Константин Душенов в полёте времени Леонид Болотин1 min read

Константин ДушеновК 55-летию со дня рождения …

От редакции. 2 февраля исполняется 55 лет известному православному публицисту и общественному деятелю Константину Юрьевичу Душенову. Мы попросили его старого друга и давнего автора РНЛ Леонида Евгеньевича Болотина подготовить к этой дате небольшую заметку. Леонид Евгеньевич ответственно отнесся к делу и прислал в итоге целый трактат, посвященный не только К.Ю.Душенову, но истории православно-патриотического движения в России последнего тридцатилетия. Предлагая вниманию читателя этот текст, редакция поздравляет Константина Юрьевича с днем рождения и желает ему многая лета для трудов на благо Матери-Церкви и нашего Отечества.

***

Обновляется, подобно орлу, юность твоя. Псалом 102, 5.

Место Константина Юрьевича Душенова в православно-патриотическом движении определилось давно — ещё с конца 1980-х годов, и трудно представить, что оно претерпит какие-то изменения кроме постоянного возвышения, даже если это кому-то в нашей среде и не нравится… Неизменен и характер Константина, довольно тяжелый для общественно-политического взаимодействия и сотрудничества. Ну, уж какой есть! Со времени вовлеченности в общественную православную жизнь постоянна и стратегия его деятельности, устремленной к грядущей Православной Самодержавной России! Тут внутреннее содержание его имени «Константин» — обретший самостоятельность и постоянство — оправдывается в полной мере. Но, оглядываясь в прошлое, вместе с тем вижу, как Константин судьбой менялся, ничуть не изменяя своей боевой, наследственной природе русского воина, не изменяя самому себе.

Молодость, молодость…

В 1981 году — курсант последнего курса Высшего Военно-Морского училища подводного плавания имени ленинского комсомола. Не скрывал, что ограничиваться в будущем каперангом, командиром атомной подводной лодки (АПЛ) не будет. Как минимум — адмирал-флотоводец!

В 1982-1986 годах — командир боевой части АПЛ (БЧ-2), под его началом несколько торпед, в том числе и с «едрёными» боеголовками. Участник нескольких автономных боевых походов «за угол» — к берегам самого вероятного противника СССР. Проявленное им мужество в условиях смертельной опасности для всего экипажа было отмечено заслуженной правительственной наградой — медалью «За боевые заслуги».

Но карьера флотоводца без образовательного роста невозможна. Константин поступает в военную аспирантуру, где учится в 1986-1987 годах, работает над диссертацией по военной истории, точнее — по истории военной разведки на Северном Флоте в годы Великой Отечественной войны. Флотская история Русского Севера для Константина была совсем не академичной отвлеченностью: первым командующим Северного Флота СССР был его дед — Константин Иванович Душенов (9 Августа 1895 года — + 4 Февраля 1940 года), флагман 1 ранга. На флоте служил и Костин отец — Юрий Константинович. (О них троих — династии военных моряков трех поколений на Центральном телевидении СССР ещё в 1982 году показывали двадцатиминутный документальный фильм).

Но тут в судьбу перспективного военмора вмешивается горбачевская «перестройка». От рядовых коммунистов с высот Политбюро ЦК КПСС буквально требуют вскрывать, обличать и посильно исправлять те недостатки, с которыми они сталкивались в недавние годы на работе, службе, в быту. Тяга к обыкновенной правде не позволила совестливому молодому офицеру преодолеть лукавый «перестроечный» соблазн. Недостатки на подводном флоте, в том числе и такие, которые в критических условиях угрожали жизни наших моряков и приводили к неизбежным авариям, Константин обсуждал с сослуживцами и раньше, пытался о них говорить и с командирами постарше, но неизменно в ответ слышал что-то весьма «рассудительное», а порою люди и у виска пальцем вертели. Но молодой моряк, видевший себя в перспективе успешным флотоводцем, убежденно считал, что без кардинальных уставных, административных и технологических преобразований, без налаживания полноценного и достойного быта для офицеров, их семей в закрытых военных портах СССР полноценное развитие Военного Флота СССР невозможно. Понимая, что записки и докладные командованию останутся без должного внимания, Константин пишет записку генеральному секретарю ЦК КПСС М.С.Горбачеву.

Тогда, в 1987 году, миллионам наших соотечественников была неочевидна, непонятна предательская роль инициатора «перестройки», целью которой было вовсе не улучшение положения народа, развитие промышленности, сельского хозяйства, правоохранительных органов, Вооруженных Сил, но унижение и разрушение величайшей мiровой державы. А для этого Горбачеву совсем не нужны были совестливые правдолюбцы-созидатели, их знания о реальном положении дел и предложения по конструктивным преобразованиям. Вместо того чтобы разобраться в существе аналитической записки молодого образованного флотского офицера К.Ю.Душенова, Горбачев «спустил» бумагу к непосредственному начальству моряка.

И тут началось! Партийные собрание с исключением из рядов, суд офицерской чести, наконец, увольнение из Военно-Морского Флота в запас с унизительными характеристиками. Но поскольку придуманные обвинения чуть ли не в «измене Родине» не имели под собой сколько-нибудь существенного основания, Константину сохранили и воинское звание, и правительственные награды. Высокое флотское начальство побаивалось обстоятельств «перестройки» и возможного сутяжничества уволенного офицера. Не в характере К.Ю.Душенова было писать жалобы и требовать законного разбирательства. Так, и в 2010 году он только по настоянию адвоката и друзей после приговора в районом суде обратился в суд городской, но подавать апелляцию в Верховный Суд РФ категорически отказался.

Воин Христов

А после увольнения из рядов ВМФ сначала он устроился научным сотрудником в «публичку». Всё же предыдущие два года учился по специальности «военная история». Когда о его «уютном» месте работы узнали высокопоставленные мундиры, под их давлением Костю библиотечное начальство вежливо «попросило». Он устроился простым охранником в Эрмитаж.

В тот же переломный период принял решение креститься. Знакомые из питерской интеллигенции предложили обратиться в Москве к известному диссидентскому протоиерею Александру Меню. В тот приезд Константин остановился у меня, идею с Крещением я, конечно, поддерживал, но возражать относительно отца Александра Меня не решился. Мы в ту пору уже более шести лет были знакомы, лет пять дружили семьями, неоднократно ездили друг к другу в гости: мы в Питер-Ленинград, Константин к нам. Но при некоторых тогда «диссидентских» настроениях Константина я не был ещё хорошо знаком с его подлинным внутренним устроением.

