Новая версия ЕС. Ольга Смирнова1 min read

ЕСЕвропейский банковский союз представляет собой проект, который призван предотвратить повторение фатальной спирали задолженности банков и государств, которая с 2010 г. подвела многие страны еврозоны к краю пропасти и чуть было не стала «спусковым крючком», который мог подорвать Европейский валютный союз и сам проект европейской интеграции.

Тому способствовало несколько причин, к примеру, частичное банковское резервирование, существующее в Европе с эпохи раннего капитализма, при котором лишь часть банковского вклада хранится в качестве банковского резерва, а большая часть всех отданных на хранение денег выдается банками в виде безналичных кредитов. Помимо этого фактора, почти полвека назад, в 1971 г., в результате краха Бреттон-Вудской золотодолларовой системы ФРС США получила возможность печатать свою валюту без количественных ограничений, что привело к вытеснению реальной экономики финансовой экономикой, оторванной от реальной товарной массы.

Другие факторы появились сравнительно недавно. Так, в 1999 г. в США под видом преимуществ получения финансовых услуг «из одного окна» был отменен принятый Рузвельтом в разгар Великой депрессии Акт Гласса-Стиголла (1929 г.), в то время по сути заставивший коммерческие банки финансировать реальный сектор вместо спекуляций с ценными бумагами. Однако Акт Гласса-Стиголла не ликвидировал первопричину финансовых и банковских кризисов — частичное резервирование; к тому же этот закон был отменен в 1999 г., почти одновременно с введением евро в обращение.

В 2000-е г.г., после создания еврозоны, стали действовать и факторы более субъективного характера. Дело в том, что в условиях нынешнего системного кризиса либеральной модели Запада Америке объективно невыгоден сильный Евросоюз с доминированием Германии, имеющий свою крепкую валюту — евро, которая представляет угрозу для мировой гегемонии доллара. Поэтому вскоре после введения евро в обращение (1999 г.) были предприняты все усилия для того, чтобы ослабить еврозону посредством «запуска» механизма национальных долговых кризисов с целью создания на ее территории зоны финансового и банковского хаоса. При этом был сделан расчет на то, что в результате Евросоюз согласится на создание трансатлантической зоны свободной торговли между ЕС и США, которая в принципе объективно невыгодна Евросоюзу в силу более высокой себестоимости продукции в странах-членах ЕС по сравнению с американскими товарами.

Роль одного из спусковых крючков в реализации этого плана и начале последующего мирового финансово-экономического кризиса принадлежит ФРС США, которая вначале снизила процентную ставку с 6% в 2001 г. до 1% к концу 2003 г., а со второй половины сентября 2005 г. стала повышать этот показатель. К 2006 году данная ставка достигла 5%, и уже с конца 2005 г. многие заемщики не смогли выплачивать свои кредиты.

Еще в начале 2000-х гг. страны и еврозоны испытали настоящий кредитный бум в условиях снижения учетной ставки ФРС (до 1% в 2003 г.), а также в связи с введением единой европейской валюты и расширением еврозоны. В тот период членами еврозоны стали многие экономически слабые страны Южной Европы. После вхождения в еврозону они получили доступ к дешевым кредитам и стали нарушать Маастрихтские критерии. Это привело к тому, что во многих «странах-новичках» дефициты государственных превысили 3% ВВП.

Долговой кризис в Европе впервые заметно проявился в конце 2009 – середине 2010 гг. и обострился в середине 2011 г. Большой резонанс в европейском обществе вызвала угроза объявления дефолта Греции, вошедшей в еврозону еще в 2001 г. и нарастившей в 2010 г. государственный долг до уровня 130% ВВП.

В 2010-2011 гг. обострились финансовые и бюджетные проблемы почти во всех странах–членах ЕС, что привело к замедлению темпов экономического роста в Евросоюзе.

Если хотя бы одна из стран-членов ЕС объявит дефолт по суверенному долгу, она за собой потянет все остальные страны, входящие в ЕС. Наиболее слабыми звеньями европейской финансовой системы являются страны Южной Европы, а также Ирландия. Рефинансированием их долгов занимаются ЕЦБ, специальные фонды ЕС и МВФ, но средств на это становится все меньше. К тому же кредитование осуществляется на условиях Вашингтонского консенсуса, что не позволяет развивать реальный сектор экономики в странах-должниках и обрекает эти государства на увеличение долгового бремени.

