Не нужно вестись на чужие легенды и мифы…1 min read

Лазурный берегМечты русской молодежи с точки зрения православного человека

(Интервью с Татьяной Боровиковой)

Лазурный берег это мечта многих наших современников. Для начала поясните, пожалуйста, что это такое.

 Лазурный берег это символ богатства, благополучия, успеха и престижа.

 В чем суть этой мечты?

 Мне кажется, что есть места, которые сделаны информационной пропагандой. Вот Лазурный берег это как раз одно из таких мест. По сути это побережье, где нет никакой богатой растительности. Там были просто какие-то рыбацкие деревушки. А в какой-то момент, в начале XIX в. стали туда приезжать из Парижа какие-то ученые, художники, писатели. И они просто создали такую репутацию, такую пиар-компанию провели, что это какое-то совершенно изысканное, гламурное, райское место. На самом деле мне приходилось совершенно в разных местах на земном шаре бывать. Сказать, что это совершенно уникальное по климатическим условиям место, я не могу. Т.е. это как раз скорее такое социальное место. В общем люди многое придумывают и вкладывают деньги в какую-то легенду. Т.е. Лазурный берег – это такая легенда. И знаете, еще мне кажется, что создало Лазурный берег? Туда стала ездить аристократия и такие в места, как Ницца, Канны т.е. старые курорты они понятное дело, что там стали строиться какие-то отели с совершенно запредельными ценами из какой-то такой необычной, изысканной королевской архитектуры. И даже наши, русские стали там лечиться на водах. И там есть даже храм один из трех, который при Александре III стали строить. Один был в Париже, один – в Вене и один – в Ницце.

У меня была поездка по Лазурному берегу на яхте с остановками. Каждый новый день – какой-то новый порт, новое место. Я просто так сравнивала, что там, где… Там очень на самом деле разные места. Т.е. там есть действительно места, где собирается европейская элита в кавычках, я бы сказала. Это просто люди, которые заработали какие-то деньги. Скорее всего, они принадлежат к каким-то определенным родовым кланам. Они создали там себе свою тусовку, где все друг друга знают, где определенный круг. У меня не было задачи войти в этот круг. Потому что я не считала, что это люди, которые правильно живут. Мрак там, понятно, что очень близок к сатанизму, я бы сказала, во многих вопросах – в свободе нравов и во всем. Но нужно сделать приличное лицо при этом. Показать, что мы респектабельные люди и т. д. У нас там было много бизнес-встреч.

Но еще, конечно, есть места такие, как, например, Монте-Карло, Монако, где очень много оккультизма. Видимо, это связано с тем, что там постоянно идет глумление над орудиями страстей Христовых. Там же расположены казино. И люди со всего мира туда приезжают, как в столицу этой сферы, этого азарта. Теряют там, конечно, большие деньги. Но самое главное, конечно, там просто идет такой неприкрытый сатанизм, когда идет картежная игра. Там это чувствуешь очень сильно. Потом там собраны всякие статуи — будды, Ленина и т.д. Там же, где находятся эти казино. И там очень много масонской, оккультной символики, очень много изображений со всего мира привезено, как в столицу сил зла. Т. е. мне это очень сильно бросилось в глаза.

Мне, когда я там была, хотелось посмотреть прежде всего музей Жака Кусто[1], сад бабочек – такие учреждения, научно-популярные, я бы сказала. Но дело в том, что большинство из них были созданы давно. Т.е. они существовали еще в те времена лет 50 назад.

 А что там в музее Кусто?

 На самом деле интересный музей. Там огромная коллекция. Дело в том, что у меня к этой теме вообще личный интерес. У меня же дома есть морская коллекция. У меня родители в Африке работали и везли оттуда не шмотки, а какие-то ракушки без конца. В общем что-то везли. И с детства мне было интересно что, в каких морях. А у Жака Кусто была возможность спускаться в океан на батискафе и он очень много рыб туда поместил в специальных бассейнах и аквариумах с какими-то специальными составами, которые им подходят. Это как музей Божьего мира морского. Мне он, в принципе понравился такой тщательностью и таким правильным подходом. Но, в принципе, это старое учреждение, потому что это было организовано лет пятьдесят назад. Ну, есть еще музей акул.

 А там они живые или мумии?

