«Испытывайте, что благоугодно Богу…» (доклад В.П. Филимонова на Слушаниях в Общественной палате РФ.)2 min read

Валерий Павлович Филимонов20 января 2015 года в рамках XXIII Международных Рождественских образовательных чтений в Общественной палате РФ состоялись Слушания: «Сложные вопросы церковно-государственных и церковно-общественных отношений – электронные документы, ювенальная юстиция». Предлагаем Вашему вниманию доклад В.П.Филимонова.

«ИСПЫТЫВАЙТЕ, ЧТО БЛАГОУГОДНО БОГУ, И НЕ УЧАСТВУЙТЕ

В БЕЗПЛОДНЫХ ДЕЛАХ ТЬМЫ, НО И ОБЛИЧАЙТЕ» (ЕФ.5,10-11)

Часть 1

В документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятом Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 4 февраля 2013 года неслучайно говорится: «Проблемы, связанные с электронной идентификацией личности, учетом и обработкой персональных данных, продолжают накапливаться и усложняться. Сегодня необходимо продолжить богословское, нравственное и гражданское осмысление этих проблем»[i]. В этих словах мы видим очень правильный подход к проблемам, которые, несомненно, имеют значение духовное. Времени на это осмысление остается все меньше и меньше. Мы обязаны назвать вещи своими именами.

В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых Архиерейским Собором 26 июня 2008 года говорится о том, «что в современном мире права человека подчас нарушаются, а его достоинство попирается не только государственной властью, но и транснациональными структурами» (Часть V.2.) В документе твердо заявлено о необходимости «ревностно – не только на словах, но и на деле – заботиться о сохранении прав и достоинства человека», и определены главные направления правозащитной деятельности чад Церкви, в числе которых: «охрана личности от произвола лиц, облеченных властью; недопущение тотального контроля над человеческой личностью, над ее мировоззренческим выбором и частной жизнью через использование современных технологий и политических манипуляций» (Часть V.2.)[ii]

К величайшему сожалению, по сей день проблемы, связанные с внедрением технологий электронной идентификации личности и электронных устройств автоматической идентификации[1] граждан рассматриваются «сами по себе», в отрыве от существа и смысла богоборческих глобальных проектов, которые их породили. Такой, крайне узкий, подход приводит к ложным выводам, что, в свою очередь, может привести к самым непоправимым духовным последствиям, при которых невозможно что-либо исправить. «Страшно дозволить себе легкомыслие в подвиге святом: плодом такого легкомыслия могут быть тяжкие, неудобоисцелимые повреждения, нередко самая погибель»,– пишет святитель Игнатий Брянчанинов[iii].

«Должно знать, возлюбленные, что во всяком деле нужно искать истину и ложь, и цель действующего – хороша она или худа», – учит нас преподобный отец наш Иоанн Дамаскин[iv], а преподобный Нил Синайский предупреждает ищущих спасения: «Исследуй конец всякого поступка прежде его начала»[v].

Кто и с какой целью внедряет эти технологии? Кому это выгодно? Что является основой действия электронных идентификационных устройств? Как может отразиться использование человеком этих устройств и технологий на его духовной жизни? К чему все это может привести в конечном итоге? Эти и другие важнейшие вопросы остаются за пределами широкого церковного обсуждения.

Недостаток объективных и научно обоснованных во всех отношениях исследований нередко служит питательной средой для появления нелепых слухов и паники среди одних верующих или абсолютно бездумного легкомыслия других. Вне всякого сомнения, проблемы внедрения электронных идентификаторов личности имеют самое непосредственное отношение к спасению души.

Очень печально, когда об этих проблемах на примитивно-бытовом уровне рассуждают маститые протоиереи, известные архимандриты и богословы-теоретики, абсолютно некомпетентные в области внедрения высоких информационных технологий, кибернетики и систем управления. Их крайне некорректные суждения, которые противоречат не только официальной позиции Церкви, но и существующему законодательству, нередко выдаются средствами массовой информации и дезинформации за истину в последней инстанции.

Поэтому, прежде всего, необходимо констатировать, что тотальное внедрение новейших технологий электронной идентификации личности – это всемирный процесс, являющийся основой построения новой «электронной» или «цифровой» цивилизации – единого наднационального глобального информационного сетевого общества. В этом заключается ключевой момент рассматриваемой проблемы.

Этот неоспоримый факт подтверждает заявление, сделанное премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым на пленарном заседании форума «Открытые инновации» 30 октября 2013 года в Москве:«Мы находимся на рубеже совершенно новой цивилизации»[vi]. О многом заставляет задуматьсяэто откровение столь высокопоставленного чиновника.

Что можно сказать об этой «совершенно новой цивилизации»? Что несет она человечеству? Какие социально-экономические отношения, юридические нормы и идеология будут в ней господствовать? Совместима ли эта идеология с духовно-нравственными ценностями христианства? Не несет ли духовную опасность соучастие христиан в построении «совершенно новой цивилизации»?

Это строительство непосредственно связано с процессами глобализации. Термином «глобализация» принято именовать совокупность процессов, ведущих к созданию единого всемирного наднационального социума. Глобализационные процессы реально ставят вопрос о кардинальном изменении роли национального государства в современном мире. Мало кто задумывается о том, что важнейший вопрос глобализации – это вопрос о власти. Если точнее, то сегодня речь идет о захвате власти на планете Земля представителями антихристианской мировой элиты с целью установления полного мирового господства. Несомненно, рано или поздно, из этой среды должен появиться единоличный глобальный лидер.

Правильную духовную оценку процессам глобализации можно дать только в свете учения Слова Божия и в контексте построения антихристианского «нового мирового порядка» – глобальной (транснациональной) системы тотального контроля и жесткого управления каждым человеком и обществом в целом, а также сопутствующих этому строительству явлений нравственного разложения человечества. Главные цели архитекторов и строителей этой системы – окончательное уничтожение суверенитета независимых национальных государств, разрушение всех традиционных нравственных ценностей, превращение человека в пронумерованный «биообъект», лишение его богоданной свободы и разрушение в человеке образа Божия.

