Аборт: православный взгляд

Аборт13 ноября в храме Христа Спасителя прошло совещание, посвященное необходимости запрета абортов. В совещании приняли участие представители духовенства, Общественной палаты, медики и общественные деятели.

Сколько именно в России делают абортов в год, доподлинно неизвестно. По официальным данным – около миллиона, по экспертным оценкам – до трех миллионов.

За последние годы это число удалось несколько уменьшить (так, в 2013 году случаев искусственного прерывания первой беременности было на 10% меньше, чем в 2012-м). Появились и первые законодательные меры, направленные на предотвращение абортов – в частности, запрещена их реклама, введены по примеру многих стран Запада так называемые «дни тишины»: женщине, желающей избавиться от ребенка, дают срок обдумать это решение; объявлены вне закона аборты на поздних сроках.

Как отметил на совещании иеромонах Димитрий (Першин), излюбленные некоторыми рассуждения о том, что, дескать, на Западе проабортная идеология победила, и только мы такие духовные, что боремся, описывают ситуацию почти с точностью до наоборот. Напомним, что СССР был первой страной, легализовавшей аборты: не только нынешние женщины продуктивного возраста, но даже их бабушки уже выросли в стране, где это рассматривалось как рутинная медицинская процедура.

Во всех же развитых странах отношение к абортам резко отрицательное, различаются они по большей части тем, как именно там ставят препоны этому злу. Страны, где сильны позиции католицизма (Ирландия, Польша, с оговорками — Испания) аборты прямо запрещают; другие (как, например, Франция) вводят ограничительные меры – в частности, те же «дни тишины». И эти меры действуют: Франция перестала вымирать, население Ирландии увеличивается. Представить себе, что в этих «разъеденных либерализмом» странах врач будничным тоном осведомляется у женщины: «Аборт делать будете?» — невозможно, а у нас это до сих пор не редкость.

Описанные два подхода и обсуждались на совещании. В качестве мер, призванных уменьшить число абортов и, не запрещая его, превратить из будничного поступка (или даже «священного права женщины») в крайний и редкий случай, предлагались, в частности, следующие:

— отделить абортмахерство от акушерства: врач, занимающийся прерыванием беременности, не должен заниматься ничем другим, и то же касается и медицинских учреждений;
— добиться полной прозрачности этой деятельности: об учреждениях, занимающихся абортами, должно быть точно известно, соблюдают ли они установленные ограничения и сколько абортов производят;
— сделать действенными уже существующие в законе статьи о наказании за незаконное производство абортов;
— запретить свободную продажу медикаментов абортивного действия: они должны применяться только в клиниках и только по назначению врача;
— вывести аборты из списка медицинских процедур, покрываемых ОМС: граждане, считающие аборты детоубийством, не должны оплачивать их из своих налогов.

Значительная доля участников совещания, однако, рассматривала все эти меры как желательные, но недостаточные, и выступала за полный законодательный запрет абортов – исключая случаи, когда беременность серьезно угрожает здоровью и жизни женщины. Выступавшие указывали, в частности, что подавляющее большинство (более 70%) населения нашей страны уверено, что жизнь начинается с момента зачатия, и что, следовательно, в утробе женщины живет именно ребенок, а не неодушевленный комок плоти, с которым можно поступать как угодно. Они призывали привести законодательство в соответствие с народными представлениями, а не держаться за нормы, введенные при Троцком. На совещании обсуждался проект поправок к закону «Об основах охраны здоровья граждан», где, в частности, есть положение:
«Проведение искусственного прерывания беременности (аборта) влечет за собой уголовную ответственность, … за исключением случаев, когда оно является неизбежным следствием медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни матери… при этом врач должен прилагать все усилия и использовать все возможности для сохранения жизни ребенка». Этот законопроект в доработанном виде будет предложен для рассмотрения в Государственной думе.

«Какой из двух подходов (полный запрет абортов или ограничительные меры) кажется вам разумнее? Какие из предложенных мер вы бы одобрили?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к православным священнослужителям.