Многие экономисты уже прогнозировали развитие событий вплоть до возможного развала еврозоны и самого Евросоюза.

Проблемы роста бюджетных дефицитов и государственного долга в странах ЕС в значительной мере были обусловлены необходимостью спасения крупнейших банков этих государств за счет бюджетных средств. Общий объем программ спасения и поддержки банков в странах ЕС в 2008–2011 г.г. составил около 1,6 трлн евро. Наиболее широкие программы поддержки были разработаны в Великобритании (299,6 млрд. евро), Германии (259,2 млрд. евро) и Франции (116,4 млрд. евро).
Несмотря на эти меры, для большинства европейских банков по-прежнему характерны разбухание объемов балансов, отягощенность банковских активов сомнительными требованиями, атакже невысокая степень капитализации.

Финансовый кризис заставил министров финансов стран еврозоны задуматься, как можно консолидировать и оградить банковскую систему от непредвиденной угрозы.

К тому же возмутились налогоплательщики стран ядра еврозоны: почему деньги, например, немецких налогоплательщиков должны уходить на поддержку испанского банка, если у Германии нет контроля над испанской банковской системой?

Чтобы не допустить распада еврозоны, Европейская Комиссия предложила объединить всю европейскую банковскую систему в сообщество с единым законодательством и единым надзором. В таком случае ирландский банк, которому будет оказана помощь, должен будет отчитываться перед европейским надзорным институтом, защищающим интересы всей Европы и, следовательно, его кредиторов.

Главной «революционной» целью учреждения ЕБС является стремление разрушить связь между коммерческими банками и национальным государством. Задача заключается в создании таких условий, при которых стабильность банков будет обеспечиваться без масштабного использования бюджетных средств.
По сути, в ближайшие 10 лет в Европе будет формироваться новая версия ЕС.

Первый этап — это создание Европейского банковского союза (ЕБС) с единым надзором и общим регулятором. Процесс начался уже в 2012 г., а закончится примерно к концу 2015 г.

Второй этап — это создание налогового и финансового союза. Этот процесс также уже запущен, и его окончание ожидается в 2017-2018 г.г.

Третий этап – координация реформ «социального» государства, политики занятости, а также создание системы гарантии депозитов. Задача этого механизма заключается в создании режима защиты интересов вкладчиков и процедуры ликвидации и реструктуризации проблемных банков. Этот процесс растянется почти на всю вторую половину текущего десятилетия.

Проект создания ЕБС был официально провозглашен на саммите в Брюсселе в декабре 2013 г. ЕБС будет включать в себя три основных элемента: единую систему банковского надзора, систему ликвидации и реструктуризации проблемных банков с созданием Межбанковского резервного фонда ЕС, а также общеевропейскую систему страхования банковских вкладов.

Однако путь к соглашению о создании ЕБС оказался крайне сложным. Прежде всего вопрос стоял о границах его действия: ЕС или только еврозона? В итоге было решено, что в банковский союз в обязательном порядке войдут все страны еврозоны, а также те государства ЕС, которые добровольно захотят принять участие в этой системе. Не слишком воодушевлена была идеей создания ЕБС самая экономически развитая страна еврозоны — Германия, т.к. усматривала в нем опасность принуждения к участию в спасении банков других европейских стран.

Формирование ЕБС должно происходить поэтапно.

Вначале приступили к объединению банковского надзора. После острых дебатов было решено, что единый надзор должен распространяться только на системные банки, стоимость активов которых превышает 30 млрд. евро или 20% стоимости ВВП стран-участниц. Под контроль ЕЦБ в ноябре 2014 г. перейдут 150 крупнейших банковских групп еврозоны, насчитывающих порядка тысячи банков. Всего в странах еврозоны существует около шести тысяч кредитных учреждений. При этом национальные органы надзора будут контролировать остальные пять тысяч банков. Однако ЕЦБ сможет вмешаться, если он обнаружит проблемы в любом из банков еврозоны.

