Глазьев под прицелом либералов1 min read

Академик РАН Сергей ГлазьевПрофессор Олег Сухарев призвал СМИ следить за судьбой видного экономиста, чей неопубликованный доклад переполошил либеральное крыло правительства.

Газета «Коммерсантъ» сообщила, что 15 сентября межведомственная комиссия Совета безопасности России по безопасности в экономической и социальной сфере в закрытом режиме заслушает доклад советника Президента России Сергея Глазьева по вопросу «О дополнительных мерах по нейтрализации угроз экономической безопасности РФ в условиях международных санкций». Комиссия, представленная заместителями министров и глав профильных госструктур, с февраля 2009 года является по указу Владимира Путина подразделением Совбеза, готовящего предложения для этого консультативного органа. Фрагменты доклада Сергея Глазьева приводит издание «Ъ».

Задача документа — представить «в дополнение к принятым правительством» мерам по обеспечению 5-процентного роста ВВП программу действий власти по увеличению долгосрочной конкурентоспособности экономики России. Реальные проблемы, решить которые предлагает Сергей Глазьев, много шире. Это рост промышленного выпуска на 30-35%, увеличение в рамках перехода к «экономике знаний» доли в ВВП расходов на образование, здравоохранение и соцполитику с 6,5% до около 40% (цифры по первоисточнику), наращивание «нормы накопления (валовые накопления в ВВП.— «Ъ»)» до 35-45%. Программу, предупреждает Сергей Глазьев, следует реализовать в течение следующих пяти лет, то есть до 2020 года. Только так можно избежать «стагфляционной ловушки», угроз «экономической безопасности» и «внешнего контроля над инфраструктурой управления», избежать участи мировой «периферии», угнетаемой «неэквивалентным обменом»,— и войти в новое «ядро мировой экономической системы» вопреки воле стран нынешнего «ядра».

Работа продолжает развивавшиеся в 80-90 годы XX века работы академика РАН Дмитрия Львова (умер в 2007 году) в рамках неошумпетерианской теории «смены технологических укладов».

Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков заявил, что экспертное мнение Сергея Глазьева, предложившего ввести ограничения валютных операций и запуск эмиссионной программы в качестве мер по преодолению с санкций, не всегда совпадает с позицией Кремля, сообщает РИА Новости. «В Кремле к таким предложениям относятся как к экспертной точке зрения коллеги Глазьева. Мы знаем, что он экономист, знаем, что он порой исходит из академического своего бэкграунда и высказывает экспертную точку зрения по тем или иным моментам. И далеко не всегда эта точка зрения является выражением официальной позиции Президента или Администрации Президента», — сказал Дмитрий Песков.

В свою очередь, глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев заявил, что «в правительстве не обсуждаются никакие меры, связанные с административным контролем капитальных потоков. Есть существующая практика, которая позволяет нам вполне эффективно решать вопросы денежной ликвидности без каких-то экстравагантных мер».

Доклад Сергея Глазьева и реакцию на него либералов анализирует в интервью «Русской народной линии» доктор экономических наук, профессор, заведующий сектором Института экономики РАН Олег Сухарев:

Доклад Сергея Глазьева не был официально опубликован, а также разослан в академические институты для ознакомления, он приготовлен для заслушивания в закрытом режиме, то есть, и не будет, по всей видимости, озвучен и полностью обнародован, поэтому бессмысленно его обсуждать (по крайней мере его разделы). В стране, я имею в виду в РАН (экономика), давно ведется докладно-семинарская гонка, происходит множество выступлений, как в Академии наук, так и вне ее стен. Специалисты обсуждают импортозамещение, валютное регулирование, денежно-кредитную политику и т.д. и т.п. К сожалению, вал данных публикаций не решает проблемы выработки реальных действенных инструментов по изменению экономической ситуации. Доклад Глазьева, каким бы он ни был хорошим, существенно, к сожалению, не переломит ситуацию.

