ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС — МИРОВАЯ ПРОБЛЕМА1 min read

А.Н.Игнатьев «Пятая колонна»И истребите все народы,

которые Господь Бог твой дает тебе;

да не пощадит их глаз твой.

(Пятая книга Моисеева, 7,16)

Это краткий исторический обзор попыток разрешения еврейского вопроса. Еврейский вопрос существовал всегда. Евреи были и есть неизменными противниками социального, политического и духовного единства народов, среди которых они жили и живут, а потому являются вечной опасностью для государств и народов. История человеческой цивилизации показывает, что люди делятся на евреев и неевреев. Неевреи создают свои национальные государства, а евреи их разрушают. Было три способа разрешения еврейского вопроса. Сначала пытались идти путем ассимиляции -поглощения евреев крещением и через смешанные браки. Способ этот оказался неудачным. Евреи приобретали, таким образом, улучшенное политическое и общественное положение, увеличивавшее их опасность для государства. Тогда перешли к системе гетто, господствовавшей в Европе с V до XIX века. Гетто представляли собой особые еврейские города в городах, где евреи жили свободно. Ничто не препятствовало им выявлять свои творческие и культурные дарования. Исключение евреев из общей жизни с другими народами было не проявлением насилия, а попыткой разделения двух миров. До XVIII века евреи на гетто не жаловались и были, казалось, удовлетворены своим положением. Несмотря на исключение евреев из общей жизни ряда европейских стран, им все же удалось с помощью ростовщичества проникнуть в хозяйственную и политическую жизнь Испании, Франции, Голландии, Бельгии, Италии и других европейских стран и занять там господствующее положение. С торжеством идеи равенства всех людей положение евреев резко изменилось. В XIX веке восторжествовала идея эмансипации евреев, которые ухватились за нее. Они пошли даже дальше, и под лозунгом сионизма выдвинули идею создания независимого государства в Палестине. Попытки уравнения евреев с другими европейскими народами были непродолжительными. После прихода к власти в Италии — Муссолини, в Португалии — Салазара, в Германии — Гитлера, в Испании — Франко, т.е. национал-социалистов, и крушения идеи эмансипации, это искусственное сооружение начало постепенно разваливаться во всей Европе, захватив Венгрию, Чехословакию, Финляндию, Болгарию, Румынию, Австрию и даже СССР.

В 30-х годах XX века началось новое решение еврейского вопроса на совсем иных началах — евреев стали изгонять отовсюду. Из Европы они ринулись на американский континент. Оплот мирового еврейства — мировой демократии -переместился в США. Уже в 1933 году евреи вычеканили в честь президента США Рузвельта (Розенфельда) монету, на одной стороне которой находилась голова Рузвельта, на другой — шестиконечная звезда Давида. Рузвельт окружил себя целым созвездием еврейских сановников. Среди них Феликс Франкфуртер из Вены, занимавшийся главным образом проведением евреев на все важнейшие посты государственной жизни США. Сам Франкфуртер одновременно состоял Верховным судьей США. Ближайшим другом Рузвельта являлся Самуил Розенманн из Верховного суда в Нью-Йорке. Столь же близко к нему был министр финансов Генри Моргентау. Начальником отдела пропаганды демократической партии, которая выдвинула Рузвельта в Президенты, был еврей Карл Михельсон. Военное снабжение США находилось в руках еврея Бернарда Баруха и т.д Американская пресса (как и нынешняя российская) — показатель того, кто стоит у власти. «Нью-Йорк Пост» принадлежала еврею Джорджу Бэкеру, «Вашингтон Пост» — еврею Мейеру, «Филадельфия Инкуайер» — собственность еврея Мозеса Анненберга, «Нью-Йорк Тайме» принадлежала еврею Джулиосу Адлеру, а его корреспондентами состояли: в Египте Иосиф Леви, в Греции Зульцбергер, а главным сотрудником являлся Вальтер Липман.

