Осень Патриарха — 21 min read

Патриарх Кирилл«ЗАВТРА». Уважаемый Владимир Петрович, недавно вы опубликовали в «Завтра» статьи «Оранжевая революция. «Голубое лобби» и скандал в Симбирской митрополии» и «Осень Патриарха», чья тема звучит, на первый взгляд, не то чтобы как-то необычно, но, можно прямо сказать, вызывающе – о якобы грядущей «оранжевой революции» в РПЦ. При всем том, что в них присутствует своя логика, некоторые сочли ваши построения достаточно фантазийными. Как вы расцениваете последние события в РПЦ и вокруг нее в свете ранее представленного вами анализа?

Владимир СЕМЕНКО. Эти события, к сожалению, оправдывают самые худшие опасения. Я, признаться, не ожидал, что ситуация станет развиваться столь стремительно. Здесь, как вы сами уже правильно сформулировали, следует говорить о событиях внешних («вокруг») и внутренних (в самой церковной организации). Начнем с первых. Во-первых, здесь никак нельзя обойти вниманием многочисленные и похожие друг на друга случаи, связанные с довольно странными протестами тех, кого называют православными активистами, против всевозможных кощунств, поругания веры и православных ценностей либо против того, что интерпретируется как кощунство. Здесь и ранее разобранный нами «казус Энтео», чьи люди слегка попортили некоторые второстепенные экспонаты на выставке в Манеже, что было интерпретировано либеральными СМИ, как страшный черносотенный погром, по степени общественной опасности сопоставимый с деятельностью ИГИЛ, и весьма странная история в Петербурге, где якобы какие-то «православные казаки» (которых в данном случае никто не видел) «разбили» барельефную доску с изображением Мефистофеля, и длящаяся скандальная ситуация вокруг Исаакиевского собора в Петербурге и строительства храма в парке на Торфянке в Москве (по последним сведениям, в обоих случаях события развиваются отнюдь не в пользу РПЦ), и ряд весьма тревожных эпизодов на Украине, где атака на УПЦ МП достигает, похоже, своего наивысшего накала за все последние годы (см. «Тот, кто поднимает руку на крест, поднимает ее на самого Господа»; «На Украине призывают признать УПЦ МП террористической организацией»), и, наконец, небывалое по наглости и кощунству выступление небезызвестного А.Невзорова, который, не забывая поглумиться над православными таинствами, предсказывает скорый конец РПЦ.

Бывший миссионер Кураев так, конечно, себя не ведет, над таинствами не глумится (хотя все мы хорошо помним его не менее глумливое и кощунственное отрицание великого чуда схождения Благодатного огня у Гроба Господня и другие подобные пассажи), но характерно, что в этой ситуации он борется не с Невзоровым или другими врагами Церкви, а с теми экспертами, которые пытаются Церкви как раз помочь, в частности, в так называемом «деле Энтео». Так, он простообрушился на доктора технических наук, профессора Александра Евдокимова, который является автором экспертизы по тем самым порнографическим «произведениям» В.Сидура, которые удалось слегка попортить группе Энтео. Таким образом, в намечающемся процессе Кураев прямо выступил на стороне врагов Церкви! Активно поддерживает Кураев и всякого рода пессимистические настроения среди православного клира и мирян, фактически льет воду на мельницу таких, как Невзоров. Не случайно «Кредо» порой публикует их материалы рядом, практически в одном разделе! 

«ЗАВТРА». Ну, в том, что атака на Церковь усиливается, нет ничего нового. Она уже давно усиливается. Вы же сами говорили об этом, в том числе в своих последних статьях, и при этом констатировали, что поколебать церковный корабль этими атаками не удастся…

Владимир СЕМЕНКО. Да, это, конечно, так. Но задача аналитика заключается не в том, чтобы сразу давать однозначные прогнозы (жизнь сложна и далеко не всегда подчиняется нашим простым схемам), а в том, чтобы уметь замечать, так сказать, характерные черты реальности, дающие представление о возможном будущем, об интенции развития. Кроме того, на мой взгляд, совершенно очевидно, что в разбираемом случае речь идет вовсе не о случайном наборе каких-то разрозненных фактов. Я уж не знаю, кем надо быть, чтобы не видеть, что перед намисистемная картина. Системность эта настолько очевидна и настолько бросается в глаза, что только люди, чьи мозги стопроцентно промыты при помощи примитивной и безжалостной медиамашины, могут не замечать ее.

