«Крымская Пасха»: да расточатся враги Его! Диакон Илья Маслов1 min read

Диакон Илья МасловКрым вернулся в Россию, «вернулся в родную гавань», как сказал наш Президент В.В. Путин на Красной площади 18 марта – в день подписания исторического Соглашения между Россией и Крымом. Это – уже свершившийся факт, который наполняет радостью, ликованием, гордостью за наше Отечество все подлинно русские сердца. В преддверии Пасхи мы видим, как воскресает территориальное единство исторической Руси: древняя Таврида, где принял Крещение св. князь Владимир, навсегда связав судьбу Российского государства с Православием, снова оживает в теле русской православной цивилизации. Крымчане в эти дни испытывали (я это знаю не только по телевизионным кадрам, но из личного общения) пасхальные чувства радости и победы.

Сейчас многие говорят о произошедшем великом событии в возрождении нашего Отечества как о «русской весне». В цивилизационном и духовном смысле это совершенно справедливо. Весна – это пасхальный образ, который мы многократно встречаем в песнопениях Великого поста, образ обновления, духовного оживания, образ того, что вся грязь человеческой лжи растает перед палящим Солнцем Правды – Христом Спасителем. Солнечный Крым, теперь уже снова российский Крым, в свете своего исторического возвращения – восстания из гроба мертворожденной украинской «незалежности» – сам по себе сегодня есть образ Пасхи. Может быть излишне пафосно, но интуитивно верно я бы хотел назвать «русскую весну» еще и «крымской Пасхой». Ни догматического, ни литургического модернизма в этом нет, просто православный христианин смотрит на земную историю как на сакральную, на историю своей страны как на часть всеобщей Священной истории. Именно такая историософия была заложена в русскую православную традицию еще в XI веке автором «Слова о законе и благодати» – митрополитом Киевский Иларионом. Аналогично и сейчас увидеть в «крымской Пасхе» избавление от смерти русского народа, шире – всей русской цивилизации.

О смерти можно говорить в двух смыслах: в буквальном – как о неминуемой резне и гонениях на русскоязычных крымчан, останься они только под юрисдикцией бандеровской хунты в Киеве; и в духовном смысле – умерла бы древнейшая часть православной русской цивилизации, связующая между собой Византию (Херсонес), Киевскую Русь и Российскую империю. Смерть была бы неминуемой, ведь ничто так не противостоит идеалу Святой Руси как созданная западными политтехнологами идеология «украинства». Но Промысл Божий, как это бывает в самые напряженные исторические моменты, вторгается непосредственно в историю и политические сценарии сильных мира сего с треском проваливаются. Майдан, устроенный на американские деньги, становится орудием спасения Крыма: с 22 февраля, с первых дней бандитско-фашистского режима в Киеве, Крым и Россия все быстрее и быстрее стремятся друг к другу. И, наконец, Крым спасен, переход (в буквально-библейском смысле – Пасха, «песах») из украинского идеологического рабства на родную российскую землю осуществлен и возврата обратно не будет. Помощью Божией, единодушием людей и политической волей лидеров Крыма и Президента России, не побоявшихся в решающий момент истории взять на себя огромную ответственность перед Богом и государством, воскресает Русский мiр, о котором, начиная с первых своих первосвятительских визитов на Украину, уже несколько лет постоянно говорит Святейший Патриарх Кирилл.

Пасха, «крымская Пасха»… Но ведь перед Пасхой всегда бывает Голгофа, рядом со Христом всегда оказывается Иуда, а в то время, когда апостолы с недоумением, но и с окрыляющей их радостью бегут к пустому гробу, в это время иудейские старейшины – предатели Закона и пророков – подкупают стражу и начинают развертывать самую долгую вплоть до сегодняшнего дня «информационную войну» против Христа: «и сказали: скажите, что ученики Его, придя ночью, украли Его, когда мы спали… И пронеслось слово сие между Иудеями до сего дня» (Мф. 28:13, 15). Нужно ли сильно удивляться нынешним предателям России и Православия (а ведь Крым не оставил никому «средней» позиции, безучастного нейтралитета!), когда все это уже было в истории Израиля: и духовная измена Божьему Завету, и национальное предательство («нет у нас царя, кроме кесаря!»), и непрекращающаяся ложь – стоит ли после этого удивляться аналогичным явлениям в нашем обществе? Удивляться не стоит, но быть бдительными и готовыми не допустить того, чтобы Россия из богохранимой державы превратилась в тоталитарную либеральную секту, мы просто обязаны.

