Кого крестили греки?1 min read

В.М. Васнецов - Крещение РусиУкраинский кризис глазами историка из Афин

Кризис на Украине привлекает внимание всего мира, о его истоках высказываются самые разные мнения. Свою точку зрения выразил в Интернете и Алексей Элпиадис, экскурсовод из Афин (публикуется с сокращениями).

На написание этой статьи меня натолкнул вопрос моего 9-летнего сына. После просмотра новостей об Украине по греческому телевидению он притащил свой учебник по истории (сейчас они проходят период крещения Руси) и задал мне вопрос: папа, а кого мы крестили? Я, хоть и историк по образованию, не сразу сообразил, что ответить.

Идол — это обожествление человеческих иллюзий, и мы умудряемся сотворить идолов даже из своих детей и любимых людей. Тем более мы творим идола из прошлого, приписывая ему то, чего не было. Украинская историография — это не столько наука, сколько политика. Антинаучность характерна для националистической историографии, так как для неё важно не «то, что было» (история), а «то, что будет» (политика).

Тезис «Украина не Россия» основан на трёх исторических идолах. Это Киевская Русь, Малороссия и Галичина. Их общая черта в том, что их самобытность формировалась вне границ Московского государства, а значит, там заложены истоки украинской идентичности.

Изложу позицию греческой исторической школы «кого мы крестили?», исходя от обратного, то есть почему всё это — не Украина.

Греки — единственный народ вне границ стран бывшей Киевской Руси, где история крещения Руси преподаётся в школах как часть нашей (то есть не только вашей) истории. Но в наших школьных учебниках не используется термин «Киевская Русь», потому как и сами жители этой страны, так и народы-современники (например, греки) её так не называли.

Термин «Киевская Русь» появился в научных трудах поздней царской России XIX века и только в эпоху СССР был официально принят в употребление. Но сам этот термин неприменим к прошлому.

История — это взгляд современника событий. Так вот, если Киевской её не назвали ни Рюрик, ни Владимир, ни греческие епископы, которые вас крестили, значит, она была просто Русь, которая была крещена в младенческом возрасте. Как происходит рождение народа (этногенез по-гречески) трудно объяснить, но легко увидеть.

Зайдите в любой православный храм и посмотрите на людей, которые стоят в очереди перед причастием. До причастия в очереди могут стоять люди с самым разным, как сейчас принято говорить, этническим происхождением, но после причастия у всех людей одна плоть и одна кровь.

Вот так и произошёл этногенез Руси: до крещения это была страна с самыми разными славянскими племенами + варяги. После крещения — это один народ, и не имеет значения славянское или варяжское происхождение этого многогранного народа, да и самого его названия – Русь. Они все — русские.

Причём я не случайно использую определение «русские», так как в современных греческих школах в момент начала преподавания данного периода истории Византии детям не говорят о «крещении Руси» (тем более Киевской), также не используется термин «древнерусское государство» (у нас древность — это то, что было до рождения Христа). У нас всё это обозначается как крещение «русского народа» — вне зависимости от названий и количества его столиц (история народа — это не история столиц).

Я понимаю, что с этим не согласятся приверженцы украинской самобытности, но, быть может, мы, греки, лучше знаем, кого мы крестили, всё-таки со стороны виднее.

Ещё одна, чисто греческая ремарка. Титул предстоятеля Церкви, который по-русски значится как «Всея Руси», на греческом языке звучит иначе: митрополит (теперь уже патриарх) «Всех Россий», потому что Россий всегда было много.

Я понимаю, что с этим уже не согласятся русские ура-патриоты, которые привыкли рассматривать историю русского народа только в рамках истории государства Российского. Но это неправильно.

Термин «Малая Россия» (Малороссия) был введён в употребление греческими епископами. В их церковной юрисдикции (Константинопольский патриархат) до 1686 года находилась та часть русского народа, которая жила в составе Великого княжества Литовского и впоследствии Речи Посполитой.

Поляки эту землю называли своей окраиной (Украиной). Но то, что для поляков было «Украина», для греческих епископов и для русского народа, который там жил, называлось «Малая Россия».

Так что история русского народа и история государства Российского — не одно и то же. Ну а когда великие украинизаторы говорят, что были огромные бытовые, языковые и обрядово-социальные отличия между малороссами и московитами, аргументируя их «нерусскость», так все эти отличия в русском народе были всегда и до и после крещения (постоянно эволюционируя).

Но они никогда не воспринимались современниками (людьми прошлого) как отличия этнические, так как народ был православный, живший в Малой России. Только после 1917 года греческий церковный термин «Малая Россия» (Малороссия) и производные от него слова были практически выведены из историографического употребления и заменены на термин польского происхождения — «Украина».

То, что для поляков было «Украина», для греческих епископов и для русского народа, который там жил, называлось «Малая Россия».