«ЗАВТРА».  То есть вы полагаете, что мы имеем дело с системной картиной, неслучайным набором разных фактов, свидетельствующих о том, что слом институции РПЦ не за горами?

Владимир СЕМЕНКО. Я этого не сказал! Скорее речь идет о том, что эти факты свидетельствуют об упорных и действительно системных попытках неких сил такой слом непременно организовать, добиться любой ценой того, чтобы он произошел.

Из всего ряда фактов, на которые мы сейчас сослались, наибольший интерес представляет собой, конечно, текст Невзорова. То есть он, безусловно, человек явно неадекватный и ненавидящий Церковь именно как Церковь, как Тело Христово; этого только ленивый не знает. Безусловным ноу-хау сего персонажа является его известный пассаж про кабачки цукини, которые якобы выращивают в женских монастырях России в качестве противозачаточного средства, потому что, как известно (мне особенно нравится это «как известно») монахини регулярно участвуют в массовых оргиях. Вряд ли среди пациентов Кащенко найдется другой больной со столь бурной и богатой фантазией. Поэтому Невзорова никто не воспринимает всерьез (даже те, кто его столь цинично использует). Православные люди говорят: «Ну, зачем мы будем копаться в этой столь дурно пахнущей субстанции? Мы брезгуем».

Всецело разделяя эти столь очевидные эмоции, могу сказать, что для тех, кто претендует на роль аналитиков, такое отношение просто непрофессионально. Аналитик никогда не вправе давать волю эмоциям! И совершенно неверно здесь в качестве единственного стоящего обсуждения вопроса рассматривать мотивы Невзорова, по которым он ведет себя столь нагло и отвязано, я бы сказал, вызывающе. Эти мотивы как раз – наименее интересная материя. Гораздо важнее другое. Сколь бы неадекватен ни был Невзоров, какой бы бред он порою не нес, посреди этого бреда нет-нет, да и проглянет, пусть и в сильно искаженном виде,  некое знание, которым он, как человек внедренный (в свое время отучился год или два в семинарии) и отчасти информированный, делится с читателем. Даже с его мерзким кощунством, которое он позволил себе в отношении таинства Евхаристии, не все так просто. Ведь смотрите, что говорит Невзоров. Он не говорит прямо: «Я, А.Г. Невзоров, думаю про это то-то и то-то». Его слова совсем другие (передаю не точную цитату, а смысл): «Скоро прилет время, когда некие люди скажут про это то-то и то-то». То есть посреди всего неприкрытого потока неадекватной, просто бесовской ненависти к Церкви он как бы предсказывает будущее церковной институции, а вовсе не просто выставляет ей однозначно отрицательную оценку! Так, например, он предсказывает: 1) то, что тема геев и педофилов среди клира в недалеком будущем может стать излюбленной темой массовых, так сказать, мейнстримных СМИ, а отнюдь не только маргинально-либеральных; 2) что все тайны церковной экономики вынужденно выйдут наружу и она будет обрушена, включая ликвидацию льгот по земле и недвижимости; 3) что самым обычным делом станет публичное глумление над святынями, и люди Церкви будут вынуждены это терпеть; 4) что проект ОПК в школах будет свернут и т.д. и т.п. А чего стоит итоговая фраза Невзорова: «Медийный рынок ненасытен до всякой сочной жути: «Врата» отворятся настежь — и РПЦ припомнят всё. Что было и чего не было»! Видите, как интересно становится, если читать текст аналитически, вместо того, чтобы тратить нервы и душевные силы на бесполезное и бессмысленное проявление эмоций!

«ЗАВТРА». Вы хотите сказать, что Невзоров что-то знает?

