Мария Сараджишвили. Метод воздействия. Рассказ1 min read

Возмездие за прощение обид больше возмездия за всякую добродетель.

Иеромонах Никон (Беляев)

Мария Сараджишвили. Метод воздействия. Рассказ– Надо зайти к Марине Сергеевне! – объявила Елена по дороге, поправляя лямки тяжеленного рюкзака. – Оставим ей молоко и яйца.

– Это еще кто? – насторожилась Варвара, не одобрявшая лишнюю благотворительность. По ее мнению, духовная мать часто раздавала с таким трудом добытое козье молоко «не тем» людям.

– Моя бывшая свекровь…

Нелогичное словосочетание заставило Варвару на какое-то время замолчать. Внутри нее уже закипала волна неприязни, а мозги искали достойного обоснования.

Вскоре обе путешественницы сидели на диване у вышеуказанной особы, отдыхая от марш-броска с гор в город. Варваре она с порога резко не понравилась. Этакая говорливая громадина с необъемными телесами, глазки маленькие и далеко не пышущие человеколюбием. Продукты Елены взяла, как будто ей так и причиталось. Зато тут же стала читать нравоучения на темы давно минувших дней.

– Говорила я твоей матери: нечего лезть на эту гору и коз заводить. Вот Бог наказал и последний разум отнял. Хорошо теперь в параличе валяться, как ярмо у всех на шее. Вы же никого не слушаете, когда вам умные люди говорят.

– На всё воля Божья, – слегка дрожащим голосом отвечала мученица-дочка, перекрестившись. Ее лицо начинало краснеть – явный признак начинающихся головных болей. Но всё же вежливо поддерживала «светскую беседу». Варвара сидела сбоку и стреляла глазами на участников поединка.

«Умный человек» и не думал тормозить. Наоборот, в ход пошли пласты старых невостребованных советов и повышенный тон. Только трибуны не хватало.

Елена уже стала малинового цвета и сидела, бессильно прислонившись к спинке дивана.

Варвара ринулась спасать ситуацию. Она вскочила, подхватила свой мешок и бесцеремонно заявила:

– Я дико извиняюсь. У нас срочное дело. Время – деньги!

Елена, раскланиваясь и извиняясь, последовала за ней к дверям.

Вдогонку неслось:

– Еще хамку какую-то с собой приперла!

– Спасибо тебе, Варюша! – благодарила Елена уже на улице, немного придя в себя. – От Марины Сергеевны всегда очень трудно уходить. Ей надо дать выговориться.

– Ага, за счет ваших нервов! – съехидничала спасительница. – Что, делать нечего – выслушивать всякий бред?! Это же энергетический вампир – сразу видно. Я про таких читала.

– Она мой благодетель!

– С какого боку?! – распалялась Варвара всё больше и больше. – Ежу понятно, что на такой почетный титул это скопище жировых отложений никак не тянет.

– Когда на Страшном суде меня спросят: «Благотворила ли ты ненавидящим тебя?», я отвечу: «Старалась, Господи!».

Само собой, Варвара тут же потребовала детальных разъяснений, и вот что она услышала:

– Марина Сергеевна очень хотела, чтобы я вышла за ее сына Виктора. Мои родители тоже были «за». Они и уговорили меня, о чем потом очень жалели. А я всегда была очень послушной дочерью…

Жили мы у свекрови, в этой однокомнатной, где мы только что с тобой были. Такое совместное существование было нелегким делом. Всё, что я делала или готовила, подвергалось детальному разбору и постоянной критике. Свекровь с мужем абсолютно всё решали за меня. Выходить ли мне куда-то, что одевать, с кем разговаривать по телефону, рожать ли второго ребенка и т.д.

Сперва я терпела. Потом попыталась протестовать против такого диктата, но вышло еще хуже.

– Надо было налупить этих обоих птеродактилей сковородкой и развестись, отсудив площадь из принципа! – полезла Варвара со своим универсальным «ноу-хау».

– Я думала, раз мы венчались, надо терпеть до гробовой доски. Хотя от веры я тогда была еще далека.

– И где логика? Средневековье какое-то…

– Я не хотела ломать семью и всё ждала, что, может, что-нибудь изменится. Потом мне Господь послал болезнь. Со мной в 30 лет случился инсульт. Мама буквально выплакала меня у Бога. Потом, оклемавшись, я случайно обнаружила в своей подушке всякие гадости. Эта сделала моя свекровь, чтобы полностью парализовать мою волю…

– И после этого вы еще ей яйца таскаете?! – Варвара сжала кулаки. – Я бы на вашем месте…

И пошла перечислять египетские казни в постмодернистском стиле.

