Кредит МВФ Даниил Богатырёв1 min read

УкраинаПожалуй, одной из наиболее громких новостей марта является выделение Украине первого транша по новой программе кредитования от Международного валютного фонда. Средства уже получены украинской стороной, а значит, необычайную актуальность приобретает вопрос их дальнейшего использования.

Чтобы разобраться в нём, для начала, расскажем о самой программе кредитования.

Она была одобрена Советом директоров фонда 11 марта. Данная программа рассчитана на четыре года, а её сумма составляет 17,5 миллиардов долларов США.

Тут стоит отметить сходство с условиями предыдущей программы кредитования, утверждённой около года назад и сорванной вследствие усугубления экономического положения Украины. Тогда фонд обязался предоставить 17 миллиардов долларов за два года.

Теперь, как мы видим, сумма осталась прежней, а срок её выделения увеличился вдвое. Ещё одним существенным отличием новой программы является то, что суммы траншей будут распределены неравномерно. Так, в текущем году, согласно утверждённым планам, Украина должна получить 10 из 17,5 миллиардов.

Выделять эти средства планируется двумя траншами. Первый из них, на сумму 5 миллиардов долларов, уже получен Украиной.

Как и полагается в таких случаях, событие вызвало небывалый резонанс в средствах массовой информации. На то есть несколько причин.

Первая из них состоит в том, что нынешний транш является крупнейшей суммой иностранного кредита, полученной украинской стороной единовременно. До этого, с февраля 2014-го, максимальной суммой иностранных кредитных траншей были 3 миллиарда, перечисленные Украине в конце прошлой весны.

Кроме того, не стоит забывать, что с середины осени 2014-го, МВФ игнорировал все просьбы украинского правительства и вообще не выделял средств на поддержание экономики страны. Тема грядущего дефолта стала резко актуализироваться, что подрывало, и без того пошатнувшееся, доверие населения к действующим властям.

Собственно, именно это и является главной причиной популярности обсуждений международного кредитования украинскими СМИ. В текущей ситуации, власти страны пытаются показать своё «мастерство» в проведении внешней политики, позволившее им продлить экономическую агонию Украины ещё на некоторое время.

Пользуясь отсутствием у населения альтернативных источников получения информации, некоторые украинские каналы даже заявляли о том, что «МВФ уже выделил $17,5 миллиардов», таким образом, вводя народ в заблуждение. На самом деле, как было указано выше, пока Украина получила только 5 миллиардов.

Вместе с тем, стоит отметить, что не все украинские информационные ресурсы столь явно искажали сведения о кредитной программе МВФ. Так, один из общенациональных телеканалов прямо заявил, что полученная сумма способна лишь отсрочить дефолт, но не отменить его.

При этом, правда, упоминалось и о том, что «эффективные демократические реформы» изменят ситуацию к лучшему. Данное утверждение, конечно же, является обыкновенным популизмом, так как практика свидетельствует о провальном характере всех реформ, проводимых украинскими властями.

Вообще, когда речь заходит о реформах, необходимых для улучшения инвестиционного климата на Украине и начала её постепенного выхода из кризиса, вспоминают, прежде всего, сферу государственного управления, судебную ветвь власти, а также – меры по борьбе с коррупцией.

Долгоиграющим трендом киевского правительства, тиражируемым в информационном пространстве ещё с прошлой осени, является сокращение аппарата госслужащих. Сейчас в планах властей значится сокращение каждого пятого чиновника. Однако, учитывая то, что официальная зарплата государственных служащих низшего и среднего звена колеблется от трёх до восьми тысяч гривен, много средств, за счёт подобных мер, сэкономить не получится. В действительности же, раздутость государственного аппарата – отнюдь не самая большая проблема нынешней украинской власти. Гораздо более ощутимый отрицательный эффект оказывает на все сферы жизнедеятельности государства коррупция.

Вопреки громким заявлениям и разрекламированным мерам властей по борьбе с коррупцией, за прошедший год её уровень не только не снизился, но и многократно возрос. Это позволяет составить вполне однозначное представление о перспективе всех «прогрессивных реформ», призванных спасти экономику Украины.