В Промысле Божием за сутки до назначенного дня Крещения Константин навестил семью знакомых музыкантов, где в то время гостил известный в Столице лаврский иеромонах, гонимый тогда советской властью. Тот доходчиво объяснил неофиту, чем духовно грозит вхождение в общину отца Александра Меня. А попросту сказал Косте: «через мой труп!» И Константин вернулся к нам на ночевку уже покрещеный полным погружением в ванну — в одной московской квартире у Ярославского вокзала. Утром Константин отправился к первому Причастию. А уже за вечерним чаем, который перерос в долгую ночную беседу, Константин попрекал меня, что я ему прямо не объяснил простых вещей, в которых сам уже разбирался. У меня же самого камень с души упал, друг не угодил к меневцам. С той поры оный иеромонах так и стал духовником Константина навсегда, а для меня драгоценным советчиком и наставником во множестве вопросов и жизненных ситуаций…

Из Эрмитажа Константина тоже со временем «ушли» аналогичным манером, что из Публичной библиотеки. И он устроился сторожем на подворье Валаамского монастыря, а вместе с тем стал факультативно преподавать детям в одной из школ духовную историю России и Закон Божий. Очень быстро включился в неформальную православно-патриотическую общественную жизнь и занялся распространением ксерокопий православных книг.

Болезнь и смерть Отца, а потом совсем вскоре — загадочная, вероятно, подстроенная смерть Младенца-Сына Артёмы и Матери — от отравления угарным газом стали величайшим духовным испытанием для Константина и его Супруги Елены. Но великое потрясение только укрепило боевой дух Воина Христова. Год углубленной молитвы, православного чтения и почти полного отстранения от общественной активности позволил Константину кардинально расширить свои знания в Богословии, Церковном Праве, Церковной Истории. Самообразовательный процесс, пусть уже не так интенсивно, продолжался потом годы и годы. И возобновился вновь в пору заключения, когда чтение Священного Писания и Святых Отцов было главной «отдушиной» в камере шизо. Умение учиться, расширять кругозор на протяжении всей жизни, к сожалению, редкое качество в нашей среде.

С Владыкой Иоанном

Ранней весной 1992 года в Москве на очередном большом всероссийском заседании Предсоборного Совещания по подготовке Всероссийского Земского Собора Константина Душенова в числе очень малого круга лиц (шесть или семь человек) избрали депутатом будущего Собора. К тому времени Константин Душенов уже имел большой общественный авторитет и вес среди православных Санкт-Петербурга, Москвы, Волгограда, Нижнего, Киева, Екатеринбурга, Новгорода, Владивостока, Барнаула, Новосибирска.

Летом 1992 года в Санкт-Петербурге, в Лавре проходил Съезд Православных Братств России под председательством Высокопреосвященного Владыки Иоанна (Снычева), Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, и приглашение Душенова на съезд СПБР было закономерным. Но получилось так, что в зале рядом с Константином уселось двое бузотёров, которые своими дерзкими репликами и болтовней мешали православному собранию. Владыка Иоанн в какой-то момент пресек безчиние, но вместе с двумя нарушителями порядка велел удалиться и Константину, которого он принял за соучастника той компании. Как потомственный военный, Константин без малейшего ропота выполнил приказ высокого духовного начальника.

Однако в тот же день представители православной общественности Санкт-Петербурга, среди которой Константин был неформальным лидером, потребовали от него объясниться с Владыкой. Для того группа православных записалась на прием к Правящему Архиерею и без каких-либо отлагательств была им принята. Владыка Иоанн не без присущего ему юмора принял объяснения соратников близко к сердцу, сам извинился перед Константином. Мудрому Архипастырю очень понравилось смирение и толковость флотского офицера запаса. Без преувеличения можно сказать, что Владыка с той поры отечески полюбилКонстантина.

Сразу же завязалось сотрудничество, в считанные дни по благословению Владыки было принято решение об образовании Союза Православных Братств Санкт-Петербурга во главе с К.Ю.Душеновым. Константин помог в редактировании Обращения по поводу засилья протестантских сект, и не только. Он оперативно разместил это Обращение сначала в питерских СМИ, что до того не получалось у епархиальных сотрудников. А потом договорился о публикации Обращения в одной из центральных газет — в «Советской России». Так с Июля-Августа 1992 года началась сначала неформальная, а потом и официальная (по письменному указу Владыки) служба Константина Душенова в качестве личного пресс-секретаря Митрополита Иоанна и руководителя Владычной персональной пресс-службы.

В ней в качестве московских представителей состояли и мы с В.В.Архиповым, а вскоре к нам примкнул сотрудник «Советской России» В.Н.Шестопалов. Работа с Владыкой Иоанном (Снычевым) с Августа 1992 года и до дня кончины Санкт-Петербургского Старца в Ноябре 1995 года для всех нас стала едва ли не самым важным, незабываемым этапом в нашей судьбе и в нашем духовном становлении. Полагаю, мои слова подтвердят и другие наши сотрудники — С.И.Астахов, А.Д.Степанов, П.Г.Петин…

Особенность деятельности персональной пресс-службы Владыки Иоанна (Снычева), Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, заключалась в том, что на нашу деятельность не тратилось ни копейки из епархиальной казны. К.Ю.Душенов сам находил благотворителей, меценатов, доброхотов, руководителей различных фондов, которые жертвовали средства и на издательскую деятельность, и на проведение различных православно-патриотических мероприятий, и на содержание тех штатных сотрудников службы, которые нуждались в деньгах на прожитье.

Именно фактор сугубо финансовой отчетности в епархии и тамошнего штатного расписания позволил потом некоторым безсовестным клерикалам утверждать, что такой пресс-службы не существовало вовсе, поскольку её деятельность никак не отражалась в бухгалтерии епархии. А в трудную пору жизни К.Ю.Душенова, когда началось его судебное преследование, один епархиальный деятель из числа питерского духовенства пошел на лжесвидетельство и тем самым выставил Константина, а с ним и его сотрудников — самозванцами. И это при том, что существует указ Владыки об учреждении нашей пресс-службы и другие документы, подписанные Владыкой, свидетельствующие о её функционировании в 1992-1995 годах.