 Нет. Там в основном предметы, которые были извлечены из акул. Есть, кончено, какие-то муляжи. У акулы огромная пасть – голова пролезает. Но это все, знаете, для развлечения создано — большая часть мест. И оно располагает к тому, чтобы деньги какие-то туда потратили. А вообще говоря, это такая кастовая система, достаточно закрытая. И в общем под видом благопристойности очень часто там происходят какие-то ужасные вещи.

Мне еще Лазурный берег запомнился чем? Там до крайности доведено какое-то технологизирование. Я в первый раз тогда услышала о чипировании животных. Так же, как в Эмиратах, в других странах, где очень большие нефтяные деньги, они стараются чипировать всех не только животных, но и тех людей, которые приезжают работать туда гастарбайтерами. Они уже всех чипируют.

 В Арабских Эмиратах?

 Да в Эмиратах. И, например, нельзя выйти из аэропорта, если у человека не снимут биометрию – сетчатку глаза и отпечатки пальцев. Только в этом случае тебя выпустят в город. А если они знают, что этот человек там будет какое-то время, то скорее всего это уже чипирование, чтобы они могли контролировать и следить.

 Т.е. это уже вообще диктатура антихриста.

 Да, да, да. Это очевидно. Т. е. они делят людей – это прислуга… Я не знаю. Может они и своих-то чипируют. Но что касается гастарбайтеров, это точно. Просто мы столкнулись с этим совершенно неожиданно.

 А Лазурный берег где находится?

 Это побережье от Италии до Испании и Южное побережье Франции. На самом деле это такой фетиш скорее. Это просто раскрученное понятие.

 Откуда вы узнали о Лазурном береге?

 Я издавала раньше гламурный журнал «Роскошь и стили» и много лет я его издавала. И потом я поняла, что журнал пошел не туда. И в итоге с Божией помощью он закрылся, потому что он стал журналом об искушениях. Но это отдельная история. Но когда я еще издавала журнал, так получилось, что меня принимали за свою. И когда организовывались какие-то клубы элитные, в которые звали банкиров, депутатов – первых лиц, меня, как издателя, тоже звали на эти тусовки. И когда организовывались какие-то мероприятия такие, как поездка на яхте, меня тоже приглашали. И это не раз и не два бывало. Или бывало, что мы сами организовывали какие-то клубные встречи. Потому что на личных контактах у меня было очень много построено. Человека если уже на рекламу, на какие-то общие дела договаривались, если уже есть личные обязательства, то понятно, что дело идет. А если так снизу, через каких-то там клерков, то это уже в любой момент нарушается. Поэтому так получилось, что поскольку я занималась блоком в этой сфере, мой бизнес был построен на этой сфере, то меня также приглашали.

 А как называется эта сфера?

 Бизнесы, которые построены на рекламе удовольствий…

 Сфера развлечений, удовольствий?

 Пропаганда определенного образа жизни, определенных потребительских норм и т. д. Так получилось, что у меня был журнал, один из тех, которые сначала мы его позиционировали для новых русских. Тогда еще не было обидным это слово. На нашем рынке просто не было никаких изданий, где можно было бы рекламировать, например, дорогие часы, или дорогие машины, или дорогие какие-то поездки, или там рестораны и все. А я сделала такой, как, знаете, справочника рекламного, каталога под названием «Москва Люкс». Несколько лет я этим занималась и это такой светский период моей жизни, когда я сама себе совсем не принадлежала, когда нужно было принимать участие во всех подряд мероприятиях в тусовке. Это на самом деле меня мучило очень, потому что радости не приносило, а тянуло очень много душевных сил. Но из этой обоймы выпасть очень трудно, почти невозможно, я бы сказала, невозможно.