Что же касается освоения средств, поступивших в качестве транша от МВФ, у киевского правительства имеются далеко идущие планы на этот счёт.

До момента начала их реализации, на Украине и за рубежом бытовали совершенно разные точки зрения на данную проблему. Например, немецкое издание Deutsche Wirtschafts Nachrichten опубликовало статью, в которой указало на планы киевского руководства истратить 3,8 из предоставленных 5-и миллиардов на оборонные заказы за рубежом.

К слову, подобная точка зрения не лишена обоснований. За год боёв на Донбассе, украинские вооружённые силы потеряли немало боевой техники. Восполнить эти потери силами своей промышленности стране будет невероятно сложно. Потому из Киева с каждым днём всё громче доносятся голоса о необходимости поставок иностранного вооружения для нужд ВСУ. И, если с «благотворительными» (бесплатными) поставками западных вооружений дела идут далеко не гладко, то для размещения своих оборонных заказов на европейских и американских предприятиях Киеву до сих пор не хватало только одного – денег. Теперь они появились и, логично было бы предположить, что немалая часть средств пойдёт именно на эти нужды.

Косвенным подтверждением данной точки зрения стало выступление президента Украины Петра Порошенко, на прошлой неделе заявившего, что, в случае возобновления активных боевых действий, ВСУ будут снабжены иностранным оружием. Так как добро на безоплатные поставки не было получено даже от США, обеспечить эти слова президента можно только путём иностранного оборонного заказа.

Вместе с тем, официальные заявления киевских властей несколько расходятся с вышеописанным предположением.

Так, 16 марта глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева в интервью одному из популярных телеканалов заявила, что половина полученного от МВФ транша была направлена на пополнение золотовалютных резервов страны.

Данное утверждение выглядит вполне логичным, учитывая ситуацию, сложившуюся вокруг ЗВР Украины за последние полгода.

Напомним, начиная с осени 2014-го, золотовалютные резервы страны сокращались в среднем на 1 – 1,5 миллиарда долларов в месяц. К началу марта 2015-го они достигли отметки в 5,5 миллиардов долларов.

Этой суммы достаточно, чтобы обеспечить две недели импорта в страну, в то время как, в соответствии с международными стандартами, ЗВР государства должны покрывать не менее, чем трёхмесячный объём импорта.

Таким образом, если верить словам Валерии Гонтаревой (в сложившихся на Украине условиях не исключено, что это – обыкновенный популизм), теперь ЗВР Украины составляют около 7,5 – 7,8 (с учётом потерь начала марта) миллиардов долларов. Объём потенциального покрытия импорта увеличился с двух до трёх недель.

И, всё же, этот показатель недосягаемо далёк от необходимых трёх месяцев покрытия импорта. Соответственно, наиболее значимой проблемы украинской экономики незначительное пополнение золотовалютных резервов так и не решило.

По словам главы Национального банка Украины, оставшаяся часть транша МВФ ($2,5 млрд.) была направлена на счета Министерства финансов. Это означает, что данные средства планируют потратить в кратчайшие сроки.

Как мы уже писали выше, часть из них пойдёт на военные нужды.

А вот то, что останется, вероятнее всего, будет использовано для погашения платежей по кредитам, которые Украина должна осуществлять в текущем году.

Вообще, тема выплаты внешних долгов является крайне болезненной для Украины. Всего в 20015-м году стране предстоит погасить их на сумму 11 миллиардов долларов США. А суммарные выплаты (с учётом внутренних обязательств и обслуживания долга) колеблются в районе $16 млрд.

Нетрудно заметить, что сумма выплат по кредитам значительно превышает предполагаемую сумму траншей МВФ за 2015 год ($10 млрд.). А это значит, что даже если предположить стабилизацию украинской экономики на нынешнем уровне и сохранение неизменного объёма ЗВР, к концу года, по самым оптимистичным прогнозам, страна всё равно останется «в минусе», а её резервы составят около 4,5 миллиардов. И это если не брать в расчёт военные затраты, а также, почти гарантированные, расходы на валютные интервенции для поддержания курса гривны.

