Главный удар. Валерий Шамбаров1 min read

СамаходкаИз «Десяти сталинских ударов» 1944 г. главным стал пятый. В прошлых сражениях советская армия добилась наибольших успехов на Украине. Поэтому германский генштаб строил прогнозы, что летняя битва разразится здесь же. Наша Ставка не разубеждала неприятеля. На 1-й Украинский фронт сплошным потоком шли подкрепления, в его составе собралось 3 танковых армии. Гитлеровские стратеги знали об этом, стягивали сюда собственные резервы. Хотя советское командование переиграло врагов. Если на Украине и в Прибалтике наши войска значительно продвинулись вперед, то между ними линия фронта не сдвинулась с осени 1943 г. Враг упорно наращивал здесь оборону. Города Витебск, Оршу, Могилев и Бобруйск Гитлер объявил крепостями. Только на участке 3-й танковой армии под Витебском на строительстве оборонительных сооружений было задействовано 20 тыс. подневольных горожан и крестьян. Несколько попыток наступления в Белоруссии кончились ничем. В итоге центральное направление отстало от флангов, образовался огромный выступ, «Белорусский балкон».

Вот тут-то и намечался основной удар. Замысел операции «Багратион» был классическим, на окружение. На флангах конструировались две пары «клещей», прокусывали по изрядной дыре во вражеской обороне. А потом эти две пары образовывали одни огромные «клещи», захватывая всю попавшую в них неприятельскую группировку. Впрочем, в предшествующих операциях замыслы по окружению редко удавалось реализовать до конца. Дожать противника обычно не хватало сил. Теперь для этого были задействованы четыре фронта! 1-й Прибалтийский, 3-й, 2-й и 1-й Белорусские. Но и в кольцо намечалось захватить не корпус, не армию, а целиком группу армий «Центр»! В сражении должны были схлестнуться 4 млн человек, более 40 тыс. орудий, 6 тыс. танков и 6 тыс. самолетов.

Подготовка началась с апреля. Велась планомерная разведка. Только на одном 1-м Прибалтийском фронте и только воздушной разведкой были выявлены 1100 огневых точек, 300 артиллерийских батарей, 600 блиндажей. Все это дополнялось сведениями армейской и агентурной разведки, данными от партизан. Части поочередно отводились в тыл, тренировались преодолевать оборону. Для этого оборудовались траншеи с проволочными заграждениями, дотами, имитацией минных полей – все как у немцев.

Некоторые планы корректировались. На южном участке, на 1-м Белорусском фронте, 65-я армия Батова должна была атаковать вдоль шоссе на Паричи. Но и противник перекрыл шоссе несколькими оборонительными линиями. Зато по соседству раскинулись Полесские болота, на картах их обозначали непроходимыми. Разведчики 65-й армии доказали – пройти можно, а сплошной обороны там нет. Батов предложил сместить удар, командующий фронтом Рокоссовский и Ставка согласились. Через топкие места и речки строились мосты, через трясину прокладывались гати.

Все это осуществлялось в обстановке беспрецедентной секретности. Радиостанции обменивались только ложными позывными или сообщениями, разработанными нашей контрразведкой. Никаких упоминаний о наступлении не допускалось по телефонам. Любая информация передавалась только лично. А солдаты рыли и рыли окопы. Сколько раз изматерили начальство! Едва откопали линию траншей, следовал приказ копать новую… Разве можно было разъяснить людям, что это всего лишь дезинформация? Немцев убеждали: русские не собираются здесь наступать. Выдвижение войск, артиллерии, танков, всячески маскировалось. Офицеры генштаба летали на самолетах над расположением своих армий, отслеживали, не заметно ли чего-нибудь лишнего. Данные мероприятия в полной мере достигли цели. Германское командование ждало удара на Украине. А группе армий «Центр» предсказывали «спокойное лето». За три дня до сражения ее командующий фельдмаршал Буш отпросился в отпуск!

К этому времени в Белоруссии насчитывалось 200 тыс. партизан. В ночь на 20 июня они вдруг обрушились на неприятельские тылы. По единому плану хлынули на железные дороги, за одну ночь установили 10,5 тыс. мин. Налетели и на линии связи, рубили столбы, провода. На какое-то время передвижение по неприятельским коммуникациям и связь оказались парализованными. А 22 июня земля на многие километры затряслась от артиллерийской канонады.

На северном фасе «Белорусского балкона» советские войска брали в клещи Витебск. С севера атаковала группировка 1-го Прибалтийского фронта генерала Баграмяна, с юга – 3-го Белорусского фронта Черняховского. Артподготовка настолько точно и мощно перетряхнула вражеские позиции, что уже в первый день наши воины захватили ряд ключевых пунктов. А на второй день стало ясно – одолеваем! Германский 6-й корпус, сражавшийся южнее Витебска, рассекли надвое. В прорыв ринулась 5-я гвардейская танковая армия с кавалерийским корпусом Осликовского.

