Сепаратисты. Сергей Сидоренко1 min read

Сепаратисты. Сергей СидоренкоНа двадцать третьем году «нэзалэжности» население Украины оказалось вдруг перед непростым выбором.

Все нынешнее беспокойство подкралось как всегда некстати. Жили себе более-менее спокойно, нацелившись на предстоящие «европейские перспективы» (а те, кто особо и не нацеливались, то все равно вовсе не собирались спорить на этот счет с начальством, которое твердо таки решило погрузиться в «европейские ценности»)… И тут «грянул гром»…

И теперь этому населению приходится делать весьма неприятный выбор. Как-то так получилось, что те самые «враждебные вихри», носившиеся до этого по странам и континентам, переворачивая там все вверх дном и порождая гражданские войны, — вместо того, чтобы как прежде ненавязчиво мелькать в телевизоре, прерывая ненадолго сериалы и шоу, — неожиданно переместились на Украину… И закружились в головах мирных украинских жителей, заставляя эти головы думать о том, о чем они не привыкли думать.

Мирного украинского обывателя по непонятной для него причине оторвали от его повседневных забот и заставили делать выбор в споре глобальных сил, взявшихся вдруг выяснять отношения на территории Украины. В качестве же главного нарушителя спокойствия, отвлекающего добропорядочных украинских граждан от непрерывных битв за картофельные и все прочие урожаи, телевизор нарисовал кошмарного Путина, поднимающегося грозной тучей на восточном горизонте самостийной и почти что европейской державы.

И чего, в самом деле, этому Путину не хватает?..

По милости этого агрессивного Путина украинский обыватель вынужден теперь давать ответы на все возникшие вдруг вопросы. Причем, делать это всерьез, так как отныне за неверные ответы приходится отвечать по-крупному.

***

Раньше было как-то попроще. И вопросы эти назойливые до сих пор можно было как-то отфутболивать… Кто же мог ожидать, что все так нехорошо обернется…

Ну предавали потихоньку, на протяжении двадцатилетия, память своих усопших — не только всех прежних, но и совсем недавних, которые погибли в войне с фашизмом. Начиная с 1991-го года, ради того, чтобы зажить как в Европе, или просто, чтобы не испытывать лишних проблем, согласились принять ту самую символику — трезубцы, желто-синие флаги и прочие все «узоры», — указывавшую в годы той последней войны на принадлежность к тем, кто были союзниками фашистов и выполняли за фашистов самую «грязную» работу…

К примеру, школьные учителя и вузовские преподаватели, прежде, при коммунистах, ругавшие идеи, соответствовавшие этой символике, — в 1991-м резко сменили пластинку и стали убеждать молодое поколение в том, что эти идеи верные…

А военные — позволили нацепить всю эту символику на свою форму и приняли новую присягу, обязывающую эти идеи защищать… И все объясняли тем, что семьи кормить как-то надо…

А ветераны войны согласились, чтобы их чествовали в Дни Победы — под теми самыми флагами и в окружении той символики. Ведь вроде бы против самой победы никто ничего не имел. И выплаты все и надбавки платили по-прежнему, и льготы не упраздняли…

И все — каждый на своем месте — вели себя примерно в этом же духе… Достаточно вспомнить хотя бы то, сколько людей на Украине отказались от родного для них русского языка ради карьерного продвижения.

И даже служители нашей церкви — последнего нашего оплота и надежды — оставили пока на потом следование завету Христа, Сказавшего: «…Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Иоанн 12 : 24). И ради сохранения бесконфликтного положения дружно закрыли глаза на то, что вся эта символика соответствует униатскому мировоззрению и выражает собою устремления к попранию соборности на Руси.

И не было до поры — целых двадцать три года — никаких особых последствий…

***

А теперь оказалось, что этот избранный путь привел к тому, что для продолжения относительно благополучной жизни прежних уступок уже недостаточно. И нужно уже не просто принимать новые правила игры и ту самую символику, не думая о ее значении; и слушать сочувственно державный гимн (а лучше и подпевать, держа при этом руку на сердце) про то как «згынуть наши ворожэнькы»…

Теперь требуется уже убивать. То есть воплощать слова гимна в жизнь. И убивать не только память своих предков, которые лежат в могилах, а своих ближних — живых.