Решение о создании единого надзорного механизма Single Supervisory Mechanism (SSM) было принято на заседании Европейской комиссии в Люксембурге в мае 2013 г. Самый большой вклад в страховой фонд SSM внесли Германия (27%), Франция (20%) и Италия (18%).

ЕЦБ при этом фактически получает полномочия, аналогичные тем, что имеет в США ФРС, и практически становится важнейшим финансовым центром континента. Этопозволит ему осуществлять прямой надзор за крупнейшими банками Евросоюза и даёт возможность этим банкам в случае необходимости напрямую получать финансовую помощь от ЕЦБ без увеличения суммы государственного долга. Вместе с тем это будет по сути означать переход к наднациональному регулированию деятельности крупнейших банков еврозоны и их вывод из-под прежнего, хотя и весьма ограниченного государственного контроля, ведь центральные банки этих стран и без того имеют статус, обеспечивающий их независимость от национальных правительств.

До начала действия SSM, к ноябрю 2014 г. завершится комплексная проверка 124 банковских групп стран еврозоны Европейским Центральным Банком при взаимодействии с национальными ведомствами банковского надзора. Проверке подвернутся те банки, которые впоследствии подпадают под непосредственный контроль ЕЦБ.

Однако к общеевропейскому банковскому надзорному механизму не присоединятся Великобритания, Швеция и Чехия, которые не желают пока расставаться с национальными полномочиями по контролю над банками.

Второй этап создания ЕБС – учреждение Единого фонда по финансированию банкротств или реструктуризации европейских банков, или Единый механизм санации банков (Single Resolution Mechanism), который был одобрен лидерами стран ЕС в 2013 году.

Острые дискуссии продолжались около двух с половиной лет и касались будущей системы рекапитализации банков. Несмотря на эти противоречия, 15 апреля 2014 г. Совет ЕС все же решился «запустить» данную систему. В этот день Европарламент одобрил условия создания ЕБС, который предположительно начнет в полном объеме действовать в 2016-2018 гг. Единый механизм санации банков должен решать две основные задачи: рекапитализация проблемного банка или его ликвидация, но только в крайнем случае, если банк будет не в состоянии в дальнейшем выполнять хозяйственную деятельность.

Межбанковский резервный фонд ЕС объемом в 55 млрд. евро предполагается создать из взносов самих банков в течение 8 лет в размере 1% от обеспеченных резервами вкладов. Еще предстоит выработать основу для исчисления европейского взноса в данный фонд. До этого времени взносы будут собираться в отдельных странах еврозоны в соответствии с национальным законодательством. Предполагается, что Межбанковский резервный фонд ЕС сможет занимать средства у других институтов, например, у «европейских государственных инструментов».

Управлять средствами фонда будет специально созданное Агентство, которое станет принимать решения по конкретным проблемным кредитным организациям, находящимся под непосредственным надзором ЕЦБ, а также банкам, которые занимаются международными операциями. Если Европейская Комиссия будет возражать против решения Агентства, она может предложить Совету министров финансов ЕС опротестовать это решение.

Проект директивы предусматривает два типа вмешательства в эти банки. В первом случае государства, входящие в ЕБС, могут обратиться к Агентству с просьбой о предоставлении им помощи из Межбанковского резервного фонда ЕС лишь после того, как часть убытков банка, а именно не менее 8% общей суммы банковского баланса, возьмут на себя акционеры и кредиторы проблемного банка. Устанавливается следующая очередность использования частных средств при санации банков: сначала — средства акционеров, затем — мелких и крупных держателей облигаций, после этого – вкладчиков с накоплениями более 100 тыс. евро (вначале крупных компаний, потом малых и средних предприятий и уже затем — физических лиц). Сбережения до 100 тысяч евро подпадают под системы гарантирования вкладов.

Это положение окончательно легализовало в рамках создания ЕБС прецедент жесткого преодоления «кипрского кризиса» марта 2013 г. за счет вкладчиков, когда по сути в кипрских банках была проведена конфискация незастрахованных депозитов свыше 100 тыс. евро для покрытия обязательств банков, состоялся принудительный перевод части депозитных средств в акции банков и замораживание оставшейся части на неопределенный срок. Эту операцию некоторые ученые-экономисты, например, В.Ю.Катасонов, называют «управляемым банковским дефолтом». В данном случае условия реструктуризации банков были прямо продиктованы властями ЕС.

