«Слава Богу за то, что есть…» Протоиерей Валериан Кречетов

Казанская икона Божией МатериПразднование Казанской иконе Божией Матери …

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Сегодня мы празднуем праздник Казанской иконы Божией Матери. Он берет начало во времена нашествия иноплеменников на Москву. Смутные времена. Свидетельствует это о том, что не только всегда, а особенно во времена тяжкие и смутные Господь близок к нам. Да, Он близок к людям больше в скорби, потому что именно тогда к Нему обращаются.

Господь оказывает каждой душе попечение, покровительство. Посмотрите на цветы полевые. Они не трудятся, не ведут общественные дела. Аще же сено сельное, днесь суще и утре в пещь вметаемо, Бог тако одевает, не много ли паче вас маловери? (Мф.6, 30). Однако обычно мы ходим по этой траве, не замечаем, срываем и не задумываемся над тем, что такая красота является всего на несколько дней. Когда cирень, черемуха цветет — такой аромат, такое благоухание! И это есть любовь Божия. Человек же в благополучное время, к несчастью, забывает о всех тех утешениях, дарах, что он имеет. Само слово-то «дар» говорит о том, что всё это от Бога.

К несчастью, мы не благодарим и не ценим всё это дарование. Почему мы и растрачиваем способности, здоровье и то, что невозможно вернуть — время. Здоровье иногда можно еще поправить, но время не вернуть. Оно проходит безвозвратно. И вот, в этом времени, как только мы обращаем свой взор назад, часто начинаем понимать, что мы не ценили то, что нам было дано, не радовались, не были благодарны тому времени, которое нам было подарено. Ибо очень часто люди, вспоминая, говорят: «А раньше было лучше!» В то время же, когда всё это было, многие роптали, недовольствовались.

Всё это было, и всё это — есть. И чтобы не повторять этого, нужно благодарить Бога за то, что есть. Потому что если будешь всё время только оглядываться назад и говорить: «Эх, всё упущено, а как было хорошо и как можно было бы сделать…», — то  ничего не сделаешь. Мы часто об этом забываем.

Да, в дни скорби человек сильнее чувствует любовь Божию. В дни благоденствия немногие чувствуют ее так, как должно чувствовать. Это вынуждены все признать, никуда не денешься, это — опыт жизни.

Один поэт говорит, обращаясь назад:

Магадан, Магадан, Магадан,

Давний символ беды и ненастья,

Может быть, не на горе — на счастье

Ты однажды судьбою мне дан.

Светский человек пишет «судьбою», чтобы не сказать: «Богом», — а ведь на самом деле это именно так и есть.

Другой поэт пишет:

Чем ночь темней, тем ярче звезды.

Чем скорбь сильней, тем ближе Бог.

И вот поэтому-то, между прочим, эта земля больше имеет скорбей. Наша земная жизнь больше имеет скорбного, потому что иначе мы забудем Бога.

«Как тревога, так мы за Бога».

Поэтому вот эти праздники: и сегодняшний, Казанской иконы Божией Матери, и другие, — очень часто Церковью установлены для того, чтобы напомнить о том, Кто ближе всего к нам в скорби, и к Кому в первую очередь нужно обращаться, и Кто всегда поможет.

Другое дело, что часто наша скорбь здесь не проходит быстро, и особенно болезнь. Потому что, опять-таки, главное-то — духовная сторона. Быстро пройдет — опять о ней забудешь. Помолился — и тут же получил, обрадовался, что получил — и забыл, перестал молиться.

Иногда слышишь: «Вот, батюшка, Бог исполнил мою просьбу, теперь мне можно кончать молиться? Может, хватит уже, я ведь получил, что хотел». Это что же значит тогда? Если не получил — молишься, а если получил — то всё, можно заканчивать? Нет, наоборот, надо еще больше молиться. Молиться всё рано нужно. Только если раньше молился — просил, теперь молись — благодари Бога. А то мы, как люди такие корыстные, всё больше со своими просьбами: «Гоcподи, помоги! Господи, дай! Господи, квартиру, Господи, работу, Господи, мужа».