Почему доклад С.Глазьева вызвал переполох в либеральных кругах правительства? Ответ очень прост. Чиновничья когорта не желает ничего менять, поэтому не разделяет общие позиции Глазьева, призывающего к кардинальным переменам. «Либералы» не стремятся что-либо делать, потому что за все действия им придется отвечать. Но чтобы решиться идти на изменения, нужно их понимать и душевно принимать! Адекватный человек вряд ли женится на девушке, если он ее не только не любит, но и терпеть не может. Как либеральное крыло сможет воплотить в жизнь идеи Глазьева, если идеологически не воспринимает его позицию?! Если Президент России примет данный доклад, то потребуются государственные мужи, которые душою смогли бы принять идеи Глазьева, взяв на себя ответственность по их реализации. У Глазьева есть единомышленники и сторонники, готовые занять ответственные должности в правительстве, но нужно будет уволить тех других, кто не воспринимает его позицию (если она будет принята), либо имеет свою – иного не дано. Каким бы ни был хорошим доклад, наилучшей реакцией на него для Минэкономразвития, Центробанка, Минфина будет объявить его экстравагантным, противоречивым, как и вся экономическая наука, заявив, что в правительстве возьмут из доклада наилучшие рекомендации – предложения по деофшоризации, поддержке валютного курса, реального сектора и т.д. Такая модель-реакция сохранит всех чиновников, да и самого Глазьева на посту советника Президента.

А всё остальное, — сводится к усилению административного контроля, что является личным экстравагантным мнением, которое относится к бэкграунду. Подобным образом высказывался Дмитрий Песков. С его стороны некорректно что-то заявлять, не поняв сам доклад и не обсудив его, зачем это делать преждевременно? Как напоминать о связи с Д.С. Львовым, которая хорошо известна, поскольку Глазьев являлся учеником Львова.

В прессе упоминают, что данный доклад (напомню ещё раз для закрытого рассмотрения) Глазьева продолжает традиции 80-90-ых годов ХХ века академика Львова, в рамках неошумпетерианской теории смены технологических укладов, подчеркивая, что за пределами СССР данная теория развития не имела. Такие утверждения — это абсолютная некомпетентность и подлость СМИ. Я более 20 лет работаю в рамках этой теории, сам разработал модели роста и появления новых комбинаций. Эти работы опубликованы и в России, и на Западе. Концепция же смены укладов берет основу в технико-экономической парадигме, созданной за пределами СССР такими профессорами как Фримен, Дози, Карлота Перес и другие. Концепция технико-экономической парадигмы достаточно широко на Западе популяризовала К.Перес. Конечно, она не отмечена Нобелевской премией, потому что это не теория, а именно концепция. Концепция технологических укладов Львова-Глазьева является российской копией (версией), с определенными оговорками, именно западной концепции технико-экономической парадигмы.

Кстати, все базовые работы Шумпетера уже переведены на русский язык, поэтому многие наши экономисты изучали его труды, начиная с конца 80-ых годов, в том числе и я. Кроме того, российские экономисты имеют хорошие контакты с профессором Хорстом Ханушем – президентом неошумпетерианского европейского общества. Он приезжал в Москву, а в последние четыре года Ваш покорный слуга с ним встречался в… Перми, а не в Москве! Он специально прилетает на шумпетеровские чтения, которые проводятся ежегодно в Перми в конце ноября. Во время чтений мы посещаем заводы, изучаем пермские инновации, ведь Шумпетер является основоположником инновационной теории развития, которая объясняет появление новой комбинации. Российские экономисты совершают вполне успешные усилия по развитию этой теории на базе открывающихся новых фактов и с включением новых факторов. Извините за рекламу, но в последние два года у меня вышли в свет две мои книги «Экономический рост, институты и технологии» и «Информационная экономика: знание, конкуренция и рост», где предложены ряд моделей именно в рамках неошумпетерианской парадигме. Написанная этим летом книга «Теория реструктуризации экономики» (находится в настоящее время у редактора) посвящена Й.А.Шумпетеру. Поэтому категорически некомпетентно обвинять Глазьева в том, что его подход не имеет развития и как будто известен только в границах бывшего СССР.

Вместе с тем, я могу сказать, что не являюсь сторонником «мобилизационного прорыва». Да и цифры в 33-35% для нормы накопления в считанные годы смотрятся весьма надуманными. Не уверен, что такой результат можно быстро и безболезненно достичь. Есть ряд серьезных теоретических оговорок. Надо дискутировать на эту тему, иначе, в чем смысл доклада? Если он носит научный характер, то его должны обсуждать специалисты и рассматривать расчеты, а не объявлять нормативные выкладки призывы. Если гон имеет политическое значение и решения заданы ситуацией – поэтому доклад засекречивают и рассматривают в закрытом режиме (что не плохо) – это другой разговор. Кстати говоря, либеральное крыло серьезно воспользуется тем, что отдельные положения доклада поданы нормативно. Но где расчеты, прогнозы, модель? Худо-бедно но Центробанк, пользуясь частично западными частично отечественными методиками, и Минэкономразвития то же самое — пытаются дать количественные оценки. Есть соответствующие коллективы, которые обладают не меньшей компетенцией.