Вскоре, на финансовом саммите ЕС в июле 2013 г., Евросоюз распространил эту практику на все страны-участницы Евросоюза. Процедуру использования средств кредиторов, акционеров и крупных вкладчиков для спасения проблемных банков назвали bail-in (спасательный круг, бросаемый банку «своими кредиторами, акционерами и вкладчиками»), в то время как под bail-out понимают финансовую помощь государства «тонущим» банкам (спасательный круг, бросаемый извне).

Легализация кипрского варианта «управляемого банковского дефолта» по сути означает посягательство на святая святых капитализма – частную собственность отдельных лиц в форме банковских депозитов.

Вмешательство вышеуказанного Агентства в деятельность проблемного банка возможно только после использования наличных средств национального фонда урегулирования несостоятельности, финансируемого банковской отраслью каждой отдельной страны. Участие Агентства будет опосредованным: Фонд предоставит средства стране происхождения проблемного банка на жестких условиях. Правительство выдаст заем проблемному банку и примет на себя ответственность за его возврат.

Во втором случае, если варианты гибкого воздействия на проблемный банк будут исчерпаны, Агентство может напрямую проводить рекапитализацию или ликвидацию проблемного банка в соответствии с правилами, установленными Еврогруппой.

Если в течение 8 лет становления Фонда его средств окажется недостаточно для рекапитализации или ликвидации проблемного банка и если соответствующее государство не сможет обеспечить осуществление этих мер, по запросу этого государства в рамках обычной процедуры в качестве последней возможности возможно предоставление средств Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ) на строго определенных условиях.

21 мая 2014 г. было подписано Межгосударственное соглашение о передаче банковских взносов в Межбанковский резервный фонд по финансированию банкротств или реструктуризации европейских банков и о совместном использовании этих взносов, а с 2016 г. планируется начать совместное использование странами средств данного Фонда.

Наконец, третьим и последним этапом создания ЕБС станет принятие и использование странами Европы сложной схемы гарантий депозитов. Она призвана останавливать массовое изъятие банковских вкладов в случаях форс-мажора путем повышения уровня защищенности вкладов физических лиц.

Для этого именно после кипрского кризиса Евросоюз решил ввести систему страхования вкладов. После острой фазы мирового финансового кризиса минимальная страховая сумма депозита была увеличена до 100 тысяч евро, однако это эффективно лишь для одиночных банкротств банков, но не для системных кризисов. Такие кризисы удается разрешить лишь с помощью правительства, а здесь все зависит от надежности государства-заемщика. С такой нехваткой доверия и должна справиться общеевропейская система страхования депозитов. Средства в нее будут поступать из соответствующих государственных фондов.

При этом страны ЕС должны будут создавать собственные схемы выплаты страховых возмещений по вкладам объемом до 100 тыс. евро. Парламентарии также обязали банки возвращать застрахованные вклады в течение семи рабочих дней после получения требования вкладчиков. В основу этого механизма легла немецкая модель страхования вкладов.

Очевидно, что путь к созданию Европейского банковского союза будет нелегким и далеко не факт, что он будет успешным, т.к. проект «единой Европы» далеко не безупречен и обладает существенными изъянами. Валютный союз, созданный в 1999 г., не был дополнен унификацией налоговой, фискальной и экономической политики различными странами-членами еврозоны, что привело к злоупотреблению возможностями, открывшимися с введением евро. Ключевая системная слабость ЕС – это национальная и институциональная фрагментированность: ЕС состоит из 28 государств с различными экономическими интересами и внутриполитической спецификой. Этим обусловлена длительность процесса принятия решений и стремление до конца оттягивать наиболее эффективные меры.

Хранить же вклады в европейских банках объективно становится невыгодным даже российским олигархам, т.к. после кипрского кризиса стало ясно, что их деньги банки могут в любой момент изъять для решения собственных проблем.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924