Впервые в истории человечества на самом высоком политическом уровне были заключены международные соглашения о построении на планете Земля единого наднационального глобального информационного общества. Это – «Хартия глобального информационного общества»[vii], подписанная в Окинаве президентами стран «большой восьмерки» в 2000 году; «Декларация тысячелетия»[viii], утвержденная на Генеральной Ассамблее ООН с участием высоких представителей всех стран мира в 2000 году; а также документы, принятые на Всемирных встречах на высшем политическом уровне по вопросам построения единого глобального информационного общества (ВВУИО) в Женеве в 2003 году и Тунисе в 2005 году – «Декларация принципов: построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии»[ix], «План действий по построению глобального информационного общества»[x], «Тунисское обязательство»[xi]и «Тунисская программа для информационного общества»[xii], «Конвенция Совета Европы о защите личности в связи с автоматической обработкой персональных данных»[xiii] (ратифицирована Россией в 2006 году) и ряд других документов.

А еще раньше, до подписания приведенных выше международных соглашений (!!!), 28 мая 1999 года решением Государственной комиссии РФ по информатизации №32 была одобрена «Концепция формирования информационного общества в России»[xiv]. Уже в первых строках этого, по сути своей, политического манифеста заявлено: «В настоящее время осознаны предпосылки и реальные пути формирования и развития информационного общества в России. Этот процесс имеет глобальный характер, и неизбежно вхождение нашей страны в мировое информационное сообщество»[xv].

Несомненно, что идея построения всемирного «электронного Вавилона» (который на самом деле станет всемирным электронным концлагерем) – единого наднационального глобального информационного общества, объединяющего все народы вне Христа – это бунт против Творца, восстание на Промысл Божий о мире и человеке, то есть, замысел богоборческий, а посему – греховный! В чем будет искать общность это неестественное объединение людей? Только во грехе под руководством врага спасения! Иначе и быть не может: «Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает» (Мф. 12, 30), – таково обетование Самого Господа нашего Иисуса Христа.

Впервые в истории человечества, согласно документам, принятым на Всемирных встречах на высшем уровне по вопросам глобального информационного общества в Женеве и Тунисе, в каждой стране мира создается электронное правительство. Все национальные электронные правительства создаются практически по единому шаблону-кальке, на единой информационной и программной платформе, по единым международным стандартам, фактически превращаясь в протектораты Мирового электронного правительства.

Из Документа WSIS-03/GENEVA/DOC/5-R от 12 декабря 2003 года «План действий по построению глобального информационного общества»: «Осуществлять стратегии электронного государственного управления… Поддерживать инициативы по международному сотрудничеству в области электронного государственного управления в целях повышения прозрачности, подотчетности и эффективности на всех уровнях государственного управления»[xvi].

Из Документа WSIS-05/TUNIS/DOC/6(Rev.1)-R от 15 ноября 2005 года «Тунисская программа для информационного общества»: «Использовать информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) как инструмент реализации согласованных на международном уровне целей и задач в области развития, в том числе Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, путем: …разработки и внедрения приложений в области электронного правительства, основанных на открытых стандартах, с целью повышения уровня развития и взаимодействия систем электронного государственного управления на всех уровнях, тем самым способствуя доступу к государственной информации и государственным службам и содействуя созданию сетей ИКТ и разработке услуг, которые были бы доступны в любом месте, в любое время, для кого угодно, с использованием любых устройств»[xvii].

Построением неконституционного органа безграничной, анонимной и безответственной сверхвласти – «электронного правительства» – в РФ занимались наднациональные корпорации Евросоюза под контролем технического отдела Белого дома (США). Евросоюз выделил два миллиона евро на развитие в нашей стране электронного правительства. Реализация проекта была возложена на зарегистрированную в Ирландии компанию GDSI, действующую в консорциуме с Steinbeis GmBH (Германия)[xviii]. 25.02.2010 года агентство Сnews опубликовало статью «Американцы помогут России запустить электронное правительство». В ней, в частности, говорилось: « В ходе визита в Россию делегации ИТ-деятелей из США были достигнуты договоренности о сотрудничестве в сфере информационных технологий, включая электронное правительство… По словам представителя Совета по национальной безопасности США Говарда Соломона (Howard Solomon), «это входит в национальные интересы США”»[xix]. В национальные интересы России такое сотрудничество явно не вписывается.

«Во исполнение международных обязательств», в Российской Федерации уже принят не только целый ряд концептуальных документов (Концепций, Стратегий и Федеральных целевых программ[xx]), реализация которых направлена на ускоренную интеграцию России в единое глобальное информационное общество, но и ряд противоречащих Конституции РФ законов и подзаконных актов, в частности, Федеральный закон от 27 июля 2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», Федеральный закон от 27 июля 2006 года №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», Федеральный закон от 27 июля 2010 года №210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», Распоряжение Правительства РФ от 15 апреля 2011 №654-р «О базовых государственных информационных ресурсах», Постановление Правительства РФ от 28 ноября 2011 г. №977 «О федеральной государственной информационной системе «Единая система идентификации и аутентификации…”» и целый ряд других антиконституционных нормативных актов.

Этими документами предусматривается «трансграничная передача данных» и«интероперабельность[2] российских электронных систем с их иностранными аналогами», обеспечение «информационной прозрачности и открытости государства».

Согласно «Конвенции Совета Европы…», предполагается «автоматическая обработка»персональных данных, включающая в себя автоматический сбор персональных данных человека и его автоматическую идентификацию. Причем декларируемая в «Конвенции…» «защита» персональных данных на самом деле оборачивается нарушением всех естественных прав и свобод человека. Более того, открывается возможность безконтрольно передавать персональные и другие данные по всему миру и обрабатывать их за пределами РФ. При этом граждане автоматически лишаются не только права собственности на свои персональные данные, но и права доступа к ним (!!!)

Одним из необходимых условий для построения единого наднационального глобального общества является наличие у всех граждан планеты «электронного удостоверения личности» единого всемирного стандарта, которое позволяло бы взаимодействовать с электронным правительством в любое время, в любой точке планеты посредством информационно-управляющих сетей и технологий. Одновременно такое техническое устройство, постоянно сопровождающее человека, является идеальным средством его автоматической идентификации, позволяющим осуществлять тотальный контроль над личностью и жесткое управление ею по заданному алгоритму – навязывать людям правила поведения, угодные хозяевам системы.

Тем не менее в России совершается очередная попытка безальтернативного внедрения так называемых электронных «документов». Распоряжением Правительства РФ от 19 сентября 2013 года № 1699-р принята «Концепция введения в РФ удостоверения личности гражданина РФ, оформляемого в виде пластиковой карты с электронным носителем информации, в качестве основного документа, удостоверяющего личность гражданина РФ на территории РФ»[xxi]. Она фактически закрепляет внедрение на территории России электронного интероперабельного удостоверения личности единого всемирного стандарта – «паспорта гражданина мира».