В Минск прилетел начальник германского генштаба Цейтлер, доложил Гитлеру, что 3-ю танковую армию под Витебском берут в кольцо. 25 июня фюрер разрешил оставить в городе одну дивизию, а остальным отойти. Но было уже поздно. В этот день клинья двух советских фронтов встретились. Шесть вражеских дивизий задергались в мешке. 22 раза они кидались прорываться! Нет, не получалось. В этих попытках немцы только измочалили свои войска, а в воздухе господствовала наша авиация, любые германские передвижения оставляли за собой завалы искореженных машин.

Через два дня избиения, 27 июня, командир окруженной группировки генерал Гальвитцер капитулировал. Витебск был освобожден. Генерал Писториус с остатками окруженцев пытался уйти лесами. Но когда пересекали шоссе, появились колонны советской 33-ю зенитной дивизии. Она передвигалась на машинах и прямо с кузовов ошпарила немцев огнем зениток. Часть солдат соскочила с машин, кинулась в атаку. Писториуса убили, его подчиненные сдались или рассеялись. За 5 дней северный фланг группы армий «Центр» был уничтожен! Из окружения под Витебском выбрались лишь 200 человек. Более 50 тыс. погибли и попали в плен.

На южном фланге «Белорусского балкона» оба удара «клещей» наносил 1-й Белорусский фронт. Но залили дожди, не позволяя действовать авиации. Наступление отложили на два дня, и фактор внезапности был утрачен. Правый захват «клещей» обеспечивала 3-я армия Горбатова. Однако враг оказался уже настороже. Командующий германской 9-й армией Йордан бросил навстречу свой главный резерв, 20-ю танковую дивизию. Она контратаковала, попятила соединения Горбатова.
Но немцы не ожидали, что левая часть «клещей», 65-я армия Батова, двинется через болота! У врага там стояли лишь отдельные опорные пункты. За день армия углубилась на 10 км. В прорыв были введены 1-й Донской танковый корпус, кавалерийский корпус Плиева. Вот тут уж Йордану припекло. Он принялся разворачивать свою 20-ю танковую дивизию на участок прорыва Батова. Получив новый приказ, бронированные части покатили на другое направление, растянулись по дорогам. А русские принялись громить их по очереди, по мере появления. Дивизия потеряла половину танков и отползла прочь.

Тем временем, ее уход с прежних позиций открыл дорогу армии Горбатова. Она тоже проломила фронт, в прорыв вошел 9-й танковый корпус. 27 июля два клина встретились, в мешок возле Бобруйска попала вся 9-я германская армия. Разгневанный Гитлер снял Йордана, назначил вместо него Формана. Но выручать окруженных, пробивать к ним коридор, оказалось нечем. А сама 9-я армия в мешанине боев развалилась. 35-й германский корпус очутился в кольце восточнее Бобруйска. Он уничтожил все вооружение и имущество, которое не мог унести, пробовал прорваться к соседней, 4-й армии. Но его раздавили танками и отбросили назад, лишь отдельным группам удалось проскользнуть между нашими частями.

В Бобруйске засел 41-й танковый корпус. К нему собирались осколки других соединений. Вечером 28-го вся масса выступила на прорыв. На острие атаки бросили сохранившиеся танки. За ними перемешались строевые, тыловые части. Эта лавина сумела проломить заслоны наших пехотинцев. Но утром налетела авиация. Прицельно уничтожила танки. А советские танкисты, кавалерия, стрелковые дивизии навалились с флангов. 29-го был освобожден Бобруйск. Из неприятельской группировки, попавшей в окружение, погибли или попали в плен 74 тыс. солдат и офицеров.

14 тыс. немцев вырвались, добрались до своих. Вздохнули с облегчением – но совсем не надолго. Ведь теперь были взломаны оба фланга группы армий «Центр». Ее обтекали с двух сторон. А на центральном участке, в вершине Белорусского выступа, наступал 2-й Белорусский фронт генерала Захарова. Он был гораздо слабее, чем фланговые фронты, и выполнял вспомогательную задачу. Связать немцев, стоявших против него, 4-ю армию Типпельскирха. Впрочем, даже вспомогательный фронт получил достаточно орудий и боеприпасов. Немцы признавались, что роты, попавшие под шквал артподготовки, сократились в 5 раз.

На 2-м Белорусском тоже были организованы «клещи», хотя и более скромного масштаба. Боевые порядки врага прорвали южнее и севернее Могилева. Город окружили, взяли 2 тыс. пленных. Типпельскирх велел своей армии отходить за Березину. Но многие части в неразберихе не получили его приказов. Погибали или откатывались куда глаза глядят. Войска 2-го Белорусского фронта медленно продвигались следом. От них и не требовалось быстроты. Было выгоднее, чтобы немцы задержались, пока захлопнется ловушка. Типпельскирх тоже осознал угрозу. Торопил отступать.

