Куда движется Новороссия? Владимир Семенко1 min read

НовороссияНовороссия сегодня – плацдарм истории, экспериментальная площадка, на которой отрабатывается модель возрождения и обустройства будущей великой России. Битва за Новороссию – есть война за наше будущее, за наше право просто его иметь и предлагать мiру русский идеал, образ русского бытия. Поэтому с такой страстью идет борьба за этот образ, с такой небывалой чрезмерностью перехлестывают через край усилия самых разных людей, стремящихся встать у руля процесса, определять не только лишь ход военных действий (каковой зависит в наибольшей степени от помощи большой России), но идеологическое и ценностное лицо молодого непризнанного государства. И именно потому, что в Новороссии русский народный гений, русское историческое творчество раскрылись с какой-то совершенно новой, давно уже небывалой, силой, следует со всей определенностью проговорить те простые принципы, без которых невозможна ни военная победа ополчения, ни строительство новой жизни там, ни – что самое главное – перенос тамошнего опыта на всю территорию недавней империи, исторической России.

Первое – все это невозможно без мировоззренческой цельности. Среди бесконечных и страстных, далеко не всегда тщательно осмысленных ситуативных разборок время от времени в глубоких недрах сети до сих пор разгорается ожесточенная идеологическая борьба. Продуманный разговор на серьезные содержательные, метафизические и, в конечном счете – политические в высоком смысле темы считается почти неприличным среди нынешнего бомонда медиасферы. Искренняя и бескорыстная борьба за истину, бывшая доминантой для поколений позднесоветского времени, среди нынешних «молодых и успешных» заменена по большей части ожесточенным боданием на тему «чей куратор круче». Но когда подобного рода споры все-таки возникают, они носят по большей части довольно-таки убогий и примитивный характер.

«Красные», «белые», «демократы», «монархисты» и проч. нынешних смутных времен – как они далеки от высоких образцов исторической России, 19 – начала 20 века! Что-то очень поверхностно-брендовое, лишенное смысловой содержательной глубины, реальной связи с исторической традицией слышится в этих спорах. От каждого (или почти от каждого), претендующего на роль идеолога, властителя дум, политического лидера, просто за версту несет духом симулякра, игровой стихии эпохи постмодерна. Даже если и проскальзывает порой во всем этом некая подлинность, здесь не чувствуется никакой продуманной, выстраданной системы мировоззрения, мировоззренческой цельности. Все сводится в лучшем случае к каким-то клочкам, обрывкам, мировоззренческим предпочтениям, больше инстинктивным, непроизвольным фобиям и комплексам, более чем далеким от метафизического и идеологического единства.

Для нас, как людей Церкви по вере и убеждениям, является достоянием достовернейшей очевидности, что эта взыскуемая нами цельность может сформироваться лишь на воздвигнутой отцами прочной духовной основе, хранимой нашей великой православной традицией. Все это представляется трюизмом, расхожей и затасканной фразой, и, однако, истина эта пока еще крайне слабо реализована в практической жизни, в том числе и нами самими. Знание своей религиозной и культурной традиции, даже у тех, у кого оно есть, весьма часто существует как-то очень отдельно от повседневной жизненной практики. Та конференция по творчеству Ивана Ильина, нашего великого мыслителя, больше и лучше других, подробно писавшего о мировоззренческой и духовной цельности, что прошла в Москве где-то лет двадцать назад, до сих пор не потеряла еще своей острейшей актуальности.

Однако что же означает для нас цельность духовная, без коей немыслима никакая плодотворная работа в мысли и в жизни? Как она понимается практически в Православии, если избежать слишком высокого и сложного богословия? Здесь всякий грамотный семинарист или даже ученик воскресной школы для взрослых скажет, что никакого практического христианства в принципе нет и не может быть без двух близких и тесно сопряженных между собою вещей – смирения и покаяния в грехах. Человек, никогда, пусть даже в очень слабой степени, не кающийся, в высшем смысле обречен, ибо не начинал еще подвига своего спасения. Абсолютно несомненно (и доказано опытом истории), что точно так же обречен и чуждый покаянию народ, обречен во всех, пусть грандиозных, попытках своего исторического творчества. Разве вся история России 20 века не является самым вопиющим, самым огнедышащим свидетельством этого? Разве бесславное падение СССР, могучего колосса, повторявшего очень многие внешние черты исторической Российской империи, буквально не вопиет к небу и ко всем нам о бессилии самой мощной и несокрушимой государственной силы, если народ, живущий в стране, бывает лишен внутреннего смирения, не ходит перед Лицом Божиим (а это благоговейное хождение – всегдашняя отличительная черта в первую очередь именно русского народа), что составляет духовную сердцевину всякого внешнего активизма, в том числе и государственно-политического строительства?

