Легенда о сидящих в танке. Священник Димитрий Шишкин1 min read

Иерей Димитрий ШишкинЯ услышал эту историю от знакомого, как вполне достоверную, но специально не стал перепроверять факты. Я вдруг понял, что эта и подобные ей истории не то чтобы могли случиться на фронтах нынешней страшной братоубийственной войны на Украине, а они – эти истории случаются наверняка и постоянно в самых разных обстоятельствах и масштабах и даже не только на фронте. Одни из этих историй связаны с большей жертвенностью, другие – с меньшей, об одних слагают легенды, а о других ведают единицы… Но все эти истории объединяет одно – они о людях, которые в нечеловеческих условиях хотят и стараются оставаться людьми. И уже потому эти истории заслуживают того, чтобы о них рассказывали.

Итак, легенда. Разведка ополчения пробиралась разбитыми дорогами, лесополосами и переездами по бескрайним полям Донбасса. Ополченцам нужно было, что называется «прощупать» передний край вражеской обороны. Но вот они увидели в чистом поле танк. Тот просто стоял без движения. Ополченцы подобрались ближе и сумели по двум характерным белым полосам на броне распознать, что этот танк принадлежит украинской армии. Первая мысль была – шарахнуть из переносного гранатомета и так уже почти совсем собрались сделать, но… Вот что-то их остановило. Какая-то подозрительная тишина и заброшенность. Тогда разведчики решили подобраться ближе. А, подобравшись и рассмотрев танк в полевой бинокль, заметили, что у того под гусеницами спереди и сзади заложены мины. Ситуация была прямо скажем неординарная. И тогда, осмелев окончательно, короткими перебежками, под прикрытием товарищей несколько бойцов подобрались к этой бронемашине вплотную. И вот они с удивлением обнаружили, что люк танка заварен снаружи. Это было что-то уж вовсе странное. На всякий случай разведчики постучали по броне и неожиданно услышали ответ. В танке кто-то был. Дальше, я уж не знаю каким образом, но разведчики сумели обезвредить мины и открыть люк этого танка, а там оказались бойцы украинской армии.

И они рассказали, что отказались воевать, но не из страха даже, а потому что, оказавшись на фронте, поняли, что воюют не с «внешним агрессором», а со своими же соплеменниками, с такими же ребятами и мужиками, которых попытались «построить», а они этого не захотели. Вот и всё. И никакие они не «российские террористы», а местные жители, вставшие на защиту  своих домов и семей, за право жить на своей земле так, как это было заповедано предками, а не так, как было «указано свыше» самозваной киевской властью. И вот, поняв всё это, солдаты украинской армии отказались стрелять «в своих», как они стали называть уже «сепаратистов», находящихся по другую линию фронта. Но нашлись на этих украинских солдат и те, кто не отпустили их с миром, а обматерив и избив, как предателей и дезертиров, «запаяли в танк», заложили под гусеницы мины и оставили в качестве «живой мишени» в чистом поле…

Вот такая история о людях, которые вопреки жесткому прессингу пропаганды и «общественного мнения», сумели остаться внутренне свободными, сохранили в себе образ и подобие Божие, сохранили счастливую способность мыслить самостоятельно и, главное – по-человечески. И основанием своей жизни они положили не мнение толпы, не какие-то бредовые идеи, а идеалы милосердия, человечности и добра…

В последнее время в обществе широко обсуждается тема взаимоотношений человека и государства, а в более широком смысле – соотношения свободы и принуждения, противостояния человека «системе». И как-то из всех обсуждений выходит так, что человек системе, влекущей его на грех, противостоять не может, то есть она его попросту уничтожает, или в лучшем случае исторгает вон, если он пытается ей противиться. И вот я стал разговаривать на эту тему с разными людьми,  в том числе и с высокопоставленными и даже в системе наиболее жесткой – в системе Внутренних дел. И знаете, какой удивительный ответ дал мне один человек, что называется «знающий»… Ответ даже не то, чтобы удивительный, а просто реалистичный. Он сказал, подумав, так:

– Понимаешь, в любой системе, по крайней мере государственной, существует множество честных и порядочных людей и система их не отторгает, потому что общее содержание государственной жизни вовсе не демоническое, оно… человеческое со всеми минусами и плюсами. И на самых разных уровнях власти есть люди, стремящиеся к добру и старающиеся жить по совести. Здесь очень многое зависит от самогó человека. А у христианина и вовсе есть высшая система ценностей – Евангельская, и если государство действительно ставит тебя перед необходимостью выбора между человечностью и бесчеловечием, между тем уйти или остаться – выбор все равно остаётся за тобой.