Батюшка такой был, Царствие Небесное, отец Евгений, cтарец, ему сто с лишним лет было. Выражая наше общее настроение «духовное», говорил:

— Господи, помилуй нас, да побольше денег дай.

Что там мелочиться: этого, того, сего. Если есть деньги — тогда, мол, всё устроится. Сам он был, конечно, безсребреник, всё, что имел, раздавал.

Да, примерно такова наша молитва. А нужно не только так молиться. «Помилуй нас», — это, конечно, обязательно. А насчет следующего — просят не просто «дай», а побольше, уже и дает когда. Всё побольше да побольше. Всё мало человеку.

Самый распространенный грех среди нас — это ропот, недовольство. Когда всё нам мало, мало, всё что-то не так. А всё это происходит оттого, что мы не ценим тех благодеяний, которые нам даны. И стремимся к еще большему чему-то, а вот этот самый момент пропускаем. Да живи ты сейчас-то, со спокойным сердцем, с благодарностью к Богу. Слава Богу, хоть это есть. А когда будет — тогда пусть и будет, что Бог даст.

Чаще всего человек всё ждет чего-то, всё куда-то стремится, спешит. C одной стороны, в общем-то, это правильно, стремление должно быть — но духовного характера. Мы просим:Изведи из темницы душу мою (Пс. 141, 8). У нас, к несчастью, душа находится в плену тела. И поэтому стремление души переходит в стремление тела. Вот еще, вот еще, вот то-то, вот то-то. Собирает, собирает человек — и не весть, кому соберет. И, как сказал премудрый Соломон, вся суетство и произволение духа (Еккл. 1, 14). И поэтому об этом устроении он и написал себе на кольце: «Всё проходит, пройдет и это».

Одно только не проходит и будет всегда — это духовная жизнь. Едино есть на потребу. А остальное всё, в сущности: вся жизнь, вся светская литература, вся философия, вся мудрость земная, — сводится к тому, о чем Господь сказал: Марфо, Марфо, печешися, и молвиши о мнозе.

Вот это едино на потребу  и должно быть всегда. Блажени слышащии слово Божие, и храняще е. То еcть, имеющие все время перед внутренним своим взором духовное, высшее, Творца. Всегда видеть Бога — во всем, что существует, и в первую очередь — в человеке. Святые отцы именно так жили. Все они прославляли в человеке творение Божие прежде всего.

Помните, когда проходила женщина прекрасная и шла за ней свита поклонников, то ученики старца отвернулись, не смотрели: что это такое, суета. А их старец заплакал и сказал:

— Такая красота, и так пропадает всё.

То есть, это духовный взгляд на вещи. Да, творение Божие, красота, образ Божий, а куда он?

Оттого Господь плачет, что богообразную душу на поругание бесам отдали. Это страшно, конечно. Ведь именно эта скорбь — самая тяжелая. Всё остальное — это то, о чем святитель Феофан говорит: «Если смиришься, больше половины скорбей перестанет существовать в жизни».

Что-то там кто-то сказал, что-то сделал — лучше или хуже, — а всё равно, слава Богу, всё хорошо. А вот скорбь о душе человеческой — это действительно скорбь. И из-за этого всё остальное происходит. Здесь из-за этого происходят скорби, бедствия всякие, потому что посылается это по грехам. И только тогда начинают вспоминать — ведь было же дано!

Не так давно, меньше пятидесяти лет назад, когда храмы разрушались, всё приходило в запустение духовное, началась война — люди задумались, спохватились. Да, только так: «Как тревога, так за Бога». И опять Казанская икона,  предстательство Божией Матери избавило нашу страну от пленения. И прежде всего это выразилось в том, что была выпущена из тюрем и лагерей часть духовенства, храмы стали наполняться верующими.

Когда случается что-нибудь с ребенком, что поможет? Только молитва, больше ничего не поможет. «Молитва матери со дна моря достанет. Благословение родительское в огне не горит и в воде не тонет». Вот об этом начали вспоминать и вспомнили.

То есть, действительно, едино на потребу. И что бы ни говорили, всё равно люди к этому приходят. Если не придут — то просто погибнут. Другого пути нет.