Владимир СЕМЕНКО. Наверняка. И выбалтывает это знание, хотя и перемежает его разными небылицами. Но ведь опять же, речь идет не о том, как обстоит дело с той или иной проблемой или аспектом жизни РПЦ в действительности, а о том, что, по мнению Невзорова, об этом будут писать СМИ одновременно с решительным антицерковным поворотом светских властей и большинства общества. Слышите, что сказано: «Припомнят что было и чего не было!» Как можно проболтаться яснее!

«ЗАВТРА». Даже если предположить, что вы правы, то с какой стати не вполне адекватный журналист, который к тому же сейчас не у дел, может быть столь информированным?

Владимир СЕМЕНКО. Он, может, и не у дел, как тот же Кураев, но только ему предоставлена небывалая медийная раскрутка. Всем бы нам так побыть не у дел, месяца два-три хотя бы… Что касается источника информированности, так ведь я уже сказал, что он человек внедренный. Считайте, что мне приснилось: куратором у него был ныне покойный представитель корпорации КГБ, занимавший в ней самое высокое положение.

Теперь следующий момент. Вот рассуждают все о «гейской» проблеме в РПЦ. В наших предыдущих публикациях подробно разобрана данная проблема и показано, что вся эта информационная кампания (главным застрельщиком коей на сегодняшний день является Кураев) носит, так сказать, последовательно и принципиально манипулятивный характер. Но ведь проблема-то, тем не менее, реальная! Если спросят: «А что, эти “одуванчики в рясах” есть или их вовсе нет?», то придется ответить, что в принципе они, конечно же, есть, хотя масштаб проблемы и преувеличен Кураевым на много порядков. Но раз так, то никак нельзя ограничиться этим и нужно спрашивать дальше, чего обличители церковной институции типа Кураева как раз не делают. Необходимо тогда задать такой детский вопрос: «А откуда же они изначально взялись?» Фигура умолчания, которая присутствует здесь у обличителей, предполагает, что обыватель скажет: «Ну, ясно же, причина – в изначальной порочности самой земной Церкви». А само присутствие этой фигуры – как раз прямое и совершенно недвусмысленное доказательство ангажированности самих обличителей!

Людям, которые хорошо разбираются в проблеме, источник ее хорошо известен. Ибо в позднесоветское время, в 60 – 70-е годы прошлого века такого рода личности просто внедрялись в церковные ряды спецслужбами; их искусственно поддерживали и продвигали наверх. Цель была вполне понятна: людьми с таким компроматом (а в советское время принадлежность к секс-меньшинствам была уголовно наказуемой) легче манипулировать, они незаменимы как послушные кадры, которые сразу выполняют все отмашки уполномоченных и никогда не проповедуют. А среди агентуры, как и среди кадровых офицеров спецслужб, как известно, бывших не бывает! Сейчас этим нескольким престарелым иерархам лет уже где-то за 70 или в районе 70-ти. Поэтому и не будет никакого ответа на кураевские наезды и «анаксиос». Ибо тот, от кого такого ответа ждут, хорошо знает: то, что пишет Кураев, по большей части полное фуфло, но реальный-то компромат лежит, где надо и у кого надо и в нужный момент вполне может «выстрелить». «Одуванчики» должны доиграть свою партию до конца. Ибо второй целью тех, кто эту картинку рисовал и продолжает рисовать, была и есть дискредитация Церкви в «час Х». Возможно, этот час сегодня как раз настает.

«ЗАВТРА». Вы можете конкретнее обозначить этих кураторов?