Вообще в некоторых клерикальных кругах (не хочу называть их церковными) ещё при жизни Владыки Иоанна возникали недобросовестные кривотолки относительно сотрудничества Митрополита с К.Ю.Душеновым. Они многократно возросли после блаженной кончины Архипастыря, но здесь, в материале, посвященном круглой дате со дня рождения Константина, не место заниматься подробными разбирательствами.

Благодаря совершенно исключительной энергии Константина проповеди и духовно-политические статьи Владыки Иоанна получили широчайшее распространение не только в Российской Федерации, но по всем республикам бывшего Советского Союза, среди православных русского рассеяния в Южной и Северной Америке, в Западной Европе, в Австралии, Азии, Северной Африке… Вскоре стали выходить книги Владыки Иоанна «Самодержавие Духа. Очерки русского самосознания», «Голос Вечности», «Одоление смуты», «Стояние в вере», «Русь Соборная» (при жизни Владыки этот труд был опубликован в журнале «Наш Современник», а отдельной книгой вышел уже после его кончины). Было организовано книжное издательство «Царское Дело», в «Советской России» по благословению Владыки стало выходить приложение «Русь Православная». Через некоторое время для распространения митрополичьих трудов уже не требовалось дополнительных усилий. Разные провинциальные издательства в Российской Федерации, Малороссии, Грузии, Молдавии сами их переиздавали, первоначально испрашивая разрешения у Владыки. Но когда многие узнали, что Владыка совсем не против таких переизданий, печатали их уже по самоволию. При этом никаких «даней» с подобных переизданий Константин не собирал, только через прессу просил издателей присылать Владыке и ему в библиотеку два экземпляра новых переизданий.

Многие государственные, политические и общественно-политические деятели патриотического направления стали искать знакомства с Петербургским Архипастырем. Организация таких встреч в большинстве случаев ложилась на плечи Константина. По мере же роста политической известности Владыки Иоанна среди православного и даже невоцерковленного народа некоторые деятели стали обращаться к Владыке напрямую, и в подавляющем большинстве случаев Владыка откликался на такие просьбы.

Сам Владыка Иоанн очень ценил активное взаимодействие с К.Ю.Душеновым и его сотрудниками, в случае деловой необходимости тепло общался со всеми нами, преподавал свое Архипастырское благословение на множество конкретных дел, которыми мы тогда занимались на ниве православной патриотики. Выше я упоминал о некоторых трудных чертах Константина, и внутренние отношения в пресс-службе не всегда бывали безоблачными, но молитвенная благодать Владыки как-то все эти возникавшие конфликты и нестроения разрешала и не оставляла в наших сердцах долговременных обид.

Смерть Митрополита Иоанна положила предел многим совместным работам, но Константин Душенов не оставил одно из важнейших направлений — он продолжил издание «Руси Православной» уже в качестве самостоятельного издания. Наша дружба сохранилась, иногда Константин публиковал мои материалы, но с 1996 года уже он не мог изыскивать достаточных средств для поддержания постоянного штата, и постепенно большинство сотрудников пресс-службы, руководителем которой был Константин, нашли иные занятия на православной ниве.

Капитан «Руси Православной»

С конца 1997 года Константин Душенов стал одним из инициаторов, вместе с С.М.Григорьевым и А.Д.Степановым, создания православного информационного интернет-агентства «Русская Линия», но не имея средств финансировать данное начинание (едва хватало денег на выпуск номеров «Руси Православной»), он постепенно отдалился от этого проекта. Идейным руководством и материально-техническим обезпечением занялся С.М.Григорьев, а главным редактором через некоторое время стал А.Д.Степанов.

Потом стали накапливаться и некоторые идейные разногласия между соратниками. Константин на страницах «Руси Православной» выступал с резкой критикой некоторых иерархов Московского Патриархата, остался верен православному радикализму начала 1990-х годов по отношению к талмудическому иудаизму, весьма скептически отнёсся к смене политического руководства России на рубеже 1999-2000 годов, хотя и пережил кратковременный период надежд на очень скорые перемены к лучшему.

События вокруг Северного Кавказа, фактический отказ от Хасавьюрта, внезапный почти для всех уход Ельцина с поста президента РФ, питали эти надежды у многих, в том числе и у меня. Все мы внимательно читали предновогоднюю программную статью премьер-министра В.В.Путина «Россия на рубеже тысячелетий» в «Независимой Газете» (http://www.ng.ru/politics/1999-12-30/4_millenium.html), в новогоднюю ночь пристально смотрели по телевизору интервью уже с исполняющим обязанности Президента РФ Владимиром Владимировичем из расположения российских войск на Северном Кавказе… Но из-за отсутствия быстрых и заметных для нас перемен во всей экономической и политической жизни России скоротечные надежды стали испаряться, а российские патриоты в своем большинстве стали испытывать глубочайший скепсис. У кого-то это разочарование пришло к середине 2000 года, у кого-то к 2004-му, кто-то потерял всяческую надежду, когда президентом стал Д.А.Медведев…

В начале 2000 года К.Ю.Душенову исполнялось 40 лет. Наш общий друг — игумен Алексий из Барнаула попросил меня написать поздравительную заметку для журнала «Ревнитель Православного Благочестия». Когда-то молодой питерский историк-коммунист через обретение веры за несколько лет преобразился в игумена. Поворот судьбы человекаисключительный, хотя для начала 1990-х годов совсем не уникальный. Но решительное значение в таком повороте принадлежало именно К.Ю.Душенову. Сам игумен Алексий всегда испытывал к нему за это глубочайшую признательность.

Правда или нет?

Начиная с 1998 года «Русская Линия» с моей подачи перепечатывала многие материалы из «Ревнителя Православного Благочестия». Поскольку я занимался в журнале мелкой редактурой и располагал цифровыми версиями всех редакционных текстов, отправлял их по электронной почте в «РЛ». Отослал туда и свою заметку о К.Ю.Душенове. И хотя сотрудничество с К.Ю.Душеновым у С.М.Григорьева и А.Д.Степанова тогда совсем разладилось, они мою заметку «Морской Волк» опубликовали и на «Русской Линии». Всегда ценил и сейчас особенно ценю такое благородство моих соратников, которые, несмотря на личные обиды или идейные разлады, переступают их и отдают должное достойному оппоненту.