Однако в распоряжении его армии осталась единственная дорога – грунтовка от Могилева. Она была забита воинскими частями. Возле Березины началась давка. Регулировать переправу должна была военная полиция, но озверевшие фронтовики прорывались за реку с оружием. Полиция перепугалась, что ее перестреляют, сбежала. Переправу закупорило пробками из обозов, машин. Из леса их поливали пулями партизаны, в воздухе висели советские штурмовики и бомбардировщики, довершая разгром. В общем, Березина обошлась немцам даже дороже, чем Наполеону.

Гитлер отстранил командующего группой армий «Центр» фон Буша, на его место назначил специалиста по обороне Моделя. Полетели распоряжения соседям – спасать то, что еще удерживалось в Белоруссии. С Украины забирали резервы. А группе армий «Север» было велено нанести от Полоцка контрудар во фланг русским. Да какой там контрудар! Командующий группой армий «Север» Линдеман только начал перекидывать для этого войска в Полоцк, а к городу уже выходили армии 1-го Прибалтийского фронта. С ходу разметали так и не собранный кулак, овладели городом.

С Украины успели перебросить лишь 5-я танковую дивизию. Она считалась сильной, в строю было 159 машин, их них 45 «тигров», 76 «пантер», 21 новейшая самоходка «Ягдпантера». Но к решаюшим боям сумели перевезти только танковые части, без пехоты. Время уже не терпело, и вместо своих пехотных полков танкистам придали полицаев, охранные батальоны. Кинули под Борисов, наперерез ударной группировке 3-го Белорусского фронта. Германская бронированная армада грамотно притаилась в засадах. Прицельно побила авангарды танковой армии Ротмистрова. Но вместе с Ротмистровым действовали кавалеристы Осликовского. Обошли вражеские танки, принялись рубить полицаев и тыловиков, те разбежались. А немецкие танки остались без пехоты, их окружали. Повернули выбираться назад, при этом понесли жестокие потери. Перегруппировавшись, «тигры» и «пантеры» вступила в бой на другом рубеже, но повторилось то же самое. За два дня от дивизии осталось 18 танков.

Танковая армия Ротмистрова с кавалерией двинулась к Минску с севера. А с юга к нему выходили два танковых корпуса и кавалеристы Плиева с 1-го Белорусского фронта. 3 июля они ворвались в Минск. В столице Белоруссии к этому времени оказалось около 1800 неприятельских солдат. Было еще несколько тысяч военнослужащих оккупационных, хозяйственных, карательных учреждений, но они серьезной силы не представляли. Бестолково заметались, и Минск освободили за несколько часов.

Зато восточнее белорусской столицы попали в кольцо вся 4-я армия и примкнувшие в ней соединения, более 100 тыс. человек! И как раз теперь, летом 1944 г., наши солдаты заговорили – «немец стал не тот». Правда, германские солдаты по-прежнему дрались упорно, свирепо. Но лучшие кадры вермахта таяли, разбавлялись второсортными добавками. В операции «Багратион» подобные перемены стали ощутимыми. Под Сталинградом армия Паулюса сражалась в окружении два месяца. Под Корсунь-Шевченковским группировка Штеммермана отбивалась три недели. А котлы под Витебском и Бобруйском продержались лишь по паре дней.

Под Минском агония тоже была короткой. Командующий 4-й армии Типпельскирх удрал, назначил вместо себя командира 12-го корпуса генерала Мюллера. Тот бросал подчиненных пробиваться из котла. Но атаки отражались, окруженный пятачок простреливала советская артиллерия, бомбила авиация. У немцев кончались боеприпасы, горючее. Спасать окруженных не пытался никто. Контигнентов для этого поблизости не было. За несколько дней фронт удалился на 150 км. Снабжения по воздуху не присылали – германская авиация была слишком повыбита. В общем, было похоже на ту же Белоруссию в 1941 г., только роли переменились.

5 июля из котла была отправлена последняя радиограмма: «Сбросьте с самолета хотя бы карты местности, или вы уже списали нас?» На следующий день 4-я армия разделилась. Одну часть возглавил сам Мюллер, вторую генерал Траут. Он повел отряд на прорыв, но его солдаты почти полностью полегли под шквальным огнем. А Мюллеру карты так и не сбросили. Он несколько дней скрывался по лесам. 8 июля, ориентируясь по грохоту советских батарей, выбрался из дебрей. Капитулировал сам и подписал приказ 4-й армии прекратить сопротивление. Под Минском было перебито 72 тыс. немцев, 35 тыс. попали в плен.