Идет война, война цивилизаций, война миров: русского (не этнически, а культурно русского), православного, имперского по своей сути (империя как образ, икона Вечного Града, преодолевающего пространство и время), и нерусского (снова повторю – в цивилизационном смысле) – западного, либерального, евро-американского, глобалистского. Позиции именно такие, других окопов нет, отсидеться в стороне никому не удастся. Слышу уже в свой адрес риторически насмешливые вопросы: будем что ли искать предателей, «пятую колонну», репрессии возродим? Спешу ответить: их не надо искать – они сами заявляют о себе на различных белоленточных «маршах несогласных», антивоенных митингах, в обществе креативных и гламурных друзей на «Дожде», в «православных» блогах таких же креативных священнослужителей, в украинских СМИ с невидимой пометкой «одобрено Майданом» – все они уже давно воюют против нас. И эта кучка людей с большим информационным ресурсом давно уже идеологически репрессирует русский народ. И лишь совсем недавно этому явлению была дана оценка на самом верху – Президентом России. Путин в своем Обращении к Федеральному Собранию 18 марта сказал: «Мы явно столкнёмся и с внешним противодействием, но мы должны для себя решить, готовы ли мы последовательно отстаивать свои национальные интересы или будем вечно их сдавать, отступать неизвестно куда. Некоторые западные политики уже стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем. Хотелось бы знать, что они имеют в виду: действия некоей пятой колонны – разного рода «национал-предателей» – или рассчитывают, что смогут ухудшить социально-экономическое положение России и тем самым спровоцировать недовольство людей? Рассматриваем подобные заявления как безответственные и явно агрессивные и будем соответствующим образом на это реагировать» (http://www.kremlin.ru/news/20603).

Яснее не скажешь. Как же реагировать нам, русским православным людям, на предательские митинги, статейки, блоги, разного рода выступления т.н. «миротворцев» и «миролюбцев», которые и на Украине, и в России готовы из любви к «общечеловеческим ценностям» принять даже неофашизм в Киеве?

Во-первых, не пытаться остаться в стороне. Все равно этого не получится, а грех «непротивленчества» ляжет на нашу совесть. Вспомним святителя Иоанна Златоуста и 388 г. в Антиохии, где он тогда был еще пресвитером, – этим годом датированы его знаменитые проповеди-беседы «О статуях». Мало кто помнит, по какому поводу они были произнесены. Тогда, в 388 г., антиохийская чернь устроила в столице погром, «антиохийский майдан» в некотором роде: поубивала солдат, пограбила дома и церкви, сокрушила статуи (отсюда и название златоустовских гомилий) императора Феодосия Великого – того самого, который в 381 г. созвал II Вселенский Собор, утвердивший Символ веры. Тогда, на заре «темного и мрачного» средневековья, как его принято характеризовать либералами сегодня, на переговоры с бандитами не шли, и поэтому императорскими войсками порядок был быстро и жестко наведен в городе.