Очаг порабощения Европы евреями зародился во Франции, перекинувшись затем на Россию. Чего греха таить, первая (1905 г.) и вторая (1917 г.) революции в России были скопированы с первой (1789 г.) и второй (1848 г.) французских революций. Первая французская революция была названа Великой и вторая русская (1917г.) названа Великой (февраль и октябрь 1917 года — две сцены одного «спектакля»). Такие термины, как «коммуна» , «комиссар» «революционный террор» , «взятие заложников» и т.д. были заимствованы из терминологии первой французской революции. Ленин ничего нового не придумал, он все взял, что мог от французских евреев-коммунаров. В России даже был установлен праздник — День парижской коммуны (18 марта), а улицы многих городов России по сей день носят имена палачей французского народа — Робеспьера и Марата. Именем Марата даже был назван советский линкор. Гимн 3-й французской революции (1871г.) «Интернационал» («весь мир насилия мы разрушим до основания…» ) стал гимном международного еврейства. Евреи, одержав в 1917 г. победу над Россией, использовали его как государственный гимн СССР вплоть до 1944 г. Затем «Интернационал» стал партийным гимном КПСС. На этом гимне воспитывалось несколько поколений коммунистов. Великая французская революция и Великая октябрьская революция принадлежат к самым кровавым эпохам всемирной истории.

Фронты 1-й и 2-й мировых войн также тождественны. Дважды мировой еврейской плутократии, правящей в Париже, Лондоне и Нью-Йорке удалось побудить многие народы к войне против России, чтобы установить диктатуру золота над всем миром. Это сионисту Теодору Герцлю принадлежат слова: «Чтобы владеть миром, надо овладеть Россией» .

О том, что еврейский вопрос — мировая проблема, говорит история владычества евреев во Франции (1790-1940 год) и в России (с 1917 по 1937 год и с 1953 по сегодняшний день).

В 1940 году во Франции отмечалась необычная дата — в этом году исполнилось 150 лет с того дня, когда французское еврейство получило равноправие и стало строить свое собственное здание на фундаменте, сложенном не его руками. По странной воле судьбы, в 1940 году, это грандиозное сооружение рассыпалось как карточный домик. Франция вовремя проявила чувство самосохранения и начала священную и справедливую борьбу за собственное существование. Читая французские газеты октября-ноября 1940 года, невольно убеждаешься в тех героических усилиях, которые делала обновленная Франция, чтобы сбросить с себя еврейские путы. Дело оказалось не легким. За эти полтораста лет мозг французской нации настолько оказался в руках евреев, что французы привыкли мыслить и жить по еврейской указке.

Но французы твердо решили стать хозяевами в собственном доме, изгнав из него чужаков. Ведь евреи, если есть доля истины в их традициях и сила в их преданиях и писаниях, должны оставаться чужаками во всякой стране, куда занесла их судьба, «Крещение и смешение ничего не помогут, — говорил еврей Э.Ганс, до прихода Гитлера к власти профессор берлинского университета. — Мы и в сотом поколении остаемся евреями, каковыми были две тысячи лет тому назад. Мы не теряем запаха нашей расы даже при десятом смешении» . Другими словами, как нельзя стать евреем, так нельзя и перестать быть им.

Эмансипация евреев во Франции началась с французской революции 1789 года. Она принесла евреям равноправие и тем самым открыла им путь во внутренний мир европейской культуры. В 1790 году Национальное собрание Франции дало равноправие жившими на юге Франции «сефардимам» , т.е потомкам испанских и португальских евреев. Что же касается «ашкенази» — евреев, говорящих на еврейско-немецком диалекте идиш — то эмансипация была распространена на них лишь спустя полтора года — в сентябре 1791 года, так как ненависть к ним в северо-восточной Франции была так велика, что Национальное собрание долго не решалось уравнять всех евреев в правах с остальным населением Франции. Но лозунги французской революции «свобода» и «равенство» взяли верх над другими соображениями французских патриотов из «санкюлотов» . Опасный зверь был выпущен из клетки. Святая свобода, сколько преступлений было совершено твоим именем!

Наполеон, назвавший «великую» революцию с ее лозунгами -» грязным навозом» , — почувствовал надвигающуюся опасность. «Эти евреи — саранча и гусеницы, они пожирают мою Францию» -воскликнул он однажды в государственном совете, разгневанный той жестокостью, с которой евреи в качестве ростовщиков пожирали французское достояние. В еврейские руки постепенно переходят банки, земельные угодья, большинство свободных профессий, пресса. Чтобы обуздать аппетиты этой «саранчи» , Наполеон пишет «Проект о преобразовании евреев». В объяснительной записке к нему он говорит: «Наша цель состоит в том, чтобы оказать помощь земледельцам против евреев вообще и спасти некоторые департаменты от позорной зависимости. В недавно минувшее время это бесполезное общество чуть совсем не завладело этими землями и крайность заставила правительство препятствовать его успехам» .

