Духовно-нравственный облик архиерея1 min read

Митрополит Иоанн (Снычёв)В нынешнем году исполняется 20 лет со дня кончины митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) (1927–1995) – мудрого и честного иерарха, апологета идеалов Святой Руси, патриота, монархиста, обличителя опасных лжеучений нашего времени. В преддверии этой даты мы начинаем публикацию избранных глав из курсовой работы Владыки (тогда еще иеромонаха) на тему духовно-нравственного облика русских архиереев XI–XVI веков, написанной в период его обучения в Ленинградской духовной академии. Данный труд ценен как актуальностью поднятого вопроса, так и серьезностью подхода к нему автора, глубоко осознававшего высоту миссии архипастыря – быть «солью земли» (см.: Мф. 5, 13).

Полвека минуло с тех пор, как были написаны эти строки, но и поныне слова приснопамятного Владыки не оставляют равнодушными тех, кто является частицей Церкви Христовой, – Церкви, которая, по слову Святых Отцов, не может существовать без епископа, как, впрочем, и епископ не будет таковым вне церковной ограды. Знают православные и то, как легко спасаться близ доброго пастыря, и сколь просто погибнуть, вверившись епископу, увлекаемому веяниями нашего лукавого века. «Что пользы, если он хорошо борется с язычниками, а его опустошают иудеи? – сокрушался еще святитель Иоанн Златоуст. – Или он преодолевает тех и других, а его расхищают манихеи? <…> Если пастырь не умеет хорошо отражать все эти ереси, то волк может и посредством одной пожрать множество овец». Отсюда – из благоразумного страха оказаться невольными участниками погибельного апостасийного процесса – и возникает ныне пристальное, порой даже болезненное внимание верующих к своим архиереям: тверды ли они в вере Православной? Паства готова простить иерархам все личные прегрешения, лишь бы не оставили они узкого святоотеческого пути чистоты исповедания веры, не избрали бы дороги пространные и удобные, но ведущие в ад.

До написания этой работы автору, молодому священнику, уже приходилось изучать «епископскую тему», когда он помогал своему духовному отцу митрополиту Мануилу (Лемешевскому) составлять «Каталог русских архиереев». Духовное чадо владыки Иоанна покойная схимонахиня Варвара (Дюнина) говорила, что все вышедшие из-под его руки строки он прежде «пропускал сквозь свое сердце». И действительно, знания, воспринятые при изучении святоотеческого наследия, пастырь-академист не столько излагал на бумаге, сколько собирал в сокровищницу души и потом до конца дней учился у своих великих предшественников стяжанию добродетелей и твердому стоянию в истине Христовой.

Современники характеризовали Владыку как человека простого и доверчивого. Это соответствовало действительности, ибо он сумел стяжать такую великую любовь к людям, которая не видела в них зла, отделяя его проявления от их душ. Но в вопросах чистоты Православного вероисповедания добрый пастырь был непреклонен и не боялся обличать своих собратьев-епископов, соглашавшихся на уступки богоборческой власти.

Нам остается только догадываться о чувствах, которые пережил будущий митрополит при совершенно неожиданном для него поставлении во епископа. Но знаем, что еще при рукоположении в священники он не мог сдержать слез и написал по этому случаю в дневнике: «О, насколько высоко должно быть мое служение в сане иерея! <…> Оно должно быть благоговейным и нелицеприятным, чтобы всякий, взирая на мое служение и на жизнь мою, восхвалял бы Отца нашего, Иже на Небесах. Служение мое Господу и ближнему должно заключаться не только в одном благоговейном, истовом богослужении и требоисправлении, но и являться для окружающих путеводной звездой – для всех, как верующих, так и неверующих, – к вечному незаходимому Свету».

«Во времена своя» митрополит Иоанн принес Господу достойные плоды. Из сонма перечисленных им полвека назад добродетелей иерарха трудно найти такую, которую бы он сам не сумел приобрести и приумножить. Остается молиться Господу и надеяться, что в нашей Русской Церкви еще воссияют новые архипастырские имена, которые в нынешнем греховном и апостасийном мире станут для нас неложными маяками, указующими путь ко спасению.

ЗНАЧЕНИЕ ЕПИСКОПА В ЦЕРКВИ

Прежде чем приступить к выяснению духовно-нравственного облика архиерея (проявленного в жизни), необходимо хотя бы кратко, в общих чертах коснуться вопроса о значении епископа в Церкви. Постановка такого вопроса необходима, ибо только через выяснение значения епископа будет понятна сама цель и основание нашего сочинения.

