«Иди в Москву – и Я с тобою!» Роман Савчук1 min read

Преподобномученик Афанасий Брестский18 сентября (5 сентября по старому стилю) Русская Православная Церковь празднует память преподобномученика Афанасия, игумена Брестского. Главной целью своей жизни и служения святой Афанасий видел всецелое утверждение Православия и уничтожение позорной унии на землях Юго-западной Руси. Будучи поставлен игуменом Брестского Симеонова монастыря, преподобный Афанасий в течение 10 лет отстаивал права православного Брестского братства и боролся с униатами, за что претерпел множество обид и притеснений от них и властей Речи Посполитой, трижды был заключен в тюрьму за свои убеждения. Но попытки склонить святого к измене Православию оказались напрасными. Над ним был снова устроен суд, решением которого за проклятие унии святой был приговорен к смертной казни. Преподобномученик Афанасий мученически скончался в ночь с 4 на 5 сентября 1648 года.

Промыслом Божиим о жизни преподобномученика Афанасия Брестского мы можем узнать из его собственных записей, изложенных в дневнике, или, как было принято в XVII веке называть его, «Диариуше», самого святого. Это действительно уникальное явление, когда на состояние светского и, в особенности, церковного общества того времени мы можем посмотреть глазами святого. Но кроме исторического материала, этот источник интересен духовным содержанием, которое во многом актуально в современных реалиях.

Родился преподобный Афанасий около 1597 года в благочестивой семье Филипповичей в Бресте. В молодые годы некоторое время преподавал в домах шляхты, в том числе у канцлера литовского Льва Сапеги. Но «осознав преходящесть мира сего, чернецом стал в году 1627 в Вильне при церкви православной Святого Духа пострижен быв господином отцом славной памяти Иосифом Бобриковичем»[1]. После этого по послушанию святой Церкви пребывал в разных обителях Белой Руси и Киева, был три года наместником Дубойского монастыря под Пинском. Наконец, в 1638 году преподобный Афанасий был назначен игуменом Симеонова монастыря в Бресте. Здесь и начинается его «житие, по Христе крестоносное и многострадательное», как говорил один из современников святого.

По особому Промыслу Божию, преподобный Афанасий стал ревностным обличителем Брестской унии. Чтобы понять всю тяжесть его страданий, отображенную в дневниковых записях, следует учитывать тот факт, что в Речи Посполитой того времени среди православной шляхты и высшего духовенства была популярной несколько иная идеологическая линия. С 1630-х годов берет верх линия толерантного отношения к унии и связанных с нею обстоятельств. Это была позиция, во многом вынужденная необходимостью устраивать церковные дела в конкретных политических реалиях королевства, однако она, естественно, не могла быть оправданной в глазах ревностных защитников Православия. А их на то время осталось не так уж и много. В основном православные старались как-то устроить свою жизнь, не идя на конфликт с обществом. Поэтому ревностные обличения унии из уст святого Афанасия, его петиции к королю, приезды в Варшаву, оставались по большей части «гласом вопиющего в пустыне». Он был одинок в подобных начинаниях, однако предупреждал, что мир, основанный на человеческом балансе сил, мир, который созидается упованием лишь на политическую силу, слишком шаток: «Людей с людьми словом только мирят, а не самым делом. То есть, в мир политический, мирской, облудный только приводят, а не в духовный и истинный».

Обращаясь к королю, святой предупреждал о том, что Бог не потерпит подобного замирения вопреки Истине: «Благоволи в том деле призреть, увидеть все самому и к справедливости привести веру и Церковь истинно кафолическую Восточную, в государстве Вашем находящуюся, согласно воле Божией, потому что наверняка уже гнев великий над сим государством пышным Короны Польской грозно висит». Сегодня, с высоты истории, мы можем сказать, что эти предупреждения святого в начале 1640-х годов были не простым сотрясанием воздуха. Господь действительно не дал восторжествовать политическим расчетам вопреки интересам Истины, и в 1648 году в Речи Посполитой началась грандиозная национально-освободительная борьба православных русинов под предводительством Богдана Хмельницкого. Ее результатом стало отторжение значительной части королевства Польского и переход Малороссии в 1654 году под руку Московского царя. Так, голос старца, презираемого, избиваемого и гонимого в среде сильных мира сего, оказался намного весомее в истории, нежели расчеты и замыслы политических деятелей. Мир «политический, мирской, облудный» в который раз доказал свою несостоятельность перед реалиями «духовными, истинными».