Другое дело, что идеологическое клише денежно-кредитной и шире экономической политики подавляет любые иные предложения. Этим летом я специально изучал формы и методы таргетирования в рамках кредитно-денежной политики, поэтому поднял ряд базисных работ. Существует четыре вида таргетирования: валютное, инфляционное, таргетирование денежной массы и номинального ВВП, которое почему-то считается неудобным, громоздким и т.д. Метод инфляционного таргетирования начал активно применяться в мире с начала 90-ых годов, а именно в Новой Зеландии, которая показала хороший результат – от 3 до 5%. Затем этот метод взяла на вооружение Великобритания и ряд европейских стран, очерчивая диапазон от 1 до 5%. Неслучайно в России выбрана ставка в 4%, которая особо не обосновывалась в российских политических кругах. Удивительно другое, Глазьев и многие другие экономисты, включая меня, говорили о том, что в России нет связи между изменением денежной массы и инфляцией. Я изучил около тридцати западных профессорских работ по таргетированию и с удивлением обнаружил, что для схем инфляционного таргетирования не нужна жесткая связь между изменением денежной массы и инфляцией. Это ответ на то, почему ЦБ не слышит ни Глазьева, ни его идеологических сторонников. ЦБ доверяет этим работам, а не тем, отвечая: «Почему вы нас все критикуете, что нет связи, ведь ее не должно быть!» Однако в риторике ЦБ мне не доводилось слышать подобного ответа, который он подспудно держит в уме. В таких ответах и видится идеология экономической политики.

А в реалиях возник валютно-процентный рычаг перекачивания российских ресурсов – спекулятивная торгашеская экономическая система, замкнутая на ЦБ, Минфин, бюджет и на экономические решения, которые детерминируются финансовыми возможностями. Минэконразвития не предложит ничего, что вышло бы за рамки монетарных и бюджетных ограничений. В одни периоды эта структура функционирует чуть лучше, увеличивая темп роста экономики за счет добычи ископаемых и сектора услуг, в другие периоды — чуть хуже, когда все свертывается. Однако, эта система совершенно не годится, когда против нашей страны развертывается экономическая атака, объявляются санкции. Недруги бьют по добывающему сектору экономике, чтобы отрезать от технологий, а также по финансовому и денежно-кредитному секторам для того, чтобы мы не получали добавочный капитал на развитие. С одной стороны это хорошо, ведь олигархи не будут размещать свои капиталы заграницей, но, к сожалению, они не вкладывают средства и в Россию (в необходимом объёме). Российская буржуазия имеет компрадорский характер, антипатриотичный и не собирается размещать свой капитал внутри страны.

Так, в 2014 году наблюдался колоссальный отток капитала из России. Чуть лучше ситуация будет в 2015 году, хотя отток будет не малым. Данные результаты сохраняются десятилетиями, поэтому Глазьева легко понять, особенно в части раздела по деофшоризации, дедолларизации, а также по кредитованию реального сектора и ограничению спекулятивного сектора. Предложения Глазьева выстраданы и связаны с правильной оценкой судьбы страны. Он претендует на то, чтобы доклад имел системное значение. Но нужно анализировать воздействие и порядок мер по разделам доклада, нормативные оценки, связанные с тем или иным рывком. Я полагаю, что структурно-институциональные и административные ограничения ограничивают возможность рывка, делая его почти невозможным (не говоря уже о настрое власти).

