомства, припоминая многочисленные встречи с Алексеем Алексеевичем — в основном на наших патриотических мероприятиях, — я не могу вспомнить ни единого случая, когда в нём можно было заподозрить хотя бы оттенок какой-то ‘позы’.

Господь дал Алексею Алексеевичу многие таланты — организатора, политика, церковнослужителя в мiрянском чине, писателя, редактора, мудреца, миротворца, ярого воителя, защитника несчастных и обделенных, правдолюбца, милосердного судии, заботливого товарища, готового пожертвовать жизнью и душою за други своя — и все эти таланты он многократно употребил не для собственной славы и личного благоденствия, но преумножил их во благо Православной Царской России и Русского Народа.

Узнал Алексея Алексеевича уже в пору его служения Святой Руси, когда он осенью 1990 года готовился выпускать своё главное детище — газету ‘Русский Вестник’. Конечно, его дарования и таланты как-то благодатно проявлялись и на протяжении всей его предыдущей жизни. К ‘Русскому Вестнику’ он приступил уже зрелым и опытным мужем с державным самосознанием. Но тот период жизни ведом его родным, бывшим соученикам и сотрудникам, близким друзьям, к числу которых я никогда не принадлежал.

По скромности самого Алексея Алексеевича я несколько лет не понимал его исключительного значения для православного русского патриотизма. Мы с соратниками в 1990 году уже попробовали себя в разных самиздатовских ‘проектах’ — альманах ‘Царь-Колоколъ’, русская грамота ‘Земщина’, ‘Ещё о тайне беззакония’ и некоторые другие — и потому одно время посматривали на первую официально зарегистрированную православно-патриотическую газету ‘Русский Вестник’ несколько свысока, совершенно необоснованно полагая, что это чей-то высокопоставленный ‘заказ’, в котором А.А. Сенин является только исполнителем.

Сейчас — перед лицом простой могилы с осьмиконечным Животворящим Крестом неподалёку от Воскресенска-Истры мне очень стыдно за эти досужие домыслы, которыми мы тешили своё самолюбие.

Но грянули Август и Декабрь 1991 года, потом Октябрь и Декабрь 1993-го, вылезло чудище колониальной конституции, пали все бывшие советские структуры, которым мы приписывали мифический ‘заказ’, прекратили существование наши самодеятельные издания, а Сенин и его ‘Русский Вестник’ выстоял! Когда же в 2001 году мы отмечали десятилетие ‘Русского Вестника’ в здании МХАТа на Тверском бульваре, перед лицом уже исторической реальности я вынужден был признаться самому себе, что ‘Русский Вестник’ это есть личный духовный подвиг Алексея Алексеевича Сенина!

Тогда вдруг увиделись самые простые вещи. Редко сам публиковался в газете А.А.Сенина, но не мог припомнить ни одного случая отказа в публикации. А.А.Сенин никогда не жалел себя и публиковал самые ‘неудобные’ материалы, которые вызывали гнев и светских властей, и порой влиятельных представителей Священноначалия. Так, из-за одного моего материала им на долгое время было утрачено благоволение одного влиятельного Архипастыря, постоянного члена Синода. Догадался об этом только в момент похорон из проповеди маститого протоиерея, поскольку сам Алексей Алексеевич никогда не говорил мне об этом.

Мои старшие соратники С.В. Фомин и О.А. Платонов могут привести свои примеры, когда их публикации вызывали целые волны гонений на ‘Русский Вестник’. Обычной была борьба ‘Русского Вестника’ с неоднократными судебными преследованиями, из которой А.А. Сенин с Божией помощью выходил победителем. А это очевидное мужество многими в нашей среде совершенно не замечалось, принималось как что-то ‘должное’ и ‘будничное’. Не замечалось только потому, что сам Сенин никогда никому не жаловался. А ведь сколько сил и крови лично для А.А. Сенина стоили эти явные атаки апокалиптического зверя на протяжении двадцати трех лет!

Ещё в пору досужего скепсиса мы с друзьями могли (конечно, только между собой, не публично) ‘покритиковать’ Алексея Алексеевича: ну зачем он публикует столько обращений, заявлений, открытых писем зачастую от совершенно крохотных никому не известных провинциальных организаций, группок, просто ‘малозначительных’ людей из глубинки?! А вместе с тем, когда из Сибири, Дальнего Востока, Урала или Кубани к нам обращались наши близкие соратники или дружественные священники с просьбой опубликовать какой-нибудь ‘манифест’ или несколько наивную декларацию, мы шли с документом в ‘Русский Вестник’, именно лично к А.А. Сенину, он внимательно прочитывал рукопись, письмо и: Опять же не помню хотя бы одного случая его отказа на такие наши прошения.