И, раз уж мы начали сегодня с Новороссии: разве те кровавые жертвы, которые сегодня вынужденно приносит там народ, не есть в конечном счете плод действия всегда удивительно уместного Божественного Промысла, когда Господь, пусть по видимости и жестоко, наставляет своих чад на путь спасения? Ибо при всем том, что страдания народа Новороссии ныне ужасны, многие ли там осознали духовную суть происходящего, обратились к истинной вере?

У нашей Церкви есть великий сонм авторитетнейших учителей покаяния, лично совершивших духовный подвиг, включая непрестанный молитвенный труд. Но из всего этого сонма сегодня, можно сказать, животрепещуще актуально звучит для нас до сих пор многими не оцененный и не востребованный подвиг Царя-мученика. Та борьба, что порой весьма ожесточенно ведется вокруг его святого имени, глубоко не случайна. Весьма авторитетные духовники нашей Церкви, обладающие реальным опытом живой молитвы и духовничества, свидетельствуют, что тот, кто не понимает религиозного смысла подвига святого Царя, не может считать себя православным. Между тем слишком распространен еще, в том числе и в формально церковной среде, сугубо мирской взгляд на святого Царя-мученика как на аутсайдера в истории, того, кто «проиграл страну» и проч.

В своей среде мы разберемся сами, но сейчас хотелось бы сказать несколько о другом. Как могут православные патриоты относиться к тому, что на роль лидеров патриотического движения в целом претендуют те, кто с упорством, достойным лучшего применения, убежденно и фанатично предается поношениям святого Царя, проявляя в оных немалую, прямо завидную, фантазию, да еще и позволяя себе ожесточенно отвергать саму идею всенародного покаяния, этот краеугольный камень практической веры современного русского православного человека? Имеем ли мы право перед лицом тех святых, которым молимся (а икона святого Царя Николая Александровича и всего венценосного семейства святых Царственных мучеников имеется сейчас, пожалуй, в каждой православной семье и в каждом храме), стерпеть все это, равнодушно смолчать при целенаправленном поношении столь дорогих нашему сердцу имен? Можем ли мы проявить терпимость в этом центральном, фактически судьбоносном для возрождения России, вопросе, сколь бы ни были успешны в каких-то повседневных, практических делах эти фанатичные ненавистники нашего святого Государя? Ясно, что стерпеть это «искреннее» глумление над дорогим нашему сердцу образом мы никак не можем! Ведь здесь мы вступаем в область, где верный путь подсказывает живая вера, наше религиозное чувство, а не расхоже-штампованные «рациональные» соображения!

Ибо речь идет вовсе не о каких-то частностях. Связывает ли Россия свое возможное будущее с культом грубой силы и упованием, наряду с этим, на «современные технологии» или же наш народ всей душой, всем сердцем ощутив свой грех богоотступничества, собственно, и приведший к революционной катастрофе 20 века, свой грех предательства Царя, сделавший возможным его злодейское убийство, и желая изжить эти грехи, омыв их слезами покаяния, готов в сокрушенной молитве прибегнуть к благодатной помощи Божией, подаваемой в том числе и по молитвам святого Царя? Все еще гордо и жестоковыйно звучит у нас человек и народ наш, не желая внять Божественному призыву к покаянию, навлекая на свою голову еще новые бедствия (предвозвестие коих мы видим сегодня в Новороссии) или же все-таки он готов, наконец, смириться перед Промыслом, вновь положив это смирение и раскаяние в основу своего действия в истории?

На роль лидеров патриотического движения претендуют ныне те, кто не только поносит святого Царя и с ненавистью отвергает саму идею монархии, но и открыто заявляет о своем пребывании вне Церкви, пытаясь в теоретическую основу своей бурной деятельности положить давно опровергнутые и отвергнутые Отцами гностические схемы.

По их убеждению, сама идея покаяния народа – скверна, ибо лишает народ политической воли, убежденности в своей правоте, необходимой для того, чтобы действовать в истории. И эти люди еще претендуют на роль вождей русского народа! Какое глубочайшее, фундаментальное непонимание самой глубинной сути того, что произошло с нами в 20 веке и все еще продолжает происходить! Покаяние народа влечет за собой отрицание своей истории, разрыв связи с историей, говорят нам. Начав каяться за свои исторические грехи, народ якобы сам лишит себя исторической субъектности, и с ним можно будет делать все, что угодно.