В «Диариуше» преподобного встречаем и другие важные для нас свидетельства. В 1637 году святого Афанасия решено было отправить собирать милостыню для обновления известного храма в честь Пресвятой Богородицы в Купятичах. Как свидетельствует сам преподобный: «Тотчас же там, в трапезной, страх великий пал на меня, и я, как одеревенелый, сидел у стола. А в келью свою вошед, закрылся и начал Богу Всемогущему печалиться о том послушании…». Однако через некоторое время, святой услышал ободряющий голос: «Царь Московский созиждет Мне церковь! Иди к нему». С этого момента начинается удивительная история многотрудного путешествия преподобного Афанасия в Москву. В его описании, которое сам святой составил для царя «на укрепление, защиту и умножение веры святой православной», поражает не только особое заступничество Божией Матери, непрестанно оказываемое путникам, но и очень важная для нас встреча реальности политической и духовной.

О политических реалиях наместник одного из монастырей прямо сказал святому: «Господине отче Афанасий! Трудно без паспорта Короля, Пана нашего, идти вам на Смоленск и Дорогобуж за границу в Москву. Виленские чернецы имели и паспорт королевский также для сбора жертвы, а много себе бед сотворили». «Не дойдёшь, господин отче, в час этот тревожный погрома казацкого…», – предупреждал старец из другого монастыря. Не разделил воодушевления преподобного и стражник московской границы князь Петр Трубецкой и «под страхом великого наказания запретил идти за границу к Брянску, говоря: «По чём я знаю, что в это время погрома казацкого вы замышляете?» И даже в Севске, уже на царской земле, голова Микита Феодорович с другими разрядниками, узнав, что листов к Царскому Величеству ни от кого не имеют путники, поведал: «Невозможное это дело, чтобы дошли вы до столицы».

Но в тот момент, когда реалии и границы политические окончательно воспрепятствовали святому, открылась правда мира духовного, и преподобный услышал ясный голос: «Зачем помощи людской просишь ты? Иди в Москву – и Я с тобою!» И ответом на все скептические советы разбирающихся в политических обстоятельствах и мирских законах стали слова самого преподобного Афанасия: «Волею Божиею, водительством Пречистой Богородицы и Ангела доброго… как тому простым сердцем верую, к Вашему Царскому Величеству прибыли».

Эта незамысловатая история о путешествии преподобного Афанасия к царю в сегодняшних обстоятельствах может объяснить намного больше, чем комментарии и прогнозы политиков. Удивительным образом политические реалии и скепсис мудрых в мирских делах того времени похожи на оценки современности. Однако в жизнеописании святого Афанасия мы встречаемся с силой, способной победить любые аргументы изменчивой действительности. Силой, явленной в истории совершенно определенно и достоверно, однако в современных обстоятельствах нами пока не распознанной, не оцененной. «Зачем помощи людской просишь…? Иди… и Я с тобою!» – так не может сказать ни один из сильных мира сего. Они могут провести границы политические, могут установить «мир облудный только», но воспрепятствовать единению в Истине, изменить Промысл Божий они не могут. И это та сила, которую мы, наконец, должны признать в нашей истории, оценить в собственной жизни и покориться ей. Об этом и говорил святой Афанасий: «Ах беда, мудрые от латинства до чего дошли! Уже ничему веры не имеют и воли Божией не допускают, однако во всем на себя и на разум свой положившись, свою волю исполняют и своя своих уничижают». Однако наше упование – Христос. Он должен победить в нашей жизни, Его ценности мира, любви, взаимопонимания, терпения выше и сильнее всех ценностей, каких бы то ни было идеологий и политических систем. Наше единство, наша сила – Христос, и Он не посрамит. Именно к Нему обращался в стихотворной молитве преподобномученик Афанасий:

Дай помощь в печали,
да единство восстанет
В вере святой непорочной, в благие лета…

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924