Подобные меры необходимы были уже на заре еврейской эмансипации. В одной из своих статей в защиту угнетаемой расы некий еврей С.Поляков-Литовцев сетовал на то, что «судьба евреев оказывается в зависимости от случая — какой в данной стране отвернут кран — «тепло» или «холодно» . Во Франции с самого начала этот кран оказался в руках евреев, которые не жалели кипятка на французские головы. «Для того, чтобы если не совсем уничтожить, то по крайней мере, уменьшить склонность еврейского народа к многим занятиям, которыми они во многих странах мира вредят цивилизации, порядку и общественной жизни», Наполеон приходит к убеждению, что необходимо уничтожить самый источник зла — еврейство. В один прекрасный день он потребовал от евреев безусловного смешения их с остальными нациями. Но французское еврейство приняло к исполнению все предписанные Наполеоном пункты за исключением одного — они отвергли тот из них, который имел в виду ассимиляцию. Диктатор Европы вынужден был уступить.

Всякая эмиграция обременительна для страны, приютившей ее. Евреи же, проживая среди христианских народов почти две тысячи лет, с неподражаемым мастерством сохранили свою чистокровность, совершенно не хотят понять, что телу инородному, тем более интернациональному, нет места в чужом национальном организме.

Принимая участие в жизни других народов, они упорно тогда отказывались от ассимиляции с ними.

Выпущенный во Франции Союзом имени С. Дубнова 3-й том «Всеобщей энциклопедии» на идиш объяснял нежелание евреев ассимилироваться с другими народами следующим образом: «К началу своего расселения евреи достигли такой большой исторической зрелости, что им психологически было очень трудно смешиваться с другими этническими элементами» .

Ценно откровение одного еврея, который в беседе с доктором Егером («Открытие души» , т.1, с.241) прямо заявлял: «Какой смысл имеют все эти прятки. Вы — христиане, и если бы мы вас, не знаю как, любили — вы для нас слишком плохо пахнете. Только еврей, даже самый грязный, для нас пахнет дивно» .

Так или иначе, но ствол французского еврейства в те годы оставался неприкосновенным и ни одна капля чужой крови не проникла в него. Но вместе с тем тысячи побочных ветвей отсекались путем брака еврейских девушек с французами и служили для заражения арийского племени еврейской кровью. «Если это будет продолжаться так же еще несколько столетий, то в Европе останется только один чистокровный народ — еврейский, все остальные превратятся в стадо псевдоеврейских ублюдков, притом это несомненно, будет народ выродившийся как в физическом, так и в нравственном и умственном отношениях» , — писал Хьюстон Стюарт Чемберлен в своем двухтомном сочинении «Основы девятнадцатого столетия» (1899г., 9-е изд. в 1909г. на русском языке).

Этот процесс замещения одной расы другой совершался во Франции с изумительной быстротой. Утверждение, что существует только иудейская религия, но нет еврейской расы — глубокое заблуждение. «Раса — все, нет другой истины, и всякая раса, которая беззаботно отдает свою кровь для смешения, должна погибнуть» (знаменательные слова еврея Биконсфильда-Дизраэли). Все несчастье арийских народов заключается в том, что они расценивали еврея с вероисповедной точки зрения, а не с единственно правильной – расовой и физиологической. Ведь не нужно сидеть под микроскопом, чтобы с полной очевидностью установить наличие глубочайшей разницы между арийцем и семитом. Основатель сионизма Т.Герцль был прав, утверждая, что «еврейский вопрос так же мало является социальным, как и религиозным вопросом; это — национальный вопрос, который может быть разрешен только тогда, когда он превратится в вопрос мировой политики» . Для вождя «практического» сионизма Ушера Гинцберга (он же Ахад-Гаам) — автора широко известных «Протоколов сионских мудрецов» — еврейство даже «сверхнация» . «Остальные народы были созданы только для того, чтобы служить лестницей, по которой Израиль мог бы подняться на заветную вершину» (Ахад-Гаам, «Переоценка ценностей» ).

Таким образом, прикрываясь своими религиозными побуждениями, евреи преследовали во Франции не столько религиозные, сколько свои экономические, социальные и политические цели. Это обстоятельство помогло евреям в течение XIX века стать несоразмерно важной составной частью французской жизни. Обладание денежным капиталом само по себе далеко еще не все, хотя, к слову сказать, по данным 1930 года, имущество 200 тысяч евреев во Франции уже превосходило в два раза имущество 40 миллионов французов.

