ВЫСОКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ЭПОХУ ПОТРЕБЛЕНИЯ1 min read

Судьба языка - судьба народаИсторик литературы Анна Гранатова (Гаганова) о том, как распространение цифровых технологий влияет на культуру чтения и стиль письма, язык журналиста и писателя, а также о книжном рынке и эволюции жанров сегодня.
   
— Вы упоминали, что в западной литературе лидирует жанр фэнтези. Это новый виток литературы или упадок? Если рассматривать фэнтези и новую форму фольклора или эпоса, то не может после него родиться новый реализм?

— Сначала разберемся с понятиями. Эпос и реализм — принципиально разные направления. Мифологический подход с точки зрения образа героя противостоит реалистичному. Поэтому из мифа ‘новый реализм’ никак не получится: не тот генезис. В мифе нет основы для реализма, поскольку миф — это поэтические архетипы, выстроенные не по реалистичным законам натуральной школы, а по законам метафоры.

Что касается фольклора, то здесь метафора отражает языческое мировоззрение. В ее основе — обращение к силам природы. Ворон питается падалью, жители села это заметили, и в фольклорной метафоре ворон стал символом мира мертвых. В Библии ворон — символ мятущейся души, символ колебаний и трудного выбора между добром и злом, символ предвидения (вспомним ворона в Ноевом ковчеге). Фольклор стремится метафорично изобразить языческий пантеон богов и силы природы.

Фольклор стремится поэтически передать жизнь и быт села в контексте смены времен года и сельхозоборота. Его славянским олицетворением я бы выбрала языческий коловрат — символ вращающегося солнечного колеса, вечное круговое движение.

Мифология выросла из философии. Миф Древней Греции — отражение мышления философов и попытки ответить на вопрос, как устроена Вселенная, поэтически переданная в ‘Илиаде’ и ‘Одиссее’ Гомера.

История героев в мифе отражает желание создать образ ‘сверхчеловека’, основанный на гиперболизации реальных человеческих возможностей. В фольклоре этого не происходит: там мир духов и мир людей являются антагонистичными, и потому появляется лейтмотив темы оборотничества.

Фольклор родился в эпоху, когда люди не имели представления об устройстве мира, не имели мощной техники, медицины и образования. Они боялись мира природы, поэтому ‘задабривали природные стихии’ обрядами и ритуалами. В обществе, которое отправило человека в космос, фольклор уже не развивался — развивалась только фантастика. Она отразила мышление человека уже другого времени, и не стоит путать ее с фэнтези.

— Тогда определимся с жанром фэнтези и феноменом его популярности?

— Фэнтези — это жанр, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов, появившийся в начале XX века. Он напоминают историко-приключенческий роман, действие которого происходит в вымышленном мире, подающемся как реальность. ‘Праводоподобие’ вымышленного мира создается за счет картины Средневековья, которую, в отличие от современности, невозможно осязаемо прочувствовать. Персонажи просты и линейны, они сталкиваются со сверхъестественными явлениями и героями, представленными как реальные в своем мире и времени. Фэнтези нередко строятся на архетипических сюжетах. Влияние на жанр оказали рыцарские романы, но образ героя упрощен, ведущий мотив сюжета — борьба за обладание сверхъ-естественной силой. В фэнтези нет рациональности, присущей фантастике, нет жесткой композиционной логики, присущей повести и драме.

Полагаю, увлечение жанром фэнтези пришло как форма эскапизма — психологического бегства от реальности, неприятия социальных ролей.

— Одно время молодежь демонстративно не читала, теперь стало модно хвастаться чтением. Есть трендовые книги, которые принято читать, и часто определенная книга приобретается только как для статуса. Это может со временем приобщить к культуре чтения, или же деструктивно?

— Что-то покупают для повышения социального статуса в глазах окружающих, чтобы сказать при случае: ‘эта книга моего доброго знакомого’. Это могут быть книги политологов, экономистов или эстрадных звезд, с которыми ‘читатель’ считает престижным водить дружбу. Так книга выступает элементом и носителем этого престижа, позволяет погреться в тени славы знаменитости. С ‘живыми классиками’ можно ‘водить дружбу’, как с рок-звездами. Другая группа модных книг выполняет функцию социокультурной принадлежности. Человек идентифицирует себя с определенной кастой. Например, в 90-е годы пришла мода на Серебряный век, на писателей Русского зарубежья. Тем самым люди показывали, что они не с коммунистами.

— Какие прогнозы в отношении литературы в России можно сделать?

Сегодня много говорится о смерти классической литературы. Полагаю, эти слухи преувеличены. Конечно, не повторится ситуации, как в СССР, когда наши писатели издавались миллионными тиражами, выступали с телеэкранов на уровне первых лиц государства, ездили на международные форумы по линии политбюро.

Также мы должны помнить о том, что мы — обладатели богатейшей сокровищницы писательских имен. В 90-е годы из образовательной программы стали выбрасывать авторов из-за их отношения к коммунистам, но политика не должна быть мерилом художественного слова. Я не понимаю, почему надо противопоставлять Леонову, А.Толстому, Фадееву имена Бунина, Замятина, Платонова. Творчество надо оценивать с точки зрения художественных критериев.

— Интернет-среда является фактором форматирования современной культуры, выходя за пределы сети, закрепляясь в виде шаблона в речи и мышлении. Способно ли это явление изменить литературную речь?

— Интернет-язык — это всего лишь устная речь, имеющая электронный носитель, и стилистика отвечает законам устной речи. В интернете огромную роль играет эмоциональная оболочка информации, что достигается за счет фотографий, видео- и других мультимедийных возможностей. Это означает упрощение оперативного словарного запаса до минимума.

