ИОСИФ ВОЛОЦКИЙ И ЕРЕСЬ ЖИДОВСТВУЮЩИХ1 min read

К 500-летию со дня смерти великого русского святого

ОЛЕГ ПЛАТОНОВЕресь жидовствующих была самым опасным иудейским еретическим движением Древней Руси XV-XVI веков, угрожая фундаментальным основам Русского государства.

Жидовствующие отвергали Апостольские и Святоотеческие писания и все христианские догматы, учили соблюдать закон Моисеев, хранить субботу и праздновать иудейскую пасху. Они отрицали церковные установления: таинства, иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, все священные предметы, службы и обряды. Особенно ненавидели они монашество.

Жидовствующие надругались над Честным Крестом, Святыми иконами и Мощами, совершая над ними бесчинства, непредставимые для человека, выросшего в Православной вере. По свидетельству Святого Иосифа Волоцкого, глумясь над Святынями, они говорили: ‘Надругаемся над этими иконами, как жиды надругались над Христом’.

Продолжением этого глумления над всем святым были блуд и разврат. Жидовствующие священники совершали Божественную литургию, наевшись и напившись, после блуда, кощунственно ругались над Святым Телом и Честной Кровью Христовой и совершали другие осквернения, о которых, по словам преподобного Иосифа Волоцкого, ‘нельзя и написать’.

Жидовствующие возбуждали в малодушных и маловерных сомнение в некоторых местах Священного Писания, и прежде всего Нового Завета; соблазняли и с помощью распространяемых ими отреченных, т.е. осужденных Церковью, книг — пособий по тайным наукам — и искаженных списков Священного Писания; пользовались и всем доступным им арсеналом иудейского чернокнижия и колдовства.

В организации секты жидовствующих многое напоминало будущее масонство: строгая законспирированность, проникновение в высшие слои правительства и духовенства; ритуал, включающий ‘обряд’ поругания Святыни; формирование системы ‘учитель-ученик’ вне традиционных православных представлений.

Являясь непримиримыми врагами Христианства, жидовствующие скрывали ненависть к нему, втайне рассчитывая постепенно разрушить его изнутри. Перед людьми, твердыми в вере, еретики представляли себя ‘добрыми христианами’ и ‘образцовыми ревнителями Православия’.

Первым внешним проявлением ереси жидовствующих уже в 1470-х годах стали иконоборческие демонстрации. Еретики, ссылаясь на Пятикнижие Моисеево, стали призывать к уничтожению икон. ‘Они, — писал Иосиф Волоцкий, — запрещали поклоняться Божественным иконам и Честному Кресту, бросали иконы в нечистые места, некоторые иконы они кусали зубами, как бешеные псы, некоторые разбивали, некоторые бросали’.

Несмотря на неприличный, скандальный характер, который приобретала ересь жидовствующих, ее влияние усиливалось. Примерно в 1480 году еретики проникают и в Москву. Здесь они расширяют свою организацию за счет видных государственных деятелей из окружения самого Царя Ивана III. Кроме священников главных соборов Кремля, еретики привлекли к себе многих бояр, руководителя русской внешней политики дьяка Федора Курицына и даже ближайшее окружение Наследника Русского Престола. Участие в тайной организации значительного числа государственных людей во многом объяснялось хорошим отношением к жидовину Схарии самого Ивана III, вплоть до 1500 года приглашавшего этого иудея к себе на службу.

Деятельность секты была разоблачена в 1487 году архиепископом Геннадием, сообщившим о ней Царю и митрополиту Геронтию. По указанию Царя несколько еретиков, названных Геннадием, были арестованы и подвергнуты ‘градской казни’ (наказание кнутом на торгу) за надругательство над иконами.

Высокопоставленные покровители жидовствующих не допустили осуждения ереси как таковой. На Соборе 1488 года были объявлены только незначительные преступники, а сама секта и ее руководители названы не были. В 1490 году главой Русской Церкви стал митрополит Зосима, втайне поддерживавший ересь жидовствующих, которого Иосиф Волоцкий назвал ‘вторым Иудой’. Тем не менее в этом же году, несмотря на противодействие митрополита Зосимы, Собор Русской Церкви уже публично осудил еретиков, назвав в своем приговоре дела их ‘жидовскими’, а их самих ‘сущими прелестниками и отступниками веры Христовой’.

Против жидовствующих встали все русские люди. Православная Церковь в лице ее лучших представителей Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, архиепископа Геннадия Новгородского — дала еретикам достойный отпор.

Прежде всего были просмотрены церковные книги, и из них изъято все чуждое русской православной традиции, ликвидированы иудейские синагогальные тексты, все сомнительные места, которыми еретики прельщали православных священников. По инициативе архиепископа Геннадия была полностью переведена Библия (точнее, все книги Нового Завета. До этого их полного перевода не было не только у русских, но и у других славянских народов). Этот перевод окончательно обезоруживал еретиков, которым в своих аргументах против Христианства оставалось прибегать только к открытому обману.