Владимир СЕМЕНКО. Ну, знаете, вы задаете один из проклятых русских вопросов, на который по определению нет ответа. Раньше были два: «Кто виноват?» и «Что делать?», и на них все, кому не лень, пытались ответить. А сейчас тоже два, но другие, и на них никто никогда не отвечает: «Кто куратор?» и «Откуда деньги?» Впрочем, читатель и сам вполне в состоянии понять, в каком направлении следует направить гипотетические поиски. Ибо хорошо известно, какое именно управление любимого Ведомства занималось религией, кто им руководил и, стало быть, чьи сотрудники этих «одуванчиков» вербовали и внедряли. Сейчас эти, в общем уже очень немолодые люди усердно трудятся на то, что в обиходе называют «либеральной башней», вплоть до «сенсационных» интервью не кому-нибудь, а телеканалу «Дождь». Уж про «Дождь»-то в деталях известно все насчет финансирования и «крыши». Впрочем, кто там на кого, как и с каких пор работает – вопрос настолько мутный, что я заведомо оставляю его на растерзание людям, более меня в этой материи компетентным, считая своей специальной темой сегодня (как и было обозначено вначале) – то, что происходит в РПЦ и вокруг нее. В заключение сего пассажа могу лишь добавить: то, с чем мы столкнулись – фирменный стиль этих людей, игра в две руки, агентура против агентуры. (Даже если Кураева разыгрывают «по тенденциям», ловко используя слабости его характера (что скорее всего и что мы предположили в статье про оранжевую революцию), это ничуть не меняет принципиальной общей картины, просто делает игру более тонкой). А сам главный «оператор» сидит в сторонке, дергает за веревочки и посмеивается. Понятно, что все вышеизложенное – конечно же, не серьезная аналитика, а всего лишь некоторый кошмарный бред, навеянный мне окружающей реальностью. Ну, почти…

Хочу добавить еще по поводу самого обличителя. Парень креативный, кто бы спорил. С кафедры научного атеизма (где он, по его словам, пережил религиозное прозрение), получив, так сказать, базовое образование, поступает прямиком в семинарию (это бы еще ладно, не единственный пример), а затем вдруг едет учиться в Румынию. Это напомним, позднесоветское время, когда еще действовала вся система уполномоченных и Совет по делам религий! Потом наш креативщик возвращается уже со вторым дипломом и сразу становится пресс-секретарем нового Патриарха (с каковой должности его, правда, скоро турнули). Вот интересно: любимое ведомство к этой блестящей и чисто перестроечной карьере (которая вскоре вдруг как-то застопорилась) совсем не имело никакого отношения? Впрочем, может и не застопорилась вовсе и сейчас всего лишь пребывает на решающем переломе? 

Кстати, Кураев и сам в одной из своих книг прямо признавался, что еще в бытность свою то ли студентом, то ли аспирантом кафедры научного атеизма (сейчас точно не помню) по заданию начальства писал доносы на священников, хотя и пытался в этих полупризнаниях выставить себя в как можно более выгодном свете. Впрочем, даже если принять, что когда-то он был искренним агнцем и наивным юношей, сейчас налицо факт: неистовый «миссионэр» плывет в одной лодке с Невзоровым. Главное недоумение весьма многих  представителей православной общественности во всей этой ситуации заключается лишь в одном: почему молчит Патриарх, почему к провокатору в рясе до сих пор не применяются меры канонического характера?

«ЗАВТРА». Ну а что же сама РПЦ, в ней есть какие-то силы, способные к противодействию?

Владимир СЕМЕНКО. Знаете, мне это напоминает один афоризм спортивного болельщика: «Надежда-то есть, шансов нет». Силы-то, конечно, есть, куда они денутся, только все они по большей части (как это, впрочем, и заведено ныне среди российских патриотов-консерваторов) ждут отмашки сверху. А наверху РПЦ происходят такие странные вещи, что поневоле начинаешь бояться собственных прогнозов.

Тут мне недавно было отвечено устами одного патриархийного блогера. Суть ответа сводилась примерно к тому, что нечего, дескать, нагнетать, цену себе набивать, мы и сами все знаем, понимаем, у нас все под контролем. А если такой умный, то давай, сдавай экстерном экзамены за семинарию и академию, принимай монашество и – прямая дорога в епископы. Креативные кадры нам нужны.

«ЗАВТРА». А может, действительно?

Владимир СЕМЕНКО. Это вы в том смысле, что на Чукотке много свободных приходов? Мне, знаете,  как-то, по моей греховной немощи, в Москве и в ближнем Подмосковье комфортнее. Так что в моем случае блестящая духовная карьера, видимо, не состоится… Теперь насчет того, что у них все под контролем. Знаете, я многое могу понять. Но даже если ты Патриарх, нельзя вести себя так, как будто Церковь состоит из одних синодальных чиновников (кстати, и среди них разные есть), как будто церковного народа вообще нет. Сейчас народ и в монастырях и в приходах пребывает в состоянии глубокого шока, и это еще мягко сказано. Имею в виду, конечно, же, служение небезызвестного о. Кочеткова в главном храме страны, в кафедральном соборе Патриарха Московского и всея Руси – Храме Христа Спасителя 23 августа, на 25-летний юбилей своего так называемого Преображенского братства.  И это после всего, что о нем написано, после известного заключения рабочей группы Богословской синодальной комиссии, прямо признавшей ряд его воззрений неправославными!