«Концепция…» базируется на основных положениях «Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации»[xxii], утвержденной Президентом РФ 7 февраля 2008 г. N Пр-212. В ней заявлено: «Настоящая Стратегия подготовлена с учетом международных обязательств Российской Федерации… В настоящей Стратегии учтены основные положения Окинавской хартии глобального информационною общества, Декларации принципов построения информационного общества, Плана действий, Тунисского обязательства и других международных документов, принятых на Всемирных встречах на высшем уровне по вопросам развития информационного общества»[xxiii].

Так называемые «международные обязательства» ведут к вхождению России в единое наднациональное глобальное сетевое информационное общество с единым глобальным управлением. Совершенно очевидно, что со временем эта система обретет единого хозяина, которому, попущением Божиим, будет дана власть «над всяким коленом и народом, и языком и племенем» (Откр. 13, 7).

Среди других положений «Стратегии…» следует отметить такие как: «участие в международном информационном обмене… гармонизация национальной системы стандартов и сертификации в этой сфере с международной системой».

Во втором разделе «Концепции…» откровенно говорится, что это: «…позволит обеспечить: создание комплексной системы однозначной идентификации граждан Российской Федерации на основе единого реестра удостоверений личности с использованием сквозного единого идентификатора»

В «Концепции…» также говорится о необходимости обеспечить:«централизованное управление разработкой, внедрением и сопровождением удостоверения личности на основании единой технологической политики с учетом отраслевых, национальных и адаптированных к отечественным условиям международных стандартов в области идентификации личности; … изготовление удостоверения личности в виде пластиковой карты формата ID-1 с электронным носителем информации в соответствии с ГОСТ ИСО/МЭК 7810-2002»По своим техническим параметрам это «удостоверение личности», также как и УЭКполностью соответствует международному стандарту машиносчитываемых паспортов (ID-1,ИСО/МЭК 7810).

Впервые в истории человечества 11 июля 2005 года на сессии ИКАО в Монреале был принят единый всемирный стандарт глобальных интероперабельных «документов» (чипы, запрограммированные в одной стране, должны считываться в любой другой – ИКАО Doc9303 Т.2. I-1).

Далее по тексту «Концепции…»: «В ходе выполнения работ по комплексному и техническому проектированию введения удостоверения личности определяются: …перечень мероприятий по введению и применению уникального идентификатора гражданина РФ»

Итак, в документе, утвержденном Распоряжением Правительства РФ, дважды четко заявлено, что единый сквозной уникальный идентификатор – это номер самого гражданина (человека), а не какой-то записи в базе данных или некоего лицевого счета! Присвоение гражданину и его файлу-досье уникального идентификатора, а также добровольное принятие и использование его человекомявляется основой действия электронного «документа». Одно дело, если кто-то присвоит человеку личный идентификационный номер без его ведома и согласия, а человек откажется этот код использовать. Другое дело, когда человек лично и добровольно примет этот цифровой код, будет предъявлять его и отзываться на него вместо имени в различных случаях жизни, через него будет получать земные блага.

Идентификатор или личный код гражданина – это не внешний знак, в чем пытаются убедить верующих некоторые богословы, а уникальный, несменяемый, пожизненный и посмертный (вечный) атрибут, имеющий свойства имени и являющийся средством автоматической идентификации человека как «биообъекта» в системе тотального контроля и жесткого управления каждым гражданином и обществом в целом.

Это даже не концлагерный номер, который имел временное и локальное значение. Лагерный номер присваивали человеку насильно и только на время заключения. Действовал этот номер только на территории того лагеря, где он был присвоен. После освобождения человек срывал лоскут с этим номером с арестантского бушлата, выбрасывал его и забывал о нем навсегда. У кого номер был нанесен в виде татуировки, он, действительно, оставался на теле как чисто внешний знак, нанесенный на тело насильственным путем против воли человека.

Такие факты имели место и в истории древнего христианства, когда богохульные начертания гонители насильно наносили на чело подвижникам, однако это не мешало последним не только спасаться, но и достигать высот христианского совершенства (преподобный Феодор Начертанный и брат его Феофан исповедник, епископ Никейский, творец канонов).

Абсолютно иное, в первую очередь, духовное значение имеет факт, когда человек, обладая свободой выбора, по своей собственной воле принимает и использует идентификатор для получения материальных благ и так называемых услуг (чтобы «покупать и продавать»). Дает «добровольное согласие» на включение его в «новую идентификационную систему». Тем самым лишает себя богоданной свободы и отдает себя в рабство анонимной, безответственной власти. Добровольно! В этом коренное отличие идентификатора от того знака, который можно назвать чисто внешним. В духовном плане это означает выбор человека между добром и злом, между свободой во Христе и полным подчинением хозяевам и операторам информационно-управляющей системы.

На официальном портале подготовки нормативных и распорядительных актов[xxiv] опубликованы проекты Указа Президента РФ «О выдаче и применении удостоверения личности гражданина Российской Федерации нового поколения», Постановления Правительства РФ «Об утверждении описания и образца удостоверения личности гражданина РФ, оформленного в виде пластиковой карты с интегральной микросхемой» и проекты закона «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации», подготовленные Федеральной миграционной службой во исполнение положений упомянутой «Концепции…»

Электронная карта с интегральной микросхемой – это не традиционный документ, удостоверяющий личность гражданина, по которому человек опознает человека, а микропроцессорное устройство, служащее для идентификации и биометрической аутентификации[3]личности держателя карты машинным способом, с помощью которого бездушная компьютерная система опознает человека по его идентификационному номеру и биометрическим данным, как некий неодушевленный предмет или товар.

Человек будет отделен от персональной информации о нем! В этом заключается большая опасность применения машинно-считываемых записей. Фактически человек не сможет знать, какая информация на самом деле содержится в электронном устройстве, которое он постоянно носит с собой. Он не может быть уверен, что это только достоверная, санкционированная им и не опасная для него информация и, что он может повлиять на ее содержание. Гражданин, не владеющий специальными знаниями и оборудованием, не сможет проконтролировать информацию о самом себе!