 Многие сейчас стремятся попасть в эту обойму, особенно, школьники…

 Люди не понимают, что радость дает Бог, а не сатана. А люди, которые стремятся к тому, чтобы заработать денег, славу, заработать там свои какие-то комфортные условия – Лазурный берег, грубо говоря, – они, как правило, выбирают противоположное направление движения. Они как раз начинают служить сатане. Они, может быть, сами этого не понимают. Их в темную используют. Они сами этого и не хотели бы, если бы их спросили. Но они просто идут с общим потоком в совершенно противоположную от своего спасения сторону. И когда они уже совсем сто раз упали и в кровь разбили нос и просто вдруг поняли, что что-то у меня как-то не нравится… Вот мне в какой-то момент помогла Ксения Блаженная понять. Я понимала, что я что-то делаю… я вроде бы сама создала этот журнал, я сама его раскрутила, у меня работает сто пятьдесят человек рекламных агентов. Но я понимаю, что все идет не туда, вот не туда! Я понимала, что это какое-то совершенно неправильное направление движения. И когда я приехала к Ксении Блаженной и положила на раку с мощами этот журнал и стала просто у нее честно, искренне спрашивать: «Что мне делать? Матушка Ксения, помоги! Что мне делать с моим журналом, с моей жизнью, со всем? Я чувствую себя опутанной сетью вообще каких-то обязательств, которые я не знаю, нужны или не нужны. Но скорее всего, это что-то не то. И мне помог человек, который работал в часовне. Он мне сказал: «Я человек неграмотный. Я тут сторожем работаю. Но мне кажется, твой журнал об искушениях». И вот у меня был такой шок. И я вот так подняла глаза и думаю: «И что же я Господу скажу? Что я всю жизнь делала журнал об искушениях? Вообще, как я мытарства-то буду проходить?». Вот я понимала, что этот журнал там не порно, ни какой-то там неприличный, т. е. журнал о роскоши и стиле, о том, что считается престижным, о том, что считается самым хорошим, самым дорогим… На самом деле, когда я только-только начала издавать журнал, мне хотелось сделать журнал о самом лучшем, что есть в жизни. Почему я назвала его люкс, «Москва люкс», люкс, как единица света. Я не очень тогда понимала, что такое свет. Это сейчас я могу сказать, что свет это Господь. А тогда я не понимала, что такое свет, но мне хотелось, чтобы высвечены были те явления жизни, те какие-то достойные человека, достойные уважения, достойные нашего внимания явления, вещи. Получилось, что я сделала первый раздел «моя душа», а потом «мой дом», «мои дети», «моя внешность» т. е. все аспекты жизни разные. У меня там было очень много разделов разных, вплоть до моей безопасности. Потому что это было еще в начале 90-х и тогда вопрос безопасности стоял достаточно серьезно. И я, конечно, голову ломала, потому что с одной стороны хотелось показать какой-то вот и социальный аспект того, что достойно внимания человека. Т. е. я помещала информацию там и о разных клубах общения, и о паломнических поездках… Тогда была не очень такая информационная отрасль развита. Поэтому получался такой компот, винегрет – какие-то клубы общения, и какие-то… В первом номере в силу своей незрелости, младенчества духовного мне казалось, что нужно дать какую-то информацию для мусульман, так же, как сейчас большинство невоцерковленного народа считает, что все религии равны, все имеют право на жизнь. Я еще не очень понимала, что такое секты, что нужно быть очень разборчивым в вопросах искусства. Т. е. я могла рекомендовать какой-то вернисаж или галерею в своем журнале, которую сейчас я бы ни за что в жизни никому не порекомендовала. Это такой период созревания, роста. Но всегда человек приходит к какой-то точке, когда он вдруг начинает понимать суть происходящего и ему нужно совершить выбор. Либо он понимает, что он идет не туда, и он дальше будет идти не туда, либо он уже просто скажет: «Господи, помоги». И его, как маркошку, выдернут просто и куда-то направят в более правильное русло. Это очень болезненный процесс. У меня вопрос с журналом совпал с моментом, когда я стала воцерковляться. И я постепенно стала знакомиться с людьми, которые мне просто глаза открывали на то, что происходит вокруг. Когда я занималась журналом, в моей жизни была Москва, которая ограничивалась кольцевой автодорогой, была Швейцария, был Лазурный берег, были разные достаточно фешенебельные места. И я совершенно не понимала, что происходит в России, как живут люди, чем они живут. И я помню мне один батюшка, прот. Василий (Ермаков) в Петербурге как-то раз посоветовал: «А ты посмотри, что происходит. Ты разберись». Т.е. он, видимо, понимал, что это будет для меня важно. Я приезжала к нему, мы с ним там чай пили на маленькой такой кухонке в храме. Он мне как-то рассказывал вообще про военных, про то, что женщины делают аборты, причем в таких каких-то безумных масштабах. Т.е. были стороны жизни, которые меня вообще не касались и я про них не знала совсем. Были какие-то стороны жизни, на которые обычно в моем кругу было принято закрывать глаза и делать вид, что ничего не происходит. И, к сожалению, я сейчас вижу, что многие мои друзья, которые в таком богатом сегменте, они так и продолжают жить. Они числятся вроде бы русскими, а реально они офшоры создают, деньги хранят за границей. Т.е. это признак того, что где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Т.е. они отсюда, фактически, оторвались – детей учат в Лондоне или где-то. Т.е. вот сейчас случись что с страной, я понимаю, что на них нельзя рассчитывать. Т.е. это люди, которые отрезали себя. И все безобидно, как на первый взгляд кажется. Вся эта завлекалочка – Лазурный берег там, Багамы и т. д. Это все…

 А Багамы это где?