К сожалению, публикация в «Ревнителе Православного Благочестия» погребена где-то в недрах моих архивных коробок, а на «Русской Линии», которая неоднократно с той поры технически переоснащалась, в моей электронной библиографии она не значится, как и ряд других моих материалов 1998-2001 годов.

Но память что-то цепко держит. В «Морском Волке» я обращался к нашему первому знакомству с Константином в Мурманске — в конце Июля 1981 года. Тогда я утром в гостинице по радио услышал о прибытии в порт большого автономного траулера «Константин Душенов». (Назван был в честь Деда-флотоводца.) Вечером же того дня в журналистской компании познакомился с Константином Душеновым-Младшим — курсантом-красавцем, проходившем на Северном Флоте практику, а в увольнительных упражнявшимся в местной радиожурналистике.

Меня приятно удивило, что новый знакомый хотя и бравирует «пластмассовыми военно-морскими мозгами», но прилично ориентируется в немецкой философии, в истории мировой литературы, запросто переводит с английского.

Затронул в том материале и самобытность общественно-политической борьбы Константина в годы после кончины нашего дорогого Владыки Иоанна. Отмечая душеновский радикализм, я писал о его искренности, открытости и смелости. Сравнивая «Русь Православную» с боевым кораблем, пустившимся в одиночный поход, с крейсером, который не уподобляется пиратам-рейдерам, не скрывает своего номера, русского имперского флага, имени капитана. Образ получился довольно «пафосным», но, на мой взгляд, вполне уместным в материале, посвященном круглой дате его героя. Давно привык в заметках о моих соратниках и друзьях по общественно-политической борьбе писать в приподнятом тоне и не особенно обращать внимание на житейские недостатки человека, считая, что для этого достаточно врагов и недругов. Помнится, тогда один наш общий и близкий знакомый, у которого кардинально испортились отношения с Константином, возможно, и по вине самого Константина, досадно пенял по поводу моей заметки:

— Ведь это всё неправда о Душенове! Он совсем не такой!

Честно говоря, я тогда испытал искреннее недоумение:

— Разве он трус?! Разве он скрывается под псевдонимами?! Разве он неискренен и не прям в выражении своих позиций?!

В типично русской манере, отмахиваясь от моих риторических вопросов, собеседник отделался совершенно не переводимой ни на один иностранный языка фразой:

— Да нет!.. Не об этом я… Просто Душенов совсем не такой, каким ты его преподнес.

Какой он с точки зрения моего собеседника, мне не хотелось выяснять и будоражить в нём свежие тогда обиды на Константина. Разговор прекратили…

Конечно, в нулевые годы Константин Душенов в своей борьбе не был в одиночестве: сложился новый круг соратников и сотрудников, по-прежнему держал с ним связь директор издательства «Царское Дело» С.И.Астахов. Сохранял он тесную связь с В.М.Клыковым. Хотя из других «москвичей» и В.В.Архипов, и П.Г.Петин, и А.Ю.Хвалин, и я, и ряд других соратников давно уже тесно не участвовали с ним в каких-то совместных проектах, но дружбу соблюдали и не сторонились Душенова, ставшего вдруг «одиозным» в определенных околоцерковных кругах.

Партизанские тропы

Некоторый дух разделения проявлял себя ещё с конца 1980-х — с самого зарождения православно-монархического, православно-патриотического движения. Поначалу большинство из нас относили такое только к коварным действиям внедренных провокаторов, агентов враждебного влияния, да к необузданности чьих-то лидерских амбиций. Бывало, конечно, и такое. Но с некоторой поры мы смогли усматривать в таком разделении действие Промысла Божия и стали спокойнее относиться к некоторым призывам на решительное объединение общих усилий в одной затее.

В сплоченном круге борцов, энергичных и способных для многих дел, слишком тесное взаимодействие становится источником переговорной суеты и последующих естественныхраздоров. Когда же «фронт» разряжается, то каждый из способных бойцов становится более усердным продолжателем либо старых дел, к которым он наиболее навычен, или же — зачинателем принципиально новых направлений, которые в силу известной общественной косности не нашли бы поддержки в прежнем сообществе, а напротив — породили бы активное противодействие с требованием достижения «единомыслия».

Само по себе единомыслие в главнейших вопросах — это Божий дар, соборный дар. Но когда его ревнители не по разуму начинают спускать такое требование ко множеству частностей, то созидательное достоинство единомыслия они доводят до абсурда. Благодаря промыслительному разделению в девяностые годы при всей сложности обстановки получили самостоятельное развитие многие важные начинания в самых разных областях жизни — в церковном строительстве, книгоиздании, в сознании принципиально новых электронных средств массовой информации, в артельном предпринимательстве, благотворительности, в культурно-просветительской деятельности. Православно-патриотический «фронт» разбился на множество тематических и территориальных «партизанских» отрядов.

Всё-таки людей даже очень близких взглядов и устремлений по-настоящему может объединить только Господь наш Иисус Христос, а совершает Он это к общему благовремению, а не по нашим желаниям да хотениям.

В «нулевые» мы к этой общей тактической позиции привыкли и не особенно печаловались в отсутствие видимого единства среди православных царистов. О необходимости таково внешнего единства «вдруг» вспоминали и начинали по этому поводу выступать лишь некоторые из наших лидеров. Обычно это происходило накануне очередных выборов. И смысл таких призывов для большинства монархистов был совершенно ясен: нужно включиться в принципиально демократический процесс, чтобы кто-то добился каких-то мест в существующих официальных республиканских структурах. Но редкое присутствие известных русских православных патриотов в первых трех Госдумах, да и в некоторых областных законодательных собраниях кроме, конечно, важных частных инициатив, проводимых ими, совершенно не повлияло на общую политическую атмосферу в стране.

Вот и наш Константин Душенов несколько раз — 1993-м, 1995-м и, кажется, в каком-то ещё году принимал участие в выборах, но, видимо, до поры оставил этот замысел, сосредоточив внимание на издание «Руси Православной» и тиражировании своих видеобесед и телепередач со своим участием на дисках.

