Папа и большая игра Алексей Медвецкий1 min read

Роль Ватикана в Третьей мировой войне

Избранный в 2013 году Папа Франциск своими неоднозначными поступками будоражит умы верующих и всех тех, кто обеспокоен судьбой современной Европы и человечества. Например, он либерализует процедуры отпущение греха аборта и аннулирования брака для разведенных католических пар, благословляет международное сообщество на применение силы против террористов из Исламского государства, а через некоторое время призывает европейских католиков принимать у себя беженцев…

Изучение заявлений и дипломатической активности Святого Престола позволяет предположить, что после чрезвычайной замены Папы Римского Бенедикта XVI на Папу Франциска в марте 2013 года Ватикан становится переговорной площадкой для вольных и невольных участников сетевой Третьей мировой войны.

При Франциске интенсивность переговорного процесса на базе Ватикана заметно возрастает, а сравнительный анализ круга общения двух последних пап обнаруживает смену приоритетов: вследствие новой глобализации папской дипломатии, государства и аристократические дома Европы постепенно становятся “первыми среди равных” на переговорной площадке Ватикана и оказываются в одном ряду с представителями Латинской Америки и Африки.

Как Папа объявил Третью мировую войну

13 сентября исполнился год с того дня, когда Папа Римский Франциск во время субботней мессы на крупнейшем в Италии военном кладбище Редипулья очень осторожно произнес свои знаменитые слова об уже идущей Третьей мировой войне. Папа имел в виду войну, которая ведется «поэтапно/ фрагментарно» (piecemeal/ in Abschnitten) и связана с интересами неких закулисных игроков, планирующих теракты и жаждущих власти и денег, в том числе от продажи оружия.

Учитывая влияние и осведомленность Ватикана в мировых процессах, давайте снова зафиксируем некоторые очевидные вещи из этого заявления:

  • Площадкой для объявления Третьей мировой войны был выбран Ватикан
  • Заявление было сделано уже через полтора года после смещения прежнего Папы Бенедикта XVI
  • Новая война не похожа на две предыдущие: она “фрагментарна” и отличается распространением терроризма в интересах торговцев оружием
  • Третья мировая война идет уже, как минимум, год

Кто объявил войну устами Понтифика?

Серьезность заявления Франциска заставляет с полной серъезностью посмотреть на деятельность Ватикана в последние годы. Ключем для понимания ситуации могут служить обстоятельства недавней смены высшего руководства Римско-Католической церкви.

Как отмечает в своих работах Ольга Четверикова, скандальное отречение Папы Бенедикта XVI указывает на то, что Святой Престол находится под внешним давлением некоего субъекта, который пытается встроить Ватикан в «создающуюся систему глобального управления и установить более жёсткий контроль над его теневыми структурами со стороны мировых финансовых тузов«. Причем, это внешнее давление на Ватикан имеет долгую историю и наблюдается, как минимум, с Первого Ватиканского собора в 1869-70 годах, когда Папа был лишен контроля над Папской областью.

Действительно, беспрецедентно грязная история смещения Бенедикта XVI в 2013 году говорит о том, что ее подоплекой была не столько внутренняя конкуренция между кардиналами за престол, сколько внешний рейдерский захват при поддержке симпатизантов внутри Ватикана. Причем удар был нанесен сразу по трем направлениям: по Папе как главе Ватикана (через обнародование его личных архивов), по Ватикану как вершине церковной иерархии (через публикацию данных о сомнительных финансовых операциях Банка Ватикана) и по всей Католической церкви и системе католического воспитания (через громкие педофильские скандалы с обвинением священников).

Такой широкий фронт указывает именно на внешний характер атаки, поскольку под ударом оказался сразу весь многовековой авторитет Ватикана. Стоит напомнить, что предыдущее добровольное отречение Папы Григория XII в 1415 году как раз укрепило авторитет Католической церкви и позволило преодолеть раскол между Римом и Авиньоном. В сравнении с этим добровольное отречение Бенедикта XVI «по состоянию здоровья» выглядит как дерзкий вызов всей ватиканской истории, брошенный неким инородным субъектом.

Кто же этот рейдерский субъект? Явных следов он не оставляет, и поэтому точно указать на него непросто. Судя по выводам исследователей, речь идет о неких закрытых глобальных религиозно-финансовых группах. На слуху “мировая финансовая мафия”, Ротшильды и/ или Рокфеллеры, корпорация Vanguard… Тем не менее, по косвенным признакам из вполне официальных источников можно сделать некоторые выводы о роли Ватикана в новой, военной ситуации.

В поисках супостата: методология анализа

Допустим, что оценка о “захвате Ватикана” неким внешним субъектом верна, а текущая международная ситуация действительно настолько серьезна, что можно говорить о Третьей мировой войне. В таком случае, поскольку Ватикан по традиции является важной переговорной площадкой для мировых игроков, гипотетический “рейдерский захват” должен был как-то – качественно и/ или количественно – отразиться на режиме работы этой площадки. Следовательно, сравнительный анализ официальных контактов Бенедикта XVI и Франциска может пролить свет на случившееся (по понятным причинам, неофициальная деятельность Ватикана здесь не затрагивается).

Материалом для анализа послужил официальный ежемесячный бюллетень Святого Престола Acta Apostolicae Sedis, а именно его раздел Diarium Romanae Curiae, в котором публикуются данные об аудиенциях Папы Римского. Самый свежий бюллетень был опубликован в апреле 2015 года, и эти данные были дополнены сведениями об аудиенциях Франциска из Информационной службы Ватикана вплоть до сентября 2015 года.

