Седьмая колонна. Анатолий Степанов1 min read

Анатолий Степанов4 ноября по обыкновению в некоторых городах страны прошли «Русские марши», уже почти 10 лет организуемые русскими националистами в День народного единства — новый праздник, установленный в память изгнания поляков из Москвы в начале XVII века. Традиционно основное действо разворачивается в Москве (ну еще в Санкт-Петербурге), в других городах страны марши ограничиваются собраниями нескольких десятков или сотен человек.

Помню первые «Русские марши», в которых мне довелось участвовать. Тогда рядом шли православные патриоты с иконами и хоругвями, известные политики и депутаты Госдумы, руководители набиравшего тогда силу Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и других организаций русских националистов. Все были рядом, все были едины в неприятии Запада, либерального курса власти, защите нашей государственности и вековых народных ценностей. И как же всё разительно изменилось за несколько лет!

Из числа православных сегодня на «Русских маршах» можно увидеть разве что маргиналов, авторитетные в патриотическом движении люди чураются участвовать в этих шествиях. Изменился не только состав, но и число марширующих, — ныне «Русские марши» стали заметно малочисленнее. К примеру, 4 ноября в двух маршах в столице приняло участие в общей сложности всего лишь около 3,5 тысяч человек (а прежде выходило по 10-15, а то и 20 тысяч). Такой ситуация стала в последние 3-4 года. Что же произошло за это время?

Думаю, причины изменения состава и численности участников «Русских маршей» надо искать в области принципиальных идеологических вопросов. Раньше всех сторонников возрождения России и русского народа объединяла большая или меньшая степень оппозиционности власти, которая, на взгляд патриотического сообщества, двигалась в общем западническо-либеральном направлении. Правда, теперь мы знаем, что и тогда внутри властной элиты шла борьба, но она либо была не заметна для широкой общественности, либо искусно камуфлировалась для западных «партнеров» под борьбу кланов за место у кормушки. Сейчас власть изменилась, но многие патриотические активисты по инерции продолжают к ней относиться с недоверием.

Однако дело не только в изменении вектора действий власти. Постепенно становились все более очевидными идеологические различия между патриотами и националистами, — прежде всего в отношении к государству и православию. Происходила постепенная идеологическая кристаллизация. Русские националисты, поднятые к политической жизни и отмобилизованные на проблемах засилия мигрантов, этнической преступности, кавказского бандитизма, переходили постепенно к идее тотального неприятия «нацменов», что вело к неприятию имперской государственности, а поскольку иной у России быть не может, то к вражде против реальной российской государственности. Русские националисты органичнее себя чувствовали в язычестве, чем в христианстве — «еврейской вере» по их представлениям. Среди политических лидеров русского национализма православные — редкость, да и эти чаще всего относятся к каким-нибудь раскольническим юрисдикциям.

Набирая силу, националисты начали искать союза не с православными патриотами и государственниками, а с националистами других стран, особенно европейских. В их идеологию начал примешиваться расизм, — идея выживания белой расы. А значит евроазиатский характер русской цивилизации ими уже на дух не переносился.

Линией водораздела стал третий срок Владимира Путина, когда русские националисты стали плечом к плечу с прозападными либералами в «белоленточном движении». Оказалось, что им проще договориться с либералами, чем с православными и государственниками. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ибо узкое понимание лозунга «Россия для русских» логично ведет к идее мононационального государства в европейском духе, отказа от имперского призвания России.

Государственный переворот в Киеве и всплеск украинского национализма, основой которого является вековая ненависть предателей-униатов к Москве и «москалям», как к носителям имперского духа, а, стало быть, препятствию для развития украинской государственности, еще больше усугубили проблему. Сначала практически все русские националисты поддержали майдан и свержение Януковича, многие даже ездили в Киев перенимать опыт, как надо успешно бороться «с проклятым режимом Путина».

Однако открыто русофобский характер майданной революции вроде бы некоторых отрезвил, а воссоединение Крыма с Россией даже вызвало в среде националистов похвалы (правда, сквозь зубы и со многими оговорками) в адрес Владимира Путина. Но в среде националистов преобладали все равно те, кто не оставлял цели смены власти в Кремле. Мощный толчок к разброду у националистов дало восстание в Новороссии, некоторые даже поехали воевать против «укропов».