Меня вот Господь сподобил присутствовать на перенесении мощей святителя Афанасия Ковровского, исповедника. Тридцать лет по тюрьмам и ссылкам прошел человек. Его мощи переносили в тот монастырь, где он был наместником, и несли его по тому пути, по которому его восемьдесят лет назад водили на допрос. В этом же  монастыре тогда находилась ЧК, и его водили туда тогда тем путем, по которому сейчас несли его святые мощи со славой.

Потом, после торжественной Литургии, на трапезе, глава местной администрации cказал:

— Да, единственный путь возрождения — это духовный.

Это уже и представители власти вынуждены говорить — и действительно, от этого уже никуда не денешься, это истина. И действительно, как ни крутились, как ни пытались всё это стереть, уничтожить, вытравить Бога из памяти человеческой, даже когда писали слово «безбожник», корень все равно оставался «Бог», а «без» — только приставка. И когда приходилось говорить о том, что кроме плоти есть еще что-то, все-таки вынуждены были говорить, что есть ценности духовные.

Ну да, пытались объяснить, что это литература там, искусство. Конечно, это относится в некоторой степени к духовному. Но, как я уже сказал вам сейчас, и поэты, писатели в конце-концов приходят к истинам, которые есть в Евангелии.

В свое время известный критик, которого у нас всегда представляли революционером, сказал: «Есть Книга, в которой сказано всё,  всё решено, после которой ни в чем нет сомнения, Книга безсмертная, святая, Книга вечной истины, вечной жизни — Евангелие. Весь прогресс человечества, все успехи в науках,  философии заключаются только в большем проникновении в таинственную глубину этой Божественной Книги. Основание Евангелия — откровение истины посредством любви и благодати». Это слова Белинского. Кто бы подумал, но это так.

И вот в сегодняшнем Евангелии и есть это едино на потребу.

Проходит время, сменяются общественные формации, правители. А истина — есть, и всё равно живет. Нам только нужно помнить это и хранить в душе своей, чтобы всё, что происходит, мы соотносили с духовной сущностью, с духовной стороной: а для чего это происходит и нам дано в духовном смысле? И тогда всё остальное будет становиться на свои места.

Только духовная литература, только духовное понимание дает истинное объяснение жизни. Всё остальное — всего лишь внешняя форма, которая может быть какой угодно.

В свое время священномученик Вениамин, митрополит Петроградский, во время суда-спектакля над ним сказал в своем последнем слове:

— Я так понимаю: здесь одни за Христа, другие — против Христа. Я —  за Христа, и готов принять любой приговор.

Он был расстрелян.

В жизни так и есть. Или с Богом, или против Бога. Всё остальное к этому — в подчиненном положении.

У нас часто задают вопрос: «Как мне строить свою жизнь? Менять ли место работы, место жительства?» Помолись, задумайся: а в духовном смысле — полезно это? Если полезно — меняй. Если грех — то беги от этого, как от огня. Так что всё просто.

Когда в свое время я задал отцу Сергию вопрос, переходить ли мне на другую работу, чтобы побольше получать, ведь семья все-таки, он ответил:

— Нам, христианам, не пристало бегать с места на место.

Всё, ответ был дан.

У святых отцов сказано: «Дерево, которое пересаживается часто с места на место, плода не приносит». И вот это ответ для многих на те вопросы, которые у них возникают: бежать ли куда-то, изменять что-нибудь в своей жизни?

Есть такое выражение: «Когда небо молчит, не надо ничего предпринимать». Потому чтотам знают, что нам потребно и нужно ли менять то, что происходит.

Да, с места на место нам не пристало переходить — но это в поисках выгоды. А если с духовной пользой — то наоборот, и об этом свыше указывают.

Одному архиерею явилась во сне умершая мать: «Мы решили, что тебе нужно переходить на другое место».

Он проснулся и думает: во-первых, снам вообще нельзя верить, это опасно, и во-вторых, зачем мне переходить, вроде и здесь всё хорошо.

Через несколько дней ему является отец его и спрашивает:

— К тебе мать приходила?

— Приходила.

— Ну, и что тебе сказала?

