О намечающемся Фанарском соборе1 min read

О. Сергий Карамышев считает, что в результате Всеправославного собора Москва может стать центром вселенского Православия, а Константинопольская епархия — подразделением Русской Церкви …

Возникает впечатление, что Константинопольский патриархат уже стал структурным подразделением Папской церкви. Если вы хотите получить информацию из первых рук – с официального сайта патриархии, это пустая затея: он мало информативен, мало понятен и редко обновляем. Ничего другого не остается, как довольствоваться сведениями из папских СМИ. 
Почему Константинопольский патриархат не беспокоит собственная информационная безопасность, мы не знаем. На ум приходит лишь одно объяснение: безграничная преданность папе, вера в него как в «столп и утверждение истины». Поскольку выбора нет, обратимся к «Свободной католической газете». Она сообщает о проходившем в Стамбуле с 29 августа по 2 сентября Соборе иерархов Вселенского Престола. Ему предшествовал Главный доклад, адресованный 140 иерархам, что входят в юрисдикцию Константинополя. Текст доклада открывается по ссылке в газете, опубликован он на английском языке.

 
Когда свои послания отправляли святые апостолы, они стремились к тому, чтобы их могло прочесть или услышать как можно большее количество христиан на понятном им языке. Вот как наставляет святой Павел братьев по вере в Колоссах: «Когда это послание прочитано будет у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано и в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы» (Кол. 4, 16). Но теперь Церковь, именующая себя Вселенской (хотя это лишь название, и прямой власти над иными поместными Церквами она не имеет) почему-то замыкается в себе и хочет не братского общения, не диалога, но лишь повиновения со стороны остальных. И поэтому не считает нужным делиться с остальными своими планами, разве с какими-то отдельными лицами, в лояльности коих имеет уверенность, т.е. по сути, со своими агентами. 
После продолжительного вступления патриарх Варфоломей ставит на первое место из всех проблем, касающихся жизни Церкви,… экологическую. Нас, конечно, никто не спросит, но девизом всевозможных конференций на экологическую тематику было бы лучше всего избрать слова апостола Петра: «небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр. 3, 10). 
Предстоятель Константинопольской Церкви много хвалится тем, что его патриархат стал «пионером» среди религиозных объединений, несмотря на свои «скромные средства», потому что первым обратился к экологической проблеме – аж в 1989 году. 
Вторая важнейшая область, где прилагает усилия Вселенский патриархат, — экуменическое движение. Говоря о нем, патриарх Варфоломей заявил, что оно стало «объектом постоянной дьявольской кампании клеветы в определенных кругах, где утверждается, что мы, мол, предаем веру православную». Несмотря на эту «клевету», Вселенский патриархат стремится и в экуменизме быть «пионером». Тем более, наименование, вроде как обязывает, потому что на русский язык само название патриархата переводится, а по-английски звучит точно песня для нынешних глобалистов-экуменистов: Ecumenical Patriarchate. 
Его предстоятель утверждает, будто новые условия современного мiра заставляют быть более гибкими и жить по новым правилам. Дабы нас не обвинили в той же клевете, приведем цитату: «увеличение числа смешанных браков в настоящее время является реальностью, что вынуждает Церковь принять общую молитву и поклонение с инославными, как это уже и делается во всех Православных Церквах». 
Здесь мы имеем дело с явным попранием правил святых апостолов и святых Вселенских Соборов, которые однозначно запрещают таковые молитвы, поклонения, благословения, и которые были определеннее, говоря не об «инославии», но об ереси. 
Далее, чтобы оставить некую грань между Православием и инославием, патриарх Варфоломей говорит, что общей евхаристии с ними быть не может, а молиться – пожалуйста. Если следовать подобной «икономии», походя разрушая тысячелетние установления и развращая паству, можно с уверенностью сказать – через некоторое время будет и «евхаристия» общая. 
Далее процитируем вновь: «Вселенский Патриархат культивирует взаимовыгодные отношения с другими христианами на всех уровнях, от самого маленького прихода и епархии до верховного руководства. Соответственно, мы лично приветствуем с радостью, любовью и почтением всех представителей или даже лидеров других христианских Церквей и конфессий… Это в особенности относится к Римо-католической церкви, которая является крупнейшей христианской общиной и с которой наши исторические узы общения в вере и таинствах имеют тысячелетнюю историю, не переставая служить нашему общему наследию, и на их основе мы должны заново открыть и восстановить полное общение». 
Далее патриарх Варфоломей заявил, что его собственное тесное общение с папой Франциском позволяет выйти Вселенской Церкви из «международной изоляции». Жаль, что получается путаница в понятиях, когда один из патриархатов присваивает себе имя полноты – Вселенской Церкви. На это в свое время, когда только еще начинали бытовать в Константинополе названные титулы, указывал такой столп Православия, как папа Римский Григорий Великий (Двоеслов) в письмах к Патриарху Константинопольскому Иоанну, а потом и Кириаку: «Мы соблазняемся преступным титулом; мы питаем к нему ненависть… Я говорю без малейшего колебания: кто называется вселенским епископом или желает так называться, тот по своей гордости есть предшественник антихриста, ибо таким образом он заявляет притязание возвыситься превыше других. Заблуждение, в которое он впадает, проистекает из гордости, равной гордости антихристовой; ибо как этот злодей будет домогаться возвыситься над всеми людьми и быть как Богом, так и тот, кто желает называться единым епископом…».
