СПРАВЕДЛИВОСТЬ — ДУХОВНАЯ ОСЬ РУССКОГО МИРА (СОВЕСТЬ, ПРАВДА И ЗАКОН)1 min read

Илья Глазунов. Вечная Россия. 1988 годУже в скифский период у древних славян зарождаются основы духовной цивилизации, прослеживаются поклонения добрым началам жизни, стремления к самоуправлению и общинности, нестяжательству, презрению к богатству. Греческий ученый Страбон отмечает характерные черты славян: добротолюбие (любезность), справедливость и простоту.

Именно следование справедливости привело восточных славян к принятию христианства, ибо славяне еще задолго до крещения фактически жили по заповедям Нового Завета.

В понятии восточных славян справедливость — одна из семи человеческих добродетелей, сложное моральное понятие, означающее совершение поступков по правде, по совести, по закону.

В православном понимании справедливость — прежде всего совершенное следование заповедям Божиим. В ‘Изборнике 1076 г.’ справедливость объясняется так: ‘Творящим добро воздай почет, творящих зло наказывай. Не оправдывай виновного, даже если он и друг тебе, не обижай правого, даже если он и враг тебе’. Справедливость в понятиях Святой Руси осуществляется не просто стремлением к справедливости, а любовью. Для того чтобы быть справедливым, надо быть самоотверженным, то есть как бы несправедливым к себе. В сборнике ‘Пчела’ (к. XII — н. XIII) говорится: ‘Человек справедливый не тот, кто не обидит, а который мог бы обидеть и не захотел’.

Это же понимание справедливости проводится у русских мыслителей и более позднего времени. ‘Справедливость в нравственном смысле, — пишет В.С. Соловьев, — есть некоторое самопожертвование; ограничение своих притязаний в пользу чужих прав. Справедливость не есть простое равенство, а равенство в исполнении должного’.

 
Справедливость — доблесть избранных натур, правдивость — долг каждого порядочного человека (В.О. Ключевский). Справедливость есть моральная уверенность. Следовать в физическом мире правилу ‘ничего лишнего’ есть умеренность, в моральном — справедливость. Справедливость есть крайняя мера добродетели, к которой обязан всякий. Выше ее — ступени к совершенству, ниже — порок (Л.Н. Толстой).

Справедливость — главная среди добродетелей: она уравновешивает все человеческие достоинства и формирует добродетель, которая в понятиях Руси — направленность разума и воли человека к добру, внутреннее желание творить добро. В православном сознании обычно существуют семь основных добродетелей — вера, надежда, любовь, мудрость, мужество, справедливость и воздержание. Добродетель ведет к спасению и блаженству. Высшая добродетель — в полном самоотречении ради спасения ближних. ‘Не место может украсить добродетель, но добродетель место’ (‘Пчела’, XII-XIII вв.). ‘Беспорочность поставляет себе правилом не делать того другому, чего бы не пожелал себе. Добродетель распространяет это правило гораздо далее и велит делать то другим, чего бы пожелал себе’ (Д. И. Фонвизин).

Справедливость — необходимое условие добротолюбия — одного из основополагающих понятий русского мировоззрения. Основы добротолюбия излагаются еще в ‘Изборнике’ 1076 г. Его составитель Иоанн Грешный вопрошает: ‘Что есть воля Божия, что требует Небесный Царь от земных людей?’ И отвечает: милостыни и добра. Благочестив не тот, кто проводит время в постах и молитвах, но кто добродетелен в жизни, творит благо ближнему, праведная вера обязывает прежде всего служить людям. Это и есть милостыня Богу, исполнение его просьбы. Это противопоставление обрядовой стороны Православия и его сущности несло в себе известный соблазн, бывший следствием языческого периода, когда те же самые идеи воплощались вне христианского обряда. Православие укрепило культ добротолюбия, освятив и усилив лучшие черты русского народа.

В сборнике житейской мудрости ‘Пчела’, одной из любимых книг русского человека с XII по XVIII в., идеи добротолюбия занимают также главное место. Человек должен стремиться к совершению благих дел. Православный, не совершивший при жизни добра, умирает не только телом, но и душой. Пагубен не только грех, но и отсутствие добрых дел. Человек должен быть добродетельным и праведным, а не лукавым и злым, постоянно проводить границу между добром и злом, вытесняя зло, и таким образом он становится равным Богу (конечно, в моральном смысле).