Суд да дело

В 2005 году следствие по убийству 20 Ноября 1998 года Галины Старовойтовой решило всю вину свалить на Юрия Колчина, давнего знакомца Константина. Душенов выступил с решительными правозащитными материалами, в которых, в частности, излагал другую версию — прямой причастности к убийству Старовойтовой её 27-летнего помощника Руслана Линькова, который по крайней мере присутствовал при этом убийстве, «чудом» остался жив, а потом на допросах давал самые путанные показания. К тому же с места преступления исчезла значительная сумма партийных денег под миллион долларов, которая к моменту покушения находилась в чемоданчике в руках Р.Линькова. Тот либеральный деятель был хорошо известен в Питере своей нетрадиционной ориентацией и был отмазан «российским» гомосексуальным лобби от прямых подозрений следствия в его причастности к убийству.

Константин Душенов не преминул эти подробности широко осветить в статьях, в частности, публиковавшихся и на «Русской Линии». С.М.Григорьев, бывший гражданский моряк, сам сидевший в советском лагере за контрабандный провоз и распространение Евангелий, посчитал возможным забыть разногласия с К.Ю.Душеновым и такими публикациями поддержать правозащитные статьи о Юрии Колчине.

Р.Линьков затаил злобу на Константина. Связано ли это было с такой правозащитной активностью Константина или нет, но в 2005 году за «экстремизм» была лишена лицензии «Русь Православная». Константин продолжил публикацию обличительных статей в интернете и в книжных сборниках своих статей. Неназываемые поименно сторонники продолжили выпускать и распространять душеновские статьи под обложкой «Русь Православная» в виде нескольких нелегальных журнальных номеров. Опыт в производстве видеодисков Константин решил применить в создании серии публицистических, обличительных фильмов под общим названием «Россия с ножом в спине». Первая из них вызывающе именовалась «Еврейский фашизм и геноцид русского народа». Сценарий первой серии я читал ещё в процессе создания фильма. При всей его памфлетной радикальности никаких экстремистских призывов и мотиваций, например к погромам, я там не усмотрел и даже дал небольшое интервью для фильма, правда, на выходе от него осталось не более тридцати секунд.

Но данная серия фильма в судебном порядке была признана «экстремистской» и запрещена к распространению. Однако распространение фильма продолжилось множеством никак не связанных с Константином патриотов-умельцев. По заявлению мстительного Руслана Линькова по данному поводу было возбуждено следствие против Константина Душенова, а потом и судебное разбирательство.

Об этом много писать сейчас не имеет смысла. Большинство читателей «Русской Народной Линии» хорошо помнят обстоятельства и следствия, и долгого суда, и потом заключения К.Ю.Душенова по многочисленным публикациям. На портале есть рубрика «Дело Константина Душенова«, где сгруппировано более 90 материалов по теме. Главное, что хотел бы я отметить, что Константин с большим достоинством и мужеством держался и во время следствия, и на суде, и после объявления приговора, уклонятся от исполнения которого Константин Душенов не собирался.

Кстати, приговор «сионские мудрецы» приурочили к 70-й годовщине вынесения неправосудного смертного приговора Константину Ивановичу Душенову 3 Февраля 1940 года (расстрел был 4 Февраля). Новый приговор был вынесен на следующий день, когда Константин Юрьевич Душенов без всяких торжеств отметил 2 Февраля 2010 года свой пятидесятилетний юбилей. Кто скажет, что это было «случайным совпадением»?!

Не буду подробно говорить и о борьбе патриотов-политиков и общественно-политических деятелей за освобождения Константина Душенова, после того как 29 Апреля 2011 года его по указанию начальника зоны майора Корепина зверски до полусмерти избили сотрудники отряда «Тайфун», а через несколько дней избиение едва живого человека повторили два «ссученых» зека, которые при том проговаривали: смерть грозит не только Константину, но и его Семье.

Новый Душенов — старый Душенов!

Мне как давнейшему Костиному другу и соратнику важно такое свидетельство перед русским обществом. Для многих российских радикальных патриотов стало неожиданностью, когда досрочно освобожденный в Ноябре 2012 года К.Ю.Душенов вскоре вдруг стал выступать с материалами если сразу не в прямую поддержку политики Президента России В.В.Путина, то с весьма важными разъяснениями и глубоким анализом 12-летнего политического курса Президента.

И такое стал писать человек, который в 2006 году в фильме «Россия с ножом в спине» со всей решительностью критиковал, обличал «режим Путина» и удостаивал нашего Президента такими оскорбительными характеристиками, которые я сейчас не хочу ни под каким видом повторять. Но сам я тогда — в момент выхода фильма — с такими характеристиками был почти согласен. Меня несколько коробил безграничный памфлетный замах Душенова, но по сути тогда я внутренне испытывал схожие чувства, которые побуждали Константина так говорить и творить. Просто сам я к тому времени психологически уже устал от радикализма. Но при этом я совершенно был убежден в необходимости для России такого радикализма, чтобы в общественном сознании соотечественников присутствовал хоть какой-то противовес продолжавшемуся ещё тогда разгулу нацистского либерализма.

С начала 2013 года многие знакомые патриоты заговорили о том, что Константина, дескать, «сломали» двумя зверским избиениями, многократными отсидками в шизо и прямыми угрозами убийства не только его самого, но и его близких. А некоторые из патриотов на форумах или в статьях стали прямо писать, что Душенова досрочно освободили под жестким условием, что он в своей публицистике займет достаточно пропутинские позиции. Это пошлый домысел! Это ложь! Константин даже не подписал прошение об УДО, для которого требовалось признать свою вину и справедливость приговора. Как неправое осуждение Константина и его показательная посадка были политическим заказом, так и его досрочное освобождение осуществлялось в сугубо политическом, а не юридическом пространстве.

В частных разговорах, как мог, я старался возражать против таких необоснованных подозрений. Когда человека близко знаешь значительно более тридцати лет, через многое в жизни прошел с ним рядом, когда почти досконально понимаешь его характер, его коренные черты и уникальные особенности, трудно кому-то передать такое знание и понимание. В живой психологии многое неизъяснимо словами. Но благодаря такому знанию человека я совершенно утвержден в том, что Константин своих взглядов и убеждений никогда бы не изменил под влиянием сторонней неодолимой силы и даже под угрозой неминуемой смерти. Такими были его Дед и Отец, и таким я знал его всегда.

