Рассказывает начальник контрразведки1 min read

Афган: пора избавиться от комплекса виныСловосочетание «начальник контрразведки» звучит строго и даже грозно. Однако живущий ныне в Санкт-Петербурге Михаил Яковлевич Овсеенко, служивший в Кабуле начальником Особого отдела 40-й армии — или «ограниченного контингента советских войск», как тогда писали — совсем не похож на традиционный портрет сурового «охотника за шпионами».

Негромкий голос, мягкие манеры, неторопливый рассудительный стиль разговора – типичный питерский интеллигент. И вовсе не потому, что прослужив в армии более 30 лет, он теперь на пенсии. А потому, что и сама работа сегодня в контрразведке другая – прежде всего, аналитическая, умение заранее просчитать все действия противника и не дать ему осуществить свои планы. Неслучайно, что теперь, когда появилось свободное время, Михаил Яковлевич стал писать книги. В этом году он выпустил первую, «Афганистан. Глазами очевидца», в которой подробно рассказал о своей работе в этой стране.

Родился Михаил Яковлевич в Уссурийске Приморского края. О том, что станет военным, сначала не думал. Окончил горный факультет Дальневосточного политехнического института во Владивостоке, после чего в течение трех лет проработал начальником геологической партии. В 1960 году окончил школу военной контрразведки в Тбилиси, служил на Дальнем Востоке. Прошел путь от оперуполномоченного до заместителя начальника Особого отдела КГБ СССР по 5-й общевойсковой армии. В 1982 году его направили в Ташкент на должность заместителя начальника особого отдела КГБ СССР по Туркестанскому военному округу. После этого и был командирован в Афганистан, где прослужил 5 лет. Лично участвовал в боевых операциях. Награжден орденами Красного знамени и Красной Звезды, многими медалями.

Работа контрразведчиков, да еще на войне, всегда окутана плотной завесой секретности. Однако спустя годы М. Овсеенко может рассказать о некоторых операциях нашей контрразведки в Афганистане, о которых раньше, особенно в строгие советские времена, было не принято говорить.
Одной из функций военной контрразведки в Афганистане, сразу поясняет он, являлась розыскная работа: поиск и освобождение советских военнослужащих, оказавшихся в плену у душманов. Или, как их тогда называли, пропавших без вести. Всего таких, по его данным, за годы войны было 311 человек. Люди в погонах знают, что такое считаться «без вести пропавшим», особенно остро ощущают это их родные и близкие. Были получены сведения о нахождении пленных в Пакистане и Иране с указанием их фамилий. После возвращения наших войск из Афганистана 21 человек из числа без вести пропавших перебрались на постоянное жительство в США, Канаду, Францию, Германию и Швейцарию. Несколько солдат обзавелись семьями и остались жить в Афганистане.

До 1988 года усилиями контрразведчиков из плена удалось вызволить 88 советских военнослужащих. Иногда для того, чтобы спасти нашего солдата, проводились уникальные операции. Одной из таких стал, например, вывод из банды рядового бригады спецназа Янина.

Его рота возвращалась с боевой операции. Янин отошел в сторону, чтобы напиться воды из ручья, окруженного густым кустарником. Получил удар по голове и потерял сознание. Его отсутствие заметили не сразу, и бандиты сумели его утащить. Так Янин попал в плен к душманам.

Когда контрразведке удалось установить банду, которая его похитила, тут же стали разрабатываться планы спасения рядового. Удалось выйти на ее главаря Хаятулло, и предложить ему обмен. Тот запросил освободить десять боевиков, но они сидели в тюрьмах афганского правительства. Тогда было установлено, что у Хаятулло был брат, приговоренный за совершенные им преступления к смертной казни. При помощи советского посла в Кабуле Павла Можаева удалось добиться, чтобы президент Афганистана его помиловал. Одновременно от афганцев было получено согласие обменять его на нашего военнослужащего. Хаятулло на такой обмен согласился.

Начались переговоры об условиях и месте обмена. Для нас, отмечает М. Овсеенко, была важна хорошо просматриваемая местность, где можно было скрытно разместить наблюдательный пункт и пункт связи – два бронетранспортера с военнослужащими. На ближайшем аэродроме Баграм в боевой готовности находились два самолета. 27 февраля 1988 года обмен был благополучно совершен.