«ЗАВТРА». Но чем все же он так уж опасен, этот Кочетков? Можно это объяснить популярно простым людям, далеким от богословия?

Владимир СЕМЕНКО. Да пожалуйста! Все последнее время я говорил и продолжаю говорить о том, что существуют весьма серьезные и хорошо организованные силы, причем как в самой церковной институции, так и вне нее, которые стремятся любой ценой, любыми путями, не мытьем, так катаньем все же организовать в РПЦ церковный вариант «оранжевой революции». Главная же цель любой  «оранжевой революции», как тоже не раз нами и другими авторами отмечалось –дезорганизация соответствующего политического субъекта, слом существующей в нем системы управления, после чего следует уже прямое, а не косвенное подчинение данного субъекта управлению внешнему. Современный мир просто кишит примерами подобного рода. Смотрите, каков уже сегодня лейтмотив многих публикаций на церковную тему, причем отнюдь не только в сугубо либеральных и маргинальных СМИ! Из публикации в публикацию, нарастающими волнами повторяется мантра про засилье церковной бюрократии (которая абсолютно необоснованно отождествляется с епископатом как таковым), чему противопоставляется идеямаксимальной демократизации церковной жизни, принявшая уже крайне гипертрофированный вид в документе, на который я не раз ссылался и который я называю программой «группы Белковского». При этом все время ссылаются на революционный, вполне февралистский по духу Поместный собор 1917 – 18 гг. Вот и Кураев в своем последнем интервью это делает. Причем, крайне любопытно, что протодиакон в этом тексте предсказывает РПЦ скорые проблемы почти в духе Невзорова!

«ЗАВТРА». Ну и что? Вы же сами достаточно много написали о непомерной, просто вопиющей бюрократизации церковной жизни. Разве это не факт?

Владимир СЕМЕНКО. Конечно, факт! Как и наличие геев среди епископата, которое, правда, как не раз отмечалось выше, сильно преувеличено Кураевым. Но, если помните, в двух предыдущих статьях я также не раз указывал, что цветная революция никогда не базируется на одной лишь агентуре и выдуманных проблемах. Она всегда паразитирует на проблемах реальных и обоснованном социальном протесте народа.

«ЗАВТРА». Ну и причем здесь Кочетков?

Владимир СЕМЕНКО. А очень просто! И «группа Белковского», и в смягченном варианте Кураев, и всякие раскольнические группировки, указывая на реальное засилье церковной бюрократии и подавление соборного начала в современной РПЦ, передергивают и выдвигают идеюкачественного изменения роли епископата. Говорят: «Ну вы же видите, как вас, простых священников и мирян, угнетают эти епископы, как они подавляют вашу свободу! Поэтому – да здравствуют самоуправляемые приходы!»  И все прочее, о чем, ничтоже сумняшеся, так ярко глаголет приведенный выше документ. То есть, под предлогом борьбы с бюрократией пытаются кардинально подорвать роль епископата, лишить нашу, по определению епископальную, Церковь базового принципа ее организации, который наиболее емко и лаконично выразил еще святитель Киприан Карфагенский: где епископ, там Церковь. Я бы обратил самое серьезное внимание также на деятельность усиленно раскручиваемой (пока в соцсетях) квазицерковной раскольничьей группировки, именующей себя «АПЦ», «Апостольская православная церковь». Это то образование, куда входил ныне покойный раскольник, извергнутый из сана и впоследствии даже отлученный от Церкви Глеб Якунин. Они там выдвигают теорию, согласно которой патриархаты, митрополии, архиепископии и проч. – это все само по себе лишь имперское наследие, бюрократические надстройки над трехчинной иерархией. То есть, с канонической точки зрения, патриарх – такой же епископ, как и все прочие и не вправе  «приказывать» другим епископам. Чувствуете, куда клонят? Ссылки на решения собора 1917 – 18 гг. (чему и Кураев любит предаваться) здесь абсолютно несостоятельны, ибо сейчас в стране нет той революционной ситуации и опасности гонений, которая была тогда; этот специфический историко-канонический вопрос следует разбирать отдельно.