 Есть много таких мест – Майорка там, какие-то Гаваи в Тихом океане, куда считается поехать очень престижно, на какие-то курорты там в Средиземном море – какой-нибудь Кипр… Понимаете? С одной стороны, тут есть интерес бизнеса. Потому что, когда создают какой-то отель очень дорогой, то нужно качать деньги. Для этого должна быть создана какая-то легенда, репутация там, распиарено это место, чтобы люди зарабатывали, зарабатывали, зарабатывали, а потом пошли и все истратили вот на это. Т.е. для этого должна быть создана некая такая вот мечта у человека – что я туда поеду… На самом деле это ничего не дает и не несет. Нужно зарабатывать и вкладывать в свою землю и отдыхать у себя на земле. Понимаете, вот эта тема отдыха, курортов, она очень сильно у нас как-то преувеличена, но реально человек не должен вестись на этот образ жизни, когда ты работаешь, работаешь, работаешь, как раб на галерах, а потом едешь куда-то, в чужие края и все свои деньги спускаешь там. Это модель, работающая на наших врагов, которые обескровливают вообще всю Россию и, прежде всего, нас. Т.е. нужно зарабатывать для себя, для своих детей, вкладывать в свою семью, в свою страну, в свой дом, т. е. устраиваться здесь как-то – где родился, там и сгодился. Т.е. можно поехать один раз из любопытства, если крышу не сорвет, но при этом знать, что я всегда вернусь на Родину. У меня, по крайней мере, такая установка была. Мне было любопытно… Вернее, знаете, это даже может быть не только любопытство. Я интуитивно искала свое место на земле. Это, как в сказках, – достиг Иван-Царевич совершенного возраста и пошел в дальние страны там. Мы же на сказках выросли. Но все равно нужно вернуться к своей стране, к тому, что тебе Господь дал. Только тут мы можем быть счастливы. Потому что там мы всегда иностранцы. Даже если мы много зарабатываем, мы там все равно люди третьего сорта. Потому что там есть свои, которые считают эту землю родной, а космополиты, они вообще никогда не могут быть счастливы. Потому что у них просто уже все перепутано в голове настолько, что счастье это какая-то полная суперкормушка, больше ничего. А у нас более высокие рамки и идеалы счастья. У нас другого порядка эти вещи, они имеют духовный компонент, какую-то составляющую не только материальную…

 У русских?

 У русских, да. И это очень, кстати, сильно видно и на Лазурном берегу, и в Швейцарии, и в других местах. Потому что, когда начинаешь общаться с людьми, понимаешь, что их жизнь составлена в основном из очень приземленных, низменных каких-то вещей – там каких-то их страстей, их каких-то понтов, их каких-то вот таких вещей – гордость за свое материальное благополучие и кроме того есть еще масса всяких низменных страстей. Это такая питательная среда получается для развития всяких пороков и человек не может противостоять. Если у него Бога в жизни нет, кто ему поможет? Он уже не может просто, он уже валится от этих пороков. И, к сожалению, весь этот западный мир поражен. Бывают люди добрые и умные, но, как правило, они все какие-то надломленные и противостоять вот этим порокам не могут. А просто на это вся система работает, чтобы человека перемолоть, сделать его рабом этой системы, чтобы он в эту системы был встроен, чтобы он работал на эту систему. У меня много, к сожалению, друзей, которым я ничем не могу помочь, хотя они хорошие вроде бы люди. Кто-то сломался на одном, кто-то на другом, но сломался.

 Вы отчасти на это вопрос уже ответили, но прямо он еще не ставился. А как вы попали на Лазурный берег?