Для освобождения наших военнослужащих применялись и другие методы. Когда банду, в которой находился пленный, можно было блокировать, предъявляли главарю ультиматум: выдача советского солдата или нанесение по его отряду бомбоштурмового или артиллерийского ударов.

М. Овсеенко приводит многочисленные примеры мужества и героизма советских солдат в ходе боев с мятежниками, о которых в советские времена наша пресса молчала. Так, лейтенант Кузнецов во время обходного маневра по блокированию кишлака с группой солдат попал в засаду превосходящих сил противника. Обеспечив огнем отход своему подразделению, Кузнецов, чтобы не попасть в плен, взорвал себя гранатой.

Лейтенант Демидов с небольшой группой солдат попал в засаду, устроенную крупной бандой. Офицер дал команду своим подчиненным отходить.

«Отойдем вместе», — сказали бойцы. «Вместе — значит, никто живым не уйдет, — жестко сказал командир. — Отходите, это приказ, я их задержу». Взял четыре гранаты, и огнем обеспечил выход своим солдатам. Четыре раза был ранен. Последней гранатой подорвал себя.
В районе Герата 11 июля 1985 года подорвался на мине БТР. В ходе последующего жестокого боя в живых остались четверо. Кольцо окружения сжималось, патроны были на исходе. Командир отделения, младший сержант Шеманский, отдал приказ: всем застрелиться. Обнялись. Попрощались, и каждый выстрелил в себя. Последним покончил с собой командир.

Наши либералы и некоторые журналисты, никогда не бывавшие в Афганистане, говорит М. Овсеенко, и по сей день любят повторять чужие слова о кровопролитной войне, о жестокой мясорубке, якобы имевшей место. Для сравнения скажу, что за две недели войны в Чечне погибало столько, сколько за один год в Афганистане. Судите сами, за десять лет боевых действий по данным Генерального штаба министерства обороны СССР погибло: рядовых и офицеров – 11281, офицеров – 1755, из них два генерала. Всего 13136 тысяч человек. Вместе с небоевыми потерями — 13745 человек. Эта статистика показывает, что в процентном отношении число погибших офицеров превышает количество утрат из числа срочников.

Даже западные эксперты, отмечает М. Овсеенко, который по долгу службы анализировал соответствующие иностранные документы, отмечали мужество, героизм и самоотверженность советских воинов в Афганистане. Они писали: «Уровень дезертирства в Афганистане составлял всего 1-1,5 процента от уровня дезертирства в советских войсках во время Великой Отечественной войны».

И в плену советские войны вели себя геройски. Самый известный пример — восстание пленных в лагере Бадабер в Пакистане, куда переправили 12 советских военнослужащих.
Они подняли там восстание 26 апреля 1985 года, нейтрализовали часовых и освободили других пленных – солдат ДРА. План восстания разработал русский офицер по имени Виктор. Однако реализовать задуманное не удалось, всех предал один солдат-узбек. Лагерь был окружен, его стали обстреливать из орудий, взорвались хранившиеся там же снаряды. Все восставшие погибли, а вместе с ними американские советники и пакистанцы. Сгорел и архив, где хранились документы узников.

«В Особом отделе 40-й армии имелись все данные о пропавших без вести, но кто из них находился в крепости Бадабер, точно не было известно, — свидетельствует М. Овсеенко. — Однако все-таки были весомые предположения об организаторе восстания, но озвучивать их считаю нецелесообразным во избежание ошибки».

В рядах душманов действовали иностранные советники, эмиссары антисоветских организаций. Некоторые из них были убиты в ходе боестолкновений, часть арестована за шпионаж. Правительство республики Афганистан после разбирательств, в порядке доброй воли, отправило их всех домой. Некоторые агенты иностранных спецслужб занимались сбором сведений о подразделениях 40-й армии. Так, в июле 1981 года на аэродроме Джелалабада был задержан гражданин Англии Томас Родней. В марте 1982 года в Кабуле разоблачен агент американской разведки Ахмад Зай. В июле 1982 года на аэродроме Кандагар был задержан агент военной разведки Пакистана Гулям Хазрат. В феврале 1983 года в провинции Логар в ходе боевой операции задержан гражданин Франции Филипп Огайяр, действовавший под прикрытием «Международной ассоциации медицинской помощи».