Тем не менее украинцами себя в прошлом малороссы не называли и говорить об украинском прошлом малороссов нельзя, так как история — это не взгляд современника на прошлое, а взгляд людей прошлого на самих себя.

Фундаментальная проблема советского и постсоветского образования заключается в исключении преподавания истории церкви из истории народа. Но надо понимать, что для русских людей, живших вне границ Московского государства, исповедание православия было фактором их этнической самоидентификации. Православие в их восприятии — это вера отцов, русская вера.

Современным людям с этим можно не соглашаться (можно вообще в Бога не верить), но понимать и принимать — это не одно и то же.

Что касается греческих епископов, то человек принадлежит к тому народу, которому он служит (половина митрополитов «всея Руси» была греками) и греческие епископы ровно 700 лет, если включать год крещения и год выхода из-под юрисдикции Константинополя (с 988 по 1686 год), духовно окормляли вначале весь русский народ, а затем «малую его часть».

Отдельно повторяю для современной украинской молодёжи: термин «Малая Россия» (малороссы) — не украинский и даже не русский. Он — административно-церковный, греческого происхождения. Соответственно, малороссы – не «малость русские», они – просто русские.

Есть также мнение, что географический термин «украинец» (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа за несколько веков в составе Польши, но это тоже неправильно – русские продолжили быть русскими.

Замечу, мы, греки, приложили руку к появлению такого мнения (в прямом смысле): в 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан III восстановил православную Киевскую митрополию, рукоположив новых епископов для Малой России (Малороссии), то есть той части русского народа, которая была в составе Польши и поляками называлась Украиной.

Что касается непосредственно Галичины, в 1586 году антиохийский патриарх Иоаким ІV утвердил устав Львовского православного братства, которое впоследствии получило статус ставропигии, то есть имело прямое подчинение патриарху антиохийскому, а не местным православным епископам, которые то и дело переходили в унию.

Таких братств потом стало много. И даже когда и их заставили принять унию (1708 год), эти братства, выражаясь языком современных украинских националистов, оставались «рассадниками российского влияния», выступая за более тесные культурные связи с усилившимся Российским государством. Русофилов-униатов было много.

В результате территория нынешней Западной Украины (в составе Польши) называлась поляками, да простят меня современные украинские националисты – Русское воеводство со столицей в городе Львове. Наверное, полякам было тоже виднее то, что речь идёт о русском народе. Хоть это парадоксально звучит и для русских ура-патриотов, которые готовы всех «западенцев» обзывать «бандеровцами».

Есть ещё одно мнение: географический термин «украинец» (житель окраины) стал этнонимом отдельного от русских народа тогда, когда современная западная часть Украины вошла в состав Австро-Венгрии. Но именно в Австро-Венгрии русофилов-униатов просто убили. Когда разразилась Первая мировая война, начался массовый антирусский террор в Галичине. Австрийцы понимали, что русофилы-униаты – это потенциальные «сепаратисты, симпатизирующие России».

И австрийцы очень по-немецки решили эту проблему. Была создана целая сеть концлагерей для русофилов-галичан. Самый известный из них – Талергоф, близ города Грац в Австрии. В первое время было уничтожено более 60 тыс. человек, более 100 тыс. бежали в Россию, ещё около 80 тыс. было убито после первого отступления русской армии, в том числе около 300 униатских священников, заподозренных в симпатиях к православию и России.

Талергоф – это первый концлагерь в Европе, где произошёл геноцид русских галичан. Немцам идея понравилась, и потом это переросло в Холокост еврейского народа. Холокост – слово греческое, и в переводе оно означает «всё-сожжение» (у слов есть свой смысл). Это уничтожение всех носителей определённой этнической идентичности. Австро-Венгрия в буквальном смысле выжигала всё русское в галичанах, это и был «русский холокост», естественно, с помощью украинофилов Галичины.

Но грош цена тому русскому, который называет всех «западенцев» «бандеровцами». Это всё равно, что называть всех русских «власовцами». Народ – это общая память (истина), и народ Западной Руси нёс в себе память о своём русском прошлом несмотря ни на что. И доказательством его русскости является Талергоф, иначе его бы не было.

Австрийцы понимали, что на смену одному поколению русофилов-галичан может прийти другое, поэтому они спонсировали создание украинской историографии, то есть нерусской истории украинцев (товарищ Грушевский и его книга «Истории Украины-Руси»). Всё это наложилось на сепаратизм поздней царской интеллигенции (Драгоманов, Донцов и т.п.).