 
Дальнейшие слова патриарха Варфоломея отличаются необыкновенной «скромностью»:«Этот дух примирения и вклада в мирное сосуществование всех людей, который исходит из Евангелия (сразу приходят на память слова Христовы: «Не мир пришел Я принести, но меч», Мф. 10, 34, — С.К,) особенно характеризует нашу святую Православную Церковь, ведомую Вселенским Патриархатом, которая ищет диалога даже за пределами христианского мира. Так, на протяжении нескольких лет мы проводим межрелигиозные диалоги с христианами, иудеями и мусульманами…»«Скромными» нам представляются слова о руководящей и направляющей роли… Фанара, очевидно, служащей развращению православного мiра. 
Все более проникаясь «скромностью», патриарх Варфоломей утверждает, будто Божиим промыслом на Вселенский патриархат возложено тяжелое бремя блюсти единство всей Православной Церкви. Образчики несения этого бремени мы, к сожалению, видим в Финляндии (после 1917 г.), Эстонии (после 1991 г.), Чехии, а теперь – и на Украине. Конечно, успеть урвать, что плохо лежит – тоже своего рода доблесть.
Заверив, что в Фанар стекаются со всего света многочисленные просьбы о помощи при урегулировании разногласий между поместными Церквами, патриарх Варфоломей подводит к назревшей необходимости «созвать здесь в следующем 2016 году Святой и Великий Собор Православной Церкви». 
Затем идут выражения прямо революционные (в духе слов тов. Ленина «Промедление смерти подобно»): «Любое дальнейшее промедление в созыве Собора унижает нашу Церковь не только в глазах инославных, но и перед нашими собственными экклезиологическими принципами и убеждениями». Вот что оказывается, руководит рвением патриарха Варфоломея: не стояние за истину, а стыд перед инославными… Однако если отбросить реакцию инославных в сторону, равно как и некие мутные принципы, непонятно: куда торопиться? Неужели патриарх спешит застолбить за собой Украину, пока там смута? Благо, технология управления смутой неплохо отлажена в Финляндии с Эстонией. 
Как говорит пословица, воробей торопился – маленьким уродился. И здесь может получиться не чаемый «Великий Собор», а так, какой-нибудь фанарский соборишко со всевозможной пионерской (коль уж это слово патриарху Варфоломею так нравится) атрибутикой. 
Как ни влечет патриарха Варфоломея ко всему великому, в данном случае он все же решил соблюсти меру. Некоторые предлагали наименовать предстоящий собор вселенским. Патриарх обращает внимание на то, из каких соображений данная идея была отвергнута: «потому что западных христиан не пригласили принять участие в качестве членов, как это было всегда в ранней Церкви… Авторитет этого Собора, следовательно, распространяется только в пределах Православной Церкви, в том смысле, что Собор не может принять решение о вопросах, касающихся православных отношений с остальной частью христианского мира». 
Это что-то новое в православной экллесиологии: оказывается, чтобы собор был вселенским, нужно широкое представительство еретиков, а без них он вселенским быть никак не может… 
Мы бы указали на иную особенность Вселенских Соборов. Все до единого они были созываемы благоверными Императорами, а решения их утверждались подписью Государя как защитника вселенского Православия. Однако объятые современными веяниями богословы данный факт напрочь игнорируют. Вместо имперской твердыни Православия им нужно хлипкое экуменическое болото. Отсюда, кстати, закономерны и подмены. В Новолетие, 1 сентября, которое Константинопольский патриархат отмечает по новому календарному стилю, вместо молитв о правовеверном царстве предлагаются верующим молитвы экологическо-экуменические. 
Следующая тирада патриарха Варфоломея, по мнению некоторых, в том числе «Свободной католической газеты», адресована Русской Православной Церкви: «Было бы упущением не обратить внимание этого священного собрания на трудности, встречающиеся при всесторонней подготовке к созыву Святого и Великого Собора. Наиболее серьезная из этих проблем проистекает из того факта, что многие из поместных Православных Церквей, к сожалению, проникнуты духом национализма, а порой даже самой настоящей ересью, осужденной как этнофилетизм, которая превращает Церковь в служанку политических амбиций государства. Вследствие этого некоторые из наших сестер Православных Церквей, поддерживающих тесную связь с правительствами своих стран и получающих солидную финансовую поддержку, стараются всеми средствами – включая и намеченный Святой и Великий Собор – продвигать интересы и стратегии, имеющие политическую природу, тем самым внося разделения в Православное единство»
Паства Константинопольского патриарха расположена преимущественно в США и Канаде. Неужели он хочет сказать, что, находясь в таком щекотливом положении, может совершенно игнорировать государственные интересы дряхлеющего мiрового гегемона? Да кто ж в это поверит? Или он хочет сказать: что можно Юпитеру-Iovi (Вашингтогну), того никак не можно быку-bovi (Москве)? 