Чиновники ФМС и других ведомств распространяют вопиющую ложь о том, что так называемые электронные «паспорта» вводятся в целях безопасности, для борьбы с терроризмом, экстремизмом, преступностью… Пусть кто-нибудь расскажет: каким образом этот «паспорт» помешает террористу, экстремисту или преступнику осуществить свой зловещий замысел? Каким образом этот «паспорт» убережет от гибели потенциальную жертву теракта или нападения серийного убийцы?

Второй «довод» чиновников, лоббирующих внедрение электронных документов – это некое «улучшение качества жизни граждан», которые получат эти электронные устройства. Скажите на милость, чем это поможет улучшить качество жизни граждан при МРОТ в 6 тыс. руб. и прожиточном минимуме в 8,2 тыс. руб.? Какую цену заплатит человек за вхождение в «новую идентификационную систему»?

На самом деле вводимая система направлена против добропорядочных граждан, попадающих в рабскую зависимость от хозяев и операторов информационно-управляющей системы. Электронный документ – это идеальный инструмент для тотального контроля над личностью и жесткого управления ею, превращающее человека в объект манипуляций и лишающее его богоданной свободы.

Принимая УЭК или иное электронное идентификационное устройство, человек лишается дарованной Богом свободы выбора, лишается свободы действий, отдает себя в полное послушание безответственной и безграничной власти хозяев (хозяина) информационно-управляющей системы. Так теряет свою богоданную свободу. «Неужели вы не знаете, что, кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы?» (Рим. 6, 16). Человек превращается в жестко управляемый «биообъект»,действующий только в рамках законов системы по строго заданному алгоритму! Он абсолютно беззащитен и лишен всех и всяческих прав и свобод.

Только через семь лет после принятия закона №152-ФЗ «О персональных данных» – 5 сентября 2013 года был подписан, а 18 сентября был опубликован в «Российской газете» приказ Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) №996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»[xxv]. Публикацию этого Приказа и вводимых согласно нему «Требований» предваряла статья со знаковым названием«Господин Никто». В ней авторы, ссылаясь на «зарубежный опыт», наперебой расхваливали обезличивание как наиболее эффективный метод защиты персональных данных граждан от всякого рода мошенников. Статья была явно рассчитана на рядового обывателя, который, не задумываясь, легко примет все, сказанное в ней, за чистую монету, за должное. На самом же деле, обезличивание – это акт, имеющий под собою мистическую основу. Все намного серьезнее и глубже, чем кажется на первый взгляд.

Атрибуты персональных данных, которые подлежат замене идентификаторами хорошо известны – это имя, фамилия и отчество гражданина. Что же значит обезличивание на самом деле? Толковый словарь русского языка говорит: «Обезличенный – такой, за которого никто не несет индивидуальной ответственности; Обезличить – сделать безличным, лишить отличительных свойств, индивидуальных особенностей, конкретных черт»[xxvi].

Обезличивание фактически лишает человека главного отличительного свойства – имени, и заменяет его комбинацией знаков, числом (цифровым или буквенно-цифровым кодом). Однако возможно это только при согласии самого человека на такую замену. Тогда в электронной среде идентификатор или личный код гражданина становится главным индивидуализирующим признаком человека, а его словесное имя, обозначавшее самое существо человека, переходит в разряд второстепенных сведений о нем, таких как дата рождения, адрес места жительства, прописка, образование, место работы и других. Система опознает человека именно по его цифровому идентификатору, а не по фамилии, имени и отчеству.

Вновь читаем в толковом словаре: «Безличный – не имеющий индивидуальности, лишенный своеобразия; индивидуальность – личность, существо, как обладатель, носитель индивидуальных особенностей, свойств»[xxvii]. Итак, имя – это отличительное свойство каждой человеческой личности, ее существеннейшая форма, а число, заменяющее имя, лишает человека индивидуальности и приравнивает его к предмету безличному, к товару, к вещи.

Заменяя имя человека, идентификатор обезличивает человека как целостную личность, но при этом однозначно идентифицирует его как объект системы и позволяет сохранить для дальнейшей обработки всю полноту информации о нем, имевшуюся до обезличивания. Человек переходит в иное качественное состояние, изменяется его правовой статус.

Обезличивание лишает человека и другого важнейшего свойства – правосубъектности– способности лица иметь и осуществлять субъективные права и юридические обязанности, то есть выступать субъектом правоотношений. Обезличенный – это уже объект манипуляций со стороны неограниченного круга лиц.

По сути, обезличивание – это преступление против личности!

Персональные данные, содержащие самые конфиденциальные подробности о состоянии здоровья и поведении каждого человека, начинают вести самостоятельную жизнь в виртуальном пространстве. У человека появляется электронная копия, которой может воспользоваться кто угодно.Информация отчуждается от человека, собирается и обрабатывается вне зависимости от его воли. Человек даже не будет догадываться о том, кто и как использует имеющиеся о нем сведения. Он уже не имеет никакого отношения к процессу так называемой обработки, точнее, «любых действий с его персональными данными»(закон №152-ФЗ). Оператор использует их по своему усмотрению вне зависимости от воли гражданина, он имеет право на принятие юридически значимых решений в отношении объекта!

Возможности операторов ничем не ограничены. Они практически будут обладать абсолютной властью над «электронным населением». Кто будет отвечать за их нравственное состояние?Оператор – это организация, группа лиц или даже частное лицо (!), в руки которых попадают все наши персональные данные, включая самые конфиденциальные. Эти сведения легко можно использовать в корыстных целях. Учитывая уровень криминогенности и коррупции в России, можно дать однозначный ответ: доверять операторам никак нельзя! Открываются колоссальные возможности для различных интриг, краж, обмана, шантажа, любых других злоупотреблений и фальсификаций. Уже сейчас, используя служебные базы данных МВД, ФМС, Сбербанка, ФНС, ПФР, ЖКХ и других ведомств, преступные группировки лишают граждан жилплощади, имущества, вымогают у добропорядочных людей деньги и совершают многие другие общественно опасные действия.

Оператор может либо присвоить человеку некие качества, которыми человек не обладает, либо отнять у человека качества, которые ему свойственны и являются отличительными его чертами. Может легко лишить человека его законных прав или части этих прав. Может установить для человека любые ограничения по его религиозно-мировоззренческими признакам. Может поставить человеку условия, противоречащие его совести и убеждениям, а в случае отказа человека их выполнять, лишить его доступа к материальным благам и информационным ресурсам.