А что же святитель Иоанн Златоуст? Осудил императора или призвал армию «воздержаться от агрессии»? Ничего подобного. Иоанн Златоуст обратился после усмирения бунта к своей антиохийской пастве и сказал: «Вот преступление сделано немногими, а вина пала на всех». Коллективная ответственность, которой так бояться наши либералы, должна побуждать православного человека восставать словом и делом против бесчестия, наносимого как Церкви, так и государству (вандализм со статуями был оскорблением всей империи): «Церковь не зрелище, чтобы в ней слушать нам для одного удовольствия! <…> Вот и теперь, хотя мы и не принимали участия в преступлении дерзких людей, однако же не менее их поражены страхом, и трепещем, чтобы всех нас не постиг гнев царя. И нам нельзя сказать в извинение: я не был при этом, не знал, не участвовал. За это-то самое, говорят, ты и должен быть наказан и осужден по всей строгости, что ты не был при том, не воспрепятствовал, не удержал бесчинных, не подверг себя опасности за честь царя»[1].

Когда последние недели наша «творческая» интеллигенция, заглушая друг друга, буквально захлебывалась в своих призывах к миру и невмешательству в дела Украины (а дела там такие, что впору вспомнить батьку Махно или перечитать «Белую гвардию» Булгакова – многое станет ясно и без телевизора) в то время, как на земле наших общих русских святых устраивают свои вакханалии «Правый сектор» и «Свобода», а исторический центр Киева производит впечатление, будто немцы не ушли еще оттуда с 1941 г., тогда хочется задаться вопросом: почему граждане России должны были стать предателями своих соотечественников на Украине? По слову Златоуста, грех немногих лег бы на всех нас.

Поразительно, насколько двойные стандарты нашей либеральной интеллигенции вышли сейчас на поверхность. 20 лет наши «герои» свободы – целая армия либеральных историков и политологов, правозащитников, рок-музыкантов, актеров и литераторов – усиленно создавали себе имидж борцов с мировым злом: с уже несуществующим Советским Союзом. Именно этой фантомной борьбой многие из них компенсировали у себя некоторый дефицит таланта, профессионализма, ума, элементарной честности и порядочности. Все они в той или иной степени победоносно плевали на историческую память, на народ, на государство, поставившее их на ноги; все они дрались за место под солнцем в теле- и радио-эфирах, за съемочные площадки и книжные тиражи, а теперь дружно орут: нет войне! Они воевали 20 лет с собственным русским народом, а теперь еще и заявляют нам: не смейте воевать за таких же русских, как и вы, в Крыму и на Украине. Из страстной ненависти к России, к империи и власти как таковой, под лозунгами любви к правам человека наши доморощенные либералы сдали бы Москву, окажись у ее пределов бандеровская хунта вместе с НАТОвскими войсками. Новодворская с Немцовым принесли бы ключи от города, профессор Зубов прочитал бы лекцию «о христианско-демократических ценностях», а после перед оккупантами-освободителями спели бы «патриархи русского рока», типа Шевчука или Макаревича… Сарказм? Да, но это было в более наглядной форме продемонстрировано в недавно прошедшем в Москве т.н. антивоенном марше – марше предателей — под черно-красными флагами фашиста Бандеры. После такого «перформанса» с либеральной интеллигенцией и креативным классом все ясно – Крым они проиграли навсегда.

Второе. Гораздо прискорбнее наблюдать, как либеральная идеология размывает границы между добром и злом внутри Церкви, как предательское невмешательство транслируется под евангельскими лозунгами. Я уже писал о том, насколько лживо миролюбие А.Б. Зубова, на днях все же уволенного из МГИМО за свою слишком «альтернативную», но очень приятную для западных политиков историю о Путине-Гитлере (http://www.blagogon.ru/digest/499/). Но ведь Зубов не один такой «православный» религиовед и историк, на деле исповедующий либеральную религию под названием «индивид – мера всех вещей». И «православный» библеист А. Десницкий, и «православная» писательница О. Седакова – постоянные авторы либерального портала «Православие и мир» – тоже присягнули на верность Майдану (http://ruskline.ru/news_rl/2014/03/19/oni_sovershili_nepravoslavnyj_postupok/).