Не следует забывать, что православный мiр, пребывающий вне Русской Церкви, находится под определенным контролем НАТО. Турция, Греция, Кипр, Болгария, Румыния, Польша, Чехия, Словакия – все эти страны входят в агрессивный по отношению к России военный блок. 
Как много недругов у священного союза Российского государства и Русской Церкви! Как много желающих этот союз разрушить! Одни разжигают московский майдан; другие поносят Русскую Церковь; третье ощерились военными базами вдоль наших рубежей; четвертые бомбят православные храмы Новороссии; пятые отжимают храмы в Малороссии; шестые, вроде пресловутого Цорионова, устраивают провокации, чтобы потом с пеной у рта доказывать перед всей страной высочайшую степень собственной православности; седьмые торопят с проведением «Великого Собора». 
Мы не думаем, что все эти козни возможно разрушить человеческими способами. Но с Божией помощью все возможно. 
Некоторые ревнители говорят: нельзя пускать в Фанар делегацию Русской Церкви, потому что она, якобы, подпишет все, что ей прикажут. А с чего вы это взяли? Можно и сидя на диване отречься от Православия, а можно на еретическом соборе стать исповедником веры. Таковым стал, например, Константинопольский патриарх Флавиан на Эфесском соборе, прозванном Разбойничьим. Святитель Христов умер от побоев, нанесенных ему озверевшими монофизитами, но не отрекся от Православия. 
Мужественным исповедником стал святитель Марк Эфесский на отступническом для значительной части православных греков Флорентийском соборе. И на том же соборе Исидор, митрополит Московский, стал иудой, за что, благодаря страшному для врагов Православия, союзу Церкви и государства, был по приезде в Москву арестован Великим Князем Василием, правда, потом сбежал из-под стражи. 
Так что перспективы у нашей делегации будут различными. Можно стать новым Флавианом, можно – Марком, а можно – иудой Исидором, который с гордым титулом Митрополита Русского скончался в Италии. Сейчас спецслужбы работают более эффективно, чем в XV веке, так что теперь даже Италия может не спасти. 
На что рассчитывает Фанар, пускаясь в это радужное предприятие под названием Флорентийская уния №2? На свой громкий титул Вселенской Церкви. В случае предательства русской делегацией святого Православия будет сказано: вся Православная Церковь, за исключением жалкой горсти отщепенцев, с телячьим восторгом бросается в отеческие объятия папы Римского. В Русской Церкви неминуемо начнется раскол. И разумеется, он будет использован в качестве катализатора революционных потрясений в России. Это, возможно, вторая причина, почему патриарх Варфоломей, а точнее, те, кто за ним стоят, так торопит с проведением собора в 2016 году. 
В случае верности русской делегации святому Православию все равно будет сказано: Вселенская Православная Церковь готова воссоединиться с Римом, за исключением тупых, надменных и мракобесных русских схизматиков. Что во втором случае будет дальше? Москва автоматически становится центром вселенского Православия. Фанарский патриархат теряет паству, которая бежит от него как от чумы. Далее, возможно, будет сочтено удобным выделить для Константинопольского патриархата квартал в… Ватикане, приблизительно равный по площади Фанару, — для удобства управления и более совершенного над ним контроля. Появится новая порция так называемых греко-католиков. 
На этом жалком фоне сами рядовые паписты могут начать обращаться в русское Православие, подпираемые все нарастающим натиском мусульман. Звезда Фанара закатится окончательно. А вот Константинопольская епархия, возможно, вновь появится как подразделение Русской Церкви. Однако это все из области мечтаний, где надолго задерживаться неполезно. 
Поэтому спустимся на землю. Из послания патриарха Варфоломея видно, что он превратился в такого же последовательного врага традиционной государственности, как папа Римский. Именно традиционная государственность сдерживает напор глобализации, глашатаями которой они выступают. А больше всего они боятся и, увы, неприязненно относятся к России. Потому что она – Третий Рим. Представители двух падших столиц Православия, двух падших столиц Империи, испытывают смертельную зависть к благодати, что восприемлет Москва. А с такими людьми шутки плохи. 
По всему видно, для вселенского Православия в 2016 году наступит момент истины. Дай, Господи, мудрость и прозорливость нашему Патриарху Кириллу и прочим иерархам, чтобы в наступающем лете благости Божией Русская Церковь не посрамилась, не умалилась, но прославилась и распространилась. И даже если бы не распространилась, то удержала бы бесценный залог святого Православия, в сравнении с которым вся экология с экуменизмом в придачу – все равно, что «прах на летних гумнах» (Дан. 2, 35).
Священник Сергий Карамышев, публицист, Рыбинская епархия
ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924