Это лишение человека свободы выбора и насилие над его волей. Он попадает в абсолютно бесправное положение, становится жалкой игрушкой в руках операторов, которые не несут никакой ответственности за свои действия и могут в любой момент передать свои полномочия «другим лицам», включая любые наднациональные структуры. Можно ли вообще доверять анонимной и безответственной власти?

Приведу два простейших примера реального управления и разделения людей по социальному признаку.«Петербуржцев разделили на синих и зеленых»[xxviii]– так называлась статья о нововведениях в петербургской подземке. Пенсионеры и граждане льготных категорий, имеющие «зеленые проездные карточки» с пенсионными страховыми номерами, могут проходить только через первый, второй или третий турникет. Через остальные турникеты проход по именным льготным проездным билетам на основе электронных бесконтактных смарт-карт запрещен. При попытке передвижения через запретную зону раздается грубый окрик дежурного, предлагающего ветерану или инвалиду пройти «к разрешенному для него месту прохода». Кроме того, пенсионеры и льготники могут проходить через турникеты не чаще, чем два раза в час. В противном случае цифровой идентификатор гражданина — держателя смарт-карты блокируется на центральном компьютере метрополитена. Так человек на определенное время лишается доступа к транспортному средству. Таким образом, налицо управление людьми и их дискриминация по социальному статусу с помощью идентификационной смарт-карты. В дальнейшем любого человека, принявшего такую карту, можно заставить двигаться только по определенному маршруту и только в определенное время, а за нарушение установленных хозяином системы «правил поведения» можно лишить его доступа к материальным благам.

«Ваша банковская карта заблокирована! Счет арестован!» – так называлась другая статья[xxix]. 16 сентября 2013 года Олег Михайлович Гусев привычно пришел в отделение Сбербанка, чтобы получить причитающуюся ему пенсию. Пенсию ему не выдали, сообщив, что его счет арестован. Олег Михайлович попытался выяснить причину блокировки, но сотрудники службы безопасности банка сообщили, что они не обязаны называть причину блокировки… В конце концов молоденькая сотрудница с испуганными глазами сказала Олегу Михайловичу, что у банка нет к нему никаких финансовых претензий, а дело связано с его общественной деятельностью. По секрету она сообщила: «У вас вот такая метка: «Причастность к экстремистскому и террористическому сообществу”, так как вы являетесь редактором газеты «За Русское Дело”!»

Итак, посредством электронной карты можно оказывать на человека давление и управлять его поведением в связи с его мировоззренческими установками. Вот в какую ловушку затягивают народ строители «электронного государства», внедряющие УЭК и электронные «паспорта», которые одновременно станут и средствами для электронных безналичных расчетов! Человеку могут поставить любые, противоречащие его совести, условия, а в случае отказа от их выполнения лишить его доступа к материальным благам. Кто может гарантировать, что завтра этот безчеловечный метод не применят к тем, кто исповедует православную веру?

Сегодня во многих регионах от людей требуют «согласия на обработку персональных данных», начиная с детских дошкольных учреждений и заканчивая Пенсионным фондом. Гражданам нужно знать, что, давая «согласие на обработку» своих собственных персональных данных и персональных данных своих детей, человек добровольно передаёт «любую», то есть всю информацию о себе и своих детях в полное распоряжение оператора. Подписывая бланк «согласия», человек соглашается на совершение операторами «любых действий» и манипуляций со своей, в том числе и конфиденциальной, информацией, прописанных в законе №152-ФЗ: «включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных».

Согласие на «использование персональных данных» дает операторам, «определяющим цели обработки персональных данных», право на принятие юридически значимых решений. Оператор принимает эти решения по своему усмотрению вне зависимости от воли гражданина.

Обладая правом предоставления персональных данных, оператор по своему усмотрению совершает«действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределенному кругу лиц». Согласие гражданина на обработку персональных данных предполагает и трансграничную передачу персональных данных. Это – «передача персональных данных на территорию иностранного государства, органу власти иностранного государства,.. иностранному юридическому лицу» или даже «иностранному физическому лицу» (!) Необходимо помнить, что «согласие» – это дело добровольное.

Поэтому данный вопрос был вынесен на рассмотрение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в феврале 2013 года, который подчеркнул, что «В связи с тем, что обладание персональной информацией создает возможность контроля и управления человеком через различные сферы жизни (финансы, медицинская помощь, семья, социальное обеспечение, собственность и другое), возникает реальная опасность не только вмешательства в повседневную жизнь человека, но и внесения соблазна в его душу. Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение их прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных[xxx].

В.П.Филимонов – писатель-агиограф, академик Петровской академии наук и искусств, специалист в области кибернетики и систем управления, эксперт Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

[1] Автоматическая идентификация – сбор, обработка и использование информации о человеке независимо от самого человека (помимо его воли, желания, даже его понимания и осознания того, что о нем собирается информация) с целью насильственного управления человеком
[2] Интероперабельность – совместимость, способность электронных систем к взаимодействию вне зависимости от применяемых технологий в любое время и в любой точке мира. 

[3] Аутентификация или верификация – метод установления подлинности, позволяющий достоверно убедиться в том, что, вступивший в контакт с системой объект, действительно является тем, за кого он себя выдает, опознание его, процесс сравнения реальных биометрических параметров человека с теми данными, которые были предварительно отсканированы, оцифрованы, занесены в базу данных и записаны в микрочип. Тот ли это «номер» пришел или кто-то другой под его номером, – подтверждение того, что это микропроцессорное устройство предъявлено именно тем человеком, которому оно выдано.