Подобная мiровоззренческая устойчивость отнюдь не связана с упрямством, безрассудством или отчаянием. Константин из тех православных, которые сохраняют свою веру в Бога и в Его могущество при любых условиях и готовы её отстаивать только ради спасения души для Жизни Вечной. Душенов не избрал для себя путь примерной святости и неукоснительной благочестивости. Он может быть грешным в быту, несправедливым, грубым, жёстким и даже жестоким по отношению к своим соратниками, сотрудникам и близким, но он твердо знает, что за возможные смертные испытания стояния в вере, на которые он готов идти, ему многое простится на Божием Суде.

В бревенчатых глазах требовательных к своим ближним ревнителей бытового благочестия такая непоследовательность в вере выглядит «погибельной». Фарисеи! Более чем тысячелетняя история русского православного воинства знает немало примеров, когда жесткие воители и военачальники с подобными трудными характерами и взглядами без малейшего колебания жертвовали не столько чужими, а в первую очередь своими жизнями в пору труднейших испытаний для нашего Отечества. И в то же время иные вроде бы признанные ревнители благочестия и даже «богословы» вроде князя Андрея Курбского (от него сохранились переводы Святых Отцов) становились настоящими предателями Родины, иудами.

Конечно, можно не принимать моих уверений в мужестве Душенова, не верить в то, что Константин за минувшие два с лишним года стал убежденным путинцем по собственной воле и на основании тех же самых убеждений об особом духовном пути России, которых он придерживается по крайней мере с 1987 года и на основании которых раньше он критиковал В.В.Путина и его «режим» в 2005-2009 годах. Не умею свою убежденность передавать скептикам. Таково моё твердое внутреннее чувство. И оно укрепляется вот чем.

«Большое видится на расстоянии»

Меня никто не «прессовал», не избивал, не угрожал силою, на меня никто не оказывал ни малейшего давления со стороны властей, когда с Мая 2010 года (дело Константина Душенова было передано в городской суд) я начал правозащитную деятельность по Костиному делу, начал писать по данной теме. Моя правозащитная деятельность наиболее активно развернулась с Мая 2011 года. Можно было бы и раньше её развернуть, но Константин сам был против любой шумихи вокруг его отсидки. И только когда угроза смерти возникла для его семьи, он предложил старым соратникам привлечь общественное внимание к сложившейся ситуации. И несмотря на моё очень заметное участие в том правозащитном процессе, несмотря на мою организационную активность и порою вызывающие выступления в СМИ, никаких даже намеков на угрозы со стороны властей в мой адрес не было.

События в России конца 2011 года, когда против В.В.Путина и его третьего президентского срока неожиданно сплотились в общей политической борьбе оголтелые либералы, радикальные «русские» националисты, весь Запад и значительная часть мiрового еврейства, побудили меня вполне самостоятельно заново внимательно пересмотреть результаты деятельности В.В.Путина в России на протяжении 1999-2011 годов. Процесс анализа и пересмотра был для меня не очень долгим, но нравственно трудным, да и трудоемким. Ведь пришлось пересматривать многолетние очень многие весьма крепко сложившиеся представления и предубеждения. Отправными материалами послужили основные политические декларации В.В.Путина начиная с декабрьской статьи 1999 года — «Россия на рубеже тысячелетий», все президентские послания Федеральному Собранию 2000-2007 годов, а также знаменитая Мюнхенская речь 10 Февраля 2007 года.

Надо сказать, что ещё будучи ведущим сотрудником аналитической службы исполкома ООД «Россия Православная», по поручению лидера Движения А.И.Буркина я занимался анализом всех этих материалов на предмет возможного их практического применения в нашей общественной деятельности. (Точно так же до того по его поручению занимался и ежегодными посланиями Ельцина 1996-1999 годов).

Надо признаться, что в своих внутренних аналитических заметках того времени хотя и отдавал должное верности многих стратегических тезисов и выбирал наиболее подходящие формулировки для нашей общественно-политической деятельности, но при том делал самонадеянные выводы, что это всего лишь «слова, слова, слова», никак не подкрепленные очевидными делами и положительными переменами в экономической, политической, культурной и законодательной практике. А кроме того, В.В.Путин не отказался от Ельциновских «заклинаний» вроде того, что результаты приватизации первой половины 1990-х годов ни под каким видом пересматриваться не будут. В общем, примерно к 2006 году я здорово разуверился в полезности В.В.Путина для России, а в годы президентства Д.А.Медведева такие мои воззрения только укрепились. Конечно, я понимал, что при Ельцине всё положение дел было гораздо хуже, но настоящих перспектив возрождения России при новом правлении не видел.

Пропрезидентские позиции С.М.Григорьева и А.Д.Степанова на «Русской Линии» я совершенно не разделял, но притом относился к ним с полным уважением, поскольку видел их искреннюю убежденность. Правда, к 2010 году меня порою стал коробить пропутинский «авангардизм» А.Д.Степанова уже на «Русской Народной Линии», и всё же был совершенно уверен, что и в такой по-своему радикальной позиции моего друга нет никакого сервилизма перед властью, но она основана на его глубокой убежденности в своей правоте. Хотя обратное утверждалось иными моими друзьями.

Сам я к той поре совершенно отказался от воинственной оппозиционности начала 1990-х годов, полагая, что на всё — воля Божия, и пока время относительно мирное, ради грядущей России надо заниматься непосредственными своими православно-патриотическими делами, к чему я был призван давно и на что получал благословение от Владыки Иоанна и Владивостокского Владыки Вениамина (Пушкаря). В первую очередь — историческими исследованиями по государственному строительству в старину и по формированию духовно-политической идеологии Руси в соборных документах, государственных актах и богословских трудах XV-XVII столетий. Но при этом я внутренне поддерживал оппозиционность православных патриотов, подобных Константину Душенову. По мере сил распространял среди единомышленников «Русь Православную» и диски с сериями «Россия с ножом в спине».

И вот через несколько лет я заново обратился к папке с посланиями Президента В.В.Путина 2000-2007 годов и своими заметкам по их поводу. Совершенно гениально С.А.Есенин писал:

Лицом к лицу

Лица не увидать.

Большое видится на расстоянии.