Справка. Грушевский Михаил Сергеевич (1866–1934) – профессор Лембергского (Львовского) университета (в 1894–1914 гг.), один из создателей парамасонской организации «Великий Восток народов России», после Февральской революции — председатель украинской Центральной рады. В советское время при поддержке единомышленников стал профессором истории в Киевском государственном университете, в 1929 г. был избран действительным членом Академии наук СССР. Автор 10-томной «Истории Украины-Руси» (издавалась в 1898–1937 гг.)

Но Австро-Венгрия рухнула как государство и просто не успела вырастить поколение на Грушевских. А беснование Бандеры во Второй мировой войне не имело общенародной поддержки.

Надо отметить, есть и такое мнение, что украинство вытесняет русскость только в эпоху СССР. После 1917 года греческий церковный термин «Малая Россия» (Малороссия) и производные от него слова были практически выведены из историографического употребления и заменены на термин «Украина».

Талергоф – это первый концлагерь в Европе, где произошёл геноцид русских галичан.

Идеологическая концепция Грушевского была быстро подхвачена советской властью в рамках «политики коренизации». У Грушевского украинцы – это не географический термин, а этноним отдельного от русских народа. Правда, Грушевского мало кто читал, когда он работал на австрийцев. Но советская средняя школа сделала концепцию Грушевского доступной детям, впервые рассказав русским, что они, оказывается, украинцы.

В эпоху СССР коренизация (украинизация) не была доведена до конца. Политику массовой коренизации приостановили в эпоху Сталина (Сталин вообще был в большей степени контрреволюционером, чем революционером). Однако полностью от неё не отказались, и термин «Киевская Русь», да и сам термин «украинец» вместо «малоросс» (русский, живущий в Малой России), укоренились.

Тем не менее такие стержневые моменты в общенародной памяти, как Сталинградская битва и 9 Мая, купировали эффект от политики коренизации частей русского народа. В результате полноценного этнораспада не произошло и в СССР. Но великое поколение победителей уходит вместе со своей памятью…

После очередной децентрализации Руси (распад СССР) всё вернулось на круги своя – опять новые границы у одного народа. Но сыграло свою роль то, что советское образование напрочь исключило религиозный фактор из общей памяти русского народа в нескольких поколениях. В результате в рамках постсоветского менталитета наличие новых русских государств, то есть политических наций, стало пониматься как наличие отдельных народов. Наличие разных танцев, вышиванок и разных «говоров» в языковом плане стало аргументом существования отдельных народов.

К сожалению, вместо преподавания общей истории одного народа в нескольких государствах (как делают Греция и Кипр) Украина пошла путём создания этнических мифов, новой историографии ленинского происхождения. И вот тут наработки советской исторической школы пригодились (те же Грушевские и их производные).

По сути дела, политика коренизации завершилась в рамках образования постсоветской Украины. Этнораспад – это когда меняется восприятие истории не в диссертации академика, а в массовом сознании целого поколения. Как известно, Майдан проходил в том числе и на «улице Грушевского» – в прямом и в переносном смысле этого слова.

На Украине выросло первое нерусское поколение бывших русских, которое уже умылось кровью и в порыве беснования готово воевать со своим прошлым (всё прошлое украинцев – русское). На Донбассе русские убивают русских. Просто одни помнят о том, что они русские, а другие – нет. И Россия сейчас стоит на распутье, что же с этим делать.

Не надо придумывать велосипед. Берите пример с греков (хотя таких примеров много). У нас, греков, – один народ (этнос), у которого огромная история, но при этом две молодые политические нации: Греция (государство основано в начале XIX века) и Кипр (отдельное государство с 1960 года).

Причём отличия между этими государствами (политическими нациями) больше, чем отличия между Украиной и Россией. Греция – член НАТО, а вот Кипр – не член (что делает им честь). Были и конфликтные ситуации между двумя греческими государствами – например, свержение архиепископа и президента Кипра Макариоса греческими «чёрными полковниками» в 1974 году. Языковые отличия – радикальные. Когда грек-киприот из какой-то глухой деревни говорит с греком из Греции на разных диалектах греческого языка, отличия между русским и украинским языками просто отдыхают.

Мы жили под разными завоевателями абсолютно отдельно: Греция – под турками, Кипр – в основном под крестоносцами, немного под турками и в конце вообще под англичанами. И бытовые отличия между нами ввиду разного исторического пути есть. Просто они внешне не так видны. Тем не менее и греки из Греции, и греки-киприоты, несмотря на то, что представляют две отдельные политические нации (два отдельных государства), считают себя частью одного народа (этноса). Государства – два, a народ – один.

Я сам служил в греческом контингенте войск на Кипре (там есть греческие военные базы) и не понаслышке знаю, что киприоты – великие патриоты своего государства (оно обеспечивает им более высокий уровень жизни, чем в Греции). Но если киприоту даже намекнуть, что он не грек, он может сильно обидеться…

Словом, пора возвращаться к традиционным ценностям и вернуть словам их изначальный смысл.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924