Постепенно в руки евреев переходили не только банки, торговля, предприятия, акции, закладные листы, почти все золото страны, но также французская пресса, наука, литература, искусство. Реклама — эта дочь обмана и лести, — явилась первоосновой еврейского могущества. Ей обязаны славой все «прославленные» французские евреи вплоть до Анри Бернштейна, Жака Натансона, Андрэ Моруа, Ханы Орловой, Шагала, академика Бергсона и т.д.

Во всей Франции стал кричать печатно, через газеты почти всех направлений один и тот же еврей. В редакциях происходила фабрикация общественного мнения. Администрация, суд, парламент составлялись из евреев или их кандидатов. От желания и усмотрения евреев зависело избрание того или иного кандидата на пост президента республики, создание кабинета министров или их падение. Посредством сверх капиталов и главнейших орудий пропаганды — прессы, рекламы, кинематографа — евреи держали Францию в своих цепких руках и управляли ею сообразно своим целям и вкусам. Так зародилось во Франции могущественное еврейское государство, государство в государстве, откуда евреи управляли всей страной. Подчиняясь навязчивой воле евреев, француз уже не мог предохранить свое собственное «я» от всюду проникающих семитов. Он оказался вплотную перед лицом еврейской опасности, о которой он раньше только догадывался. Война еврейства против остального мира — феномен очень древний, но еврейская опасность была явлением новым.

Еще при короле-буржуа Луи-Филиппе (1773-1850), когда у власти стояла финансовая олигархия, крупная еврейская буржуазия начала играть видную роль в политике. «Евреи — короли нашего времени» — так талантливый французский публицист Альфонс Туссенель озаглавил свой труд, вышедший в 1845г. и имевший шумный успех у современников. Вторая французская революция 1848 года принесла новые победы не только французскому, но и мировому еврейству, что с удовлетворением отмечал еврейский историк Генрих Грец в своей 12-томной «Истории евреев с древних веков до настоящего времени» (1853-75): «Приблизился для нас час освобождения. С повелительным требованием приступили евреи к князьям и властителям мира…»

В первом правительстве Второй республики оказалось два еврея — министр финансов Мишель Гудшо и министр юстиции Исаак-Адольф Кремье, который одновременно был учредителем вреднейшего мирового органа «Всемирного израильского союза» (ВИС). Уже в 1863 г. детище Кремье открыло в России свой областной отдел под видом «Общества распространения просвещения между евреями в России» , организовавшее захват русской печати и, следовательно, русского общественного мнения в еврейские руки. Боевой же организацией ВИС в России явился «Бунд» , который под вторым названием -РСДРП — привел Россию к роковому 1905 году, этому зловещему предтече 1917 года. Вот некоторые погромные пункты «Воззвания к евреям вселенной» , которые легли в основу программы ВИС. В них «француз» Кремье заявил следующее: «Союз, который мы хотим создать, не есть французский или английский, швейцарский или немецкий; нет — он иудейский, он всемирный. Не раньше станет еврей другом христианина или мусульманина, как в тот момент, когда свет иудейской веры, единственной религии разума, засияет повсюду. Мы живем на чужбине и не можем заботиться об изменчивых вожделениях совершенно чуждой нам страны, пока наши собственные нравственные и материальные задачи находятся в опасности. Израильтяне, куда бы ни разбрасывала вас судьба по всем концам земли, всегда смотрите на себя, как на членов израильского народа.

Если вы понимаете, что вера праотцов ваших — единственный ваш патриотизм; если вы знаете, что вопреки своим показным национальностям вы повсюду образуете один и тот же народ; если вы веруете, что только иудаизм представляет религиозную и политическую истину; если вы во всем этом убедились, вы, израильтяне вселенной, то придите, услышьте наш зов и докажите нам свое единомыслие. Уже недалек тот день, когда все богатства Земли перейдут в собственность Израиля» .

Тот же Кремье в речи, напечатанной в журнале французских евреев «Аршив Израэлит» (№25,1861 г.), сказал: «Иерусалим нового порядка должен занять место королей и пап» .

Кремье осуществил часть своей программы, использовав для этого власть французского министра и сенатора. Декретом от 24 октября 1870г. он предоставил алжирским евреям права граждан Франции в ущерб интересам туземного населения. Это послужило сигналом к кровавым беспорядкам в Алжире, подавленным французами с небывалой жестокостью. Спустя 70 лет, в октябре 1940г., маршал А.-Ф. Петэн, вняв голосу мусульманского населения Алжира, аннулировал декрет Кремье. Кстати, как сообщает Большая советская энциклопедия, «под руководством Петэна были ликвидированы демократические свободы во Франции» , т.е. в переводе на русский язык, был ликвидирован еврейский режим. В следующем году Кремье принимает непосредственное участие в злодеяниях Парижской коммуны, которая дорого обошлась французскому народу: за 72 дня господства демократии парижские рабочие заплатили жестокой ценой. Когда было все кончено, Париж не досчитался ста тысяч жителей, а многие ценные памятники, дворцы, храмы, картинные галереи и книгохранилища представляли груду дымящихся развалин.