Между тем, в вышеупомянутом интервью, Валерия Гонтарева заявила, что в соглашении, заключённом Украиной с МВФ содержится прогноз об увеличении ЗВР страны до 17 миллиардов долларов к концу текущего года.

Если такой прогноз действительно входит в состав данного документа, то остаётся непонятным, на чём он основан. Ведь притока иностранных инвестиций в украинскую экономику явно не намечается.

Кроме того, ввиду не реалистичности подобного прогноза, МВФ неизбежно поставит вопрос о нецелесообразности продолжения данной кредитной программы. Вероятнее всего, это произойдёт осенью, когда станет окончательно понятно, что ЗВР Украины не достигают запланированного уровня.

Учитывая предыдущий опыт, можно смело предположить, что данное основание станет поводом для прекращения текущей программы кредитования. А значит, второй транш на сумму 5 миллиардов, Украина может так и не получить.

Вышеописанную разницу между поступлениями кредитов в экономику Украины и объёмом средств, которые предстоит вернуть в текущем году, власти стремятся компенсировать за счёт реструктуризации своих кредитных обязательств.

Это означает, что Украина намерена добиться списания части своего внешнего долга и изменения условий возврата оставшейся суммы. В частности, данная инициатива, в случае её реализации, растянет выплаты по кредитам и иным долговым обязательствам украинской стороны на несколько лет.

Но подобные намерения украинских властей отнюдь не означают, что кредиторы согласятся их поддержать. Ведь шанс того, что они будут готовы терять свои «кровные», одолженные некогда Украине, довольно невелики.

Собственно, украинская сторона имеет только два аргумента для убеждения своих кредиторов в необходимости принятия решения по реструктуризации долга.

Первым из них является то, что в случае наступления дефолта на Украине, её финансовые спонсоры останутся и вовсе ни с чем. На этом фоне предложение реструктуризировать долг, с целью возврата хотя бы части потраченных денег, может выглядеть для них не самым худшим вариантом.

Второй аргумент — «политическая солидарность». Разумеется, для большинства акул финансового рынка, она не имеет никакого значения. Но, не стоит забывать, что в продлении украинской агонии заинтересованы Соединённые Штаты, имеющие мощные рычаги давления на западные финансовые и политические круги. Это означает, что решение по реструктуризации украинского долга, теоретически, может быть принято, исходя из политических соображений.

Политическая подоплёка возможной реструктуризации государственного долга находит своё подтверждение в событиях недавнего времени. Так, 18 марта, министр финансов Украины Наталья Яресько прибыла в США, где поблагодарила американцев за оказанную финансовую помощь и заявила о необходимости «дополнительной поддержки».

Между тем, в деле кредитования Украины, Соединённые Штаты намного отстали от своих европейских союзников. Выделенная ими за прошедший год финансовая помощь и кредиты едва дотягивают до $2 млрд.

Отсюда следует вывод, что Яресько имела ввиду помощь иного характера. Вероятно, речь шла именно о давлении американской стороны на европейские и международные финансовые институции, с целью финансирования экономики Украины. И, скорее всего, украинская сторона рассчитывает на продолжение американцами этой практики.

Однако, помимо фактов, указывающих на потенциальную возможность реструктуризации долговых обязательств Украины, существует также вероятность принятия отрицательного решения по этому поводу.

Об этом свидетельствует, среди прочего, отказ России от реструктуризации украинских долговых обязательств. Речь идёт о долге по кредиту, полученному ещё во время президентства В. Януковича, сумма которого составляет 3 миллиарда долларов.

Срок возврата данного займа наступит в декабре 2015-го. И, судя по заявлениям министра финансов РФ Антона Силуанова, российская сторона не намерена его пересматривать.

Позиции остальных кредиторов Украины остаются неоднозначными. На данный момент всё свидетельствует о том, что основную часть долга они прощать не намерены.