 Я учила французский язык. Я сдавала французский язык, когда поступала в МГИМО. И я сама искала себе репетиторов, чтобы туда поступить, потому что мне не на кого было особо рассчитывать. И, конечно, о Лазурном береге и о таких всех вещах я узнала гораздо раньше и в институте, и в общем везде. Но просто после того, как я начала работать, тем более когда уже журнал поднялся, уже как-то стало это признано, меня стали уже везде звать, уже как-то это вошло в структуру потребления. До этого я знала теоретически, что это есть, что да интересно туда бы съездить, но хочется же все посмотреть и проверить на своей шкуре. Ну, я могу сказать, что да, один раз можно туда съездить, один раз посмотреть просто ради любопытства. Но ради этого просто, что называется, положить всю свою жизнь к престолу этого олтаря, я, например, считаю, что это полный абсурд. Т.е. это такая же земля, как и у нас. Там тоже живут люди. Но, к сожалению, просто она оказалась по всяким обстоятельствам еще и в фокусе внимания людей богатых, что сразу на эту землю привлекло с одной стороны и деньги, а с другой стороны и негативные такие порочные практики. Там есть на самом деле из рыбаков такие люди. Как жили их отцы и деды – ходили в море, ловили рыбу, вот они так и до сих пор живут. Но они как бы тоже закрыты от всего этого богатства. Они с этим не смешиваются.

Есть очень гламурные места на Лазурном берегу, например, Сан-Тропе…

 Поясните, пожалуйста, слово «гламур». Оно часто звучит, а что оно означает?

 Это слово французское. Обычно этот термин применим к одежде. Это какая-то роскошь кричащая – какие-то кружева там, богатые ткани, какой-то люкс, такой вот шик, блеск. На самом деле это слово уже стало термином, который уже относится вообще к жизни. Т.е. какие-то там актеры стали применять уже вот, что гламурная жизнь, это жизнь, где все какое-то такое, как на картинке, красивое, какое-то изысканное там, дорогое, богатое и какое-то такое нарочито не настоящее. Т.е. слишком красивое, слишком… Мне кажется, гламурная жизнь в сознании людей, это жизнь звезд каких-то, какие-то рестораны, концерты…

 В советское время это называлось красивая жизнь. Ее вели обычно жулики и воры  –рестораны, попойки, пирушки и т. д…

 Дело в том, что сейчас идет подмена смысла. Т.е. специально создается новое слово, куда вкладывается какой-то смысл, например, без того негатива, который связан с жуликами и ворами. Т.е. они тогда отмежевались таким словом от жуликов и воров и вложили в него тот смысл, что это принадлежность такой модной богемной тусовки, все такое креативное, все такое богатое, дорогое – супер…

 Поясните еще, что такое креатив.

 Вообще креатив – это создавать. Креативность – это созидательный характер. Просто наши оппоненты взяли это слово с амбицией, что они создатели новых смыслов. Они в старые вещи вкладывают новые смыслы. И таким образом они становятся креативным классом. На самом деле, фактически, креативным классом сейчас называется пятая колонна. Это те люди, которые не традиционалисты, как мы, а люди, которые берут одно, не говорят «вот это черное», «это белое», они это смешивают и потом из этой серо-буро-малиновой смеси уже что-то лепят. Очень часто бывает, что какие-то в общем сатанинские вещи завуалированы якобы креативностью. Люди, если они отступили от Веры, от Родины, от каких-то идеалов таких добра и зла, то у них, к сожалению, происходит очень серьезное духовное поражение. И это духовное поражение приводит к подвижке вообще всего. Т.е., грубо говоря, в голове что-то сломалось у человека. И вот в этом сломанном механизме, там уже чего только может ни родиться, там от креативности такой повышенной.

Т.е. с одной стороны творческий потенциал – это Божий дар. Господь первое, что доверил Адаму, это творчество. Т.е. он давал имена животным… Т.е. он придумывал, он творил. И в каждом ребенке заложены какие-то таланты, какое-то творчество. И мы это стараемся всячески развивать и т.д.

Но наши враги уходят отсюда. Творчество всегда должно быть в определенной системе координат. Вот добро, а вот зло. А сейчас стараются сместить эти плюсы, минусы, полярность добра и зла, чтобы дезориентировать людей, чтобы они не понимали, где черное, где белое, где добро, а где зло, чтобы все было одним слоем, одним цветом. И тогда вместо понятия творчество возникает понятие креативность.

Вот «око Соурона» хотели установить над крышей Сити. Говорят: «Ну, как, это же так креативно!». А то, что это символ зла, который соответственно, если он должен появиться над городом, то он естественно в город притянет силы зла, этого уже эти люди не понимают. Т.е. креативность, она за гранью добра и зла. Поэтому это абсолютно вражеский термин.

 Простите, вы начали рассказывать про Сан-Тропе, а я вас отвлек. Продолжите, пожалуйста, рассказ про этот город.