Архиепископ Геннадий организовал также перевод полемических сочинений, в которых представлялось систематическое опровержение иудейских сект. Были переведены сочинение магистра Николая Делира ‘чина меньших феологии преследователя, прекраснейшие стязания, иудейское безверие в Православной вере похуляюще’; сочинение ‘учителя Самоила Еврейна на Богоотметные жидове, обличительно пророческими речьми’; сочинение Иакова Жидовина ‘Вера и противление крестившихся иудей в Африкии и Карфагене’.

В открытую полемику с жидовствующими вступает Иосиф Волоцкий. В своем сочинении ‘Просветитель’ он в целях борьбы с ересью собрал в единое целое фрагменты Священного Писания и святоотеческих творений, эпизоды из житий Святых и из истории Церкви.

В первом слове Иосиф Волоцкий занимается опровержением еретиков, ‘глаголющих, яко Бог Отец Вседержитель не имать Сына ни Святаго Духа единосущны и сопрестольны Себе и яко несть Святыя Троица’. Во втором слове Иосиф опровегает еретиков, ‘глаголющих, яко Христос не родился есть, но еще будет время, егда имать родитися, а его же глаголют христиане Христа Бога, той простой человек есть, не Бог’. Третье слово подвергает критике то мнение еретиков, по которому ‘закон Моисеев подобает держати и хранити и жертвы жрети и обрезыватися’. В четвертом слове доказывается неосновательность мнения, исходя из которого еретики говорили: ‘Еда не можаше Бог спасти Адама и сущих с ним, еда не имеаше небесныя силы, и Пророки, праведники, еже послати исполнити хотение свое, но сам сниде, яко нестяжатель и нищ, и вочеловечився, и пострада, и сим прехитри диавола, не подобает убо Богу тако творити’. В восьмом слове Иосиф защищает истинность отеческих писаний против ереси новгородских еретиков, утверждавших ложность писаний Святых отцов на основании того, что 7000 лет от сотворения мира прошло, а Христос во второй раз не явился. В девятом — защищает писания апостольские, подтверждая их истинность местами из Священного Писания, доказывая, что они внушены Святым Духом. В десятом защищает от нападок еретиков писания Ефрема Сирина, в которых говорится, что творения его ложны. Здесь же приводятся доказательства из Священного Писания, что творения Святого Ефрема истинны и соответствуют тому, что говорили Пророки, Евангелисты и Апостолы. В двенадцатом слове Иосиф доказывает, что если святитель будет еретиком, если он не благословит или проклянет кого-то от православных, то его проклятие ни во что не вменится. Свои опровержения еретиков Иосиф основывает на Священном Писании, преимущественно Ветхом Завете, Отцах Церкви, историках Церкви и даже на светских писателях. В словах его видны ум светлый, последовательность, логичность изложения. Четвертое слово особенно отличается глубиной мысли, и специалисты справедливо называют его глубоко богословским сочинением (Православное обозрение. 1880. ? 12).

Иосиф Волоцкий не щадит красок для описания еретиков. Еретики для него — сквернии пси, змии, таящиеся в скважине, языки их скверны, уста мерзки и гнилы, они — люди нечистые, пьяницы и обжоры, в обществе они сеют сласти житейские, тщеславие, страсть к сребролюбию, сластолюбию и неправду. В частности, Схарию Иосиф Волоцкий называет диаволовым сосудом, протопопа Алексея — окаянным сатаниным сосудом, диаволовым вепрем; еретика Истому — сотаинником диавола, адовым псом. Но особенно обличает Иосиф Волоцкий митрополита Зосиму. Он называет его окаянным, сквернителем, калом блудным, прескверным сатаною, ехидниным исчадием, сосудом злобы, головней содомского огня, змием стоглавым, пищей вечного огня, новым Арием, злым Манентой, сатаниным первенцем, прескверным сквернителем, других — содомскими сквернами, пагубным змием, обжорой и пьяницей, по жизни свиньей, гонителем православных. Из одного этого перечня названий видно, какими глазами Иосиф Волоцкий и русские люди этого времени смотрели на еретиков. Это, по его понятию, самые безнравственные, самые вредные люди, которые стараются развратить общество и в религиозном, и в нравственном отношении. Иосиф удивляется, как еще терпит земля таких людей (Православное обозрение. 1880. ? 12).

Особую роль в защите Святых икон кроме Иосифа Волоцкого и Геннадия Новгородского играл в период борьбы с еретиками Нил Сорский, составивший сборник житий, куда включил, в частности, жития Феодора Студита и Иоанна Дамаскина, также осуждавших иконоборчество.