И вот каким-нибудь мирным украинцам, у которых хата, как и полагается, «скраю», — приносят в эту самую хату повестку, требующую их сыночку явиться в военкомат, чтобы послать его воевать. По возрасту своему он мало что еще понимает, но школьные учителя и телевизор сходно ему внушали, что он — «будущий защитник независимой Украины», что «Украина — превыше всего», и прозрачно при том намекали, что главный враг Украины — Россия. И затем молодого человека, которого родители его из последних сил стараются «вывести в люди» (не особо при этом заморачиваясь по поводу того, в какие именно «люди»), повезут на войну — в какую-нибудь соседнюю область. И, как после окажется, будут там заставлять стрелять по дядькам и теткам, очень похожим на тех, которые живут с ним по-соседству. А если он будет стрелять — то может кого-то убить, повязавшись с многими тысячами таких же как он круговой кровавой порукой, из которой так просто не вырваться (а это, кстати, для тех, кто его посылают, очень даже желательно)…

А если не будет стрелять — то могут убить его.

А тут как раз, в том же городе или поселке, облетает всех весть о печальной участи какого-нибудь вертолетчика, живущего где-нибудь на соседней улице в такой же хате (и тоже, как водится, «скраю»), которого послали по работе в соседнюю область повоевать с тамошними «террористами-сепаратистами». Послали и послали — человек на работе. Понятно, что не за бесплатно. Тем более, что не все, наверное, согласились… А его там подбили. И домой привезли в гробу.

И вот теперь приходится мучительно выбирать, как поступать…

И даже немногочисленные оставшиеся в живых ветераны войны, которых до сих пор вроде бы особо не беспокоили, не избежали в наши дни неприятных для себя неожиданностей. Впрочем, те из них, кто хотели, могли бы, конечно, обеспокоиться и раньше. Ведь если заглянуть в учебники истории, по которым на протяжении всего «независимого двадцатилетия» учились их внуки-правнуки, и вдумчиво их прочитать, то получалось, что они, ветераны войны и победители фашизма, вовсе не освободители, а оккупанты. А теперь стало так, что и вдумываться не надо, так как наступила уже полнейшая ясность. Эти самые внуки-правнуки настолько уже прониклись духом своих учебников, что и ленточку георгиевскую на День Победы нацепить никому не позволяют. Могут даже побить. Или, в лучшем случае, обзовут «колорадом». И что им, обзывающим, до того, что те самые колорадские жуки — «колорады» — прибыли в свое время к нам вовсе не с той стороны, на которую сегодня указывают. Ведь родина этих прожорливых насекомых — на Западе, где имеется даже штат под названием Колорадо, — и именно с той, западной, стороны проникли к нам в свое время и «демократические вирусы», от болезнетворного действия которых мы не можем никак исцелиться… А потому эти самые прожорливые насекомые могут служить своего рода символом Запада… Впрочем, у нас так уже повелось: у кого есть возможность во всеуслышание говорить и тиражировать свое мнение — тот и прав. Кого назначит телевизор «колорадом» — тот им и будет считаться…

И наши украинские пастыри благословляют теперь «власти и воинство» украинской державы на нынешние их «деяния». А так как эти власти беспрекословно подчиняются теперешнему «председателю Земного Шара», то, получается, благословляют его… И на литургии, говоря о «богохранимой стране нашей», все больше пастырей, «страха ради иудейска», норовят присовокупить от себя «уточняющее слово» — «Украине», — чтобы никто из православных ненароком не перепутал и не пересек своей молитвой «дэржавный кордон» Украины, не простер свою любовь и на Россию, включив в «богохранимую страну нашу» и те земли, где жили когда-то Сергий Радонежский и Серафим Саровский и где живет теперь наш Патриарх.