Сама исключительность и значительность положения евреев во Франции таили в себе величайшую для них опасность, питая собой антисемитизм. Первые грозные предвестники его появились в 80-е годы. К этому времени относится появление в литературе Э.-А. Дрюмона с его антиеврейским памфлетом «Жидовская Франция» (1886г.). «Сто лет тому назад, — писал Дрюмон, — евреи были ничто, менее, чем ничто. Сегодня они все, или почти все» . По его мнению евреи, как представители низшей расы, развращают Францию и стремятся погубить ее. Книга Дрюмона выдержала около 100 изданий. Он явился и первым основателем антисемитской партии во Франции.

Антисемитское движение усиливалось в связи с Панамским делом, в котором выдающуюся роль играли еврейские дельцы вроде Рейнака и Герца. Борьба с злоупотреблениями еврейской плутократии создали почву для дела А. Дрейфуса — французского офицера — еврея, обвиненного в государственной измене. Дрейфус был оправдан — он не мог проиграть, так как к началу ХХ в. Франция не только стала думать по-еврейски, но все пути ее и мысли были предрешены еврейством. Почти одновременно с освобождением Дрейфуса Э.Комб (глава французского правительства в 1902-1905 гг.), опираясь на блок левых партий, отделил церковь от государства.

С каждым годом во Франции увеличивалась почва, благоприятная для роста антисемитизма. Существует ложное мнение, что Франция никогда его не знала. Антисемитизм давний: патриоты группировались вокруг антиеврейского и антимасонского журнала «Старая Франция» . Позже это движение усилилось организацией фабриканта Кота, который вложил много средств в дело борьбы с засильем евреев во Франции. Франция, с трудом переваривавшая своих собственных евреев, становится обетованной, землей для мирового еврейства. В 1905 году сюда иммигрируют «русские» идеалисты и социалисты из польских и бессарабских местечек — представители свободных профессий, осевшие компактной массой, главным образом в Париже. К 1910 году здесь их было не менее 50 тысяч человек. Эта волна непрерывно увеличивалась — во всякой стране, куда успел проникнуть хотя бы один еврей, вслед за ним являются тотчас же сотни его единоверцев под предлогом близких семитских связей.

Когда в 1914 году в Париже началась запись добровольцев во французскую армию, особое место занял «русский республиканский отряд» , на три четверти состоящий из евреев. Перед тем, как сразиться за общее дело союзников, они выпустили «декларацию» , которая начиналась словами: «Мы, социалисты России, глубоко убеждены, что верно в меру наших сил служим интересам международного пролетариата» , а заканчивалась лозунгами: «Да здравствует демократия! Да здравствуег германская республика! Долой царизм! Да здравствует международный социализм!» (Л.Крестовская, «Из истории русского волонтерского движения во Франции» ). С подобными лозунгами «волонтеры.» из Гомеля и Кишинева могли делать только еврейское дело. Позже они приняли участие в спекуляции валютой. Принимая французское подданство, бывшие «волонтеры» также с увлечением участвовали в работе крайне левых организаций – сила еврея в анархии.

Войны не было бы лишь в том случае, если бы можно было выдернуть из игры еврея, или же, по предложению французского антисемита Луи Фердинанда Седина, издать закон, согласно которому, в случае объявления войны все евреи или полуевреи в возрасте от 17 до 60 лет должны быть отправлены на фронт на передовые линии. Но пока не существует такого закона, рабочим и крестьянином может быть только «гой» (не еврей). Он — слепое орудие еврейства, которое в военное время спекулирует, наживает бешеные деньги, под всяким удобным предлогом уклоняется от военной службы, дезертирует. Таким образом, в результате войны 1914-1918 годов, которую Ротшильд назвал «своей войной» , выиграли только одни евреи — к ним перешло золото как победителей, так и побежденных. Версальская же конференция была настоящим апофеозом еврейства. Недаром ее назвали «кошерной»; пали сразу три монархии: германская, австро-венгерская и русская. В своей книге «Судьбы еврейского народа» бард иудаизма, друг известного русского литературоведа М.Н.Розанова, М.О.Гершензон отмечал: «Все политические и социальные шквалы 19-го и 20-го веков, если не создавались, то обслуживались еврейством. История еврейства этой эпохи, прежде всего, история политических и социальных сдвигов Европы» .