И вот этот раскол и разброд в среде националистов зафиксировал последний «Русский марш». 4 ноября 2014 года по Москве прошли сразу два шествия. И линией разделения стала Новороссия.

В Люблино собрались так называемые национал-демократы во главе с К.Крыловым, Д.Демушкиным, В.Кралиным (псевд. Тор), В.Ермолаевым, А.Севастьяновым и др. (А.Поткин (псевд. Белов) не принял участие в связи с арестом по делу об «отмывании» денег). По подсчетам полиции в шествии приняло участие около 2000 человек. В Люблино собрались те, кого в общественном мнении и принято считать русскими националистами, кто был на Болотной с либералами, стойкие противники Путина и традиционной российской государственности. Те, кто в большинстве своем поддержал майдан, а теперь одобряет подавление киевскими фашистами Новороссии. Но и тут не было единства, — один из лидеров нацдемов гл. редактор журнала «Вопросы национализма» К.Крылов возглавил внутри люблинского марша колонну сторонников Новороссии. Правда, они были в явном меньшинстве. Основная масса тутошних «русских националистов» определила себя как сила враждебная русскому народу, борющемуся за свободу в Новороссии. И при этом продолжает себя считать русскими националистами! Разруха в головах, словом…

На противоположной стороне Москвы у метро «Октябрьское поле» прошло шествие русских националистов, которые являются сторонниками Новороссии. Шествие было организовано незарегистрированной партией «Великая Россия» (лидер – бывший депутат Госдумы А.Савельев) и другими мелкими (когда-то знаменитыми) организациями, типа РНЕ, «Память» и др. Тут, по данным полиции, собралось чуть меньше участников – около 1500 человек. Сторонники Савельева и в прошлом году шли отдельной колонной, поскольку они не поддержали курс на сближение с болотными либералами, но их было раза в 3 меньше. Видимо, значительный рост числа участников связан с тем, что накануне поддержать это шествие призвал Игорь Срелков, который, правда, в последний момент решил не принимать в нем личного участия.

Тут хотел бы не согласиться с резкой оценкой Игорем Друзем одного из лидеров «октябрепольского русского марша» Андрея Савельева. Игорь, в силу того, что в предыдущие годы скорее наблюдал за патриотическим движением в России из киевского далека, не участвуя в нем лично, некоторые процессы видит однобоко. А я давно знаю Андрея Савельева. И несмотря на то, что категорически не приемлю его нынешнюю политическую позицию, считаю ее ошибочной, но понимаю ее истоки, знаю многие причины к ней приведшие. А потому надеюсь, что здравый смысл все-таки возобладает, и мы еще увидим Савельева в наших общих патриотических рядах. Сменит он униформу в стиле офицеров фашистского подводного флота на что-то более национальное…

Как бы то ни было, сегодня и те, кто за Новороссию, и те, кто против, — одинаково враждебно относятся к власти, выступают за ее свержение, т.е. готовы помогать нашим «западным партнерам» свергать Путина. Для одних неприемлемо, что Путин выступает против их братьев по вере – украинских националистов. Другие требуют от Путина военного вмешательства и пытаются подорвать доверие к национальному лидеру своими воплями «Всёпропало» и «Путинслил».

Таким образом, несмотря на нюансы в политических позициях, думаю, вполне уместно говорить о сформировавшейся «седьмой колонне» противников российской власти, противников Президента Владимира Путина.

Как известно, во время гражданской войны в Испании, когда армия генерала Франко наступала четырьмя армейскими колоннами на Мадрид один из франкистских генералов Э.Мола заявил, что у них есть еще одна колонна – это их агенты и сторонники в самом городе, которые в нужный момент ударят в тыл. С тех пор, с легкой руки этого генерала агентов врага стали называть «пятой колонной». Этим термином в России обычно именуют так называемую «несистемную оппозицию», которая, особо не таясь, состоит на подкорме у США — всех этих немцовых, каспаровых, макаревичей, навальных, пономаревых и проч.