В Соборном обвинении жидовствующих в 1490 году говорилось, что они, ссылаясь на Ветхий Завет, не поклонялись Святым иконам, ‘хуляще и ругающеся: та суть дела рук человеческих, уста имут и не глагалют и прочее, подобие им да будут творящими и вси надеющиеся на ня’.

В житии Феодора Студита прямо показывалось, что причиной и источником иконоборческой ереси является иудаизм. Житие рассказывает, что царь Лев Исавр созвал церковный Собор, призывая Церковь к отречению от Святых икон. На Соборе Феодор Студит, разоблачая еретические заблуждения царя, задал ему прямой вопрос: ‘Откуда ти, о Царю, сие умышление: ниоткуду точию от Ветхаго Закона Писании’. И царь, ссылаясь на Ветхий Завет, много говорил против иконопочитания: ‘Горе доле Ветхий Завет обращаще и к сему притекаше. От оного пособие своему суесловию приемля… и словеса утвержающа’. Он доказывал, что иконопочитание неправомерно, так как Господь в законе, данном Моисею, заповедал: ‘Не сотвори себе кумира и всякого подобия’. На эти измышления Феодор Студийский возражал царю: если уклоняться к Ветхому Закону, тогда надо и полностью исполнять его, т.е. ‘обрезоваться и суботьствовати’. Между тем действие Ветхого Закона прекращено благодатью Нового. Ветхий был дан только на время одному народу иудейскому в едином месте. Место это разорено по ‘Господню речению’ о Иерусалиме: ‘Не останется зде камень на камени, иже не разорится. С разорением Иерусалима отошло и все ветхой службы делание’. Ту же мысль в Словах о защите иконописания проводит и Иоанн Дамаскин. ‘Ветхозаветный запрет делать ‘всякое подобие’, на который прежде всего и ссылались иконоборцы, имел в понимании Дамаскина временное значение и силу, был воспитательной мерой для пресечения склонности иудеев к идолопоклонству. Но… в царстве благодати не весь Закон сохраняет силу’.

В сборники Нила Сорского вошли также жития Феодосия Великого, Евфимия Великого, Саввы Освященного, являвшиеся ценными источниками по истории ересей. Они свидетельствовали о борьбе Церкви за Халкидонский догмат о Богочеловечестве Христа.

Евфимий Великий, как сообщает житие, ‘правомудрствуя и святым отцам последуя’, противостоял ‘жидомудренному’ Несторию.

Житие Святого Саввы приводит такой случай. Неподалеку от лавры Святого Саввы еретики-несториане составили монастырь. Святому было видение, как во время литургии после всеобщего воскресения некии мужи жезлами изгоняли еретичествующих монахов. Святой Савва молился о них, дабы они были прощены. На что услышал ответ: ‘Недостойно есть им зде быти, жидове бо суть. Не исповедающе истиннаго Бога Господа нашего Иисуса Христа и Богородицу’. Милосердствуя о заблудших, Святой Савва часто приходил в монастырь несториан, умоляя их отказаться от ереси. Молитвы Святого оказались ненапрасны: монахи осудили учение Нестория и вернулись в Апостольскую Церковь. Так Православная Церковь давала пример молитвы за заблудших еретиков.

Совсем иначе относились жидовствующие к православным. Они всеми силами стремились уязвить христиан, причинить им духовные и физические страдания.

В своем ‘Сказании о новой ереси новгородских еретиков’ преподобный Иосиф Волоцкий пишет, что в эти годы защитники Православия претерпели ‘многие преследования’: оковы, тюрьмы, разграбление имущества. Митрополит Зосима отлучал священников и диаконов от сана за осуждение еретиков и отступников. Царь ссылал невиновных в изгнание. ‘Другие же не страдали вместе с ними в изгнании, но утешали их письмами и помогали всем необходимым; из Святых книг они выбирали обличения против еретических речей и посылали изгнанникам, укрепляя их против еретиков’.

Пользуясь поддержкой высокопоставленных покровителей, жидовствующие добились назначения на должность архимандрита Юрьева монастыря еретика Кассиана. Владыка Геннадий, несмотря на все старания (Юрьев монастырь входил в его епархию), не мог изгнать нечестивца. Более того, жидовствующие путем интриг и клеветы сумели свести в 1503 году с Новгородской кафедры самого владыку Геннадия.

После Собора 1490 года, осудившего ересь жидовствующих, борьба с ними продолжалась еще почти 15 лет. Только в 1504 году Царь Иван III принял решение созвать новый Собор. На нем еретики еще раз подверглись решительному осуждению, а их руководители после суда казнены. Деятельность святого Иосифа Волоцкого стала решающим фактором спасения Руси от ереси жидовствующих.

Олег ПЛАТОНОВ

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924