Например, реакция Д.Пескова и А.Улюкаева сама по себе является административным ограничением не только доклада, но и возможности реализовать хотя бы отдельные его положения. Либералы ссылаются на то, что якобы Сергей Юрьевич применяет административные, а не рыночные меры, однако они сами выступают в роли административного ограничения на его предложения (да и изменяют ставку процента административно – она не отражает стоимость капитала никак вообще, а также принимают вал иных административных решений). Следовательно, выступление «против» означает желание сохранить валютно-процентный рычаг, на котором многие наживаются в ущерб стране – подавляющей части населения. Тем самым борьба налицо. Но самое интересное, что это противостояние полезно на уровне обсуждения. Будет хуже, если это произойдет на уровне реализации некоторых положений доклада. Дискуссия – это хорошо, но не надо ее превращать в травлю Глазьева или требовать его увольнения. Ни в коем случае! Человек подготовил предложения, которые надо обсуждать, рассматривать и принимать, возможно, в существенной их части. Если он что-то не рассчитал, то необходимо вместе это сделать, верифицируя последовательно каждое предложение. Проще всего назвать что-то ерундой и отказаться от работы — а на кону будущее нашей любимой страны.

Хотелось бы отметить, что мне особенно не понятна позиция Д.Пескова. У него неконструктивная реакция! Зачем подчёркивать, что мнение может не совпадать до того, как доклад озвучен. Это возня, как утечка в СМИ, не красит всех тех, кто реагирует на этот ещё не озвученный доклад, косвенно подтверждая силу этого документа до его оглашения! Нужно помнить всем критикам простую вещь — доклад сублимационно отражает идеи 1990-ых 2000-ых гг., но он включает интегрально идеи многих экономистов России. Ведь Глазьев не в вакууме живет! Заслуга его в том, что он интегрально отражает точку зрения целого пласта российских исследователей, коим не безразлична Россия. Даже если они ошибаются, то пусть их ошибки укрепят правоту тех, кто их видит, но если не ошибаются? На минуту задумайтесь над этим!

Со всей очевидность нужно отметить, что доклад Глазьева ущемляет интересы чиновников, видимо, заинтересованных в том, чтобы валютно-процентной рычаг существовал, и Россия не имела своего финансового суверенитета. Я считаю, как и Глазьев, что обвал рубля осенью 2014 года можно было предотвратить. Но в интересах спекулятивного капитала подняли процентную ставку. Повышение процентной ставки – это индексация доходов спекулятивного сектора. А для реального сектора – это эвтаназия, медленная смерть, когда обрезают скудный денежный поток. Предложения Глазьева, просочившиеся в прессу, по рефинансированию реального сектора под малую ставку – это базовое итоговое предложение по оживлению реального сектора. Конечно, это предложение должно быть наполнено действиями с собственностью в реальном секторе, потому что частный собственник может нажиться на низкой ставке, не осуществив никакого «рывка» (ему рывки не нужны!).

Стратегически необходимо ответить на ключевой вопрос: кому принадлежит реальный сектор российской экономики? Я не знаю, есть ли этот базовый вопрос в докладе у Глазьева. Но ответ на него в условиях санкций должно дать правительство само себе. Экономическая политика должна влиять на структуру собственности, иначе можно оказаться в ситуации, когда пытаются управлять экономическими объектами, вне зоны инсайдерского контроля (владения). Тот, кто является владельцем и определит восприятие правительственных мер. Поэтому структура собственности выступает важнейшим параметром, который следует учитывать, принимая любые меры.

Главное нужно разрабатывать план введения предложений, будут они почерпнуты из доклада или нет, потому как нельзя их применять «скопом» на пятилетнем этапе. Последовательность введения мер повлияет на формирование эффективной экономической системы, проявляющей свой потенциал развития.

В заключение осмелюсь дать такую рекомендацию Сергею Юрьевичу, который когда то поддержал сильно меня самого, а именно: в случае неприятия доклада, баллотироваться на пост директора Института экономики РАН, где масса проблем, широкий фронт работ, отсутствие кадров равного Вам «калибра», хороший коллектив, но требующий духовной и творческой реанимации, что будет трудно осуществить при других директорах. С Вами удастся усилить многие научные направления, охваченные и не охваченные в данном докладе. Помните Сергей Юрьевич простую вещь – Ваши оппоненты не мытьём так катанием создают все эти годы свою кадровую базу, пополняющую ряды правительства, которую Вы пытаетесь «проломить», убедить, объяснить, что-то доказать. А нужно создать такую же кадровую базу с Вашей стороны, да и своей фигурой спасти многих способных и мало востребованных иных исследователей (а спасая их, Вы укрепите и себя!) — иначе стратегический проигрыш будет очевиден, даже при прекрасных по своей логике предложениях.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924

Свежие записи