Одухотворённый Оренбург Александр Проханов1 min read

Александр ПрохановЯ продолжаю неутомимо ездить по России. Заполярье, Дальний Восток, Кавказ. Заводы, оборонные предприятия, полигоны, колхозы. Мне хочется убедиться в том, что моя страна жива, дышит, что мой народ сопротивляется напастям, что он творит, он украшает, развивает свою Родину, он верен своей стране и своему государству.

И вот я в Оренбурге. Удивительный край. Некогда он служил плацдармом, откуда империя, набирая мускулатуру, стремилась в Среднюю Азию, в степи Казахстана, в пески Туркмении и дальше — в оазисы Афганистана, к теплым морям, исполняя фантастическую, порой полубезумную мечту российских императоров. Это мессианство оренбургских казачьих полков, купцов, предпринимателей, а потом и христианских проповедников и просветителей. Но это мессианство ослабело и угасло, когда вокруг Оренбургской губернии сложились толщи великих имперских пространств.

Теперь же Оренбуржье — вновь пограничная область — тысяча с лишним километров казахстанской границы. И опять в Оренбурге возникает мессианское чувство. «Мы, оренбуржцы — евразийцы. Здесь начинается великий евразийский проект. Мы — центр Евразии». И на всех моих встречах, «круглых столах», в разговорах с чиновниками, с директорами предприятий, со студентами, с философами, писателями звучало: «Да, у нас новая роль. У нас евразийское озарение». И это чувствуется по выражению глаз, в лексике, в страстном переживании геостратегических моментов, которые возникли после конфликтов на наших западных рубежах. Оренбуржье начинает жадно и страстно вспоминать свое давнее и недавнее прошлое, дорожа каждой личностью, каждым героем, подвижником, который порожден этой плодоносной и одухотворенной землей.

Мне с упоением рассказывали об Аксакове, который жил в Оренбуржье, написал тут чудесную книгу «Детские годы Багрова-внука». Рассказывали о Емельяне Пугачеве, который осаждал Оренбург, но не сумел его взять. И здесь, в осажденном гарнизоне, в семье офицера-защитника крепости — родился Иван Андреевич Крылов, наш удивительный баснописец и мудрец.

Вам расскажут о музее Мусы Джалиля — татарского советского мученика и героя, который родился в Оренбуржье. Музей бережно и любовно охраняется местными краеведами. Расскажут о генерале Родимцеве, который, защищая Сталинград, произнёс: «За Волгой для нас земли нет». И, конечно, о Гагарине, который окончил в Оренбурге летное училище и сказал: «Оренбург дал мне крылья».

И вот я посреди огромных светоносных оренбургских степей. В этих снегах притаилась ракетная дивизия. Под землей в глубинных шахтах, в таинственных молчаливых коконах дремлет грандиозная ракета, нареченная нашим противником «Сатаной». Она создана в свое время в Днепропетровске на «Южмаше» усилиями украинцев и русских. В те годы мы были вместе и в общем порыве создавали великую цивилизацию. Эта ракета спасла человечество, сберегла мир, сохранив стратегическое равновесие. И она, ракета, в те времена и сегодня управляет историческим процессом. Здесь, в этих шахтах, глухо слышны гулы стреляющего Донбасса. И ракетчики выполняют свой священный великий долг, играя на клавиатуре вспыхивающих пультов, сверкающих сигнальными огнями мониторов. Я держал в руках ключ, которым можно повернуть не просто замок пускового устройства, а повернуть земную ось: либо сломать её, либо выправить, если она начнет гнуться.

Ракеты стареют, доживают срок годности. И, казалось бы, их необходимо разрезать, уничтожить, предать погребению. Однако неподалеку от дивизии, в городке Ясном, нашлись гениальные люди, которые решили эти громадные ракеты не пускать под нож, а использовать в качестве носителей. С них снимают головные части, сокрушительные термоядерные боеприпасы и наполняют спутниками. И ракета, стартуя из шахты, уходит на своей огненной метле и там, на орбитах, разбрасывает, расплёскивает спутники: то большие, то крохотные, как маленькие шарики. С орбиты спутники сканируют землю, исследуют климат, предупреждают о землетрясениях.

Удивительно рачительное отношение к этим грандиозным машинам — плод изобретательности, пассионарности, неистовости местных умельцев — ракетчиков и космистов. Оренбургские степи превратились в космодром, который пока еще не нанесен на карты, но обладает всеми признаками космодрома, посылающего на орбиту космические аппараты. И когда с ракет снимаются колпаки и устанавливаются спутники — американские, европейские, южнокорейские — в этот момент с «Южмаша» приезжают технари, инженеры и вместе с русскими специалистами вершат мирное ракетное дело.