[i]http://sobor.patriarchia.ru/db/print/2775107.html
[ii]http://www.mospat.ru/index.php?mid=468
[iii]Сочинения епископа Игнатия Брянчанинова. Т.3. Слово о смерти. СПб. 1905. С.65.
[iv] Преподобный Иоанн Дамаскин. Полное собрание творений. СПб., 1913. Т. 1. С. 378.
[v] Творения преподобного отца нашего Нила Синайского. М., 2000. С. 365.
[vi]http://www.itar-tass.com/arhiv/754169
[vii]Дипломатический вестник. 2000. №8.
[viii]http://www.un.org/russian/documen/declarat/summitdecl.htm
[ix] Документ WSIS-03/GENEVA/DOC/4-R. 12 декабря 2003 года.
[x] Документ WSIS-03/GENEVA/DOC/5-R. 12 декабря 2003 года.
[xi] Документ WSIS-05/TUNIS/DOC/7-R. 15 ноября 2005 года.
[xii]Документ WSIS-05/TUNIS/DOC/6 (Rev.1)-R. 15 ноября 2005 года.
[xiii] http://www.internews.kg/post/
[xiv]http://www.iis.ru/library/riss/
[xv] http://www.iis.ru/library/riss
[xvi]Указанный источник №8.
[xvii]Указанный источник №10.
[xviii]http://www.rg.ru/2009/12/14/electron-pravitelstvo-site.html
[xix]http://www.cnews.ru/news/top/index.shtml?2010/02/25/380539
[xx]http://ruskline.ru/analitika/2012/09/13/rossiya_na_puti_v_globalnoe_informacionnoe_setevoe_obwestvo/
[xxi]http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_152151/?frame=1#p25
[xxii] http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_92004/#p30
[xxiii] http://www.xrm.ru/uc/law/270/
[xxiv]http://regulation.gov.ru
[xxv]http://www.rg.ru/printable/2013/09/18/personal.html
[xxvi]Толковый словарь русского языка под редакцией профессора Д.Н.Ушакова. М. 1939. Столбец 627.
[xxvii]Там же.
[xxviii] Комсомольская правда. СПб. www.kp.ru29.12.2006.
[xxix] http://newspb.su/category/2013/36-12-09-2013/
[xxx] http://sobor.patriarchia.ru/db/print/2775107.html


Часть 2

Развитие информационных технологий вызвало появление принципиально нового класса преступлений, когда злоумышленники используют для своих целей компьютерные сети и системы. Теперь можно ограбить банк, не взламывая дверей и сейфов, находясь на другом конце света. Очень легко и похитить деньги у отдельного человека, не забираясь к нему в карман или в сумочку, а просто определив идентификационный номер его кредитной карты. Причем у рядовых граждан нет никакой реальной возможности защитить себя от компьютерного бандитизма. Количество публикаций о подобных преступлениях в СМИ и Интернете уже исчисляется многими тысячами, а в денежном выражении общие потери банков и граждан уже составляют триллионы долларов США.

Никакие «цифровые подписи», никакие «законы о защите персональной информации» не могут остановить рост киберпреступности. Специалисты в области информационных технологий однозначно утверждают, что даже самая совершенная компьютерная система не может гарантировать абсолютной защищенности хранимой в ней информации от случайных ошибок, сбоев, вирусов, несанкционированного доступа, злонамеренного использования, искажения или удаления (не говоря уже об энергетических авариях и умышленных отключениях электроэнергии с целью создания ситуации «управляемого хаоса»). Все это чревато самыми непоправимыми последствиями, при которых практически невозможно что-либо восстановить и исправить. Такое положение подтверждается многочисленными примерами из реальной действительности. Указанные несовершенства не являются следствием каких-либо технических недостатков существующих компьютерных систем, которые можно исправить в ходе «бурного развития научно-технического прогресса». Это принципиальная особенность любой машинной информации, вытекающая из самой ее природы – фундаментального свойства независимости содержания информационного сообщения от его материального носителя.

Масштабы компьютерных преступлений в мире принимают все более угрожающий характер. Они потрясают крупнейшие банки, корпорации и даже военные ведомства, секретные агентства и правительства многих стран. Это свидетельствует о резко возрастающей опасности использования компьютерных систем хранения и обработки информации, особенно для простых людей, доверяющих этим системам свои персональные данные. Известны случаи одновременного похищения конфиденциальных данных у десятков миллионов граждан. Защита компьютерных систем и отдельных устройств по определению невозможна! На практике это доказано многократно.

Выступая в Москве на традиционной выставке «Softool-2008» – «Информационное общество, электронное государство, электронное правительство», руководитель Федерального агентства РФ по информационным технологиям В.Г.Матюхин сообщил собравшимся: «Информация обязана быть персонифицированно защищена. Таких систем в России, да и во всем мире пока нет»[i].

1-2 ноября, 2011 года в Лондоне проходил Всемирный форум по кибербезопасности. Основные тенденции были озвучены в докладе министра иностранных дел Великобритании Уильяма Хейга: «Как, однако, сохранив в целости и сохранности все неоспоримые преимущества Интернета, защититься от преступности? Пока, ни у одного правительства и ни у одной страны мира на этот вопрос нет ответа»[ii].

Приведу последние данные, приведенные 21 ноября 2014 год в интервью «Российской газете» а Игорем Анатольевичем Шереметом, председателем совета ВПК по АСУ, связи, разведке, радиоэлектронной борьбе и информационному противоборству, профессором кафедры «Информационная безопасность» МГТУ им. Баумана: «Недавнее проникновение в сеть «Чейз Манхэттен банка” и раскрытие его клиентской базы данных затронуло 76 миллионов частных лиц и 8 миллионов бизнес-структурСША». Ранее в США были украдены персональные данные более 60 миллионов граждан, пользовавшихся услугами сети гипермаркетов. Перед этим власти США предъявили обвинения в мошенничестве и взломе компьютерных сетей пяти гражданам России и жителю Украины. Как утверждает следствие, речь идет об «одном из крупнейших киберпреступлений в истории». Обвиняемым удалось взломать системы безопасности электронной биржи NASDAQ, крупнейших торговых сетей и ведущих банков Европы и США. В результате были похищены данные 160 миллионов кредитных карт и сняты средства с 800 тысяч банковских счетов по всему миру. Кстати, арестовать по этому делу американцы смогли только одного человека, который по глупости выехал за пределы России. Остальные – живут и благоденствуют[iii]. Случаи, подобные описанным, далеко не единичные. Вот только одно из свежих сообщений от 6 января 2015 года: «Сотрудник американского банка Morgan Stanley украл персональные данные 350 тысяч клиентов организации, в том числе, номера их счетов, пароли, номера социального страхования и другие конфиденциальные сведения» [iv].

На вопрос корреспондента: «А можно ли в принципе сделать и глобальную, и локальные сети безопасными для их пользователей, абсолютно защищенными от хакерских атак и встроенных закладок?», Игорь Анатольевич Шеремет ответил: «Здесь существует известное противостояние снаряда и брони. Чем мощнее защита, тем изощреннее способы ее разрушения. Это объективная реальность технического прогресса»[v].

При этом не следует забывать, что в подавляющем большинстве случаев в РФ используются элементная база, программное обеспечение, операционные системы и системы управления базами данных западного производства, куда могут быть заложены любые несанкционированные закладки, которые смогут позволить в любой момент осуществить перехват реальной власти в России[vi].