На Руси православное христианство стало добротолюбием, вобрав в себя все прежние народные взгляды на добро и зло и оптимистическую веру в добро и справедливость. Соединив нравственную силу дохристианских народных воззрений с мощью христианства, русское Православие обрело невиданное нравственное могущество в сердцах и душах русских людей. Вера в Бога как в Добро и Справедливость и путь к Богу через Добро и Справедливость пронизывают русское национальное сознание, отражаясь, в частности, в сотнях народных пословиц и поговорок, посвященных теме добра: ‘Без добрых дел вера мертва пред Богом’, ‘С Богом пойдешь — к добру путь найдешь’, ‘Кто добро творит, тому Бог отплатит’, ‘За добро Бог плательщик’, ‘Кто добро творит, того Бог благословит’, ‘Не хвались родительми, хвались добродетельми’, ‘Богу — хвала, а добрым людям — честь и слава’, ‘Не стоит город без святого, селение без праведника’.

Понятия добра и зла, что хорошо и что плохо, понятие справедливости составляют жизненный кодекс русского человека. ‘Жизнь дана на добрые дела’, — говорит он. ‘Живи так, чтоб ни от Бога греха, ни от людей стыда’, ‘Доброе дело и в воде не тает’, ‘Доброе дело крепко’, ‘Доброе дело навек’, ‘Доброму везде добро’, ‘Праведен муж весь день ликует’, ‘За доброго человека сто рук’, ‘Добрый человек надежнее каменного моста’, ‘Сам потерпи, а другого не обидь’.

В понимании справедливости у русских обязательным условием, согласно которому она может осуществиться, претвориться в жизнь, является сочетание духовно-нравственных ценностей русского народа — жить по совести и правде. Причем юридические основания не являются главными в осуществлении справедливости. Только совесть и правда могут обеспечить справедливость в жизни. Для осуществления справедливости в России XVIII в. Екатериной II были созданы совестные суды. Они судили не только на основании одних законов, но и по ‘естественной справедливости’. Им предписано было руководствоваться в своих решениях ‘человеколюбием, почтением к особе ближняго и отвращением к угнетению’.

Совестные суды состояли из судьи и шести заседателей, по два от сословий: дворянского, городского и сельского; заседатели последних двух сословий не принимали участия в решении дел, касавшихся одних дворян. В совестный суд поступали: а) тяжбы, по которым сами спорящие обращались к разбирательству; б) переданные из других судебных мест уголовные дела, в которых усматривались смягчающие обстоятельства (преступления о безумных или малолетных и дела о колдовстве). Разбор гражданских дел в совестном суде имел примирительный характер; сначала судьи требовали от тяжущихся указания на средства к примирению; если невозможно было их согласить, им предлагали избрать посредников, по одному или по два от каждой стороны. Посредники присоединялись к совестному суду и вместе с ними изыскивались средства к примирению тяжущихся; если посредники были одного мнения, то совестный суд утверждал их соглашение, в противном случае предлагали им свое собственное мнение, а при несоглашении посредников с этим мнением оно предлагалось самим тяжущимся; если они не мирились, их отсылали к обыкновенным гражданским судам. Апелляция приносилась высшему совестному суду только по делам уголовным. Совестные суды сохранялись в русском законодательстве до самого введения либеральных судебных уставов.

Причиной ликвидации совестных судов в России была либеральная реформа Александра II, переведшая законодательство России на новые рельсы. Западное законотворчество основывалось на формальном понимании справедливости (equity) и сводило ее к категориям юридического права. Понятие же совести в соблюдении справедливости фактически не принимается в расчет.

В России совесть наряду со стремлением к правде была важнейшим условием справедливости.

Совесть — внутренний духовно-нравственный закон русского православного человека. Она является особой формой выражения таких основополагающих понятий православного христианства, как любовь к ближним, нестяжательство, добротолюбие, правда и, конечно, справедливость. Совесть свидетельствует о богоподобии человека и необходимости исполнения заповедей Божьих. По словам премудрого Сираха, Бог положил око Свое на сердца людей (Сир. 17;7). Как внутреннее божественное состояние, совесть неподкупна, с ней нельзя договориться. После совершения дурного дела совесть немедленно мучает и карает человека, преступившего нравственный закон. ‘Совесть с молоточком, — говорят русские пословицы, — и постукивает, и подслушивает’, ‘Совесть без зубов, а загрызет’, ‘Как ни мудри, а совесть не перемудришь’, ‘За совесть и за честь хоть голову снесть’, ‘Береги платье снову, а честь смолоду’, ‘Добрая совесть — глаз Божий’, ‘В ком стыд, в том и совесть’.