Неужели они не понимают, что не всегда быть против войны – означает быть православным? Может им стоит обратиться к настоящим православным деятелям русской культуры, которые прекрасно знали, что такое «священная война»? Например, к Ивану Ильину. Ильин видел в праведной войне форму отрицательной любви – любви, направленной на пресечение злодейства ради искренне дорогих тебе людей или святыни. Вот его ответ: «Физическое пресечение и понуждение могут быть прямою религиозною и патриотическою обязанностью человека, и тогда он не в праве от них уклониться. Исполнение этой обязанности введет его в качестве участника в великий исторический бой между слугами Божиими и силами ада…»[2]. И после этого на Ильина обрушился такой же град злобной критики со стороны либеральной интеллигенции, эмигрантов, обласканных западной прессой, какой обрушивается и сегодня на православных патриотов. Его называли «черносотенцем», Гиппиус приклеила ему ярлык «чекиста во имя Божие», Бердяев, как всегда в неистовом угаре, назвал работу Ильина «кошмаром злого добра» и написал много других гадостей – все это говорилось и писалось людьми, которые, как и сейчас, считали себя христианами «широких взглядов».

Мне скажут: война на Украине и присоединение Крыма есть агрессия России, а сами украинцы ведут «священную войну» и являются патриотами своей Родины. Такая мифологема господствует не только в официальных (читай: евромайдановских) украинских СМИ, но, к великому прискорбию, и в пресс-службе Киевской митрополии, и в призывах украинских архиереев встать на защиту от «агрессора», и даже в уподоблении «небесной сотни» (евроинтеграции ради убиенных) сорока Севастийским мученикам. Последний бред принадлежит уже интегрированному в технологическую сферу «богословие на службе у Майдана» протоиерею-обновленцу Андрею Дудченко: «Для меня совершенно очевидна параллель Сорока мучеников Севатийских, память которых вчера отмечалась Церковью, и Небесной сотни. Люди отдали жизнь за свои убеждения и ценности. Мученики – непосредственно за саму веру во Христа, люди на Майдане – за христианские ценности» (http://www.kiev-orthodox.org/site/byauthor/5126/). И ведь подобные заявления делали многие представители УПЦ МП. Чего стоит брошенный хамский ультиматум Патриарху Кириллу от лица прот. Георгия Коваленко, руководителя пресс-службы Киевской митрополии, поставившего вопрос о каноническом поминовении Патриарха в зависимость от его политической позиции по Украине (http://www.religion.in.ua/news/ukrainian_news/25116-spiker-upc-rossiya-narushaet-zapovedi-ne-ubij-i-ne-zhelaj-doma-blizhnego-tvoego.html).

Митрополит Черкасский Софроний называет Президента Путина «бандитом», митрополит Богуславский Августин благословляет украинскую армию (громко сказано!) на борьбу с «врагом», т. е. с Россией, епископ Львовский и Галицкий Филарет пишет обращения подобного же рода… Что это – всплеск национального патриотизма, стремление к автокефалии любой ценой, давление киевской хунты? – Судить архиереев не нам. Но мы здесь в России должны понимать, что нет никакой агрессии против Украины, есть стремление защитить и великороссов, и малороссов от «украинства», навязанного фашиствующим Майданом и угрожающего как единству Русской Церкви, так и единству Русского мiра.

«Украинство» – это западная политическая технология, которая, начиная с Грушевского в 1918 г., была направлена на создание «проектного государства» и «проектной нации» с искусственным языком, придуманной историей, а главное, с антирусской идеологией, чтобы всегда мешать объединению русской цивилизации. Ради этого не грех и Гоголя сделать зарубежным писателем (только потому, что писал он на великодержавном русском языке), а фашиста Бандеру записать в национальные герои (тоже только потому, что русских он ненавидел так же, как поляков и евреев). О губительных последствиях дробления единого русского государства на «самостийности» пророчески писал И.А. Ильин: «И вот, когда после падения большевиков мировая пропаганда бросит во всероссийский хаос лозунг: “Народы бывшей России, расчленяйтесь!” – то откроются две возможности: или внутри России встанет русская национальная диктатура, которая возьмет в свои крепкие руки “бразды правления”, погасит этот гибельный лозунг и поведет Россию к единству, пресекая все и всякие сепаратистские движения в стране; или же такая диктатура не сложится, и в стране начнется непредставимый хаос передвижений, возвращений, отмщений, погромов, развала транспорта, безработицы, голода, холода и безвластия. <…> Самостийная Украина только и может быть “трамплином”, ведущим немцев (сегодня можно сказать: американцев. – И.М.) к мировому водительству»[3].