Тут же, в Ясном, я побывал на карьере, где добывается асбестовая руда. Когда-то это был грандиозный шумный карьер. А рядом с ним громыхал, дымился на всю степь огромный асбестовый комбинат, который в 90-е годы просто рухнул, погиб и умолк. Перестали дымить его трубы. Перестали грохотать его машины и дышать его печи. Но опять нашлись энтузиасты, которые воскресили завод. Карьер, к которому меня подвели, напоминает гигантский многомерный, многослойный провал в центр Земли, где железнодорожные поезда кажутся мелкими чаинками, крохотными пунктирами. А экскаваторы, которые рвут грунт и добывают асбестовую руду, напоминают микроскопические пылинки.

Этот колоссальный комбинат производит удивительные изделия из асбеста, которые находят спрос и за границей — в Казахстане, в странах Азии — и в России. Мне показывали дома, которые облицованы тончайшими изысканными асбестовыми плитками, сохраняющими тепло, сберегающими домашний комфорт и уют. И люди, что живут в этом, казалось бы, умершем и упавшем, не имеющем шанса на выживание городе, начинают обитать в абсолютно новой среде.

Местные администраторы, директора и хозяева производств заботятся не только о конвейерах, не только об огромном добывающем руднике. Город прекрасен: здесь появляются культурные и развлекательные центры, стадионы. Жители города — такова стратегия местных управителей — должны ощутить свой город не той берлогой, куда их занесла судьба, не той ссылкой, откуда они не могут вырваться из-за нехватки денег, а почувствовать его своим родным гнездовьем, драгоценным обиталищем.

А как интересна и восхитительна православная гимназия, которая тоже была создана энтузиастом и ревнителем — отцом Георгием. Она — одна из самых крупных в России. Эта гимназия важна тем, что не просто преподает, не просто учит математике, русскому языку или истории. Она воспитывает. В педагогику вернулось воспитание. И воспитывается ученик как гражданин Отечества, как его сын. После окончания этой гимназии молодой человек, отслужив в армии, отправляется учиться — кто на военного инженера, кто на управленца государственных учреждений. И все выпускники гимназии несут в себе ощущение своей восхитительной Родины, ощущение лазурного, божественного неба.

Или завод «Стрела». Мощный и грозный, возведённый еще в советское время, строивший в войну самолёты, а теперь занимающийся ракетостроением. Ракеты, которые производит завод, можно взрывать авианосцы. Не дай Бог, если будет война — взрывы этих ракет погубят вражеский флот, который приблизится к рубежам нашей Родины. И этот завод в тяжелейшие 90-е годы тоже переживал унылые времена, безденежье, люди разбегались — уменьшался коллектив. Но и тут нашлись оренбургские радетели, пассионарии, которые спасли завод. Они носились по миру в поисках заказов. Отыскивали их в Индии, в Китае и строили ракеты для обороны этих стран. А деньги, чудом и великими трудами заработанные, они сохранили завод, который сегодня модернизирован, получил новое оборудование, получил мощные оборонные сверхзаказы. Завод расширяет свои производственные мощности.

Цех, в который меня ввели, огромный, наполненный солнцем, похож на фантастическую оранжерею, где вызревают загадочные плоды — длинные, отливающие блеском огурцы, кабачки или дыни. И не приведи Гос­поди, такая «дыня» полетит в мировом океане навстречу грозящей нашей Родине опасности.

Оренбург — это край, населенный множеством народов. Русские, украинцы, казахи, башкиры, татары, евреи. Огромный конгломерат людей, которые сотрудничают, порой вступают в споры, но сливают воедино свои усилия и надежды. В центре Оренбурга построена национальная деревня — затейливый небольшой городок, где каждая национальная община построила свой дом, свою усадьбу. В усадьбе есть своя харчевня, ресторан, своя эстрада, где проводятся концерты. Люди собираются вместе то на Сабантуй, то на Рождество, то на другой национальный праздник.

Когда я пришел в украинскую усадьбу, меня усадили за стол и угощали горилкой и галушками. Обитатели и хозяева этого дома пели восхитительные украинские песни и объяснялись со мной чудесным, нежным, певучим украинским говором. И мне стало так тепло, так нежно. Я любовался украинками, их улыбками и думал, что неизбежно между нашими народами опять наступит мир, мы вновь заключим друг друга в великие славянские объятия.

Я спросил у губернатора Оренбургской области Юрия Александровича Берга: какое у вас главное достижение, какие дела вы ставите в заслугу оренбуржцам и себе? И он сказал: у нас, в Оренбурге, рождаемость превысила смертность. Это восхитительный ответ. Это значит, что и впредь в Оренбурге будут жить люди, которые, находясь на боевых дежурствах в ракетных шахтах, на командных пунктах, защитят нашу Родину. Люди, которые построят удивительные машины и сооружения. Люди, которые будут писать стихи, читать книги и осуществлять грандиозный мессианский оренбургский евразийский проект.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924