Итак, какое же значение имеет епископ в Церкви? На этот вопрос нам прекрасно отвечают Восточные Патриархи. Вот как они пишут в своем послании: «Без епископа ни Церковь Церковью, ни христианин христианином не только быть, но и называться не может. Ибо епископ, как преемник апостольский, возложением рук и призванием Святаго Духа, получив преемственно данную ему от Бога власть решить и вязать, есть живой образ Бога на земли(здесь, несомненно, взята мысль св. Игнатия Богоносца, – здесь и далее примеч. митр. И.(С).) и, по священнодействующей силе Духа Святаго, обильный источник всех Таинств Вселенской Церкви, которыми приобретается спасение. Епископ столько же необходим для Церкви, сколько дыхание для человека и солнце для мира» (Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви. Гл. 10. Царская и Патриаршая грамоты. СПб., 1838. С. 33–34).

Как видим, Восточные Патриархи различают три весьма важных значения епископа в Церкви: первое – Церковь без епископа не может существовать; второе – епископ есть непосредственный преемник апостольской благодати, и, следовательно, он, в собственном смысле слова, всецело имеет власть вязать и решить, и только ему принадлежит церковное управление; третье – он обладает полнотою апостольской благодати, и потому епископ, в строгом смысле слова, является источником всех Таинств Вселенской Церкви, или, иначе, он есть совершитель всех церковных Таинств.

Разберем по отдельности каждое из значений епископа в Церкви.

А. ЦЕРКОВЬ БЕЗ ЕПИСКОПА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ 1

Исходя из данного определения, можно вполне видеть, что епископ имеет очень большое значение в Церкви. Он ставится в тесную связь с видимой стороной Церкви. Между епископом и Церковью существует таинственное взаиморастворение, так что ни епископ без Церкви, ни Церковь без епископа не могут быть. Они неразрывно связаны между собою.

Отдели епископство от Церкви – и Церковь потеряет значение, потеряет даже свое наименование «Церковь». Равным образом если отделить Церковь от епископства, то последнее также потеряет значение, ибо само по себе не будет уже составлять Церкви и не будет получать оживотворение.

Поистине, в союзе Церкви и епископства мы видим нечто таинственное и чудное, что приводит нас в благоговение и вызывает любовь как к Церкви, так и к епископству.

Но возникает вопрос, каким же образом ни Церковь не может быть без епископа, ни епископ без Церкви? Что, собственно, является основою для такого взаимообщения?

Разрешение данного вопроса дают нам следующие два значения епископа в Церкви.

Б. ЕПИСКОП ЕСТЬ НЕПОСРЕДСТВЕННЫЙ ПРЕЕМНИК
АПОСТОЛЬСКОЙ БЛАГОДАТИ, И ПОТОМУ ОН ЯВЛЯЕТСЯ
ГЛАВНЫМ УЧИТЕЛЕМ ВЕРЫ И ПРАВИТЕЛЕМ ЦЕРКВИ

Церковь как таковая является обществом верующих, которое с видимой стороны имеет определенную организацию, установленную Самим Основателем Церкви Христом Спасителем. Первенствующее значение в ней имеет епископ, которому сообщена особая благодать апостольского преемства к руководству и оживотворению членов Церкви.

Епископ, являясь главным носителем преемственной апостольской благодати, непрерывно сохраняет в Церкви и сообщает ее членам благодатное освящение и оживотворение чрез особые Таинства, первый совершитель которых, как учат Восточные Патриархи, есть епископ.

В этом смысле те же Патриархи утверждают: «Что Бог в Церкви первородных на Небесах и солнце в мире – то каждый архиерей в своей частной Церкви, так что им паства освящается, согревается и соделывается храмом Божиим» (Там же. С. 34).

Вследствие этого становится понятным, почему существует такое тесное взаимообщение, или слияние Церкви и епископа. Потому, что без преемственной апостольской благодати, носителями которой являются епископы, Церковь была бы лишена самого главного – свойства освящения, а отсюда – оживотворения и рождения пастырей и мирян.

Вот почему Святые Отцы так горячо учили, что без епископа нет и не может быть Церкви. Без преемственной благодати, которую носят епископы, прекращается освящение Церкви, прекращается оживотворение членов ее; одним словом, наступает полное замирание.