 Есть такой город Сан-Тропе…

 Гламурный.

 Там специально ничего не строится из новых курортных комплексов. Они тщательно сохраняют там какую-то крепость, какие-то строения там 20-х, 30-х годов. Они все это очень поддерживают. И это такая Мекка для туристов, центр притяжения.

 Мекка это святое место в исламском понятии. Получается, что туризм это одна из форм идолопоклонства?

 Это безусловно. Потому что экономическая схема для туризма — это заставить человека долго, долго, долго зарабатывать, а потом быстро, быстро, быстро все истратить. Причем, желательно, не у себя на Родине, а где-нибудь далеко. Т.е. это такой лохотрон.

Есть много аспектов. Для кого-то это такая схема. А для кого-то это культовое место, куда приезжают представители разных фамилий, бизнесов и где-то они встречаются. Там очень много очень дорогих магазинов. Я может быть только в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе на какой-нибудь Пятой Авеню видела такие цены в магазинах.

 А, например, какие?

 Там может быть шарф, который стоит пять тысяч евро. Там, например, вот я помню магазин «Гермес», да там есть какие-то очень красивые платки шелковые, но каждый платок может стоить… ну это зарплата с несколькими нулями. И это плата за место. Это считается престижно. Т.е. это такая индустрия. Там есть какие-то кафе, в которых много всяких легенд. Вот в этом кресле сидела такая-то королева, а здесь Хемингуэй написал свой роман, а вот здесь еще что-то. Всегда нужны какие-то легенды для продвижения. И там, конечно, очень дорогая недвижимость у них в силу созданной такой репутации, что это самое такое престижное место. Я не думаю, что люди там более счастливы, чем в любом другом месте земного шара. Как раз я четко понимала, что чем больше условностей в жизни человека, тем меньше счастья. А богатство или принадлежность к какому-то определенному кругу это всегда очень много накладывает, даже если не берем духовную составляющую, даже если человек относительно нормальный, но когда на него взгромоздят все это количество всяких условностей, то он не может себя свободным уже чувствовать и счастливым быть.

 Сколько раз вы были на Лазурном берегу?

 Один раз.

 Вот мы с вами проследили процесс от зарождения  мечты до ее воплощения. А воплощение мечты, в обычном понимании, это и есть счастье. Если человек свою мечту осуществил, то он достиг своего счастья. Вот как вы, ощутили это счастье?

 На самом деле такие мечты, которые лежат в материальной плоскости, они зачастую бывают обманкой, потому что человек на самом деле стремится не просто увидеть что-то, а он стремится стать счастливее что ли. А его это не может сделать счастливее просто по определению. Кто-то стремится просто удовлетворить свое любопытство. Но нельзя говорить, что он реализовал мечту. Или, если так говорить, то это значит нивелировать слово мечта…

 На самом деле у людей бывают разные мечты. Вы говорите, что называть Лазурный берег мечтой – это нивелировать слово места. Но, во-первых, это культивируется, в фильмах или передачах. Там показывается, как это круто съездить на Лазурный берег и там отдохнуть. Школьники смотрят телевизор и усваивают себе эту мечту. Для школьников и не только для школьников, но и для многих взрослых телевизор – это некий учитель жизни. Грубо говоря, как для верующего человека священник, так для неверующего человека телевизор. Он духовно окормляет его, учит, что хорошо, что плохо, к чему надо стремиться, как надо жить…

 У меня не было чувства, что я вообще что-то достигла или там получила что-то особенное, посетив Лазурный берег. Ничего там такого особенного нет, чтобы костьми ложиться для его посещения. Просто мне кажется, надо спокойно относиться к тому, если Господь посылает туда или туда. Да бывает, что люди ездят в разные страны по делам или отдыхать. Но мне кажется, ажиотажа вокруг этого делать не надо. Надо понимать, что люди везде живут. Молиться нужно везде. Весь мир Божий. Просто другой вопрос, что люди чего-то еще очень много придумывают про то или другое или третье место, а это все нужно делить на десять. Т.е. не нужно просто вестись на чужие легенды, мифы и т.д.