Но вот в Германии грянула национальная революция и Франция превращается в чумной очаг иудаизма. Сюда бегут евреи из Германии, Австрии, Чехии, Испании, Польши, Голландии, Бельгии. Здесь интернациональное еврейство подготавливало свои силы к решительной схватке с Адольфом Гитлером.

Таким образом, борьба против тоталитарных государств рано или поздно должна была закончиться войной: с одной стороны -страны, где власть взяли националисты, с другой — иудаизм. Еврейство использовало все свои возможности, приложило все свои старания, чтобы натравить весь мир на Германию. Для сведения своих счетов с немцами, еврейство решило использовать прежде всего Польшу, а затем СССР. Еврей Литвинов, снятый Сталиным с поста наркома иностранных дел в 1939 году, временно оставался в тени, выжидая момента, когда на извилистых путях политики Сталина, борьба с Германией снова станет ударной задачей мирового еврейства.

Из войны с Германией в 1939-1940 годах французский еврей вышел побежденным и как раз в тот момент, когда он видел себя властителем мира. Но так было всегда в истории «избранного народа» . В стремлении к власти, опьяненный успехом, еврей в последний момент, когда ему кажется, что достаточно протянуть руку, чтобы захватить эту власть, не может соблюсти меры и начинает делать глупости и вот рушится все. Перетянув струну, он вновь изгоняется или отбрасывается на сотни лет назад.

По странной иронии рока еврейская раса представляет в христианском мире две крайности: самую унылую нищету и слепую, дерзкую власть денег. Было время, когда на улицах и зданиях Парижа красовались надписи: «Защитим свиней и евреев» . Но это обстоятельство нисколько не мешало французу мерзко пресмыкаться перед еврейскими капиталистами, которые уже в XII веке не только владели домами, полями и виноградниками, возделываемыми руками христианских рабов, но им принадлежала также половина Парижа.

В силу своей христианской морали многие народы считают евреев несчастными и гонимыми. Но как нет медленных зайцев, так нет простоватых евреев. С виду жалкие и беспомощные, они оказываются в конечном результате сильнее: природа наделила еврея изумительной проницательностью, коварством, изворотливостью, быстротой в захвате добычи и жестокостью, т.е. всеми качествами, необходимыми для жизни за счет других наций.

В 1940 г. во Франции была учреждена новая должность – генерального комиссара по еврейским делам. Назначенный на эту должность Ксавье Валла заявил журналистам: «Меня уже много лет интересует еврейский вопрос. Я всегда считал его государственным вопросом, хотя евреи составляли лишь 2,4% всего населения Франции… Главная масса находящихся ныне во Франции евреев – это прибывшие за последние 10 лет из Польши, Австрии, Чехословакии, Германии и, особенно, Румынии и СССР… Они чужды нам по духу, по языку и миросозерцанию. Поэтому все слишком поспешно проведенные натурализации последних лет должны быть тщательно расследованы ..»

В октябре 1940 года новое французское правительство опубликовало закон о евреях, на основании которого евреем считалось всякое лицо, имевшее в числе своих предков трех евреев, а также лица, имеющие предками двух евреев и сочетавшихся браком с евреем или еврейкой. Евреям воспрещалось быть главой государства, членом правительства, членом Верховного суда и всех муниципальных судов, чиновниками основных министерств и ведомств. Евреи не могли занимать должности в министерстве иностранных дел, не могли быть префектами, помощниками префектов и их секретарями, не могли занимать полицейские должности, быть губернаторами и инспекторами в колониях, быть учителями школ. Не могли быть офицерами какого-либо рода войск. Не могли состоять директорами промышленных предприятий.

Евреям разрешено было заниматься свободными профессиями. Но в них евреи не могли быть редакторами и издателями газет и журналов, занимать руководящие посты в радиоучреждениях. Закон распространялся на всю Францию, включая колонии и мандаты. Заграничные евреи, согласно новым правилам, размещались в концлагерях. Вот так разрешился еврейский вопрос во Франции в 1940-41 г.г. после ста пятидесяти лет еврейского владычества.

Из книги: А.Н.Игнатьев «Пятая колонна»

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924