Расколотая Русь1 min read

В.М. Васнецов - Крещение РусиНам не удастся до конца понять всего нынешнего раздора между Украиной и Россией без хотя бы краткого погружения в прошлое. Безусловно, наше некогда общее государство возникло далеко не сразу, а, как и все прочие великие державы, складывалось постепенно. Вначале из родовых племенных союзов, выковывания единого языка, одной веры и создания крепкой воинской рати. Киевский же период и расцвет этого государства связаны с появлением здесь Рюриковичей, сумевших в довольно короткий срок объединить всех под названием Русь. А ставшие первыми называть себя так поляне жили вокруг Киева. ‘Поляне, яже ныне зовомая Русь’, — писал преподобный Нестор-летописец.

Потом и весь наш народ стал называть себя русским. Изменения были иногда лишь в произношении. Руський, русины, русичи… А попытки разделить нас на три отдельных ветви (украинскую, белорусскую и российскую) начинаются гораздо позднее и связаны лишь с политикой.

Наиболее острыми и наиболее проблемными у нас всегда были взаимоотношения с Западом, вызванные прежде всего религиозными различиями. А если точнее сказать, окончательным разделением в 1054 году единой христианской церкви на католическую и православную. Наша Русь крестилась и приняла православную веру от Византии, из Константинополя, или, как чаще всего называли его русские, Царьграда, католическая же курия во главе с папой пребывала в Риме. Споры и возникавшие нередко столкновения между ними повторялись из века в век. Но все еще сильнее обострилось после нашествия на Русь татаро-монгол, когда Киев лежал в руинах, а папа всячески пытался склонить одного из самых влиятельных князей Даниила Галицкого перейти в католичество. Обещая ему при этом военную помощь: Столицей сего княжества был Галич на Днестре, а резиденцию свою Даниил перенёс чуть подальше от него, в Перемышль. После разора княжества Батыем он опасался новых нападений монголов. Папа Иннокентий IV, однако, ничем ему не помог, ибо на его призывы к крестовому походу против Орды уже почти никто не откликнулся из тогдашних правителей во всей Европе.

Даниил Галицкий хотел также найти поддержку у своих православных собратьев на северо-востоке и даже выдал замуж дочь за старшего брата Александра Невского Андрея. Но в то время силы русские слишком уступали спаянным и сокрушающим всё на своём пути батыевым полчищам. И Даниилу так и не удалось создать какой-либо весомый союз в противовес монголам. Скончался он в 1264 году, и наследники его не сумели уберечь юго-западную Русь. Пользуясь их междоусобицами, в XIV веке Волынь была захвачена Литвой, а Галичина — Польшей. Позднее польское духовенство неоднократно пыталось навязать им унию (союз под главенством папы). А в отобранном у православных соборе в Перемышле все останки русских князей и священства попросту уничтожили. Последним же митрополитом Киевским и всея Руси был святой Иона, умерший в 1461 году. Преемники его стали величаться уже Московскими и всея Руси, а титул Киевского остался за литовским митрополитом.

Что ещё можно к этому добавить: Несомненно, возросшую и укрепившуюся роль Москвы! Именно она стала теперь тем православным центром, который противостоял объединившейся с Польшей Литве. Ведь на подвластных им территориях русское население подвергалось всяческим притеснениям, где происходило ополячивание, введение вместо русских западных обычаев. И самым удивительным было то, что среди сторонников соединения с католиками оказывались нередко здешние священники. А пойдя на разные подкупы, получения высших чинов и заключив унию с римской церковью, они волей-неволей становились непримиримыми врагами православной Москвы.

Имя русское оставалось ещё в обиходе и название Русь встречалось во всех польских документах, пока постепенно не заменилось на украинское. А официальный статус оно получает только в 1863 году, когда австрийцы (Галиция после раздела Польши попала в подданство Австрии) принялись с ещё большим напором насаждать среди галицко-русской молодёжи украинофильский сепаратизм, а также латинскую азбуку вместо кириллицы. Прекрасно зная, что церковно-славянский язык употреблялся у южных и восточных славян не только при богослужении, но и был в то же время письменным языком.

А само название ‘Украина’ происходит от слова ‘окраина’, означающего землю, расположенную на краю. Впервые оно было запущено в оборот поляками. Не мешало бы тут также напомнить и о том, что когда и в титул московских царей были внесены слова: ‘И всея Руси’, то больше всего против этого восстали те же шляхтичи. Сразу почуяв, чем это им грозит: ибо в сознании русского народа всё ещё сохранялась память о нашем изначальном единстве. И поэтому московские цари заявляли тем самым о своих правах и на все другие южнорусские земли. И если поляки стремились ополячить всё русское население, то австрийцы принялись за создание уже отдельной украинской нации. ‘Если из русских рук будет вырвана русская школа, тогда только в Галичине возникнет настоящая антирусская Русь, связанная унией с поляками, крепкий вал для Австрии против России’, — так писали австрийские газеты в ту же пору, просчитывая наперёд, что сулит им эта удачно разыгранная украинская карта. Ведь они уже и тогда считали славян народом-навозом (об этом писал в своей знаменитой книге ‘Европа и Россия’ Данилевский), а Австро-Венгрию ‘унавоженной нивой, на которой подготовляется новый расцвет германства’.