 — Надо идти в другое место.

 — И чего же ты здесь сидишь тогда?

 — Так мне и тут хорошо.

 — Вот то-то и плохо, что тебе хорошо.

Оказывается, в духовном-то смысле это было нехорошо.

Да, подход духовный к жизни — несколько иной. У нас все наши умозаключения: то то болит, то это болит, всё не так. «Как здоровье?» — первый вопрос. «Ой, ой», — скорее молиться о здравии. Все только молятся о здравии. А о спасении души?

Это в мiру только всегда интересуются: «Как здоровье?», а в монастыре спрашивают:

— Ну как, болеешь?

— Болею.

— Ну, слава Богу.

Это нормально, потому что здоровье нужно больше святым, а грешникам — болеть и болеть. Святые отцы так и говорят: «Если нет болезни, то не наша мера ее искать, а уж если есть — то подлечиваться можно, а вылечиваться, может, и не нужно».

Потому что, опять же,  забудешься. Что-то должно у человека оставаться, чтобы он не забывал, не отрывался в своем самомнении. Поэтому еще апостол Павел сказал: Дадеся ми пакостник плоти аггел сатанин, да ми пакости деет, да не превозношуся (2 Кор. 12, 7). То есть, для ограждения и спасения нам всё это и посылается.

И вот эти слова евангельские, которые звучат на каждом богородичном празднике: едино на потребу; блажени слышащии слово Божие и храняще е, — они должны нами чаще вспоминаться при любых обстоятельствах жизни. А как Господь? И когда человек полагается на волю Божию, тогда — всё, тогда больше никаких переживаний.

Что касается нашей семьи, сегодня день для нас очень памятный, потому что юбилей очень основательный: столетие моего отца  протоиерея Михаила. Когда он находился в тюрьме в Архангельске и не знал, как ему быть, пришел к архиепископу Феодосию Коломенскому. И говорит:

 — Вот, не знаю: как поступить?

 — Положитесь на волю Божию.

 — Так я положился.

 — А чего ж тогда ко мне пришел? В лучших руках дело!

И так всё исполнилось. Он был еще тогда освобожден и сразу же получил реабилитацию. Потом уже, в сорок девять лет пошел по духовной линии, стал священником и прослужил тридцать с лишним лет.

Вот пример, опять же: в любых условиях — «по воле Божией», «а как Бог даст».

Поэтому мы, имея такой покров, такое заступничество, никогда ни падать духом, ни унывать не имеем права. Всё в руках Божиих. Почему и наши предки говорили: Бог передом правит; что Бог ни делает, всё к лучшему; без Бога ни до порога. Вот это и есть то, что едино на потребу.

Поэтому будем чаще себе напоминать об этом в любых обстоятельствах жизни. Как говорил святой праведный Алексей Мечёв, «к Богу нужно приходить из любых положений». То есть, где бы ты ни был, прежде всего всегда обращайся к Богу. Он близок, и слышит, и исполнит. Самое главное, что Он исполнит — спасет. Ибо сказано: Господьвсем человеком хощет спастися,  и в разум истины приити (2 Тим. 2, 4). Каким образом Господь будет спасать — это Его святая воля. А что спасет — тут сомнений нет. В лучших руках дело.

Поэтому, вспоминая и древние, и сегодняшние примеры, и праздник избавления нашего стольного града от врагов, будем мы всегда свой взор обращать к Богу. Нужно постараться в себе, в душе такой навык укоренить. Прежде всего, что бы ни случалось — буквально, идешь, например, и ударился обо что-то — сразу: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго. Что-то такое еще — сразу:  Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго. То есть, всё время чтобы первая мысль была к Богу. Вот в таком устроении никогда не растеряешься. Когда взор обратишь к Богу — сразу всё станет на свои места. Сможешь и рассуждать, и смотреть будешь на то, что происходит, совершенно по-иному. Потому что ты находишься в присутствии Божием.

Это и есть та непрестанная молитва, о которой говорит апостол: Всегда радуйтеся. Непрестанно молитеся. О всем благодарите (1 Сол. 5, 16-18). Аминь.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924