Как не ошибиться в выборе своего круга чтения1 min read

Тревожные диссонансы книги архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые"Экс-глава патриаршей пресс-службы и настоятель храма святой мученицы Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский в интервью РИА Новости рассказал о своем новом миссионерском проекте, поделился своими размышлениями о том, что такое православная книга сегодня и в чем секрет феноменального успеха «Несвятых святых» архимандрита Тихона (Шевкунова).

Стоит объяснить читателю позицию в отношении так называемого успеха книги «Несвятых святых» архимандрита Тихона (Шевкунова), поскольку зачастую по автору и названию действительно не всегда можно довольно точно определить дух того или иного издания.

Начнем по порядку. Кто такой архимандрит Тихон (Шевкунов)? В 90-е годы прошлого века он был одним из наиболее популярных в среде православных патриотов московских священнослужителей. Он почитал Царственных Мучеников, сумел добиться трансляции на телевидении первой патриотической программы «Русский Дом». Одновременно с этим отец Тихон наладил издание одноименного журнала. Он же первым забил тревогу в православных СМИ об опасности глобализационных процессов и связанных с ними ИНН, штрих-кодов, электронных паспортов и микрочипов. Многие до сих пор помнят его рассказ о поездке в США, где он обратил внимание на повсеместное распространение апокалиптического числа «666». Также, когда в 2000-м году в нашей Церкви началось обсуждение вопроса об ИНН, он выступил против присвоения этих номеров людям. Но вскоре, по всей видимости, на отца Тихона оказали определенное давление, и он публично заявил об изменении своих взглядов. Этим произошедшим на глазах верующих колебанием в убеждениях настоятель Сретенского монастыря серьезно подорвал к себе доверие многих православных. Мы сами духовно немощны и не хотим никого судить, но считаем нужным сказать, что нам, как и множеству верующих в России, симпатизирует твердость и сила духа наших известных старцев и духовников. Архимандриты Кирилл (Павлов), Петр (Кучер), Адриан (Кирсанов), иеросхимонах Рафаил (Берестов) и многие другие отцы и братия заняли безкомпромиссную позицию по этой проблеме и проявили вызывающую глубокое уважение последовательность в данном вопросе.

Теперь коротко скажем и о названии, то есть о том, почему оно вызывает смущение. Названию свойственна парадоксальность. Наверное, это удачный ход, если преследовать цель добиться коммерческого успеха при распространении книги. Но Святые Отцы, на которых обязан равняться каждый православный писатель, обычно избегали таких рекламных приемов.

Несмотря на нежелание знакомиться с книгой отца Тихона, через полгода друзья все же уговорили нас прочитать ее, но, к сожалению, наши опасения в отношении этого произведения оправдались. Книга представляет собой автобиографическое повествование о подвигах отца Тихона, о знакомых ему подвижниках благочестия, а также об интересных случаях из его священнической практики. Такой жанр не нов в современной околоцерковной литературе. В нем пишут протоиерей Александр Торик и иерей Ярослав Шипов. Понятно, что священники часто сталкиваются со многими интересными случаями, достойными описания в книгах. Но беда в том, что все вышеназванные авторы, включая архимандрита Тихона, не сумели отобрать действительно замечательные случаи от посредственных и даже вызывающих смущение.

К чему, например, отец Тихон включил в свой сборник рассказ «Архимандрит Клавдиан»? Да, отец Клавдиан усердно совершал свое служение в Церкви многие годы. Но повествование о его отношении к митрополиту Никодиму (Ротову), известному стороннику экуменизма, русификации богослужений, нарушений канонов Церкви (митрополит Никодим причащал католиков и даже пытался узаконить возможность их причащения на общецерковном уровне в официальных церковных документах) вызывает недоумение. Преподобный Иустин Челийский писал: «Экуменизм – это общее название всех видов псевдохристианства и всех псевдоцерквей Западной Европы. В нем сущность всех родов гуманизма с папизмом во главе. А всему этому есть общее евангельское название: ересь». Также серьезно смущает рассказ «Андрей Битов» – о «чудесах», связанных с архимандритом Авелем (Македоновым). Дело в том, что архимандрит Авель (в схиме Серафим) был учеником и верным последователем митрополита Никодима (Ротова) и, соответственно, разделял его взгляды в отношении экуменизма.

Трудно согласиться и с оценкой личности митрополита Антония (Храповицкого). В рассказе «Преосвященнейший послушник» архимандрит Тихон называет его «гигантом духа». Но, как известно, митрополит Антоний – основоположник крестоборческой ереси. Он отрицал факт искупления Господом человечества на Кресте, доказывая, что якобы Он искупил нас во время нравственных мук в Гефсиманском саду. Справедливо ли давать такую оценку митрополиту Антонию, учитывая, что книгу будут читать многие невоцерковленные и едва переступившие порог храма люди? Не станет ли выражение «гигант духа» применительно к исказившему, к сожалению, церковное учение иерарху поводом к соблазну?

Неудачным, на наш взгляд, следует признать также следующий эпизод из рассказа «Схиигумен Мелхиседек»: «По монастырю разнесся слух, что наместнику ночью явился святой покровитель Псково-Печерского монастыря преподобный игумен Корнилий, которому в XVI веке Иван Грозный собственноручно отрубил голову».