Недавно политолог Александр Дугин творчески развил мысль франкистского генерала и предложил термин «шестая колонна», которым он называет тех представителей современного истеблишмента – чиновников, олигархов и их идеологическую и медийную обслугу, которые формально клянутся в верности главе государства, но на самом деле их помыслы, их чувства, их сердце там – на Западе. Это не прямые американские и западные агенты, как «пятая колонна», это скорее — агенты влияния. Этот термин уже прижился в патриотической публицистике. И не мудрено, поскольку он позволяет различать две политические группы, хотя и выступающие одинаково против государственнического курса Путина, но различающиеся по методам действия, происхождению и поведению.

Думаю, что пришла пора дальше развивать идею Дугина и сказать еще об одной колонне противников Путина седьмой по счету. Если предельно коротко описать эту колонну, то это – «всёпропальщики» и «путинслильщики», львиную долю которых как раз и составляют русские националисты. Хотя тут также представлены и власовцы, и идейные антисоветчики, и антисталинисты, и даже православные радикалы. Но все-таки националисты составляют большинство.

В том, что русские националисты оказались в лагере противников власти, нет ничего нового. Мне уже доводилось напоминать историю русского национализма. Кратко напомню еще раз. В 1908-1910 годах при поддержке тогдашнего главы правительства П.А.Столыпина была создана первая партия русских националистов — Всероссийский национальный союз. Эта партия должна была стать политической опорой курса премьер-министра на модернизацию страны и превращение России в современное процветающее западное государство, эдакие Соединенные штаты России. Столыпина убили террористы, а лидер созданной им партии русских националистов Василий Шульгин вступил в 1915 году в антиправительственный Прогрессивный блок с либералами и социалистами. 1 марта 1917 года он приехал принимать отречение Государя вместе с лидером российских либералов А.Гучковым. Словом, русские националисты уже однажды хоронили русскую государственность.

Причем, сугубая опасность союза русских националистов с либералами состоит в том, что таким образом дается нравственное оправдание в глазах народа либерализму, который без этого не имеет никаких шансов получить широкую поддержку населения.

Мы видим, как на наших глазах возникла угроза такого альянса либералов и националистов, который на самом деле является не альянсом, а мезальянсом, поскольку либералы только попользуются националистами, а потом выбросят их на обочину политического процесса. Как произошло с Шульгиным и его националистами, не получившими во Временном правительстве никаких постов.

Но государство они к тому времени разрушили…

Как можно помешать этому политическому мезальянсу состояться? Как разрушить формирующуюся «седьмую колонну»?

На мой взгляд, это могут сделать в нынешних условиях два человека – Владимир Путин и Игорь Стрелков. Каждый со своей стороны. И не только могут сделать, но уже и делают.

Владимир Путин своей державной, национальной политикой выбирает почву из-под ног националистов, сужает для них место для политического маневра. И кстати, позиционированием себя в качестве главного русского националиста. Именно так недавно аттестовал себя наш Президент. Понятно, что национализм Путина ничего общего кроме названия не имеет с классическим национализмом, это, как однажды выразился сам Путин, «национализм в хорошем смысле слова», национализм по Ивану Ильину.

Онако у националистов остается сфера, в которой они могут создать угрозу стабильности государства и общества, — это межнациональные проблемы. Это – объективно самое уязвимое место в конструкции российской государственности и российского общества. И тут Путину в противостоянии с либералами и националистами не обойтись без поддержки общества, без низового народного движения. Сегодня потенциальным лидером такого движения может стать Игорь Стрелков.

Понятно, что Стрелков не имеет политического опыта, а значит его будут пытаться использовать в своих интересах разные антипутинские силы. Уже пытаются, как я замечаю. Но пока ему удается проходить по лезвию ножа. Так было в случае организации им движения «Новороссия», среди учредителей которого не оказалось людей, которые первоначально в нем планировались и которые вызывали неоднозначную реакцию. Так было и 4 ноября, когда Стрелков, вовремя сообразив, что будет втянут в акцию с антипутинским подтекстом, благоразумно отказался принять в ней участие и ограничился торжественным Богослужением.

Словом, политический союз Владимира Путина и Игоря Стрелкова (пусть и негласный), если он состоится, мог бы стать серьезным препятствием для сил, работающих на дестабилизацию политической обстановки в России.

Но состоится ли такой союз, это вопрос, на который пока нет ответа…

Анатолий Степанов, гл. редактор «Русской народной линии», председатель Русского Собрания

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924