«Сейчас, как никогда, актуальны размышления великого русского писателя и публициста» Александр Солнцев1 min read

Сергий НилусИмя православного русского писателя и  патриота Сергея Александровича Нилуса стоит особняком среди имен русских писателей. Творческое наследие его многогранно и имеет огромное значение для всех русских патриотов.

  Сергей Александрович Нилус родился 25.08 (6.09) 1862 года в малорелигиозной семье дворянина Александра Петровича Нилуса.  Окончил третью Московскую гимназию, затем  поступил на юридический факультет Московского университета. По окончании университета, в 1888 году,  был назначен помощником мирового судьи Сурмалинского отдела Эриванского суда в местечко Баш-Норашен Шаруро-Даралагезского уезда. В том же году, оставив службу, он удалился в своё имение Золотарёво, в  Мценском уезде,  занявшись сельским хозяйством и торговлей.

   Вначале  мировоззрение Сергея Александровича  было либерально — демократическим, затем сказалось влияние философии Фридриха Ницше. Но в  конце 1890 — х годов  произошёл глубокий внутренний перелом в мировоззрении Нилуса. Его духовное возрождение совершилось благодаря встречам с Иоанном Кронштадтским, который исцелил его от серьёзной болезни горла и вернул к полноте Православной веры. Эта встреча пробудила в Нилусе желание защитить с помощью печатного слова устои Самодержавия и Православия.

  Летом 1900 года Нилус впервые посетил Саровский и Дивеевский монастыри, где познакомился с известными подвижницами игуменией Марией  и блаженной Пашей Саровской.   В июне 1901 года С. А. Нилус впервые посетил великую духом старчества Оптину пустынь.

   Окончательное обращение его  в Православие совершилось, когда, мучимый болезнью, он приехал в Кронштадт к св. отцу Иоанну. Здесь, припав к ногам желанного утешителя, Нилус говорил ему о своих скорбях, открывал ему всю свою грешную душу и приносил покаяние во всем, что тяжелым камнем лежало на сердце.

    Это было за всю мою жизнь первое истинное покаяние: впервые я всем существом своим постиг значение духовника как свидетеля этого великого Таинства, свидетеля, сокрушающего благодатью Божией в корне зло греха и гордости человеческого самолюбия. Раскрывать язвы души перед одним Всевидящим и Невидимым Богом не так трудно для человеческой гордости: горделивое сознание не унижает в тайной исповеди перед Всемогущим того, что человеческое ничтожество называет своим «достоинством». Трудно обнаружить себя перед Богом при свидетеле, и преодолеть эту трудность, отказаться от своей гордости — это и есть вся суть, вся таинственная, врачующая с помощью Божественной благодати сила исповеди. Впервые я воспринял всей своей душой сладость этого покаяния, впервые всем сердцем почувствовал, что Бог, именно Сам Бог, устами пастыря, Им облагодетельствованного, ниспослал мне свое прощение, когда о. Иоанн сказал мне: «У Бога милости много — Бог простит». Какая это была несказанная радость, каким священным трепетом исполнилась душа моя при этих любвеобильных, всепрощающих словах! Не умом я понял совершившееся, а принял его всем существом своим, всем своим таинственным духовным обновлением. Та вера, которая так упорно не давалась моей душе, несмотря на видимое мое обращение у мощей преподобного Сергия, только после моей сердечной исповеди у о. Иоанна занялась во мне ярким пламенем. Я сознал себя и верующим, и православным.

  В 1902 году он  получил в Дивеевском монастыре архив Николая Александровича Мотовилова, собеседника преподобного Серафима Саровского.   Беседа преподобного Серафима Саровского с Н. А. Мотовиловым «О цели христианской жизни» увидела свет перед самым прославлением преподобного, в мае 1903 года. Нашедший  рукопись среди бумаг «служки Серафимова» С. А. Нилус свидетельствовал, что обретение этих записок, как и само прославление преподобного Серафима, явилось чудесным исполнением предсказанных Саровским старцем событий.

     Сергей Александрович сотрудничал в «Московских ведомостях», был автором многих статей в этой газете. В это время к Нилусу попала рукопись под общим заглавием «Протоколы собраний сионских мудрецов», которую он опубликовал  в 1905 году во 2-м издании книги «Великое в малом».