Ловили и шпионов, работавших под видом журналистов. Так, в сентябре 1984 года в ходе боевой операции в районе Кандагара был задержан француз Абушар Жак Мишель, корреспондент телепрограммы «Антенн-2». Он занимался сбором сведений о частях армии с начала 1984 года.

В сентябре 1987 года в районе Шинданда задержан французский журналист Аллен Гийо, в походном рюкзаке которого находилась карта Афганистана со следами дырочек от иголки.
При наложении этой карты на рабочую карту штабного офицера выяснилось, что наколотые точки полностью совпадали с местами расположении сторожевых застав в северной части Афганистана. Удалось обезвредить двух агентов спецслужб США, которые поддерживали связь со своим центром при помощи быстродействующих радиопередатчиков «Флитсатком», выброс зашифрованной информации осуществлялся ими в течении 5-6 секунд на американский спутник. В общей сложности, благодаря усилиям контрразведки, было выявлено 44 агента спецслужб США, Пакистана, Франции и других стран.

Запад, напоминает М. Овсеенко, активно стремился подорвать морально-боевые устои советских войск, широко работали такие организации, как Народно-трудовой союз, ОУН, «Антибольшевистский блок народов», «Врачи без границ», да и многие другие. Распространялись в расположении наших войск листовки с призывом к солдатам «устранять власть КПСС». Военный отдел НТС был готов платить главарям банд по 15 тысяч немецких марок за каждого советского солдата, если его удавалось вывезти на Запад.

Во Франции был напечатан миллионным тиражом поддельный номер газеты «Красная звезда», который потом распространялся в Афганистане, 60 часов в сутки достигал объем вещания радиостанций «Голос друзей из Исламабада». «Свободный Кабул», «Свободная Украина» и других. В массовом количестве, бесплатно или по бросовым ценам распространялись наркотики.

Другими словами, для разложения наших войск были задействованы мощные силы и средства, подводит итог М. Овсеенко. Хотя они имели мизерный эффект, но чем отвечали мы, задается он вопросом? К сожалению, почти ничем. Не появлялись статьи о наших солдатах и офицерах, не рассказывалось об их подвигах и выполнении военного и гражданского долга.

Наш народ ничего этого тогда не знал. Все было отдано на откуп иностранным корреспондентам, находившимся в бандах мятежников. Именно они и формировали мнение граждан Запада о «хороших моджахедах» и «плохих русских».
Беда заключалась в том, что вернувшись на родину, наши воины убедились: либералы и чиновники оперируют терминами черной западной пропаганды.

Напрашивается вопрос, рассуждает М.Овсеенко, не зря ли СССР оказывал экономическую, а затем и военную помощь своему южному соседу? И сам отвечает: «Нет, не зря. Решающим аргументом для ввода наших войск стали разведывательные данные, лично врученные Леониду Брежневу лидером одной из дружественных нам стран, согласно которой США собирались провести скоротечную операцию по высадке в Афганистане десанта, ввод своих войск и размещение в северных районах страны радаров и ракет среднего радиуса действия, что уже представляло реальную угрозу СССР».

«Мы, прежде всего, защищали свое отечество, и эту задачу выполнили, — подчеркивает бывший контрразведчик. — В нашем, как говорили раньше, «мягком подбрюшье», на месте государства с феодальным строем с помощью советских специалистов было построено новое, более цивилизованное, по сравнению с прежним, общество, более дружественное и надежное, с боеспособной армией, представлявшей собой прочный барьер на пути проникновения в наши южные республики международного терроризма и радикального исламизма. Участие в этой войне, в том числе против сил, направляемых извне, нельзя расценивать иначе, как честно и добросовестно выполненный долг перед Родиной и народом. Наш уход из поверившей нам страны, а затем искусственный развал СССР повысили степень угрозы южным границам России».

Полагаю, делает вывод М. Овсеенко, что и сегодняшняя действительность, насаждение вокруг России систем противоракетной обороны, военных баз и расширение НАТО на Восток подтверждают все наши опасения того времени относительно подлинных, явно недружественных намерений наших «партнеров».

Автор Владимир Малышев

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924