И открывали специальные школы, а во Львовском университете тоже поощряли всех перевёртышей. Внушая особо рьяным поборникам украинства мысли о том, какую роль они могут сыграть в будущем. Создав отдельное украинское государство от Карпат до самого Кавказа.

Вот и вскружили голову многим из них так, что они забыли всё своё прошлое, как боролись и умирали их деды и прадеды за веру православную. И за то, чтобы сохранить изначальное имя своё русское. Но австрийцы, увидев, как русское население не желает отказываться от своего имени и считает украинцев кровными братьями, решили всё-таки отделить всю малороссийскую ветвь русского народа от России. Как делали до этого на тех же Балканах, когда во время оккупации Боснии и Герцеговины изобрели особый боснийский язык, а после этого — вбили клин и между православными сербами и хорватскими католиками. Объявили они войну и русскому языку, усиленно насаждая новый литературный. Хотя большинство галичан по-прежнему отстаивали тогда национальное и языковое единство всей Руси, твёрдо веря, что Киев является матерью городов русских, а Киево-Печерская лавра, наша общая духовная купель, откуда монахи растекались по всей северо-восточной Руси, и что пришедший вначале во Владимир на Клязьме, а затем и переселившийся в Москву митрополит Пётр был выходцем с Волыни. Так же, как и возглавлявший засадный полк во время Куликовской битвы Боброк со своими верными дружинниками. Да и что основателем Москвы тоже был ни кто иной, а как киевский князь Юрий Долгорукий (он и похоронен в Киеве, в церкви Спаса на Берестове), о нашем единстве вещал во время Переяславской рады в 1654 г. и сам предводитель поднявшихся на борьбу с поляками казаков Богдан Хмельницкий: ‘От Владимира святого крещения одна наша благочестивая христианская вера с Московским государством, и имели одну власть, а отлучили нас неправдою и насилием лукавые ляхи’.

А мы вот теперь отчего-то забываем об этом и признаём во всеуслышание отколовшуюся Украину. А, по сути, сдаём всё наше единое русское прошлое тому же враждебному иезуитскому Западу.

Но, чтобы сохранить свой народ и всю русскую целостность, надо прежде всего знать подлинные истоки. По-прежнему одним из самых важных элементов является наш язык, возникший ещё задолго до крещения Руси и принятия письменности. Историк М.П. Погодин отметил в связи с этим и такую вот очень важную сторону: что в Малой Руси со времён Рюриковичей и до нашествия татаро-монгол говорили совсем иначе, чем нынешние украинцы. Ведь после разгрома Киева одни из оставшихся в живых ушли на северо-восток — в Ростов, Суздаль, Муром, а другие на юго-запад — на Волынь, в Галичину, Подолье, Буковину. Всё Поднепровье, с Черниговым и Переяславлем больше двух столетий оставалось брошенным и пустынным. А когда сюда возвратились их потомки с запада, то язык у них был уже во многом изменённым под влиянием польского и других народностей.

Не оставил без пристального внимания украинской письменности и составитель живого Великорусского словаря В.И. Даль: ‘У соседей наших, братьев одного корня, славянский язык слился с западными языками и образовал новый язык, обильный принятыми в себя источниками; но от этого насилия его обдало мертвизною, и он окоснел, что ярко выразилось утратою им своего слогоударения, которое раз навсегда замерло на предпоследней гласной’.

Но цель тех же западных украинских писателей остаётся прежней — любыми способами не допустить возрождения нашего общего письменного языка. Доказать, что нынешний литературный язык в Москве был создан на базе лишь северо-восточных говоров, тогда как южные и западные регионы остались как бы обделёнными! Посему-то принялись за создание собственного литературного языка. Некоторые русские писатели и художники в XIX веке, не усмотрев в этом огромной опасности и возможного раскола, поддержали вдобавок того же поэта Тараса Шевченко, вызволив его из крепостной неволи. Но именно Шевченко вскоре стал главным вдохновителем украинского становления. Его поэтический сборник ‘Кобзарь’ служил настольной книгой не для одного последующего поколения. И такие возносимые ныне на Украине ‘письменники’, как Котляревский, Квитка-Основьяненко, Вовчок, Иван Франко, Леся Украинка, породили уже сугубо ‘рiдную’ украинскую литературу. В формах, удаляющихся от общерусского языка, вытесняя из всей письменности церковно-славянизмы, а вместо них внося как можно больше местных просторечных слов и через то добиваясь полной автономии.

Но, в отличие от них, величайший писатель Н.В. Гоголь мечтал об единой Святой Руси, не отдавая первенство ни южанам в Киеве, ни северянам в Москве. Считал нас единым русским народом и стремился создать такой же общий литературный язык, не отрицая всего лучшего и в малорусском наречии. Черпая из этой общей копилки все самые ёмкие образные слова, а не идя у тех же западенских националистов на поводу и не привнося в наш язык ничего чужеродного.

И посему хочется всё-таки верить, что нынешняя Украина не станет разменной монетой. Что найдутся и там такие люди, в ком ещё не погасла память о наших общих русских корнях. Ведь украинцами могут быть только униаты, а все православные — русские! Ибо как говорил святой Лаврентий Черниговский: ‘Владимир крестил Русь, а не Украину’. И об этом нельзя забывать особенно в нынешнее тысячелетие памяти Владимира-Крестителя, предрешившего тогда ещё избрание всего этого нашего, поистине великого судьбоносного пути.

Анатолий ЯКОВЕНКО,
писатель

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924