Грехопадение. Катастрофа ли это? Виктор Чернышев1 min read

Грехопадение — можем ли мы считать это катастрофой? Если да, то где её начала и каковы последствия? Первый бунт против Божественного устройства мира произошёл… на Небе в Неприступном Свете! Один из Ангелов — Люцифер или Денница — сын Зари, возгордился. А ведь гордость — мать всех пороков. Мы, конечно, можем обвинить Бога в том, что Он создал несовершенное творение.

Святитель Григорий Палама прикровенно говорит о причинах этой катастрофы: Бог порождал совершенства в виде Ангелов, наполняя их кристаллами благодати. Один из ангелов вдруг не захотел поделиться этим Светом. А ведь рука дающего не оскудевает… Зная это, ангел залюбовался тем избытком так, что не захотел вернуть его Творцу… Вот тогда он и увидел, что сам пуст. Падение этого Денницы осуществилось на Севере, где возник мрак и холод. До этого падения был единый Цветущий Сад, а потом произошло нечто… Преступление. И один его фигурант нам известен — это падший ангел.

В том Саду, как мы знаем, было дерево. Что это за Древо? Из Библейского текста нам известно, что была дана Заповедь. Грех в переводе с еврейского — это промах, т.е. мимо цели. А цель жизни — спасение бессмертной души. Грех, словно некий паразит, который может существовать на живом организме. Грех живёт на периферии, а не в центре. Как нам это себе представить? На улице много света, если мы войдём в комнату — там света уже меньше, а в подвале и вовсе темно. Вот так и первый человек: когда он согрешил, то спрятался в кустах. Если тебя уже судит совесть — то тем паче Бог. Жить по плоти — значит жить в периферии. А по Духу — по центру, на Свету. Мы боремся с грехом во имя Христа, а мир борется со Христом во имя греха. Мир живёт законами лжи, т.е. греха.

Грех селится в нашем сердце и оскверняет человека, тогда мы сердимся, а ведь можно быть и сердечным человеком. Плотью мы служим закону греха, а умом закону Божьему. Наша природа глобально повреждена. Ведь сказано, что Царство Божие силою берется. Нам кажется, раз Христос пришел нас спасти, то лишь по вере мы спасёмся. Отнюдь! Святоотеческая мысль гласит: если Богу было угодно сотворить нас без нашего согласия, то спасает Он нас не без нашего на то соизволения. Бог может всё, кроме одного — заставить нас идти против своей воли. Верующий человек проживает вечность! А неверующий лишь одну жизнь, но как… Надежда верующего человека не постыжает.

Грех — проблема мистическая. Если бы это было не так, мы бы растворили грех в наших лабораториях. Грех — это тайна. И в то же время — это сор. Вся наша жизнь — падение, вставание, затем шествование по пути. Как у лодки два весла, без которых она не поплывёт, так и у нас одно весло — молитва, другое — действие. Без молитвы мы далеко не уплывём. Всё, что совершалось без Краеугольного Камня — всё разваливалось. Можно иметь в государстве сильнейший аппарат, как это было в СССР, но если всё построено на песке — развалится… Тогда нас сопровождает ужас бесцельности, ужас бессилия. Именно Христос — это путь и жизнь, цель и сила. Он во всём прорастает и помогает.

Грех — это то, о чем мы не говорим, но понимаем, а если не понимаем, то догадываемся. Когда свершается не Божья воля, а наша — мы оказываемся у разбитого корыта. Грех — это добровольный выбор. Предпочтение себя Богу. Первый Закон был дан человеку в Эдемском Саду. Когда плотина греха прорвалась, Бог предупреждает и Каина, но тот убивает брата.

Грех есть неправедность, т.е. уклонение от правды. Какая польза в том, если человек приобретет весь мир, а душе навредит? Если выстроит греховную стену, отгораживающую нас от Бога. Мы часто полагаемся на человека. Но всякий человек есть ложь, словно сломанный зуб — в последний момент он тебя предаёт. Никогда не говорите, если кто-то от Вас отказался в трудный момент. Не ропщите! Уповайте на Бога: «войди в мою жизнь и помоги мне». Просящему ответят, ищущему — дадут, стучащему — отворят. Ни ангелы, ни люди искупить грех не могут.

Самый главный источник греха — это дьявол. Перед нами предстаёт мир во всей мишуре и разнообразии: не так далеко ушли от нас те времена, когда «правитель» (а мы знаем, что он был «кривитель») пообещал показать нам по телевизору последнего преступника и последнего попа…

Грех, как вирус: то ли существо, то ли вещество. Медики не знают, как вирус попадает в наш организм, ибо вирус мимикрирует «под своего». Поколебавшись, человек решает согласиться с дьяволом — высшим интеллектуальным мозгом. Чем глубже падение — тем сильнее опустошенность. Дьявол даже Иисуса искушал словом Божиим. Так и сейчас, говорит нам дьявол: «Зачем тебе эта Церковь? Эти забобоны? Оторвись!» Дьявол приспособился к нашему бытию… Но он несет смертоносное начало. Дьявол представляется нам в образе змия — всегда пресмыкается. Это грозное существо… В народе говорят: «Пригрел гадюку на груди». Так и дьявол, так и вирус, так и грех.

Источник лжи нам известен. Ева увидела, что плод очень желанный и вожделенный. Это подтвердилось словом дьявола: «Когда вкусите — откроются глаза ваши и вы будете как Боги!» Вот почему Бог не позволил вкушать от древа. Ибо закваска всквашивает всё тесто. Чего же не хватало первым людям? В Эдемском Саду они трудились, им всё принадлежало. Всё было в радость. Они трудились интеллектуально, несли постовое послушание — не вкушали от Древа! У них было легкое бремя. Послушание Творцу. Но они захотели большего, как в сказке о золотой рыбке: и наступила катастрофа.

Похоть очей, похоть плоти и гордость житейская — это изобретение дьявола, словно смертоносный «тройник» рыболова. И на этот гарпун-«тройник» дьявол ловит людей. Это наш ветхий человек. Мы не можем перекроить свою природу. Ибо первый человек попался на «тройник» и очутился за пределами Сада. Наш эгоизм — это наше разрушение.

Господь Иисус Христос ведь преломил хлеб, но сказал, что в эту ночь один предаст Его. Тогда Пётр воскликнул: «Я никогда не предам!» «Сегодня же трижды отречешься», — последовал ответ. А ведь Пётр видел, как Господь ходил по волнам, как накормил пятью хлебами, воскресил Лазаря. Что за метаморфоза произошла с Петром? Все дело в том, что он произнес «я»… Если бы Петр сказал иначе: «Господи, дай мне силы».

Апостол Иоанн молчит у искупительного Голгофского Креста… Если не о чем молчать, не о чем и говорить. У Креста, на котором висел Тот, Кто искупил все грехи, остаётся Иоанн и женщины, а апостолов нет… Женщины ничего худого Христу не сделали. Даже Иродиада сделала не Ему, а Иоанну Крестителю. Человек проживёт жизнь либо в вечность, если поверит в искупительную силу Господа, либо в суету, если грех, как катастрофа, войдёт в тело, в душу, в дух…

Виктор Чернышев, профессор богословия

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924