Интересно, что составители проекта «Стратегии развития информационного общества в России»[vii]понимают, какие опасности и угрозы несет «содействие решению задач по формированию глобального информационного общества». По этому поводу в документе говорится: «Наряду с расширением созидательных возможностей личности и общества, интенсивное развитие информационно-коммуникационных технологий создает новые возможности для реализации угроз национальной безопасности, связанных с нарушением установленных режимов использования информационных и коммуникационных систем, ущемлением конституционных прав граждан, использованием возможностей современных информационных технологий для осуществления враждебных, а также террористических и других преступных действий».

Русская Православная Церковь твердо настаивает на исключительной добровольности участия граждан в новых формах идентификации личности и признает право человека отказаться от использования символов и технологий, противоречащих его религиозным и иным убеждениям.

Еще в 2004 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви обратился к Президенту РФ с Посланием, где говорилось: «Учитывая опасения многих верующих граждан, Собор призывает государственную власть принять во внимание их озабоченность при разработке новых образцов основного документа гражданина России, который, как мы считаем, не должен содержать отметку о личном коде, а также какие-либо данные, неизвестные или непонятные владельцу документа. Необходимо приложить все усилия, чтобы развитие законодательства и административной практики в сфере идентификации граждан не ущемляло их вероисповедной и мировоззренческой свободы»[viii].

В пункте 54 Определения Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2008 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Церкви» говорится: «Отвечая на обеспокоенность некоторых верующих, Собор считает, что сохранение человеческой свободы должно предполагать знание человека о том, когда он подвергается идентификации, какие данные о нем собираются, хранятся и используются государством. Недопустимы такие средства и методы электронного учета перемещений и действий людей, которые вторгались бы в их частную жизнь и делали бы возможным тотальный контроль над личностью и управление ею»[ix].

В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых Архиерейским Собором 2008 года, четко заявлено: «Частная жизнь, мировоззрение и воля людей не должны быть предметом тотального контроля… Методы сбора и обработки информации о людях не должны принижать человеческое достоинство, ограничивать свободу и превращать человека из субъекта общественных отношений в объект машинного управления. Еще более опасным для свободы человека станет внедрение технических средств, постоянно сопровождающих человека или неотделимых от его тела, если их можно будет использовать для контроля над личностью и управления ею»[x].

Несомненно, что к техническим средствам, постоянно сопровождающим человека, которые можно использовать для контроля над личностью и управления ею, следует отнести электронные паспорта и универсальные электронные карты.

В документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятом Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2013 года констатируется:«Документы, выдаваемые государством, не должны содержать информацию, суть и назначение которой непонятны или скрываются от владельца документа, а также символов, носящих кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющих чувства верующих… Особенно важным Собор считает соблюдение принципа добровольности при принятии любых идентификаторов, предполагающего возможность выбора традиционных методов удостоверения личности… При этом необходимо проявлять уважение к конституционным правам граждан и не дискриминировать тех, кто отказывается от принятия электронных средств идентификации»[xi].

В конце 2013 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился к Президенту РФ в связи с многочисленными письмами граждан, отказывающихся от использования цифровых идентификаторов личности и принятия электронных документов.

В ответе Государственно-правового управления Президента РФ на обращение Патриарха указывается:«Разделяя Вашу озабоченность по вопросу нежелания некоторой части российских граждан получать другой вид паспорта – документ нового поколения, содержащий электронные носители информации, полагаю возможным отметить, что любые формы принуждения людей к использованию электронных идентификаторов личности, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных, личной конфиденциальной информации недопустимы… Представляется, что при решении данного вопроса необходим взвешенный, дифференцированный подход. При этом граждане Российской Федерации должны иметь право выбора получать документы, удостоверяющие личность, в виде пластиковых электронных карточек или на бумажных носителях, с использованием электронных носителей информации или без таковых»[xii]. Таким образом, позиции Русской Православной Церкви и администрации Президента Российской Федерации полностью совпадают и соответствуют положениям Конституции РФ.

Всем федеральным органам государственной власти и, конечно, ФМС России, хорошо известно, что огромное количество граждан по религиозным убеждениям не принимает паспорт гражданина РФ образца 1997 года ввиду наличия в нем графы «личный код» и сомнительной символики. По сей день эти люди проживают с паспортами граждан СССР. Тем более, эти люди не будут получать «паспорт» в виде электронной карты.

Кроме того, множество верующих по незнанию или вынужденно приняли паспорта гражданина РФ образца 1997 года с вышеуказанными атрибутами, использование которых причиняет им нравственные и душевные страдания, оскорбляет их религиозные чувства. Не следует также забывать, что и дети во многих православных семьях остаются без соответствующих документов. Таким образом, упомянутыми проектами нормативных актов не учтены интересы значительного числа российских граждан.

Пример правового решения означенной проблемыпоказывает республика Молдова. Вследствие переговоров митрополита Кишиневского и всея Молдовы Владимира и представителей православной общественности с властями республики для православных верующих сохранена традиционная система учета (по фамилии, имени и отчеству, дате и месту рождения, месту жительства), разработан и выпущен основной документ, удостоверяющий личность гражданина республики Молдова, традиционной бумажной формы, не содержащий личного кода и других элементов автоматической идентификации личности, который позволяет совершать все юридически значимые действия на территории республики[xiii].

Наконец, мало кто задумывается, что создание единой системы электронных «паспортов» и единой распределенной базы данных несет большую угрозу национальной безопасности и независимости России, что может привести к полной потере государственного суверенитета.

Известно, что зарубежный опыт, на который так любят ссылаться российские чиновники, демонстрирует отказ от введения единых сквозных идентификаторов личности и создания единых распределенных баз данных. В мае 2010 года Парламент Великобритании законодательно отменил внедрение УЭК в государстве. Упразднили и прозванный «оруэлловским» Национальный Регистр идентификации, куда должны были стекаться сведения о всех гражданах с новыми электронными удостоверениями, уничтожив всю его базу данных[xiv].

Правительство Германии сознательно отвергает сбор данных о личности на одном носителе, который позволяет создать объемную картину о каждом жителе страны. Федеральный Конституционный суд – высший суд ФРГ, следящий за соблюдением Основного закона, постановил: единого средства сохранения всех данных о личности не должно быть. Ведь каждый гражданин имеет право на информационную тайну, а государство, в свою очередь, неправомерно следить за гражданами, собирать и в централизованном порядке сохранять данные о них. При введении электронной карточки «на все случаи жизни» отдельный человек больше не может проконтролировать, какие данные о нем станут известны всем и вся[xv].