Совесть есть власть духа и справедливости над инстинктом, однако без раздвоения их, ибо эта власть осуществляется теми корнями духа, которые живут в самом инстинкте: именно поэтому человек совершает совестный поступок с уверенностью в своей правоте, с интуитивною быстротою и инстинктивной страстной цельностью, что нередко воспринимается другими несовестными людьми как ‘безрассудство’. Совесть и стремление к справедливости есть как бы глас Божий, цельно овладевший человеком, его инстинктом и его судьбою. Совесть есть голос целостной духовности человека, в которой инстинкт принял закон Божий как свой собственный, а дух приобрел силу инстинктивного влечения. Совесть есть инстинктивная потребность в нравственном совершенстве и неколебимая воля к нему (И.А. Ильин). Совесть есть тот высший закон всех живущих, который каждый сознает в себе не только признанием прав этого живущего, но и любовью к нему. Указания совести безошибочны, когда они требуют от нас не утверждения своей животной личности, а жертвы ее. Если жизнь не приходится по совести, то одурманиванием совесть сгибается по жизни. Берегись всего того, что не одобряется твоею совестью (Л.Н. Толстой). В идеале общественная совесть должна сказать: пусть погибнем мы все, если спасение наше зависит лишь от замученного ребенка, — и не принять этого спасения (Ф.М. Достоевский). Под свободой совести обыкновенно разумеется свобода от совести (В.О. Ключевский).

Но справедливости нет и без чувства правды. Правда, истина на деле, истина во образе, во благе; правосудие, справедливость — одно из высших понятий Руси. ‘Не в силе Бог, а в правде’, — говорил русский человек, подразумевая под ней меру добра и справедливости, абсолютную истину души. ‘Бог правду видит’, ‘Правда живет у Бога, а кривда — на земле’, ‘Правда груба, да Богу люба’, ‘Правда гневна, да Богу мила’, ‘Все минется, одна правда останется’.

Жизнь прожить следует только по-доброму, по правде, по справедливости. Народная мудрость проводит эту мысль постоянно. А.Н. Афанасьев в предисловии ко второму изданию ‘Народных русских сказок’ (1873 г.) отмечает: ‘:всегда сказка, как создание целого народа, не терпит ни малейшего намеренного уклонения от добра и правды. Она требует наказания всякой неправды и представляет добро торжествующим над злобою, напр., сказка о правде и кривде задает практический вопрос: как лучше жить — правдою или кривдою? Выведены два лица, из которых каждый держится противоположного мнения: правдивый и криводушный. Правдивый — терпелив, любит труд, без ропота подвергается несчастию, которое обрушилось на него по злобе криводушного, а впоследствии, когда выпадают на его долю и почести, и богатство, он забывает обиду, какую причинил ему криводушный, вспоминает, что некогда они были товарищами, и готов помочь ему. Но чувство нравственное требует для своего успокоения полного торжества правды — и криводушный погибает жертвою собственных расчетов’.

‘Основная болезнь народная, — писал в свое время Ф.М. Достоевский, — жажда правды, но неутоленная’. С конца XVII века на глазах у простого русского человека рушили его основы, глумились над его святынями. Он видел непонимание и враждебность к нему со стороны ‘господ’ и так называемой интеллигенции. Русский человек понимал, что по отношению к нему творится несправедливость, неправда, но в душе остро верил в торжество справедливости и правды.

Правда — воздух, без которого нельзя дышать (И.С. Тургенев). Никакой туман не устоит против лучей правды (Ф.М. Достоевский). Правда, хотя бы и жестоко выраженная, не должна быть страшна никому (Н.И. Пирогов). Только правда, как бы она ни была тяжела, — легка (А.А. Блок).

Правда — это победа совести в человеке, общая совесть людей. Не всякая сила стоит за правду, но всякая правда заявляет о себе силой. Правда приближается к человеку в чувстве силы и является в момент решения бороться: бороться за правду, стоять за правду, но всегда правда о себе докладывает силой. Правда требует стойкости: за правду надо стоять или висеть на кресте, к истине человек движется. Правды надо держаться — истину надо искать (М.М. Пришвин).

В понятиях Святой Руси право, закон должны носить прежде всего нравственный, а не формальный характер, соответствовать правде и справедливости. Нравственный закон считался выше закона писаного, формального. Но и формальный закон зачастую отождествлялся со словом ‘правда’, стремясь, по-видимому, подчеркнуть, что идеалом исполнения закона является правда. Слово ‘правда’ вошло в название первого русского сборника законов Русская Правда’.