 Каждый человек задается вопросом, в чем счастье, к чему надо стремиться, какую цель избрать. У каждого же человека есть какая-то цель в жизни. Каждый человек как-то задумывается – в чем смысл моей жизни. Или, если он не находит смысл жизни, а тем более, если неверующий и душевный человек, одаренный творческими способностями, такие люди очень остро это переживают и даже могут покончить жизнь самоубийством. И сколько таких случаев было…

 Это на самом деле у каждого человека есть возможность представить, что у тебя есть весы. И любую твою мысль, слово, дело ты можешь положить или на одну чашу, или на другую. Ты можешь или расточать – свою жизнь, свои силы, свое время, свои деньги – или расточать, или созидать, собирать. Быть радостным, быть счастливым, это тоже созидать. Мне кажется, что каждый человек должен просто быть честным и перед самим собой – ради чего я это делаю. Вот при любом деле задавать себе этот вопрос. Если служишь не своим страстям, своим развлечениям, не своим низменным инстинктам, а служишь человечеству, служишь своей Родине, служишь кому-то, кому нужно помочь, то ты получаешь от этого удовлетворение, радость и тебе Господь, конечно, это дает понять, почувствовать. А когда какое- то бессмысленное времяпрепровождение там или расточение денег идет, человека все равно начинает обличать совесть. У него образуется пустота. И огромное количество самоубийств. Швейцария казалось бы такая благополучная страна, а самый высокий процент самоубийств. Почему? Потому что вот этот вакуум духовный, когда люди не понимают, зачем жить. Т.е. они не могут найти смысл, цель, вообще все это одушевить. Они не видят вообще пути. Поэтому мне кажется, что очень важно, чтобы человек жил в такой системе, когда есть весы, т. е. есть мера. Понятно, что в конце наступает смерть, от слова мерить, т. е. уже мерить жизнь и вообще все, что ты сделал.

Так же как в богатстве. Нет в самом богатстве греха. Тебе Господь дал это богатство, ты можешь распорядиться им как раз и по-Божьи так, чтобы оно принесло и славу, и процветание людям, и решить какие-то очень серьезные проблемы. Не обязательно для этого нужно революцию совершать и кому-то что-то отдавать и национализировать. Т.е. человек сам, сознательно может распорядиться так, что получит от этого богатства радость…

К сожалению, все эти бирюльки, игрушки человеческие очень сильно отвлекают внимание. Там, где человек живет один на один с природой, ему легче просто увидеть Божий свет и просто понять куда прийти и прийти к Богу. А там, где много каких-то искусственно созданных вещей, которые отвлекают человека, внимание его приковывают, переформатируют его сознание, как сейчас идет по существу не только привлечение внимания, но и обработка человека таким образом, чтобы его не только взгляд обратился в другую сторону, но чтобы он был убежденный сторонник того, что, может быть не совсем правильно. Поэтому нужно, конечно, реально смотреть, что настоящее в жизни, а что не настоящее. Потому что очень много, к сожалению, сейчас фантомов таких в жизни и духовных фантомов…

 А критерии какие для определения?

 Мне кажется, у каждого человека получится определить, вообще если вопрос будет задан. Вот просто тут нужно не полениться и задать вопрос. Если ты не можешь сам это увидеть, то обратись к Богу: «Господи, открой, помоги мне». Это же очень просто.

 Т.е. критерий это молитва. Нужно изучать окружающий мир при помощи молитвы…

 Да. Нужно испытывать, как говорится в Апостоле: Испытывайте духов, от Бога ли они. (1 Ин. 4, 1). Потому что очень много есть такого, что вроде бы интересно, здорово, ярко. Но когда начинаешь об этом думать, понимаешь, что это не от Бога. И нужно понимать, что все, что не от Бога, оно приведет в ад. А в аду гореть больно. Поэтому должен быть критерий четкий у каждого человека, куда он идет, что он хочет.

 Есть такой художественный фильм «Доярка из Хасапетовки». В фильме рассказывается история деревенской девушки-доярки, которая уехала в Москву, там устроилась уборщицей с семью олигарха. Его сын в нее влюбился и в результате они поженились. Это история Золушки, адаптированная для современного российского юного зрителя. В связи с этим у меня возникает вопрос, какие шансы у современных девушек из глубинки, у современных золушек повторить судьбу доярки из Хасапетовки, какие у них шансы воплотить свою мечту о Лазурном береге?