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве:

Для спасения нации, то есть для решения проблемы депопуляции, нужен полный запрет абортов, но с госпрограммой поддержки матерей, которые хотят избавиться от ребенка. Надо, чтобы каждая будущая мать понимала: ребенка нужно родить, но если не можешь воспитать, отдай обществу и государству, они ребенка поддержат. И государство должно быть готово к этому. Должна быть финансовая и моральная поддержка таких женщин.

Аборт — это грех, за который человек даст еще ответ перед Богом. И вообще для здоровья женщины эта процедура — вред безусловный, для физического здоровья лучше родить, чем сделать аборт. Так что необходим запрет на убийство детей и на нанесение физического урона своему здоровью.

А если нет желания растить ребенка, то женщину надо с самого начала поддержать, чтобы она родила и передала ребенка тем родителям, которые хотят усыновить. У нас же сейчас идет политика сокращения детдомов, работают семейные детские дома и т.п. Так что воспитаем! Тем более, после того, как женщина родит, она может и передумать лишать себя счастья материнства.

Протоиерей Александр Пелин, ректор Саранского духовного училища, кандидат богословия, председатель отдела по взаимодействию Церкви и общества Мордовской митрополии, член Общественной палаты РФ:

Принимать в нашей стране половинчатое решение нельзя, — оно не будет исполняться. Поэтому лучше аборты запретить полностью. Совершить аборт – это не зуб удалить, что тоже тяжело. И если в СССР к абортам относились спокойно, то сейчас другое время, люди более просвещены.

Церковь поддерживает кампанию «За жизнь!». Это кампания не только против абортов. Например, мы в Саранске проводили кампанию под эгидой «За жизнь! За свет! За детский смех!», приуроченную к празднованию Международного Дня защиты детей. Важна не просто борьба, а позитивная борьба. То есть надо не только вести войну с чем-то, а создавать условия для благоприятных перемен, вести среди молодежи, например, разъяснительную работу.

С другой стороны, стоит подчеркнуть, что есть вещи, на которые государство не обязано тратить деньги налогоплательщиков. Почему граждане должны из своего кармана оплачивать аборты женщин? Это то же самое, как если бы государство тем, кто курит, покупало бы сигареты. Это нормально? Почему тогда если человек по своей прихоти совершил деяние и идет на аборт, то должен расплачиваться каждый налогоплательщик?

Все-таки христианский Бог — это Бог любви. И даже если девочка ошиблась и забеременела, то надо в первую очередь думать, кто поможет родить и воспитать ребенка. Конечно, одними разговорами или участием в голосовании против абортов не обойдешься. Нужна система соучастия в жизни людей.

Протоиерей Михаил Дудко, главный редактор газеты «Православная Москва»:

К сожалению, практика запретов на аборты в СССР и в других странах показывает: те кто твердо решился сделать аборт, часто находят такую возможность с риском для собственной жизни.

Церковь не полномочна запрещать аборты законодательно. У нас свой Закон — Божий. И он однозначно запрещает уничтожение детей во чреве матери. Но надо оставить государству его обязанности: заботу о том, чтобы страна была населенной, а лучше – густонаселенной, так как людей у нас не хватает. Пусть государство делает свою работу, а мы будем делать свою: объяснять, учить, увещевать, даже умолять не делать греха.

Известно, например, что если женщина, решившаяся по каким-то причинам на аборт, делает паузу и общается с людьми, которые могут ей посочувствовать, предложить альтернативное этому страшному поступку решение, рассказать о последствиях такого шага, процент женщин, продолжающих настаивать на совершении аборта, резко снижается. Здесь, наверное, мы могли бы помочь.

Нам, верующим, в первую очередь, конечно, нужно проявить сочувствие к несчастным женщинам, которые по разным причинам не знают истинного учения Церкви, не верят в любовь Божью, в Его промысел и помощь в воспитании детей. И если в этих людей вселить веру, надежду и любовь к Богу, помолиться с ними, мне кажется, ситуация изменится.

А государство должно действовать не только кнутом, но и пряником. Рожать детей должно быть выгодно. Если многодетные станут жить богаче однодетных, на аборты «по социальным показаниям» желающих не будет.