Интересно, откуда автор почерпнул такие яркие подробности? Даже изменник князь Курбский – и тот не дерзнул описать якобы совершенную Царем казнь так красочно и безапелляционно. Он утверждал, что Царь Иоанн раздавил святого при помощи какого-то орудия. Вот что пишет об этом доктор церковной истории митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев): «Клеветой оказывается и утверждение князя о том, что по указанию Царя был раздавлен с помощью какого-то ужасного приспособления преподобный Корнилий Псковский со своим учеником Вассианом Муромцевым. На все эти ужасы нет и намека ни в одном из дошедших до нас письменных свидетельств, а в „Повести о начале и основании Печерского монастыря“ о смерти преподобного (случившейся, вероятно, в присутствии Царя) сказано: „От тленного сего жития земным Царем предпослан к Небесному Царю в вечное жилище“. Надо обладать буйной фантазией, чтобы на основании этих слов сделать выводы о „казни“ преподобного Иоанном IV. Мало того, из слов Курбского вытекает, что Корнилий умерщвлен в 1577 году. Надпись же на гробнице о времени смерти преподобного указывает дату 20 февраля 1570 года. Известно, что в этот самый день святой Корнилий встречал Царя во Пскове и был принят им ласково – потому-то и говорит „Повесть“ о том, что подвижник был „предпослан“ Царем в „вечное жилище“. Но для Курбского действительное положение дел не имело значения. Ему важно было оправдать себя и унизить Иоанна».

Бросается в глаза и то, что книга про «святых» начинается с «Я». В ходе повествования оказывается, что на какое-то время и сам автор, неся послушание в Псково-Печерском монастыре, стяжал дар прозорливости. Вместе с фактом его общения с подвижниками благочестия это обстоятельство, очевидно, должно, как минимум, расположить читателя к автору. Но на самом деле происходит обратное. В житии Паисия Великого рассказывается, как однажды братия спросили святого: «Какая добродетель самая великая?», а духоносный старец ответил: «Та, которая совершается в тайне». Все православные верующие стремятся к стяжанию высокой добродетели смирения, и каждый, наверное, знает, как непросто дается преуспеяние на этом пути. Поэтому и хочется обонять благоухание этой добродетели в духовных книгах, принадлежащих перу современных вождей монашества.

Справедливости ради, следует сказать, что в книге, наряду с сомнительными повествованиями, встречаются и рассказы о подлинных подвижниках, таких, например, как архимандрит Алипий (Воронов), схимонахиня Маргарита Дивеевская и других. Но ведь и рыбак, приступая к ловле, наживляет на крючок привлекательную приманку. Нам видится, что в книге отца Тихона рассказы об известных подвижниках выступают как раз в роли приманки для читателя.

Ко всему прочему заднюю сторону обложки издания «украшает» штрих-код, об опасности которого двенадцать лет назад так красноречиво предупреждал архимандрит Тихон. Кто-то может возразить, что не стоит придираться к таким пустякам. Однако, как известно, в духовной жизни не бывает мелочей, и этого правила стараются придерживаться все современные подвижники и ревнующие о преуспеянии в духовной жизни монашествующие и миряне. Так, например, почивший несколько лет назад в Оптиной Пустыни схиигумен Гавриил (Виноградов), которого почитают многие братия этой обители и миряне из разных уголков России, благословлял своим духовным чадам сдирать с продуктов и вещей штрих-коды, говоря, что противостояние глобализации начинается с малого.

В заключение хочется сказать несколько слов и о стиле изложения, который некоторые читатели, судя по услышанным нами отзывам, восхваляют за простоту и доступность. Нам, напротив, этот стиль видится неудобоприемлемым. Люди невоцерковленные, далекие от Церкви или только-только приходящие к вере, обычно смотрят на все церковное с большим благоговением, даже порой с некоторым благоговейным трепетом, что, безусловно, можно только приветствовать. Но в данной книге архимандрит Тихон как будто старается убедить читателя, что не стоит никого бояться (получается, и не перед кем благоговеть?), так как священнослужители и монашествующие – это самые обыкновенные люди со своими немощами, грехами, страстями, привычками, проблемами, причудами, шутками… На первый взгляд кажется, что автором преследуется миссионерская цель – привлечь людей в Церковь, но эффект получается обратный – происходит некая десакрализация, рассказ о серьезных церковных вещах ведется в развязном, если можно так выразиться, «базарном» тоне. Кроме того, по поводу некоторых описанных в книге моментов возникает вопрос: а нужно ли было излагать такие вещи и делать их достоянием широкого круга читателей? Например, недушеполезными, по-нашему, являются подробные повествования о спиритических сеансах. Для чего широко тиражировать описания греховных поступков, вопреки наставлениям Святых Отцов, советовавших не вспоминать и не пересказывать ближним свои грехопадения?..

В настоящее время издается большое количество литературы, написанной современными священнослужителями и мирянами. Однако далеко не все книги однозначно душеполезны. На наш взгляд, православным христианам, для которых чтение является не праздным занятием и приятным развлечением, а насущной потребностью в следовании по пути спасения, лучше читать в первую очередь писания Святых Отцов, а от чтения сомнительных книг, подобных вызывающей смущения книге архимандрита Тихона, – уклоняться. 

Иеромонах
Александр (БОГОЛЮБОВ)

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924