Во главу церковного основания они полагали преемственность епископов от апостолов. И если какое-либо общество было лишено этой преемственности, то оно теряло всякое право не только быть Церковью, но даже и именоваться ею.

Так, например, святой Ириней, епископ Лионский, в борьбе с еретиками признавал только те Церкви истинными и благодатными, которые возглавлялись епископами, поставленными апостолами и их преемниками. «Надлежит следовать пресвитерам в Церкви тем, – говорит святой Ириней, – которые <…> имеют преемство от апостолов и вместе с преемством епископства по благоволению Отца получили известное дарование истины, прочих же, которые уклоняются от первоначального преемства и где бы то ни было собираются, иметь в подозрении или как еретиков и лжеучителей, или как раскольников, гордых и самоугодников, или же как лицемеров, поступающих так ради корысти и тщеславия. Все эти отпали от истины» (Пять книг против ересей. Кн. 4. Гл. 26. СПб., 1900. С. 387).

В другом месте, как бы подтверждая правоту своего взгляда, Святитель говорит: «Мы можем перечислить тех, кои от апостолов поставлены епископами в Церквах и преемников их даже до нас» (Там же. Кн. 3. С. 222–225). И затем перечисляет в преемственном порядке всех епископов Римской Церкви, почти до II века.

Другой учитель Церкви, подобно Иринею Лионскому, обращаясь к еретикам, требовал от них, чтобы они, в доказательство истинности своих церквей, показали начало их и преемственность епископов.

«Пусть покажут, – говорил он, – начала своих церквей и объявят ряд своих епископов, который бы продолжался с таким преемством, чтобы первый их епископ имел своим виновником или предшественником кого-либо из апостолов, или мужей апостольских, долго обращавшихся с апостолами. Ибо Церкви апостольские ведут свои списки [епископов] именно так: Смирнская, например, представляет Поликарпа, поставленного Иоанном, Римская – Климента, рукоположенного Петром, равно и прочие Церкви указывают тех мужей, которых, как возведенных на епископство от самих апостолов, имели они у себя отраслями апостольского семени» (Православно-догматическое богословие. Т. 3. СПб., 1851. С. 287–288).

Другими словами, учитель Церкви признает только то общество Церковью, которое имеет свое начало от апостолов через преемственную благодать епископства.

С не меньшей ясностью говорит об этом же и святой Киприан, епископ Карфагенский. Он ни в коем случае не называет Церковью общество, находящееся под управлением пастыря, не имеющего преемственности от апостолов. «Я удивляюсь, – пишет святой Киприан, – что некоторые с дерзким безрассудством вздумали написать ко мне такое письмо, которое составлено от имени Церкви, тогда как Церковь заключается в епископе, клире и всех стоящих в вере» (Творения священномученика Киприана. Ч. 1. Письмо 17. С. 139).

По всей вероятности, общество, писавшее письмо святому Киприану от имени Церкви, вообще не имело епископа и потому не могло именоваться Церковью как лишенное преемственности в иерархии.

В другом месте священномученик Киприан возмущается, что некоторые считали себя пастырями общества, отдалившегося от Церкви, но, несомненно, претендовавшего на название Церкви, между тем как они не имели никакого преемства от апостолов и, следовательно, не могли называться пастырями (епископами).

«Каким образом, – пишет святой Киприан, – может считаться пастырем тот, кто, при существовании пастыря, управляющего в Церкви Божией по преемству посвящения, оказывается чужим и сторонним, – кто, никому не наследуя, начиная от самого себя, будучи врагом Господня мира и Божественного единства, не обитает в доме Божием, то есть в Божией Церкви?!» (Там же. Письмо 62. С. 364).

Наряду со Святыми Отцами то же самое утверждают и Восточные Патриархи. Правда, они высказывают не свои суждения, а свидетельства Святых Отцов, но тем не менее проводят такую мысль, что Вселенская Церковь вообще была вверена епископам и что епископы являются преемниками апостолов (Послание Патриархов Восточно-Кафолической Церкви. С. 35). Таким образом, в этом отношении епископ имеет очень и очень большое значение. Уничтожь епископство – и прекратится Церковь. Так велико значение епископа!

Подготовил Виктор ЗАРЕЧНЫЙ

1) Здесь и далее термин «епископ» мы употребляем в общем смысле со значением вообще епископства, а не одного епископа. Мы делаем специальное пояснение, чтобы никто не подумал, что мы проводим католическое учение о главенстве папы.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924