 На самом деле, Золушка это же такой персонаж, который обладает какими-то там добродетелями, достоинствами – трудолюбием, кротостью, смирением. Ей не просто что-то свалилось на голову. Золушка жила, как мы понимаем, не в искаженном мире, не в мире-перевертыше. И я просто боюсь, что на Лазурном берегу она может не найти принца с какими-то нормальными человеческими достоинствами. Потому что сейчас Лазурный берег, не берег каких-то нормальных представлений и понятных нормальных отношений, понятной нормальной иерархии. Наверное, бывала какая-то ситуация Золушки в тот момент, когда жили Золушки, когда была понятная элита – короли. И добродетель была единой для всех. А сейчас думаю, что, во-первых, идти такими нетрадиционными путями к своей мечте это сейчас однозначно означает потерять и то, что имеешь. Т.е. в случае с принцем от него однозначно ожидается какое-то благородство, чистота. Т.е. мы это не просто ждем, это есть. А сейчас настолько искаженное поле, настолько искаженные отношения, что, как правило, просто эта мечта – Золушкой побыть, она эксплуатируется совершенно недобросовестными людьми, которые очень далеки от благородства и вообще далеки от представлений о принце и просто втаптывается вся эта мечта в грязь очень быстро. К сожалению, пороки современного общества, они очень характерны для так называемой элиты западной. Однажды мои знакомые в Швейцарии рассказывали и показывали мне фотки, как они поехали на о. Эгиппа. Я поняла, что не смогу дальше продолжать общение с этими людьми, потому что их отдых, их времяпрепровождение обнажает такие вещи, которые мне кажутся просто невозможными совершенно. Т.е. это автоматически выкидывает людей из нормального поля и мира. Я не советую современным Золушкам сейчас испытывать варианты своего прототипа. То, что случайно получилось у Золушки, нельзя думать, что у тебя будет точно также по такому же сценарию. Как правило, это уже невозможно, это уже миф. Это миф, который используется совершенно в противоположную сторону.

 Здесь нужно сделать небольшую поправку. Единственный шанс у современных Золушек достичь какого-то успеха в жизни, это стать истинными православными христианками.

 Мне просто пришлось самой пройти дорогу всю, я понимала, что есть ловушки, которые забросаны чем-то привлекательным, но, если попадешь в эту яму, из нее уже выбраться почти невозможно. И вот эта история про Золушку она понятно, что кончается часто очень плохой судьбой для женщины. У меня так получилось, что я много за границей видела наших русских женщин, которые там замуж выходили, которые пытались как-то успеха достичь, но на самом деле очень жалко мне всегда их было. Потому что они теряли веру, они теряли Родину, они теряли свою семью, они теряли свою землю.

 Что бы вы посоветовали нашим юным современницам, которые желают достичь в жизни каких-то высот, какого-то успеха?

 На самом деле любой человек, если он честен, если он способен, если у него есть талант, если он трудолюбив, если он просит Бога ему помочь, то Господь ему помогает и у него достаток появляется, и мир у его ног лежит, и он его может и посмотреть, и детей отвезти, куда хочет для того, чтобы они знали, что такое Божий мир, не для какого-то там праздного любопытства. В общем это нужно полагаться на Бога и полагаться на себя. И все-таки может быть какой-то путь Золушка должна пройти. Она должна научиться смирению, терпению, трудолюбию. Это неотъемлемые вещи, которые необходимы для успеха. У нас, к сожалению, сейчас культивируется путь совершенно другой, что вот можно лежать на диване, можно ничего не делать, можно плавать в интернете, а потом на тебя вдруг обрушатся какие-то золотые горы. Так не бывает. Это ловушка. И если человек сам себя не может организовать, если человек жестко, холодно относится к окружающим людям – у него нет любви, у него нет заботы, понимания, если он сам себя не заставит обладать этими качествами – быть энергичным, обладать какой-то определенной решимостью, каким-то дерзновением, хотеть многого, то никто за него это решить не может. Т.е. каждый человек сам принимает решение, куда идти, в какую сторону идти, каким быть. И, конечно, хочется, чтобы люди не наступали все время на одни и те же грабли и учились на ошибках тех, кто уже явно не туда пошел, и думали как-то, и Божия благодать, чтобы была для них прикладное такое понятие. Т.е. просить именно о помощи Божией в жизни, что каждый человек может и каждому Господь помогает, если он этого достоин. Поэтому история про Золушку, она сейчас ловушка, но с другой стороны – поучение. Потому что это классика. И еще ностальгия по тем временам, когда принцы еще были принцами.

Спасибо за интересную беседу.

Николай Светлов


[1] Жак Кусто – исследователь океанических глубин, автор документальных фильмов об океанической фауне, член тайного мирового правительства и сторонник радикального сокращения населения земного шара.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924