Какое недомыслие! Разве бесчисленные поколения наших предков, совершившие действительно великие деяния, не каялись? Разве восстановление Руси после сокрушительных поражений во времена преподобного Сергия, Димитрия Донского, Иоанна III, преодоление великой Смуты в такой же, если не худшей, ситуации связаны не с покаянием? Разве люди, пишущие учебники по истории, не знакомы с проповедями патриархов Гермогена и Тихона? Разве кому-нибудь из честных грамотных людей не известна непреложная истина: как только после своих поражений русский народ снова начинал ходить путями Божиими, осознавая свои грехи, он вскоре совершал деяния еще более великие, чем прежде? Разве вступление на путь покаяния не станет установлением тем более прочной связи с теми бесчисленными поколениями наших предков, что упорно шли этим путем и побеждали? И почему признание этого величия народа-богоносца, величия, которое зиждилось на христианских нормах и принципах жизни, исключает сегодня общенародное покаяние в наших исторических грехах? Это будет использовано против нас нашими врагами, поднаторевшими в политтехнологиях? А как же сила Божия? Ее действие в истории, всегда спасавшее наш народ, совсем исключается как фактор нашей жизни и действия? Как могут что-либо указывать нам люди, не освоившие самых начальных, элементарных основ практической христианской жизни?

Итак, именно строгий церковный взгляд, основанный на святоотеческом Предании, на фундаментальные проблемы жизни, в том числе и на природу зла как порождение свободной воли, смерть как последствие греха и т.д., взгляд, свободный от всевозможных «изводов» гностицизма, гностических заморочек, способен дать в руки борющемуся народу правильную, надежную духовную основу, при которой народ-христианин, народ-богоносец ищет опору в смирении и покаянии, в самоумалении и жертвенности, этом краеугольном камне любой христианской армии, может дать нам духовную основу грядущей победы. Гордыня и самопревознесение, неприятие самой идеи покаяния не могут быть положены в основу развития, ибо они суть тупик, путь в никуда, на котором народ не может ожидать ничего, кроме самопоедания и смерти.

Следующее наиважнейшее дело, без которого немыслимо русское возрождение – это очищение и преображение нашей земной Церкви. Давно уже указано на страшную опасность, подстерегающую нас на нашем пути: проникновение стихий мира внутрь Церкви, попытки, предпринимаемые извне и изнутри, приспособить ее к мирским стандартам. Сейчас уже сам Патриарх Кирилл, в свое время пришедший к власти под знаменем модернистских реформ, произносит проповеди одну консервативнее другой и говорит, что в Новороссии фактически идет религиозная война, в которой униаты и раскольники жестко противостоят канонической Православной Церкви (https://mospat.ru/ru/2014/08/14/news106782/). А если война, то какой же может быть экуменизм? Если так, остается лишь крепить нашу твердыню – православную веру, и не может быть места внутри Церкви никакому либерально-гуманистическому расслаблению.

Ныне авторитетные духовники говорят (и, собственно, другие говорили до них давно), что революционная катастрофа 1917 года – есть прямое последствие утраты в народе краеугольного камня практической жизни в Церкви, лежащего в основе спасения – любви к Богу, попытки обойтись лишь чисто человеческой составляющей заповеданной Богом любви. А это и есть гуманизм в его воинствующем секулярном «изводе». Если Церковь не избавится от «гуманизма», окончательно впустит в себя этот губительный вирус – то «соль потеряет силу»! Если нет любви к Богу, если превалирует лишь любовь к себе, себялюбие, то – теряется понятие и живое, практическое ощущение греха – а тогда какое ж покаяние и какое может быть возрождение и развитие?

Далее, конечно же, историческое творчество, возрождение и развитие новой России немыслимо без исторической преемственности. Это также кажется трюизмом; и, однако же, несмотря на очевидность, до сих пор еще многие неумные люди с разных сторон, с позиций разных идеологических платформ продолжают ожесточенную войну с прошлым.