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской:

Аборты — безусловное, чудовищное зло. Оно изменило наше сознание. Быть может, мы сами не и замечаем этого. Стала привычной женская агрессия, преступность. Я уверен: в большинстве случае это связано с тем, что несчастные женщины делали аборты, совершив страшный смертный грех.

Но, как правило, аборты — вынужденная мера. Говоря о женщинах, их совершающих, мы умалчиваем о мужчинах, вынуждающих женщину делать этот шаг своим безответственным поведением. И пока во главу угла не будет поставлена нравственная проблема и нравственное исцеление нашего народа, все остальные меры, мне кажется, не достигнут цели, будь они суровыми, запретительными или более мягкими.

Кроме того, эта проблема социальная. Делать аборты вынуждает безработица, недостаток средств, невозможность нормально жить в махоньких квартирках, где люди вынуждены ютиться, и многие другие проблемы, которые нельзя не принимать во внимание.

Так что решение должно быть комплексным. Нужно обратить пристальное внимание на подготовку будущих медработников. Если студентам с первого курса внушать, что аборт — нормальная медицинская процедура, он так и будут это воспринимать, доверяя своим преподавателям.

С другой стороны, не нужно думать: запретим аборты, и все будет хорошо. Запретим, и резко подскочит женская смертность. Женщины будут делать криминальные аборты, возникнет сеть полулегальных клиник, появится новая отрасль теневой экономики.

Нам надо быть настойчивыми в достижении поставленной цели, последовательными, но не прямолинейными. Эта проблема требует всенародного участия и одобрения, и тогда только цель будет достигнута. Но и народу нужно помочь принять правильное решение – он находится в нравственно, социально, экономически неудовлетворительном положении. Все эти вопросу необходимо решать одновременно.

Ну и еще: предположим, решим мы проблему, у нас перестанут делать аборты. По официальным данным, в год у нас их делают миллион. Страна готова принять минимум один миллион детишек? Нам есть, где и расселить, где принимать роды? Где лечить? Наше сельское хозяйство сможет их прокормить? До 18 лет ребенок считается иждивенцем. За 18 лет родится 18 миллионов иждивенцев. Страна готова их прокормить? Нет. И, решив одну проблему, и то не до конца, мы создадим массу новых, о решении которых даже не задумываемся.

Еще раз повторюсь: аборты безусловное зло, но нельзя сложную нравственную, психологическую, социальную, экономическую государственную проблему решать односторонне.

Протоиерей Георгий Кожеватов, клирик кафедрального собора св. вмч. и Победоносца Георгия в Орске:

Я за полный запрет абортов. Как можно частично разрешить убийство?

Недавно я смотрел сюжет про многодетную семью, — по-моему, из Татарстана. У молодых родителей восемь или девять детей. Мать она заболела раком, ей предложили химиотерапию, а она отказалась: мол, я тогда убью ребенка. В результате ребенок родится, а мать умерла. Неужели некоторым матерям собственная жизнь дороже, чем жизнь своего ребенка?

Так вот, на мой взгляд, аборты нужно запретить. Иначе этот процесс не остановить. И какие оправдания могут быть убийству? Когда-то Сталин принял такой закон, и наша страна стала великой державой. А теперь мы страна какого мира?

Иерей Андрей Михалев, настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла, руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества, руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи:

Я участвовал в этом совещании, слышал все доводы «за» и «против». В основном, конечно, присутствующие высказывались «за», предлагая признавать ребенка как личность – с того момента, когда будущей матери определили срок беременности. Я считаю, это разумно.

И если мама посягает на жизнь младенца, она должна по закону нести за это ответственность; впрочем, как и врач, помогающий лишить человека жизни.

К сожалению, у нас на Руси только жесткие меры дают результаты. Я не сторонник жестких мер, но в том, что касается лишения жизни, Божьего дара, по-другому, на мой взгляд, быть не может. Уже доказано, что и на ранних сроках беременности ребенок — живой человек. Он реагирует на ультразвук, боится щипцов, которыми делают аборт. У него есть защитные реакции. И если кто-то считает, что этот человек менее достоин жизни, нежели он сам, пусть несет наказание.

Поверьте: все абортарии исчезнут, как только будет введено реальное уголовное наказание. И мы увидим реальный прирост нашего населения.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924