   В начале 1905 года Сергей Александрович  продал Золотарёво и поступил на службу в канцелярию по делам дворянства Министерства внутренних дел помощником делопроизводителя (в чине губернского секретаря; в 1906 году он — коллежский секретарь). В  феврале 1906 года в Петербурге С. А. Нилус обвенчался с фрейлиной государынь императриц Еленой Александровной Озеровой, дочерью посланника в Афинах, а затем в Берне обер-гофмейстера Александра Петровича Озерова. В  это время Нилус предполагал принять священство и стать сельским пастырем. Эти планы, однако, не осуществились, и в том же году Нилусы покинули Петербург,   поселившись  в г. Валдае.

    Здесь  С.А. Нилус продолжает разрабатывать основную тему своего творчества — апокалиптические события грядущего времени. «О том, чему не желают верить и что так близко», — таким эпиграфом он предварил самую провидческую свою книгу  «Близ есть, при дверех», увидевшую свет в 1911 и выдержавшую четыре издания. Последнее, предпринятое в январе 1917, было по приказанию Временного правительства почти полностью уничтожено.

  До  1912 года Нилусы жили в Оптиной пустыни.  Результатом разбора скитских рукописей, ознакомлением с духом и строем жизни насельников монастыря стала книга «Святыня под спудом».  Дневник, который здесь вёл Нилус, печатался в «Троицком слове», а в 1916 году под заглавием «На берегу Божьей реки» вышел отдельной книгой. В 1912 году, после инспекции монастыря архиепископом Серафимом и вынужденным отъездом из него старца Варсонофия, Нилусы также вынужденно возвратились в Валдай, где жили до 1917 года.

   С лета 1917 года по апрель 1923 года Нилусы жили в усадьбе князя Николая Давидовича Жевахова Линовица в Малороссии. После революции 1917 года Нилуса преследовали советские власти —  многократно арестовывали и держали по несколько месяцев в заключении: в 1923, 1924, 1925, 1927, 1928 годах, однако каждый раз выпускали на свободу. В 1926 году Нилусы переехали в Кролевец Черниговской губернии, в 1928 году — в село Крутец, близ Александрова Ивановской области.

  Скончался С. А. Нилус 14 января 1929 года. Похоронен в селе Крутец. Ныне верными почитателями памяти С.А. Нилуса на его могиле установлен православный восьмиконечный крест.

  В первые послеоктябрьские годы за чтение и хранение книг Нилуса расстреливали, затем на протяжении более чем полувека имя писателя было под строжайшим запретом. Однако и позже, уже в эпоху «гласности», в середине 1990-х годов статья о Нилусе по настоянию филологов К.М.Азадовского, Н. А. Богомолова, А. В. Лаврова, Р.Д.Тименчика была изъята из академического словаря «Русские писатели. 1800-1917».

   Ныне творческое наследие выдающегося духовного писателя и философа вновь доступно широкому кругу читателей.   В 2003-2005 годах вышло полное собрание сочинений С. А. Нилуса в пяти томах. В 2001 обществом «Православный Петербург» учреждена премия им. С.А.Нилуса «за литературные труды, в которых выявляется историческая правда о прошлом России». Ее первым лауреатом стал А.Н.Стрижев.

   Несмотря на жесточайшие испытания и гонения, Нилус до конца дней продолжал записывать рассказы о проявлениях святости на Руси, о государе-мученике Николае Александровиче, о спасительной силе покаяния.

   Сергей Александрович Нилус чудом избежал смерти в послереволюционное время — он умер своей смертью в     1929   году. Но  современные либерал — демократы, последователи «комиссаров в пыльных шлемах» до сих пор не дают ему покоя, называя выдающегося  писателя, великого русского патриота,  «мракобесом» и «черносотенцем». Но в сердцах русских патриотов навсегда останется память о великом  православном писателе, до конца жизни своей преданном Православной Вере Христовой и русскому народу!

    Сергей Александрович Нилус был не только известным русским православным писателем, но и блестящим публицистом; его волновали многие проблемы Российской империи.   В частности,  в  своей статье  «Корень зла. Истинная болезнь России», написанной еще  в 1899 году, он подвергает уничтожающей критике  пореформенную систему тогдашнего  земского самоуправления.