С нашей стороны был элементарный ‘двойной стандарт’: тексты наши друзей-провинциалов мы считали значительными, а подобные же обращения от неизвестных нам людей из глубинки мы относили к вещам ‘случайным’. Сенин же был напрочь лишен такого ‘двойного стандарта’, он видел ценность всех патриотических народных голосов, ищущих правды Божией, даже самых тихих и робких, никак не рассчитывающих быть услышанными в Столице Третьего Рима. После десятилетнего юбилея перебирал свою достаточно полную подшивку ‘Русского Вестника’, и тогда сотни и сотни голосов великой России вдруг зазвучали для меня в полную силу, именно потому, что были сохранены и широко озвучены мудрой прозорливостью А.А. Сенина.

Пройдут годы, и, возможно, некоторые тогдашние патриоты, которые сейчас ещё в колыбелях или в начальной школе, станут упрекать наше поколение, что в унизительную ‘ельциновскую’ эпоху мы трусливо молчали и малодушно соглашались с произволом разрушителей великой России. Но у нас есть грандиозный свидетель: ни один год, ни один месяц, ни одна неделя, ни один день 1991-2000 годов не прошел без неустанной борьбы Русского Народа с тайными и явными врагами нашего возлюбленного Отечества! Этот неподкупный свидетель — сенинский ‘Русский Вестник’!

Сейчас мне очень стыдно за тот пошлый критический ‘зудёж’ в наших ‘междусобойчиках’. И, увы, такой стыд будет со мной до гробовой доски, до разрешительной грамоты, которую, если Бог даст, священник вложит в мои стылые руки. Очень стыдно, что я при жизни Алексея Алексеевича так и не набрался мужества не только признаться в своем пошлом критиканстве за глаза, но от души поблагодарить за его каждодневные подвиги ради Христа, ради России, ради Русского Народа.

Особенно я благодарен Алексею Алексеевичу за его три стратегии.

Во-первых, за его неизмеримый многолетний и кропотливый вклад в дело церковного прославления Святых Царственных Мучеников на Русской Земле.

Во-вторых, за его безукоризненную стойкость в борьбе с известным подлогом, за противодействие силам, которые навязывали Церкви признание так называемых ‘екатеринбургских останков’ в качестве Святых Мощей Царственных Страстотерпцев.

В-третьих, за его неизменную на протяжении 23 лет поддержку трудов и деяний Ольги Николаевны Куликовской-Романовой.

Простите, Дорогой Алексей Алексеевич, что поскупился сказать Вам нужные слова соратнической поддержки.

Двадцать три года длилось Царствование Святого Царя Искупителя Николая Александровича. В Ипатьевском особняке со второго этажа в полуподвальную расстрельную комнату вела лестница, число ступеней которой тоже было 23! Советский писатель Марк Касвинов когда-то издал глумливую книгу о цареубийстве — ‘Двадцать три ступеньки вниз’, в которой злорадно сопоставлял число лет Царствования нашего Государя и число этих предсмертных ступеней. Но мы-то знаем, что Ипатьевская лестница в подвал на самом деле была Лествицей в Царствие Небесное. Судьба Алексея Алексеевича Сенина, который был глубоким чтителем подвига Императора Николая Александровича, был Его искренним славотворцем, сложилась так, что вслед за нашим Святым Государем заключительные двадцать три года жизни он шествовал по этой Небесной Лествице, совершенно не жалея себя, свое здоровье. И Господь ознаменовал жизнь нашего героя-современника явным для всех свидетельством об этом цареподражательном подвиге. Всем нам в спасительную науку и назидание.

У соратников, друзей и родственников Алексея Алексеевича Сенина великий долг перед ним. Мы должны бережно сохранить его писательское, шире — творческое и организационное наследие, электронный и бумажный архив ‘Русского Вестника’. Полагаю, для этого необходимо создать общественную комиссию по его патриотическому наследию, необходимо общими усилиями изыскать необходимые для этого средства. Сохранение сенинского наследия для потомков стало бы достойным памятником его жизненному подвигу. Конечно, буквально продолжить главное дело его жизни — продолжить издание газеты ‘Русский Вестник’ на том уровне, на каком его осуществлял Алексей Алексеевич, невозможно! Если ‘Русский Вестник’ общими усилиями будет продолжен, это было бы великолепно. Но Алексей Алексеевич Сенин из когорты совершенно незаменимых людей. И все же попытка продолжения его дела просто необходима. И нам надо молить Бога, чтобы нашлись сильные, самостоятельные и способные люди, которые смогли бы подхватить знамя передовой части русского сопротивления, вырванное смертью из рук героя.

Сенин был сражен в сердце — в открытом бою за духовное счастье свободной Царской России, но он восстал духом, он уже победил врага Русского Народа. Царствие ему Небесное и Вечный Покой, Вечная ему Память! Нам и нашим наследникам пока можно только стремиться к такой победе:

Леонид БОЛОТИН

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924