Повторю, я не знаю, имела ли история «о сидящих в танке» место быть, но послушайте, ведь на самом деле у каждого из нас… ладно, не будем говорить обо всех, будем говорить только о тех, кто называет и считает себя христианами – у каждого у нас на всякий момент жизни, во всяких и даже самых мучительных и чрезвычайных обстоятельствах есть, остаётся этот неотъемлемый никем и ничем, кроме нас самих выбор – быть со Христом, мыслить, чувствовать и поступать согласно с Его духом и таким образом засвидетельствовать свою верность Ему, или… Но об этом я не хочу и говорить – этого-то как раз вокруг столько, что кажется порою что спишь и видишь кошмарный сон. И хочется поскорее проснуться, но понимаешь, что другого пути пробуждения, кроме как оставаться христианином – нет. А быть христианином – это быть не просто человеком, но стремиться стать таким, каким замыслил тебя Господь. И главная способность человека живущего во Христе, это способность прощать… и любить врагов своих… и молиться за них. Прощать там, где по меркам обычного человека это прощение не только невозможно, но и немыслимо. Любить там, где по справедливости человеческой может быть место только испепеляющему и всепоглощающему гневу и жажде отмщения. Но вот в этом маленьком и даже незаметном никому пространстве нашей души… где-то в сердечной глубине и совершается на самом деле самый важный и трудный выбор человека – быть со Христом или против него. И как бы ни был сложен этот выбор, но именно он делает нас христианами или нехристями, даже если мы воюем за самое «правое и святое дело».

Потому что можно обвешаться иконами и хоругвями и даже с именем Христа, как это не страшно звучит, мучить и убивать людей, со сладострастием и жестокостью. Но это не христианство, конечно, а самое настоящее беснование, надругательство над истинной верой, осуществляемое порой людьми, именующими себя христианами, но одержимыми духом злобы и ненависти… Так горько это видеть! Но и за таких людей нужно молиться, чтобы Господь сподобил их покаяния, сподобил глубокого осознания того, что такое на самом деле христианство. Потому что только тогда, приобщившись духу Христову, человек может начать меняться и это преображение может быть удивительным и великим.

И если говорить о мире, о достижении мира, то нужно сказать вот что. Мир, согласие в любых конфликтах, как правило, достигается после периода тишины, и здесь важно, чтобы этот период настал как можно раньше. Потому что когда люди нагрубили друг другу и разошлись – это одно, когда они наорали друг на друга и высказали уже «всё что думают» – это другое. А когда они сцепились в драке и их пришлось растаскивать – это третье. Во всех этих случаях должно пройти время тишины, умиротворения, когда мысли волей-неволей возвращаются в привычное русло и человек становится способен оценивать свои поступки и слова более-менее спокойно и взвешенно. Но чем глубже заходит конфликт, тем большее время и большие усилия нужны для его преодоления. И вот тут важно именно христианское отношение к происходящему, когда человек сознательно начинает искать и просить у Бога примирения. Вначале это особенно трудно, потому что сама мысль о примирении кажется ещё невозможной, но потом, по мере остывания – всё больше приходит осознание, что жить во вражде – это неправильно, мучительно и тяжело. И надо как-то это преодолевать. Вот если человек начинает искать пути этого преодоления, начинает искать мира, просить об этом Господа – постепенно сознание человека проясняется, и он становится способен понимать и видеть реальные возможности и пути примирения. А часто и Сам Господь так устраивает чудесно, что обстоятельства складываются благоприятно для примирения и оно случается, наконец к вящей радости и утешению ищущих мира. Но вот именно ищущих. Это важно. Не замыкающихся в недрах собственной «справедливой» озлобленности и гнева, в которой подлинной высокой справедливости нет, потому что высшая справедливость – это любовь и милосердие. И «гнев человека не творит правды Божией», как говорит апостол Иаков.

Так что, не отменяя каких-то высших мотивов и оснований «больших противостояний», не отвергая саму их возможность, помня о брани добра со злом, которая принимает порой масштаб крупных исторических событий и баталий, будем всё-таки помнить, что по-настоящему мы на стороне добра только тогда, когда поступаем и действуем по-доброму, по совести, честно, с верой и чутко сверяя свои внутренние и внешние шаги с Заповедями Христа. Вот к этому и будем стремиться!

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924