Заявления Натальи Яресько о желании списать долг на сумму около 15 миллиардов долларов, пока не встретило поддержки на Западе. Его безапелляционный тон (министр призвала кредиторов «неизбежно готовиться к потерям») указывает на то, что без поддержки США тут дело не обошлось. Но, как мы уже писали, Европа с каждым днём старается проводить всё более независимую от США политику в «украинском вопросе», направленную на минимизацию собственных экономических потерь. А это означает, что принятие отрицательного решения по реструктуризации является весьма вероятным.

Под огромным вопросом остаётся и другая авантюра киевских властей. Речь идёт о намерении за четыре года получить кредитов и прочих вливаний в экономику на 40 миллиардов долларов.

Как мы помним, кредитная программа МВФ предполагает выделение всего 17 миллиардов за тот же период. При этом, достаточно велик риск её срыва. Так откуда же украинские власти планируют взять остальные деньги?

Даже если зачесть в счёт этих 40 миллиардов предполагаемую экономию средств от возможной реструктуризации долгов, показатели всё равно не сойдутся.

Объяснение столь астрономических для сегодняшней Украины цифр, лежит, как это часто бывает, не в сфере экономики. Вероятно, «40 миллиардов за четыре года» — это, всего лишь, новый пропагандистский миф, нацеленный на укрепление авторитета властей в украинском обществе. Как показывает практика, определённая часть жителей Украины склонна верить подобным мифам, невзирая на их абсолютную оторванность от реальности. Людям всегда хочется верить в завтрашний день. И эту особенность человеческой психики с лихвой использует киевское правительство при реализации собственных меркантильных интересов.

Анализируя перспективы растраты Украиной выделенных ей Международным валютным фондом средств, нельзя не заметить того, что, даже с учётом грандиозных планов киевских властей, изменить нисходящую тенденцию в экономике страны они не смогут.

Как уже говорилось выше, в результате запланированных в этом году выплат по предыдущим кредитам, украинская сторона останется в минусе при любых обстоятельствах.

Ещё больше ситуацию усугубляет то, что, с высокой долей вероятности, стремительное падение курса гривны будет продолжаться. А это означает новые расходы золотовалютных резервов. Кроме того, они могут существенно поредеть и в ходе выплат по старым кредитам, ведь 2,5 миллиардов долларов (львиная доля которых уже ушла на нужды «оборонки») для этого явно недостаточно.

Не вселяют надежды даже экономические прогнозы, составленные украинским правительством. Согласно их данным, за текущий год ВВП страны может сократиться на 12%, а инфляция превысит 40%. Как мы понимаем, эти официальные показатели сильно приукрашены, а значит, реальная ситуация, скорее всего, будет ещё хуже.

В стране массово закрываются предприятия. И теперь речь идёт уже не только о тяжёлой промышленности, но и о лёгкой, сырьё для которой является импортным и становится не по карману местным товаропроизводителям.

В финансовом секторе экономики разруха тоже набирает обороты. Согласно планам Нацбанка Украины, в 2015-м году будет ликвидировано от 30 до 70 банков (в том числе некоторые крупные), что составляет около трети всех банковских учреждений страны. По закону, их вкладчики могут претендовать на возврат не более, чем 200 тысяч гривен (около 10 тысяч долларов). Вероятнее всего, такая политика вызвана отчаянными попытками властей раздобыть иностранную валюту для расчетов по кредитам и пополнения ЗВР.

Все эти тенденции, наблюдающиеся в украинской экономике, указывают на то, что недавнее получение кредита способно лишь отсрочить грядущий дефолт. Причём, отсрочить ненадолго. Имея ввиду, что в течении полугода Украина расходовала за месяц в среднем 1 – 1,5 миллиарда долларов из ЗВР, нынешних запасов может хватить примерно на семь месяцев. А если учесть выплаты по предыдущим кредитам ($11 миллиардов до конца года), то сроки и вовсе сжимаются до нескольких месяцев (в зависимости от времени оплаты по внешним займам).

Столь вожделенная украинским правительством реструктуризация долга, при этом, является крайне туманной перспективой. Даже если кредиторы согласятся пойти на подобный шаг, вряд ли основой для него послужит проект, предложенный украинской стороной.

В итоге, мы имеем всё ту же, летящую в пропасть, экономику Украины, только с отсрочкой финального удара на пару-тройку месяцев.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924