Украинских пастырей ни к чему не подвигло даже то обстоятельство, что 25 мая, когда народ повели «выбирать» выбранного уже для него Штатами «резидента», по церковному календарю значилось Прославление священномученика Ермогена, Патриарха Московского и всея России. Того самого Патриарха, который четыре столетия назад отказался признать в самозванце царя, благословил русский народ на освободительную войну против тогдашних польских интервентов, желавших искоренить в России православную веру и ввести католичество и униатство, и принял за это мученическую смерть. То есть даже этого формального календарного повода, — а такое совпадение, наверное, неслучайно, — оказалось недостаточно для того, чтобы сказать свое слово о происходящих событиях. Как не подвигло малорусских пастырей и то, что в дни, когда лучшие наши люди дерзнули восстать против терзающего Русь западного ига, Русская Земля чествует семисотую годовщину со дня рождения преподобного Сергия Радонежского, благословившего великого князя Дмитрия Донского на борьбу с другим игом, терзавшим тогда Русь с востока…

***

И неудивительно, что все оказавшиеся сегодня перед необходимостью делать очень непростой для себя выбор, все более солидарны в своем негодовании против злокозненных сепаратистов, явившихся невесть откуда, будто гром с ясного неба, — нарушивших наш покой и мешающих нашему благополучному продвижению в Европу, — против которого и церковь украинская не возражает (если не считать отдельных ее «несвидомых» представителей, вроде протоиерея Андрея Ткачева, на которых несложно найти управу).

А если и церковь не возражает, то откуда же узнать всем этим обеспокоенным и негодующим, что сепаратисты — это они сами, согласившиеся в 1991-м году, из меркантильных своих соображений, разделить тело и душу единого народа на части (и, в большинстве своем, даже не заметивших этого). Некому, к сожалению, напомнить народу слова Преподобного Лаврентия Черниговского: «Как нельзя разделить Святую Троицу Отца и Сына и Святого Духа — это Един Господь Бог, так нельзя разделить Россию, Украину и Белоруссию — это вместе — Святая Русь». И объяснить, что теперь приходится нести наказание за то свое преступление… Отвратить же это наказание можно лишь осознав свою вину и раскаявшись в мерзком своем отщепенстве.

И некому, к сожалению, объяснить народу, что те, кого на Украине называют теперь «сепаратистами», — напротив, пытаются преодолеть навязанный им грех украинского сепаратизма — этого отщепенства от русской жизни, и возвратиться домой в Русский мир. И, спасая свою русскую душу, жертвуют иногда и жизнью.

И если пастыри не вмешиваются и уклоняются сказать свое слово, то, наверное, вмешается Господь Бог, чтобы говорить с народом уже без посредников, напрямую, и направить его пусть по трудному и болезненному, но душеспасительному пути…

По этому же пути придется, видимо, пройти и украинским пастырям. Ведь как так получилось, что православный народ Украины, с их одобрения, мобилизован теперь на войну против своих православных братьев и, руководимый униатами, сектантами и содомитами — под общим предводительством президента Европейского Еврейского Союза, служит целям, начертанным в богоборческих США и Европе. Может быть с либеральной точки зрения все это и вполне допустимо — но как это объяснить и, главное, оправдать с православных позиций?

А если народ некому наставлять в жесточайшем для него испытании, то нужно ли удивляться тому, как много теперь обманутых… И этим обманутым надо бы как-то помочь. Ведь тотальный контроль над информационным пространством Украины привел к тому, что уже дважды социальными последствиями колониального положения Украины воспользовались те, кто в это положение Украину загнали, трактуя причины этих последствий по-своему и извлекая из этого пользу… Две украинские «революции» последнего десятилетия, перевернувшие все с ног на голову и очевидную правду подменившие ложью, — тому подтверждение…

И потому России — в желании помочь Украине — нужно найти способы блокаду эту прорвать и говорить напрямую с народом. Российскому руководству (демонизированному украинской пропагандой) нужно донести свою позицию и свой взгляд на суть происходящих процессов до населения Украины. Ибо граждан Украины, прежде, в массе своей, положительно относящихся к Путину, теперь убедили, что Путин воюет против них. Нужно этим гражданам доказать, что Путин — на их стороне, а воюют против них США руками своих пособников. От этого слишком много зависит, так что для достижения этой цели не стоит пренебрегать никакими возможностями. На худой конец, российскому руководству можно было бы даже воспользоваться примером своей недавней газовой партнерши Тимошенко, написавшей перед прошедшими выборами каждому жителю Украины письмо с разъяснением своей позиции. Не мешало бы, пожалуй, и российскому президенту вступить с гражданами Украины в личную переписку, продумав основательно способы доставки такого письма адресатам.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924