   Начинает автор с анализа исторических примеров народовластия и приходит к выводу, что эта система политического  устройства, включающая элементы демократии,  неэффективна, эфемерна и нежизнеспособна. Недаром ещё в древнем Риме демократия выродилась в монархию. Нилус вспоминает  Великую французскую революцию, прямо называя её масонской, как и её знаменитые лозунги: «Liberte, Egalite, Fraternite»,  и отмечает, что французы уже глумятся над ними — ничего из этого набора они не получили. Необузданная свобода, по мнению автора, приводит к кровавому произволу. В результате «демократических преобразований», по мнению автора,  Запад впал в мракобесие, Америка полностью находится под властью золотого тельца.

 Сергей Александрович  уверен — для России нет другого варианта политического устройства, кроме самодержавного и  «всякое  умаление этой Власти — тяжкая болезнь России, утрата Россией этой Власти — её смерть без воскресения». «Россия больна», — утверждает автор. В чем же суть этой болезни? Её корень  автор видит в системе выборного самоуправления в виде земств.

   Как известно, земства как форма народного самоуправления  были введены ещё Александром II. В основу формирования земств была положена выборная система, и именно она  вызывает резкое осуждение  автора:

  При выборной системе отсутствует сплошь и рядом даже сознательное отношение к местным, областным нужда и интересам — все сводится к торжеству мелкого честолюбия, задуманной партийной интриги и к удовлетворению партийных вожаков жалованьем и почестями за счет выдвинувшего их общества избирателей.

   Прослеживая избирательную психологию с самых мелких административных единиц — села и волости, автор рисует печальную картину: вследствие безграмотности крестьян, политическая программа кандидатов на избрание не подвергается обсуждению, а сами выборы происходят до боли знакомому нам сценарию:

Зато во всю свою ширь и во всю мощь начинает работать матушка — водочка: «Иван Петров стравил сходу пять ведер, да его не взяла! Петр Иванов дал на семь, его и выбрали».

  Нравственные качества кандидата в расчет не принимаются —  никто из избирателей в простоте сердечной о них  просто  не задумывается. И далее — описание совершенно современной  проблемы, когда во власти оказываются не самые лучшие представители рода человеческого:

  Коренной, истовый хозяин или, как их у нас называют, «портовой» хозяин из крестьян на эту должность идет туго по неохоте к службе вообще, из боязни служебной ответственности за других, да, просто за недосугом. На мелкие же полицейские, сельские должности, скудно даже для крестьянского бюджета оплачиваемые, тянут «силом» (насильно) самую, что ни на есть, последнюю дрянь деревенскую. Тем не менее, эта дрянь, иной раз даже против своей воли сделавшаяся «начальством», с получением в свои руки власти начинает немедленно давить своего брата — мужика, до известной степени ему импонировать и кончает тем, что спивается с кругу от лишних, перепадающих ему «с миру» стаканчиков.

  Выборное начало деревенского самоуправления выродилось, по словам автора, в возможность лишний раз выпить на «мирские» средства, в крайнем случае — в складчину. Это «пьяное» самоуправление, по мнению Нилуса, должно быть заменено институтом земских начальников на назначаемой основе.

  Основанием могущества Российской империи Нилус считает три принципа: Вера, Царь и Отечество.  Покушение хотя бы на один из этих принципов влечет за собой нарушение «Божественной гармонии» власти. Всякое покушение на начала Веры, например, ведет к   утрате  религиозного чувства в народе, а это ведет к нравственной смерти всякого русского человека. Царская власть основывается на началах Святой Церкви и не подлежит никаким ограничениям, кроме религиозных. «Даже у пчел в дикой природе существует система иерархии», — замечает автор. 

   В статье Нилус описывает   до боли знакомое —  конфликты представителей государственной власти — губернаторов — с земскими управами в Тульской и Курской губерниях. Это выглядит как яркая иллюстрация  к  недавним событиям в России — конфликты между губернаторами и мэрами крупных городов уже давно стали притчами во — языцех.   Прошло более ста лет  со времени выхода в свет этого труда Нилуса, а ситуация повторяется с  пугающей  точностью.