Об «украинстве» в языковой политике антироссийских сил Запада пишет прот. Валентин Асмус: «Украинизм, поставивший своей целью отделение украинцев от России, пожелал вместо единого общерусского литературного языка создать общеукраинский литературный язык, которого до XIX века не было вовсе. <…> Украинский же язык, разрабатывавшийся в Австрии, был призван навеки разделить русский народ»[4].

«Украинство» доходит до таких пассажей, что создает не только антироссийский «украинский патриотизм», но и даже «украинскую симфонию властей». Правда, если традиционно считается, что византийскую модель симфонии сформулировал св. император Юстиниан Великий, то «украинскую симфонию» озвучил оппозиционный протодиакон Андрей Кураев (http://diak-kuraev.livejournal.com/629507.html). Комментируя на конкретном примере единодушие украинских архиереев с новой киевской «властью», о. Андрей идет на очень грубое и непрофессиональное передергивание православного учения о государстве. По его мнению, симфония властей – это взаимная поддержка Церкви и государства в лице любых их представителей. Даже если власть в государстве захватили бандиты, а епископы, с которыми они пытаются «симфонировать», входят в иерархическую структуру, канонически подчиненную отдельной Поместной Церкви. Вопрос о существовании сегодня украинской государственности вообще вызывает у многих большие сомнения, но даже при всем оптимизме по этому поводу нельзя серьезно полагать, что контакты самозванцев Турчинова или Яценюка с украинским Синодом есть «симфония властей». Если же рассуждать не с точки зрения либерального политического богословия (которое, конечно же, ближе о. Андрею), а видеть всю глубину учения о симфонии, то следует отметить: симфония властей предполагает возможна только одна. Это – симфония между Патриархом и Императором Нового Рима, симфония может быть только имперской моделью. Только лишь потому, что Москва стала Третьим Римом, империей, стало возможно говорить о симфонии властей в российской государственности. Причем здесь Украина, да еще в нынешнем положении? Похоже, что «свою колокольню» о. Андрею теперь лучше ставить на Майдане.

Вернемся к Крыму. Здесь Русский мiр уже победил «украинство» и евроколонизацию, здесь уже Пасха. Но выигранное сражение, пусть и стратегически наиболее важное, еще не есть выигранная война. В Восточную Украину тоже должна придти «крымская Пасха». Россия всегда срывалась в пропасть не под внешним давлением, а благодаря внутреннему духовному разложению, предательству и трусости. Так было в 1917 г., так было в 1991 г., так будет и дальше, если мы не построим национальной идеологии, основанной на приоритете святынь над экономикой, на главенстве Истины над выгодой, на любви к русской культуре и государственности. Мы знаем, как собиралась Русь ее святыми, полководцами, правителями, мы видели, как она распадалась. Теперь Господь дает нам возможность созидать Русскую землю снова, так будем же искать, как говорил Иван Ильин, «не нового, но верного».


 

[1] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы о статуях, 2 // Иоанн Златоуст, святитель. Творения в 12 т. Т. 2, кн. 1. М., 1993. С. 31-32
[2] Ильин И.А. О сопротивлении злу силою // Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993. С. 102
[3] Ильин И.А. Что сулит миру расчленение России? // Ильин И.А. О России: Избранные статьи. М., 2010. С. 184, 190
[4] Асмус Валентин, прот. Украинизм и украинский язык // «Имперское возрождение». №5 (31), 2010. С. 51
ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924