Когда кипит морская гладь,

Корабль в плачевном состоянии…

Вдруг ясно увидел, что Глава нашего Государства с самого начала не скрывал от мiра своих стратегических целей. Более того, оглядывая минувшее и настоящее, пришел к «открытию», что большая часть положений президентских посланий В.В.Путина прошлых лет уже реализована на практике, другая значительная их часть находится на заключительной части реализации, а иные — изначально рассчитанные на более длительные сроки — находятся в процессе осуществления.

Что же касается «антроссийских» по духу декларационных политических процессов, внешнего разгула либерализма, жесточайшей критики «путинизма» со стороны патриотов с указанием на множество ухудшений в жизни России, то вся эта вакханалия, в которой посильное участие когда-то принимал и К.Ю.Душенов со своими единомышленниками, и я со своей обывательской кухонной критикой, то все это послужило для Запада хорошей дымовой завесой при осуществлении по-настоящему тектонических сдвигов в бытии России.

Ну чего теперь стоят, например, Путинские спецпропагандистские «заклинания» о недопустимости пересмотра результатов приватизации первой половины 1990-х годов?! Где большинство влиятельных олигархов ельциновского призыва, которые считали, что вертят Россией на своих больших пальцах?! Одних нет, другие далече, наиболее благоразумные из этих «мамонтов» давно стараются даже близко не подходить к самостоятельной практической политике, всячески содействуя курсу В.В.Путина.

Где большинство агентов западного влияния в верхнем административном слое? Остался Чубайс во главе непонятных ни ему, ни нам нанотехнологий. Причем сам Президент уже публично сообщил о прямом сотрудничестве в 1990-е годы главного приватизатора страны с самыми настоящими американскими шпионами. Что реально может сделать такой «агент влияния»?! Даже оставаясь на свободе и формально при синекуре, но уже в позициидожития (юридический термин, придуманный ещё ельциноидами для российских пенсионеров)?! Конечно, наиболее рьяные патриоты жаждут крови Чубайса. А для Западного истеблишмента и свободолюбивой интеллигенции это яркий пример подлинного гуманизма нынешнего режима. У них попросту «крыша съезжает» от такой российской шизофрении. Чубайс же, видимо, поставлен в такие неизвестные широкой демократической и патриотической общественности условия и связан такими договоренностями, что даже не может подать в отставку и подобру-поздорову слинять, куда глаза глядят. Сейчас вступит в действие закон о запрете иметь государственным чиновникам счета за рубежом. И что получится? Не казненный публично на Болотной площади Чубайс будет вынужден только ради сохранения жизни перевести награбленные в России деньги уже в российские банки. Возможно, в схожей с Чубайсом позиции находится и Греф с «его» Сбербанком…

Многие вопрошали: ну, где же борьба с коррупцией, где громкие процессы над коррупционерами? Ловят относительно мелких взяточников с поличным, а коррупционные схемы с миллиардными потоками так и оказались пока вне публичных расследований.

Надо сказать, что коррупционные схемы совершенно определенно, подобно раковым клеткам, сознательно вживлялись в административный механизм в России высокопоставленными агентами влияния под чутким руководством опытных зарубежных советников. Эти схемы конструировались и запускались умнейшими финансистами, для того чтобы почти любой человек, попавший на более или менее ответственную административную должность, даже не имевший первоначально никаких склонностей к банальному взяточничеству, вынужден был содействовать масштабным коррупционным процессам, связанным в основном с так называемыми «откатами». Человек лично для себя по своей честности мог и не пользоваться преступными деньгами, ничего не «отщипывать» для себя лично, но все равно становился деятельным соучастником масштабных преступлений. Иные же только ради сохранения должности в развращенной коррупцией среде демонстрировали коллегам и личное обогащение.

Коррупционные структуры воспроизводились и размножались по совершенно продуманным в мельчайших деталях финансовым механизмам. Организаторы этого многолетнего процесса прекрасно понимали: начни кто расследование по таким коррупционном схемам в какой-нибудь отраслевом административном секторе, придется сажать большую часть его сотрудников и в первую очередь наиболее опытных управленцев. И тут важный фрагмент, необходимый для жизнедеятельности страны, просто будет введен в многомесячный стопор.

Представьте себе следствие, скажем, в административных структурах, связанных общественным транспортом. Он и так у нас далеко не идеален, а тут вдруг в масштабах если не всей страны, то хотя бы крупнейших мегаполисов и областей наш общественный транспорт погружается в управленческий хаос. Тут нет нужды в специально организованной диверсии, алгоритм диверсии заложен в само функционирование структуры.

А что говорить об энергетике, электроснабжении, водоснабжении, продовольственной торговле и тому подобном? Сразу найти отряд честных специалистов для целой отрасли невозможно.

Но главные коррупционные схеме основывались не на снующих курьерах с чемоданчиками долларов, евро или рублей. Коррупционные потоки осуществлялись через сети специальных банков и других финансовых структур, созданных в лихие девяностые. Такие банки особенно не утруждали себя операциями по приему мелких и средних вкладов у рядового населения, предлагая не очень выгодные для вкладчиков процентные ставки, то же самое относилось и к кредиторам. Основные доходы такие банки получали в качестве «трубопроводов» именно коррупционных потоков, когда нахождение проходящих денег внутри банков исчислялось порой несколькими часами или днями, а далее они шли в подобные же банки, пока по запутанным схемам не уходили за рубеж на тайные счета главных коррупционеров и их сотрудников.

И вот менее трех лет назад начался довольно забавный со стороны процесс отзыва лицензий в столицах и регионах у вполне респектабельных банковских учреждений, с солидной историей в два или полтора десятка лет успешной деятельности. Ликвидация десятков банков, конечно, была связана с известными издержками для добросовестных частных вкладчиков и фирм, но все же для наиболее малообезпеченных и скромных вкладчиков законодательно было предусмотрено страхование вкладов. Ничего массового, катастрофического для большей части населения, подобного тому, что происходило с банковскими «пирамидами» девяностых годов, в эти годы не происходило.

Но внимательное чтение регулярных информационных сообщений о приостановлении операций и окончательном отзыве лицензий приоткрывает картину кардинального слома законспирированных схем именно коррупционных потоков. Если такие потоки прекращаются, естественным образом без масштабных следственных и судебных процессов начинает решительно сокращаться и общий объем коррупции в госструктурах, и по действующим отраслям. А сами госструктуры притом сохраняют свои управленческие функции. И никаких массовых процессов образца 1937 года не потребуется.