  Далее автор продолжает анализ деятельности земств (местного самоуправления) за сорок лет его существования. В ведение самоуправления на местах были отданы народное образование, народное здравоохранение, народное продовольствие и самообложение.

   К сожалению автора, земское народное образование фактически выродилось в антигосударственное: сельские учителя и учительницы втолковывают своим ученикам, что «порядки у нас дурные, что скоро наступит другой, лучший порядок, когда бедные отберут землю у богатых».  Были случаи, замечает автор,   когда сельские учителя   превозносили Стеньку Разина, ставили его в пример. Таким образом, в самом начале своего жизненного пути молодое поколение получало уроки анархии и нигилизма. Религия в земских школах подвергалась осмеянию, правила Веры — глумлению. Такое «образование» дало обществу, по мнению Нилуса, «вконец испорченных полуграмотных дикарей». За сорок лет своего существования земская школа, съевшая миллионы денежных средств, «выпустила из своих стен на свет Божий только одну развращенную тьму невежества».

  По мнению автора, земские школы нужно заменить на церковные, повысить умственный и нравственный ценз духовенства и установить  материальную независимость священников от паствы, то есть выплачивание им жалованья государством.

  Анализ Нилусом системы земского здравоохранения приводит к не менее удручающим выводам. В земских больницах можно увидеть только «полную беспомощность, от которой гибнет ежегодно сотнями тысяч деревенская масса, гибнет безгласно, безропотно, в одной надежде на Бога, да на все ещё орудующих по темным деревням знахарей». Держится эта земская медицина только в некоторых местах исключительно благодаря помощи помещиков — землевладельцев. Там и больницы приобретают чистый вид и появляются необходимые медицинские средства. Вся деятельность земского здравоохранения свелась к выписке лекарств по нищенским нормам и неаккуратной выдаче жалованья земским врачам.  Особенно катастрофической становится ситуация в земской медицине во времена эпидемий. Забыв про самоуправление, земское медицинское начальство «с поджатым хвостом» идет за помощью к правительству. «Горделивое самосознание прячется тогда в задний карман и униженно признается собственное бессилие».

  В деле обеспечения народа продовольствием роль земства тоже неприглядна, сетует автор. Получив от старого режима намолоченные за несколько лет мужицкие скирды, земство развратило крестьянство, приучив его к дармовому хлебу.

  Заканчивая разбор деятельности земств, автор буквально вопиет:

  Банкротство, самоуправленческих касс, городских и земских, голод и болезни народа, победоносного шествия которых не могут остановить даже знаменитые земские мосты, — все это вопиет к Царю, единому нашему упованию. Мы задыхаемся во мраке нашего земского бесправия и безначалия. Должны быть восстановлены во всей их неземной красоте три великих принципа земли русской: Вера, Царь и Отечество, перед которыми да сокрушатся все сопротивные силы.

 Автор не только подвергает уничтожающей критике существующую систему земств — местного самоуправления, но и выдвигает конкретные предложения по исправлению ситуации: он разработал целую программу реформирования земств из 29 пунктов.

   По его мнению, вместо земств  необходимо ввести институт Земских начальников из числа дворян, которые бы подчинялись губернаторам. Существующее административное деление на волости должно быть упразднено; районы деятельности Земских начальников должны быть ограничены пределами церковных приходов. Должности земских старост и низшие полицейские должности должны замещаться единоличным выбором Земских начальников. Непосредственный контроль за деятельностью Земских начальников должен быть поручен Уездному Предводителю дворянства, который, в свою очередь, непосредственно подчиняется Губернатору. Земское налогообложение должно сохраниться; сметы на развитие народного образования, здравоохранения, ремонт и строительство дорог должны составляться Съездом Земских начальников под председательством Уездного Предводителя дворянства. Губернаторы, Вице — Губернаторы и Предводители дворянства должны назначаться лично Государем. Управление городами должно строиться по тому же принципу: Городские Головы должны назначаться Губернаторами, за исключением столиц, где Городские головы должны назначаться лично Государем Императором. 