С прошлым воюют и те воинствующие либералы, так любящие представляться «белыми» традиционалистами, которые все длят свое специфическое удовольствие от «замазывания черной краской белых пятен истории», те, кто ненавидя советское прошлое, порой незаметно для самого себя переносит эту ненависть на всю нашу историю в целом («целили в коммунизм, а попали в Россию»). Представляя советский период как черную дыру, «сплошное кровавое месиво» и т.д., они тем самым грубо рвут связь времен, нить исторической преемственности, напрочь отрицая наличие в советской реальности великого русского духа, творческого духа народа-созидателя. Если 70 лет нашей жизни – черная дыра, то историческая идентичность, субъектность народа, ясное дело, потеряна, и русских просто нет. Тогда кто же, так сказать, «автор» всех действительно великих достижений советской истории? Мифический, никогда всерьез не существовавший совсем новый субъект, то есть чистый, беспримесный коммунизм? Худшей апологии коммунизма трудно себе представить!

«Как же так, — спросит какой-нибудь неумный субъект, лишенный столь взыскуемой нами мировоззренческой и духовной цельности, — вы же только что говорили о покаянии, об изживании грехов прошлого, а теперь вдруг стали воспевать “совок”?» Этим ограниченным и увлеченным «борьбой» созданиям, видно, не суждено понять очевидного для всех мыслящих людей огромного, фундаментального различия между основанным на вере, на возвращении к Богу слезным раскаянием апостола Петра и – лишенным исцеляющих покаянных слез отчаянным шагом в бездну, что совершил Иуда. Оба раскаялись; но Петр «ходил перед Лицем Божиим», сохраняя и возгревая в себе любовь к преданному Христу (а, значит, подлинную, христианскую любовь и к себе) и – был спасен, а Иуда, лишенный этой любви, впал в отчаяние, пожираемый собственной эгоистической самостью и – погиб в безблагодатном аду этого раскаяния без любви, могущего привести лишь к смерти. Покаяние в наших и наших предков исторических грехах, полное любви к Богу и к страдающей Родине, есть не отрицание истории, но – возрождение духа народа, воскрешение ее, истории, подлинного благодатного смысла.

Акт всенародного покаяния, понятого христиански – есть по природе своей нечто прямо противоположное тому стремлению «отсечь» некий по большей части мифический «сталинизм», к коему призывают нас самые ограниченные и фанатичные из либералов, даже и рядящиеся в христианские одежды. Работа с советским наследством, где все оказалось так переплетено и перемешано – необычайно тонкая и деликатная задача, без глубокой и искренней любви к Богу и к Родине заведомо обреченная на неудачу. Перед нами живая ткань народной души, и отделяя творческое наследие великого народа, его незаурядные достижения, преемственные по отношению к столь же великим деяниям прошлого, от наслоений тоталитарной идеологии, идеологических маний, всякого идеологического шлака – так важно не навредить! Хирургическую операцию не делают топором или мечом – этими замечательными изобретениями человечества производят гораздо более грубую работу. Осуществить это дело немыслимо без духовной трезвости – основы целостного, творческого и живого мировоззрения, питаемой силой любви.

После этого стоит ли говорить, что противоположный фланг нашей нынешней политической борьбы, стремление возродить «в полноте» начальный советский, коммунистический проект с тотальной деструкцией и разрушительной русофобией «раннего» большевизма – есть тот же революционный подрыв истории, что и у либералов, только с другого конца! Духовная трезвость – мировоззренческая целостность – «раскаяние и самоограничение» – и решительное неприятие какой-либо революционности, бережное по отношению к прошлому – вот краеугольные камни, которые должно положить в основу будущего русского развития.

Покаяние, основанное на вере, рождает надежду, немыслимую без любви. Это и есть подлинная Премудрость, изначально вложенная в нас Богом. Творческое созидание истории (и особенно если снова нам на войну!) обречено на неудачу, если в основе – горделивое самопревознесение, неумение видеть свои грехи.

Песок – плохая замена овсу. Попытка «приручить» религиозные энергии, как-то подпитаться ими, не входя внутрь традиции, а значит – не порывая совсем с богоборчеством недавнего прошлого – это попытка всего лишь обмануть себя. И сколько бы ни рассуждали о необходимости «трезво и мужественно взглянуть в лицо реальности», «избавиться от комплексов и фобий» — все эти верные мысли ничто без правильной («православной») духовной основы. И кто бы мы ни были – на Страшном Суде нас спросят не о том, как эффективно мы работали и сколько одержали чисто земных побед. То есть, быть может, спросят и об этом. Но главное, за что придется отвечать – это — были ли мы со Христом, исповедовали ли Христа как совершенного Бога и совершенного человека. И под этим светом Истины – сколь многое и сколь многие изменятся, утеряют свои часто прекрасные земные маски – и предстанут лишь со своим настоящим лицом!

Владимир Семенко

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924