Елена закрыла уши.

– Умоляю тебя, замолчи! Не осуждай Марину Сергеевну. Это духовный закон такой: «Кого в чем осудишь, именно в это потом впадешь!» Я ведь потом благодаря ей к Богу пришла. В наше время много людей в церковь приходят, испытав на себе действие темных сил. Это Господь за высокоумие нашим современникам попускает. Слава Богу за всё! – она перекрестилась. – Зато потом передо мной вся красота Православия открылась. Новый смысл жизни! Во скольких монастырях России я побывала! Каких людей интересных встретила! Всё мне Господь даровал.

А брак мой распался сам собой. Кому нужна инсультница в 30 лет?

И тогда я Богу клятву дала, что буду принадлежать только Ему одному, а не какому-то конкретному мужчине, который будет решать: посылать меня на аборты или нет…

Варвара слушала эти откровения с внутренним клокотанием, точь-в-точь как выкипающий чайник.

– Я бы на вашем месте…

– Ой, стоп, не надо, лучше оставайся на своем! – замахала на нее контуженная супружеским фронтом и продолжила прерванную тему: – Знала бы ты, как на первых порах меня Господь смирял через моего мужа. Как он меня поносил и оскорблял. Гордыни много было, а как же иначе? «Ты, мол, и сына в попы готовишь. Чего он у тебя с крестом ходит? Наверняка, любовника в церкви найти хочешь». И прочие гадости… Я терпела, молчала, только молилась про себя.

Елена сделала паузу, а потом заговорила с новым воодушевлением. Потому как всё, что она рассказывала, должно было служить на духовную пользу бестолковой ученице.

– Запомни, родная: ни одно наше воздыхание не пропадает напрасно. Всё Господь слышит, просто не спешит исполнить, чтобы научить нас терпению.

Варвара только хмыкнула на это воззвание. По натуре нетерпеливой, ей и слушать-то это было в облом, а уж в жизнь претворять – тем более. Если не выходило по принципу «попросил – получил», тут же впадала в уныние.

Елена дальше вела свою печальную повесть хождения по мукам:

– Враг ведь, он на самое больное давит – на детей. Вот и стали муж и свекровь моего сына против меня настраивать, наговаривать напраслину. Я старалась не реагировать. Читала где-то у святых отцов такую мысль, – она на минуточку задумалась, потом процитировала: – «Кто оправдывается и старается показать свою правоту (невиновность), тот, может быть, и наведет справедливость, но этим разрушит план Божий об исцелении души». Отравили они ему душу своими помоями. А у него как раз переходный возраст. Максимализм через край. И мой Володенька перестал меня слушаться, учебу забросил. В какую-то нехорошую компанию залез.

– Так надо было не молчать в тряпочку, – Варвару прямо затрясло от такого беспредела, – а пресечь ему все контакты с отцом. Я бы так и сделала.

– Как это «пресечь»? – возмутилась Елена. – Грех какой.

Варвара только глаза закатила к небу в стиле умирающего динозавра: «Ох, уж это бессмысленное смирение». Но всё же потребовала продолжения:

– К чему вы в итоге клоните? Смысл этого средневекового терпения какой? Никак не въеду.

– Все эти годы я подавала на просфоры и мужа, и свекровь. И они стали меняться. Марина Сергеевна, например, была ярая атеистка. А сейчас она к Богу пришла.

– Кто? Этот радиофицированный жиртрест?

– Представляешь?! – у Елены вспыхнули глаза. – Она сейчас утреннее и вечернее правило читает. Иногда причащается. Богу ведь всех жалко. Он всем хочет спасения.

За разговорами они не заметили, как поравнялись с какой-то женщиной.

– Мы от Марины Сергеевны идем, – пояснила ей Елена после обмена любезностями.

Соседка по корпусу вдруг как по заказу свернула на только что обсуждаемую тему:

– Помнишь, какая она была раньше? Никого за людей не считала. А сейчас хоть здороваться со всеми начала. Что ни говори, поумнела на старости лет.

– Вот слышишь, Варюша, мнение постороннего наблюдателя? – улыбнулась Елена. – Господь слышит нас. Вот что значит соборная молитва.

Соседка пошла своей дорогой, а Варвара полезла уточнять.

– В итоге сколько времени вы за них подавали?

– 20 лет, – скромно потупилась Елена.

Варвару повергла в шок цифра, и она побежала домой – осмысливать. Об изменениях все-таки ей было трудно судить, но 20 лет систематического воздействия – это, да, редкое постоянство. Мало кто такое потянет.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924