Франция: Против выступили правозащитные организации, юристы. Они увидели в электронных удостоверениях личности попытку завести тотальное досье на всех французов. Дело было передано в Конституционный совет, и там после долгих размышлений пришли к выводу, что создание такого банка данных «ущемляло бы право граждан на личную жизнь». Члены совета также высказали опасение, что информация, хранящаяся в централизованном порядке, при определенных условиях могла бы быть использована «не только для установления личности владельца, но и принести большой ущерб национальной безопасности государства»[xvi].

Финны также решили не объединять все карточки в одну. Они полагают, что с точки зрения безопасности не разумно хранить все данные в одной «корзине»[xvii].

В Южной Корее, построили электронное правительство, но из-за высокого уровня электронного мошенничества население отказалось пользоваться этими «услугами»[xviii].

Уже не говорю о странах православных, таких, как Греция. Я лично был знаком с предстоятелем Элладской Православной Церкви, архиепископом Афинским и всея Эллады Христодулом, который совместно с великим старцам, ныне уже прославленным во святых, преподобным Паисием Святогорцем организовывал манифестации против внедрения электронных «документов» в Афинах, Салониках и других городах Греции, когда одновременно на улицы выходили миллионы православных граждан[xix].

В Румынии старец архимандрит Иустин (Пырву) с духовным рассуждением подошел к этой проблеме и заявил Священному Синоду, что это построение глобальной диктатуры. Дословно: «Мы должны войти в некий план слежки за человеком на национальном и глобальном уровне. План, который, по сути, занимается кражей народной свободы. За этим планом лежит всеобщая диктатура, некий демонический план. Регистрация лиц, как это делают с животными, является первым шагом по введению тех мер, которые принимаются для абсолютного контроля над человеком». И вот Священный Синод Румынской Православной Церкви призвал народ Божий не принимать электронные «паспорта нового поколения»[xx][xxi].

Выводы:

1. Внедрение единой системы электронных «паспортов» и создание с помощью единого сквозного идентификатора единой распределенной базы данных в РФ грубейшим образом нарушает конституционные права и свободы граждан и несет большую угрозу национальной безопасности и независимости России, что может привести к окончательной утрате государственного суверенитета. Система в концентрированной электронной и фактически общедоступной форме будет содержать всю информацию о населении России в целом, в том числе, о военнослужащих и сотрудниках спецслужб. Такая электронная информация делает возможным любые преступные, в том числе и диверсионные, действия по отношению ко всему населению страны.

Итак, РФ входит в число стран, в которых реализуются глобальные пилотные проекты по внедрению античеловеческих технологий идентификации личности. Фактически это означает превращение России в полностью прозрачную для всех внешних врагов территорию. И это в то время, когда Запад обнажил свою истинную личину.

2. В связи с вышеизложенным при разработке проекта Федерального закона «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина РФ» необходимо учесть предложения представителей православной общественности, сохранив традиционный бумажный документ, удостоверяющий личность гражданина России. В этот законопроект необходимо включить следующие положения:

— паспорт не должен содержать графы «личный код» и записей об иных цифровых идентификаторах человека, микрочипов, магнитных полос, штрих-кодов и других средств автоматической идентификации личности;

— паспорт не должен содержать сведений о биометрических данных человека;

— паспорт не должен содержать информации, недоступной или непонятной для прочтения его владельцу;

— паспорт не должен содержать символики, носящей кощунственный или нравственно сомнительный характер либо оскорбляющей чувства верующих;

— паспорт должен иметь графу «национальность», которая будет заполняться по желанию гражданина в связи с тем, что уже более 60% граждан России поддерживают ее возвращение в основной документ.

3. В связи с множеством открывшихся за последнее десятилетие обстоятельств, необходимо срочно подвергнуть коренному пересмотру (с участием представителей православной общественности)Итоговый документ Синодальной богословской комиссии 19-21 февраля 2001 года. В частности, утверждение о том, что идентификатор личности – это внешний знак, принятие и использование которого не влияет на духовное здоровье человека.

4. Для православного человека принятие и использование электронных документов означает не только потерю богоданной свободы, но и соучастие в построении антихристианского «нового мирового порядка».

Тема свободы человеческой личности является не только политической, как утверждают некоторые, но она – богословская и духовная по преимуществу. Иногда чисто политические решения имеют самые негативные последствия не только в жизни и будущем народов, но и в спасении душ человеческих.

Необходимо признать соучастие православных христиан (одобрение словом и поддержка делом) в реализации богоборческих глобальных проектов душевредным и греховным деянием как для личности, так и для церковного сообщества в целом.

В.П. Филимонов – писатель-агиограф, академик Петровской академии наук и искусств, специалист в области кибернетики и систем управления, эксперт Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви


[i]http://www.yandex.ruschudo.ru/mediacenter/conference1060/index.html
[ii]http://www.rg.ru/printable/2011/11/02/brit.html
[iii]http://www.kommersant.ru/Doc/2243093
[iv]http://lenta.ru/news/2015/01/06/stolen/
[v]http://www.rg.ru/printable/2014/11/21/kod.html
[vi]http://www.finiz.ru/interview/article1246295
[vii]http://www.scrf.gov.ru/documents/87.html
[viii]http://www.mospat.ru/archive/7805.html
[ix] http://mospat.ru/index.php?page=38033
[x]http://www.mospat.ru/index.php?mid=468
[xi]http://sobor.patriarchia.ru/db/print/2775107.html
[xii]Письмо Государственно-правового Управления Президента РФ от 22 января 2014 года № А6-403
[xiii] Обращение митрополита Кишиневского и всея Молдовы Владимира к Святейшему Патриарху Кириллу №01-02/287 от 11 октября 2012 года.
[xiv]Российская газета. Федеральный выпуск.№5408. 16. 02. 2011.
[xv]Там же.
[xvi]http://www.rg.ru/2013/12/02/pasporta.html
[xvii]Указанный источник №42.
[xviii]Там же.
[xix]В чистом свидетельстве совести. Фессалоники. 1997. Перевод диакона В.В. Василика.
[xx] http://orthodox-watchblogspot.com.
[xxi]http://vatopaidi.wordpress.com/2010/06/12/ένας-μεγάλος-ρουμάνος-γέροντας-ο-π-ιου/

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924