Письменная речь в книге сложнее. В ней нет эмоциональной ‘оболочки’, она беззвучная, и эти средства берет на себя разнооб-разная лексика. Чем богаче лексика, чем шире словарный запас, тем более тонкие эмоциональные оттенки на письме становятся возможны. Причем эти эмоции не только описываются, но и создаются у читающего. Эмоциональная окраска устной речи важна для адекватного понимания смысла. Ребенок вначале обучается эмоциональным оттенкам слов, а потом понимает их смысл, животные не понимают смысл, но тонко улавливают эмоциональную окраску. Особенность письменной речи состоит в обладании высокой степенью абстракции. В ней присутствуют понятия, отсутствующие в наглядной среде. Устная речь обслуживает ‘предметный мир’, а письменная — язык логики.

Интернет-среда создала новые лексические группы. Новая лексика свидетельствует о новой социальной культуре, об изменениях в стране, но на психофизиологию мышления это не влияет.

Изменение психофизиологии начинается там, где новшества выходят за рамки лексики в чистом виде. Абстрактное мышление, по словам психолога Жана Пиаже, возникает у ребенка в 12 лет: это способность к синтезу и анализу. Сложная структура фразы появляется там, где появляется суждение. Короткие фразы допустимы для эфира — для простоты восприятия. Но упрощение письменной речи, преобладание в ней устных коротких фраз может быть следствием отсутствия оригинальности мысли.

Считаю необходимым давать ее ребенку с ранних лет ‘бумажные’ книги: достаточно длинные, сложные фразы художников слова будут развивать мышление. Не должна пугать ‘архаичная’ лексика классиков. Недопонимания в этом плане легко устраняются комментариями. При переводе ‘Записок охотника’ И.С. Тургенева на французский язык объем книги стал в два раза больше оригинала из-за комментариев переводчика к непонятным для французов словам из русского крестьянского быта! Однако это не помешало ‘Запискам охотника’ получить огромную популярность во Франции и уже при жизни Тургенева выдержать восемь переводных изданий! Поэтому заявления школьников о непонятных словах — пустые отговорки. Вот если ребенок говорит, что ему ‘читать длинные фразы тяжело’, — надо бить тревогу. Это означает, что он не научился мыслить, а если он будет только сидеть в интернете, то мыслить никогда и не научится. Художественная книга отражает мышление писателя и развивает воображение читателя, а это тоже познавательный процесс.    

— Значит, сама зависимость от ‘гаджетов’ влияет на мышление?

— Педагогическая психология говорит, что обучение и развитие — взаимозависимый процесс. Электронная революция упростила людям жизнь. Понизила требования к мышлению, к познавательным процессам. Интернет для многих из нас — это хранилище информации. Хорошо, что не надо носить в голове энциклопедию, тратить время на поиск нужного слова в бумажном словаре. Однако детям до 14 лет интернет категорически вреден: он приводит к деградации познавательных процессов либо не дает им сформироваться.

В качестве исторических аналогий напомню, что в Союзе все дети учили таблицу умножения, в то время как в США у всех школьников были счетные машинки. Неумение считать в уме привело к неразвитости ума как такового. Если ребенок с детства опирается на чужую помощь и ориентируется в мире по подсказкам, то ему интеллект не нужен — он вырастет идиотом. Любители электроники также абсолютно беспомощны: айфоны помогают им найти нужную станцию метро в городе, где они прожили полжизни. А ведь долговременная память — это элемент познавательного процесса, следовательно, элемент логического мышления. С появлением электроники появился комфорт, но отключилась способность к прогнозированию и анализу.

В художественной прозе все это создается мастерством писателя, который обязан владеть богатой лексикой, гибкой стилистикой и сложнейшими изобразительными приемами. Если мы хотим развивать наше общество, как общество мыслящих людей, то наше спасение только в книге, в художественной прозе. Ни театр, ни кино, ни интернет и ни средства массовой информации с этой задачей не справятся. Это под силу лишь высокой литературе.

С Годом Литературы!    

Подготовил Филипп ЛЕБЕДЬ

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Один комментарий на “ВЫСОКАЯ ЛИТЕРАТУРА В ЭПОХУ ПОТРЕБЛЕНИЯ1 min read

  • Александр:

    Время поэтов
    В пачке пустой сигарет больше нет
    Тускло горит в душной комнате свет
    Чай остывает, баранки, конфеты
    Читают стихи друг другу поэты.

    Время нынче такое, интереса к ним нет
    Стихи не нужны и не нужен поэт
    Деньги повсюду, разговор лишь про них
    Для ценностей время настало других.

    Добрых слов очень мало стало на свете
    Живут стихи только лишь в интернете
    В наше время стихи очень редко читают
    И в забвении рифмы из слов умирают.

    Всё короче и хуже становятся строчки,
    Пишут стихи только лишь одиночки,
    О дружбе, любви слова нынче не в моде,
    Читают о деньгах, убийствах, погоде.

    Короткие песни, в которых три слова,
    Современной культуры сегодня основа,
    Наушники в уши, друг друга не слышим
    Мало читаем, ещё меньше пишем.

    С ярких экранов лишь гадость несётся
    Может время поэтов уже не вернётся.
    Бывало и хуже, книги сжигали
    И за книги, слова людей убивали.

    Но в пламени этом поэты рождались
    И вновь стихи о любви создавались
    Возможно потом, спустя много лет
    Нужны будут стихи, будет нужен поэт.

    Пускай не сегодня, пускай не сейчас,
    Обязательно люди вспомнят о вас,
    Стихи о любви будут снова звучать,
    Люди будут их слушать, их будут читать.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924

Свежие записи