Но это еще не последний акт Марлезонского балета, ибо, как мы хорошо помним, «группа Белковского» и ее единомышленники идут еще дальше, подрывая роль епископата вообще!

Ну и теперь о том, причем здесь Кочетков.  Дело в том, что, помимо букета ересей, который представляет собой его мировоззрение, он вот уже третий десяток лет старательно создает структуру пресвитерианской церкви в недрах епископальной. Эти 2000 человек, которые съехались со всей России и из ближнего (а возможно, и дальнего) Зарубежья, чтобы отпраздновать свой юбилей в главном храме нашей Церкви – не просто толпа прихожан. Они все разбиты на «харизматические» общины, проводящие особые обряды – «агапы», которые ценятся у них даже превыше главного церковного таинства – Евхаристии. Возглавляются общины продвинутыми кочетковцами, «катехизаторами» по его системе. Как бы они ни назывались, по самой логике кочетковщины выходит, что это и есть «пресвитеры», которые и должны, по его замыслу, в принципе заменить правильный, канонически законный  епископат! Именно поэтому Кочетков  и его единомышленники усиленно продвигают своих людей в состав клира РПЦ! Причем, необходимо отметить, что у них там весьма жесткая, чисто сектантская дисциплина, какая-либо критика главного гуру решительно не допускается! Покойный богослов протопресвитер Иоанн Мейендорф в связи с деятельностью Кочеткова и его общин прямо говорил о«гностическом элитизме»! (См. «Вестник РХД, № 141, с. 81). Конечно, главная, революционная цель – переход к пресвитерианской церкви прямо не афишируется, буквально не декларируется. Но если почитать некоторые интервью Кочеткова, где он прямо говорит, что большинство епископов – просто больные люди, то мысли могут возникнуть интересные… И как же понять в свете всего вышеизложенного произошедшее служение, да еще и во главе с одним из викариев самого Патриарха?

Я думаю, что и сам Кочетков, этот необычайно гордый, в глубокой прелести пребывающий человек, искренне верящий в свои бредни, еще до конца не понимает той роли, которая, наряду с другими, уготована ему мировыми игроками, ведущими «большую игру». А роль эта, по моему глубокому убеждению – не больше не меньше, как роль могильщика (или, точнее, одного из могильщиков) институции РПЦ! Так что когда спрашивают: «Ладно, предположим, под Кирилла копают, так кого же хотят?», можно ответить, что «в идеале» (с точки зрения разрушителей) не хотят никого. Хотят слома, слышите? Сло-ма! А это дело предусматривает, как не раз уже было сказано, не ротацию кадров, а уничтожение самой системы. И пусть те или иные молодые креативные кадры губу не раскатывают. В крайнем случае их используют в роли временных, переходных фигур. А могила в последнем акте все равно будет большой… и общей. И когда могильщик запускается в кафедральный собор, где находится кафедра того, кого он должен похоронить, я вижу в этом, во-первых, очень типичную черту всех цветных революций, когда могильщик правящего режима бывает выпестован и вынесен наверх им же самим (сравните: Янукович и Ярош), а, во-вторых, к сожалению, неадекватность, столь свойственную всем авторитарным режимам на поздней стадии их существования. «Осень Патриарха», лучше не скажешь. Так всегда бывает. Правящая бюрократия говорит: «Да кто они такие, мы их с ложечки кормили, под липами с ними гуляли, это же наши воспитанники, наши пешки! Захотим – их завтра не будет. Ну а пока – пусть порезвятся. Свои же люди, хорошие. И нас так любят, ценят и уважают…» А потом случается Майдан. И остается лишь сожалеть об упущенных возможностях и писать мемуары. Если дадут те, кто понимает и ведет Игру. 

Беседовал Владимир Архангельский

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924