Ну а в целом германские потери в Белоруссии достигли 400 тыс. солдат и офицеров, пленными – перевалили за 100 тыс. 16 июля в Минске прошел уникальный парад – Партизанский. По улицам, наскоро расчищенным от обломков, шагали народные герои. Развевались знамена отрядов и соединений. Гарцевали на лошадях легендарные командиры, чьи имена наводили ужас на оккупантов, а головы оценивались в фантастические суммы. А на следующий день состоялся другой уникальный парад – в Москве.

В западной прессе уже в те времена стали проявляться потуги исказить картину войны. Посыпались ядовитые замечания, что результаты побед в Белоруссии раздуты «коммунистической пропагандой». Но скептикам наглядно продемонстрировали эти результаты. Операцию не без иронии назвали «Большой вальс» — по названию популярной музыкальной комедии. Часть пленных доставили в Москву, и 17 июля по улицам провели 57.600 человек, из них 19 генералов. Шествие продолжалось насколько часов, а за колоннами ехали поливальные машины, отмывали улицы от «нечисти». Картина оказалась настолько впечатляющей, что зарубежным журналистам и историкам возразить было нечего. Примолкли на несколько десятилетий.

Между тем, фронт в Белоруссии оказался полностью взломанным. В нем образовалась дыра в 400 км. Советское командование требовало от войск продвигаться решительнее, пока сопротивление ослабело. Гитлеровский начальник генштаба Цейтлер предлагал бросить Прибалтику и отвести назад группу армий «Север», чтобы залатать фронт. Гитлер не согласился. Уволил Цейтлера, и новый начальник генштаба Гудериан вместе с «гением обороны» Моделем взялся реанимировать фронт по линии Вильнюс – Лида – Барановичи.

От группы «Центр» уцелела единственная армия, 2-я. Ее боевые порядки растянули. А для подкрепления и уплотнения с других фронтов и из тыла вытаскивали 46 дивизий. Но их подвозили разрозненно, разогнавшиеся русские давили их с ходу. Группа армия «Север» получила приказ выдвинуть свои соединения на восток, прикрыть Литву и сомкнуться с остатками «Центра». Однако наладить оборону эти соединения не успели. Армии 1-го Прибалтийского фронта смяли их, овладели городом Шауляй. Баграмян обнаружил, что справа у него обозначился неприкрытый участок. Собрал вместе все свои танковые и механизированные части и направил в замеченную брешь. Они развернулись на 90 градусов, влетели в Латвию – и проскочили к берегу Балтики. Группу армий «Север» отсекли от Германии!

3-й Белорусский фронт наступал на Вильнюс. Гитлер объявил его очередной «крепостью», сюда наскребли 15 тыс. солдат. Но это были разрозненные растрепанные части. Армии Черняховского за день сломили оборону и окружили столицу Литвы. Три дня продолжались уличные бои. Из «крепости» ускользнуло 3 тыс. человек, 5 тыс. попали в плен, остальных перебили. А войска Черняховского устремились на Каунас. Его тоже начали обходить с двух сторон. Но котлы уже вызывали у немцев ужас. Едва обозначилась угроза окружения, город бросили без боя.

Войска 2-го Белорусского фронта заняли Новогрудок, Гродно, Белосток, а 1-го Белорусского вышли к Барановичам. Сюда начали прибывать германские дивизии, переброшенные с Украины. Наши авангарды, вырвавшиеся вперед, были отброшены контратаками. Разведка доносила, что на станцию Барановичи подходят и разгружаются новые эшелоны, она забита войсками. Но советская Ставка и Жуков, координировавший действия разных фронтов, нацелили на это скопище ресурсы нескольких воздушных армий, 500 бомбардировщиков! Вскоре станция и ее окрестности превратились в хаос полыхающих цистерн, раскуроченных машин и танков. А то, что уцелело после массированных налетов, атака 1-го Белорусского фронта смела. Преследуя бегущих, наши армии устроили немцам еще один котел, под Брестом захватили в кольцо три дивизии. Но в наступлении войска поредели, артиллерия и тылы отставали. Немцы положили 7 тыс. своих солдат, но пробились из этого мешка.

А Гудериан и Модель все-таки смогли восстановить фронт по рубежу Вислы. Стянули сюда запоздавшие подкрепления, выскребали резервы. Русские солдаты выплеснулись к реке, с ходу переправились в нескольких местах, но на них посыпались остервенелые контратаки. Пятачки плацдармов враг засыпал снарядами, на них волна за волной лезли танки и пехота. Эти тяжелые бои продолжались три недели. Сбросить наши воинов в Вислу немцы не смогли, постепенно их натиск выдыхался. Но и советские части понесли значительные потери, израсходовали заготовленный боезапас. 29 августа дальнейшее наступление было остановлено.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924