Если заядлому коррупционеру такое не по вкусу, то он постарается уйти в частный бизнес, который курировал или надзирал в прошлые годы. Как говорится, туда ему и дорога. А высокопоставленный чиновник без предпринимательской жилки, который готов довольствоваться достаточно высоким окладом, обширными социальными льготами, приличным государственным жильем, продолжит трудиться на своем месте уже без выжимания «откатов» от частного бизнеса.

Для большинства наших сограждан, которые пережили все тяготы девяностых и нулевых годов, для миллионов людей, для которых опять наступает материально тяжелые времена, оставшиеся без наказания при своих должностях «жирные коты» вызывают жгучую ненависть и жажду отмщения. Но каково Главе Государства в принятии таких тактически государственных решений? Перед ним выбор: сохранить управляемость тех или иных отраслей повседневной жизни страны либо «здесь и сейчас» удовлетворить жажду народного мщения? Мы должны быть благодарны ему, что он выбирает первое, а не системный хаос, от которого опять пострадает в первую очередь простой народ.

Как же быть с существующим со времен Древнего Рима юридическим принципом неотвратимости наказания за преступление? Нам надо помнить, что по ныне действующему законодательству решение о применении или неприменении срока давности к любому преступлению каждый раз принимается судом.

Подрастает молодое поколение, которое в ближайшее время будет вливаться в государственные структуры и будет служить и трудится в совершенно иных условиях и по иным правилам, чем те, которые существовали в девяностые и нулевые. Может получиться так, что о чиновниках, причастных масштабным коррупционным преступлениям недавнего прошлого, вспомнят тогда, когда крайняя нужда в их профессиональных знаниях и умениях исчезнет. Кто знает? С конца 2000-х годов формируется Президентский кадровый резерв для федеральных должностей госслужбы высшей категории.

Кстати, молодой Царь Иоанн Васильевич Грозный в 1547-1549 годах провел все столичное и местное высокопоставленное чиновничество, причастное в государственным преступлениям, в первую очередь коррупционного характера, через публичный покаянный чин. Его составил Святитель Макарий Московский. Других управленцев тогда у Царя не было. Но вместе с тем из провинциальных дворян и детей боярских Он в то же время призвал в Москву тысячу, наделил их для пропитания небольшими поместьями и определил на низшие должности в отраслевых приказах, по земским избам и в войске. Через несколько лет Он сверстал из такой же категории провинциалов ещё почти полторы тысячи молодых людей. А когда молодые подросли и набрались опыта, по отношению к старым чиновниками, которые, несмотря на публичное покаяние и царское прощение, продолжали злодействовать и воровать, Царь стал возбуждать расследование их новых преступлений, судить законным порядком, ввергать их в опалы, а наиболее злостных казнить. Похожим образом осуществлял Свои реформы и молодой Царь Петр Алексеевич. Их примеру следовали Государи Императоры Александр Благословенный и Николай Павлович: сначала обучали и воспитывали государственно мыслящую молодежь, а потом постепенно избавлялись от косного наследия.

Такой взгляд на миссию В.В.Путина в современной России основательно сложился у меня к началу 2014 года, а сам я стал относить себя к сознательным путинцам. И хотя в своих новых воззрениях на Президента России я учитывал тезисы и позиции, высказанные в статьях Константина Душенова, я отнюдь не руководствовался ими. Просто Константин подтвердил для меня то, к чему я пришел за счет собственных размышлений.

А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся. Исайя 40, 31

И какой же вывод из этого делаю хотя бы для самого себя? Если без какого-либо давления и угроз извне я пришел к такому убеждению, лично у меня нет ни малейших оснований предполагать, что Константин пришёл к подобным взглядам в результате силового воздействия на него. Потому мне и сердечно обидно, что моего мужественного друга кто-то подозревает в подобной слабости.

В отличие от меня Константин прямо и публично высказался об изменении своего отношении к В.В.Путину. Он совсем не стал извиняться за прошлую враждебность, и это в его непростом характере. Сам факт публичного свидетельства о своей новой позиции говорит о его деятельном покаянии.

При этом взгляды на коренные судьбы России, на её историю и грядущее у Константина остались прежними, какими они сложились в конце 1980-х годов. Ничуть не переменилось его и отношение к принципиальным врагам России и Православного Христианства.

В «Морском Волке», вспоминая первое знакомство почти девятнадцатилетней давности, я довольно банально заметил о том, «как летит время». И вот теперь прошло целых пятнадцать лет уже с той поры! Ощущение невероятной близости этого прошлого вплоть до мелочей — запаха атмосферы, вкусовых осязаний, окружавших нас звуков, чувства крепких рукопожатий и объятий при встречах: вот они! То, что было два-три месяца назад, кажется более дальним, чем та счастливая пора впервые по-настоящему осознанной зрелости и ответственности за свое дело.

Почти один за другим ушли старшие соратники и друзья по самому началу девяностых: Борис Константинович Кондратьев, Фаттей Яковлевич Шипунов, Михаил Платонович Петров, Вячеслав Михайлович Клыков, Владимир Фёдорович Калентьев, Алексей Алексеевич Сенин, Анатолий Михайлович Верховский, совсем недавно — Сергей Антонович Шатохин и Алексей Николаевич Иванов… Царствие Им Небесное!

С большой надеждой на их многая и благая лета мы взираем на живых православных старших царистов. Но их остались уже считанные единицы. Возрастной фронт уже вплотную подошел к нашему поколению, за девяностые и нулевые, десятые годы значительные потери были уже и в нашем эшелоне, взять хотя бы Петра Георгиевича Паламарчука и Александра Ивановича Буркина. Но ветераны нашего поколения в своей основной массе ещё держатся, всё более и более осознавая груз уже персональной ответственности и за современную Россию, и за её грядущее, за молодое поколение. Нам уже никак не спрятаться за старших.

Время летит! Летит и мимо нас, и внутри нас. Позиционная перемена, которая обнаружилась у Константина Душенова с конца 2012 года, не имеет никакого отношения к измене собственной сущности. Каким он был, таким он и остался! Только, подобно библейскому орлу, ударившемуся о скалы, он обновился и помолодел духом. Многая и благая лета Воину Христову Константину, здравия ему, новых сил для нашей борьбы и победы!

Москва, грозовая ночь 1 Февраля 2015 года

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924