Проведенный анализ ограничивается аудиенциями Папы с представителями иностранных государств, международных организаций и аристократических домов. Не учитывались протокольные встречи с послами, а также встречи с представителями религиозных организаций, хотя на будущее их нужно иметь в виду, поскольку они безусловно имеют политическое значение (например, встречи Папы с Архиепископом Кентерберийским или с делегацией Конференции раввинов Европы).

Поскольку Папа Франциск занимает престол на протяжении 30 месяцев c марта 2013 года, то для корректного сравнения был взят такой же 30-месячный период правления Бенедикта XVI – с апреля 2005 по октябрь 2007 года.

Новая глобализация Ватикана

Первое, что нужно отметить: при Франциске заметно возросла дипломатическая активность Ватикана: Бенедикт XVI давал в среднем 40 аудиенций в год, а Франциск – уже 54. Более того, если Бенедикт XVI выдержал паузу и начал давать первые аудиенции почти через месяц после избрания, то Франциск начал встречаться с высокопоставленными иностранными гостями уже через 5 дней.

Особый интерес представляет круг общения Папы в первый месяц. Первым посетителем немца Бенедикта XVI в мае 2005 года стал президент Итальянской республики Карло Чампи. Через три дня – новый визитер, президент Южноафриканской республики Табо Мбеки. За ним – президенты Болгарии Георгий Парванов и Македонии Владо Бучковский.

Круг общения аргентинца Франциска в первый месяц имел совсем другую географию. Первая встреча – с президентом Аргентины Кристиной Фернандес де Киршнер. Далее – президент Бразилии Дилма Русеф, премьер-министр Танзании Мизенго Пинда, генеральный секретарь ООН, премьер-министр Мозамбика, посланник короля Саудовской Аравии Абдуллы. Из европейцев Франциск встретился в свой первый месяц только с премьер-министром Испании.

Предварительно можно заключить, что, несмотря на рост дипломатической активности Ватикана при Франциске, в первое время наблюдался дефицит европейских контактов Папы. Так, количество встреч с представителями Германии сократилось по сравнению с эпохой Бенедикта XVI более чем в два раза (с 14 до 6), а Ирландия вообще выпала из круга общения Франциска. С течением времени этот дефицит начал восстанавливаться, и Папа стал активнее встречаться представителям европейских государств, но в пределах одной-двух аудиенций, что не отличается от обычного графика встреч с визитерами из других регионов мира.

Другая интересная особенность “эпохи Франциска” — повышенное внимание Ватикана к представителям аристократических родов. Папа уже провел 17 аудиенций с членами разных королевский семей (у Бенедикта XVI было 11 таких встреч). Особый и взаимный интерес к Папе проявили король Иордании Абдалла II-й (дважды) и иорданский принц Хасан. Из немецких домов Франциск встретился пока лишь с маркграфом Майсенским принцем Александром Саксонским, зато уже провел переговоры с королевскими династиями Ганы, Лесото и Тонги.

При Франциске Ватикан явно открывается для переговоров со странами Латинской Америки: Аргентина, Бразилия, Эквадор, Панама, Боливия. Только с президентом Аргентины Кристиной де Киршнер Папа встречался уже в общей сложности 5 раз (Бенедикт XVI – ни разу за свои первые 30 месяцев). Неизменным остался лишь график встреч с руководством Суверенного Военного Мальтийского Ордена: каждый год в июне Папа, как бы его не звали, встречается с Великим Магистром.

В целом, Папа Франциск не только повысил интенсивность ватиканской дипломатии, но и расширил ее географию: за 30 месяцев службы он встретился с представителями 95 государств (Бенедикт XVI – 70). Как следствие, за счет расширения географии встреч при Франциске на страны Латинской Америки (интенсивность выросла в 4 раза!) и Африки де-факто происходит понижение статуса традиционных европейских визави Ватикана: они становятся “первыми среди равных” в переговорах и даже вынуждены запускать переговорный процесс заново.

Для подтверждения уместно привести пример Соединенного королевства. Если Бенедикт XVI дважды встречался с англичанами на уровне премьер-министра, то Франциску после избрания и связанными с ним скандалами пришлось начинать переговоры с Великобританией уже на уровне самой Королевы Елизаветы II.

Локализация супостата: выводы

Проделанный анализ позволяет сказать следующее. Во-первых, при Папе Франциске заметно возрастает интенсивность ватиканской дипломатии, что указывает на рост значимости Святого Престола как международной переговорной площадки – особенно учитывая заявление Папы о начале Третьей мировой войны.

Во-вторых, расширение географии встреч Папы Римского фактически приводит к размыванию привилегированного статуса традиционных субъектов переговорного процесса на базе Ватикана – европейских аристократий и политиков: они все больше становятся “первыми среди равных” в одном ряду с королевскими домами стран Ближнего Востока и политическими кругами стран Латинской Америки и Африки.

В-третьих, в зоне невидимости официальной папской дипломатии остаются два региона: Северная Америка и Скандинавия. Представители этих регионов особенно редко встречаются с Папой. Учитывая важность этих регионов для мировой политики, можно предположить, что именно они являются “канонической территорией” искомого рейдерского субъекта.

Наконец, совершенно особая территория – Китай. В сравнении с другими регионами, это – абсолютная зона невидимости для официальной ватиканской дипломатии. Как известно, китайская католическая община отрицает верховенство Папы, что в принципе не помеха переговорному процессу на межгосударственном уровне.

Но создается впечатление, что кто-то возвел невидимую стену между Ватиканом и Пекином, причем обе стороны тщательно соблюдают принятое правило о взаимном невмешательстве. Китайских делегаций в Ватикан за указанный период не замечено. Вдобавок, анализ наградной политики Святого Престола за последние 12 лет показывает, что папские награды заботливо обходят Поднебесную стороной.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924