Как справедливо отмечал И.Л. Солоневич, русский склад мышления ставит человека, человечность, душу выше закона и закону отводит только то место, какое ему и надлежит занимать: место правил уличного движения. Когда закон вступает в противоречие с человечностью и справедливостью, — русское сознание отказывает ему в повиновении.

В народном сознании понятие ‘закон’ противопоставляется понятиям ‘правда’ и ‘справедливость’, причем в таком же духе, как в ‘Слове о Законе и Благодати’ митр. Илариона. Формальному закону противостоит жизнь по душе, по правде.

‘Хотя бы все законы пропали, только бы люди правдой жили’, — говорит народная пословица. ‘Все бы законы потонули да и судей бы перетопили’.

Правда — это нравственные принципы, по которым живет народ, закон — это нечто навязанное ему со стороны и не всегда справедливое для него. Закон, сочиненный правящим классом для простых людей, — средство их утеснения. Он провоцирует грех, обиду и преступления.

Народные пословицы так и говорят: ‘Не будь закона, не стало б и греха’, ‘Где закон, там и обида’, ‘Где закон, там и преступление’, ‘Закон, что дышло, куда поверну, туда и вышло’.

Впрочем, русские люди понимали, что законы нужны и полезны, но не уважали их потому, что они служили средством их утеснения: ‘Законы святы, да законники супостаты’, ‘Не бойся закона — бойся судьи’.

Многие русские отношения регулировались не правом, а совестью и обычаем (прежде всего жизнь крестьянской общины). Русское правосознание было ориентировано на жизнь по совести, а не по формальным правилам. ‘Никогда русский человек не верил и не будет верить в возможности устроения жизни на юридических началах’ (Л.А. Тихомиров). Этим он отличался от западного человека. ‘Европейское правосознание формально, черство и уравнительно; русское — бесформенно, добродушно и справедливо’, — писал И.А. Ильин. Для западного обывателя любой преступник — злодей, а для русского человека — жертва обстоятельств.

Наказанный по суду преступник в народном сознании — несчастный, ему сочувствуют, ему нужно помогать милостью.

Правосознание совести вовсе не означало анархии в народной жизни. В России сложились достаточно жесткие и строгие нормы поведения в среде коренных русских людей, прежде всего крестьян, которые регулировались не юридическими установлениями, а силой общественного мнения. Пренебрежение законом в XVIII-XIX вв., неверие в него среди простых людей объяснялись тем, что они чувствовали в нем навязанную извне силу, противоречащую традиции и обычаю.

Отсутствие правосознания совести в западных странах, диктатура формального закона приводят к иному пониманию справедливости. В западных странах и по сей день господствует понимание справедливости по Г. Спенсеру, который различал в справедливости две стороны. Положительная сторона заключается в признании за каждым человеком права на беспрепятственную деятельность и на пользование теми благами, которые она приносит; а так как люди одарены различно, то и в результате их действий неизбежно неравенство. Отрицательная сторона справедливости заключается в сознании того, что существуют пределы, обусловливаемые наличием других людей, имеющих одинаковые права, уважение к которым является необходимейшим условием общественной жизни; в мысли о сферах действия, взаимно ограниченных, заключается понятие равенства. Неуравновешенная оценка этих двух элементов ведет, по мнению Спенсера, к расходящимся нравственным и социальным теориям. Так, в идее справедливости, выработанной греческой философией, преобладает элемент неравенства. В диалогах Платона справедливым признается ‘правило о том, чтобы индивидуумы не брали принадлежащего другому и, в свою очередь, не лишались принадлежащего им самим’. Справедливость состоит поэтому в том, ‘чтобы каждый человек имел и делал то, что ему принадлежит’; несправедливо браться за занятие другого человека и ‘пробивать себе путь’ из одного класса в другой.

Классическое для Запада понимание справедливости выражается в формуле Гиллеля: ‘Не делай другим того, чего не желаешь себе’, — формуле, сводящейся к принципу равноценности всех людей, что далеко не равнозначаще признанию равенства относительно пределов человеческой деятельности. Эта формула была подвергнута справедливой критике с позиций христианских заповедей любви Владимиром Соловьевым.

Разное понимание справедливости и связанных с ней духовно-нравственных категорий в Русской и Западной цивилизациях разверзло между нами глубокую пропасть.

Эту пропасть мы сумеем преодолеть только тогда, когда Русский мир и объединившиеся вокруг него славянские народы выполнят свою всемирную задачу — освободить человечество от того одностороннего и ложного развития, которое получила история под влиянием Запада.

Олег ПЛАТОНОВ

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924