      При всей спорности некоторых утверждений автора, с ним нельзя не согласиться в главном — система самоуправления в виде земств была крайне несовершенной.  Но разве сейчас, в современной России подобная система идеальна?  Критика ее звучит постоянно — как из Москвы можно определить и решать, что нужнее всего тому или иному селу — мост, школа, больница или дорога? Вроде всем понятно, что решать эти вопросы должны  только местные власти. Так — то оно так, да вот только эти вопросы чаще всего вообще никак не решаются по одной единственной причине — отсутствия средств. Именно поэтому ничего в наших селах не происходит — не строятся ни мосты, ни школы, ни больницы, ни дороги.

    Создавая нынешнюю систему местного самоуправления, центральные власти исходили из благой мысли — местные власти должны сами искать и создавать источники финансирования. В первую очередь имелось в виду развитие предпринимательства; именно из налогов должны поступать средства в местную казну. Но часто развитие местного предпринимательства сдерживается объективными причинами: нет свободных площадей, сырья, а чаще всего — возможности для сбыта продукции или услуг ввиду крайне низкой покупательской способности населения. 

    Мало того, вместо помощи предпринимателям, главы районов часто вступают в открытую борьбу с более — менее их удачливыми представителями.  Многие средства массовой информации переполнены сообщениями о конфликтах между главами местных администраций и предпринимателями, причем, иногда ведется настоящая война с целью полного уничтожения последних. В ход пускается все — клевета, подлоги, привлечение правоохранительных органов, возбуждение без всяких оснований уголовных дел и прочая и прочая. Остановить местных руководителей некому и нельзя: получив мандат «всенародных избранников», они избегают какой — либо ответственности,  ведь процедуры их отзыва не существует. Их имидж как поборников и защитников народных интересов превращается в противоположную ипостась — в местных князьков с непомерными личными амбициями, которым никакой закон не писан. Чтобы избавиться от нерадивого местного начальника,  нужно ждать следующих выборов, но и он ведь спать не будет: в ход идет промывка мозгов, в местной прессе печатаются списки якобы внедренных улучшений, причем самые мелкие из них преподносятся как величайшие достижения. Подключается административный ресурс, вплоть до личной ответственности руководителей местных предприятий и сельских   хозяйств за «правильный» исход выборов. А  эти руководители, в свою очередь, действуют старым, испытанным способом — «выставляют на круг» халявное угощение — вот вам и переизбрание на новый срок. И опять та же рутина, то же безденежье, та же бездеятельность и бесхозяйственность!

    Без преувеличения можно сказать, что существующая в современной России система самоуправления тормозит развитие страны. Может быть, такая система и хороша будет в будущем, когда произойдет «улучшение» человеческой породы, когда каждый местный руководитель станет «благодетелем народным». Сейчас же, очевидно, необходима строгая иерархическая система власти: президент (а лучше православный Монарх)  должен назначать губернаторов, губернаторы — мэров и глав районных администраций. Результаты деятельности такой системы будут видны сразу, и сразу будет виден виновник возможной неустроенности и его нетрудно станет  привлечь к ответу.

   Читая Нилуса, невольно задаешься вопросом: «Если пороки выборной системы местного самоуправления были вскрыты  сто с лишним лет тому назад, почему и сейчас эта система упорно внедряется?»  Ведь её недостатки на самом деле неоспоримы. Ответ напрашивается только один — все это делается в угоду пресловутому  «правам человека», в том числе —  на «свободное волеизъявление». Получается, что за эти эфемерные права люди расплачиваются общей неустроенностью жизни. И  не только из — за недостатка средств, но и из — за нерадивости и элементарного неумения «выбранных» руководителей решать простейшие хозяйственные вопросы. Не слишком ли высока плата за «демократию»?

   Очевидно, что главным бичом местного самоуправления в нынешней России является крайне неразвитая и неэффективная экономика. Но важно осознать и другие принципиальные пороки, одним из которых  является  существующая выборная система,  позволяющая  проникать во власть   далеко не лучшим представителям человеческой «породы». Именно поэтому сейчас, как никогда,  актуальны размышления великого русского писателя и публициста. Жаль, что   власть предержащие  не знакомы с трудами великого писателя Сергея Александровича Нилуса. А если и знакомы, то полностью их игнорируют. И напрасно — очень многое из его идей  можно было перенять для усовершенствования системы местного самоуправления в современной России.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924