ДУХ РУССКИХ СОЛДАТ. Непридуманная история1 min read

Война…Волею судеб Вася попал служить в войска МВД и после непродолжительного пребывания в учебке оказался в Чечне. Он был маловоцерковленным человеком и нечасто ходил в храм, несмотря на то, что дед и бабушка с самого детства привили ему уважение к вере и научили самым необходимым молитвам. Зато Василий всегда носил в нагрудном кармане маленькую икону благоверного князя Александра Невского, подаренную ему дедом накануне ухода в армию.

Жизнь – курьезная штука, и при первой же зачистке чеченского села их подразделение попало в засаду. Свист пуль, взрывы, кровь и пронзительные крики раненых вперемежку с гортанным криком «аллах акбар!» на протяжении нескольких часов перевернули все стереотипы о романтичности войны, о которой Вася знал лишь по фильмам. По остальным ребятам также было видно, что и они ошеломлены, сломлены таким резким поворотом событий, в одночасье оказавшись в совершенно неведомом доселе суровом мире войны.

– Занять круговую оборону! – надрывно закричал их командир, капитан, прошедший горнило первой чеченской кампании. – Нас окружают!
Прячась за подбитые, дымящиеся БТРы оставшиеся в живых солдаты расположились кольцом. В это же время показались и организаторы засады.
– Аллах акбар! – истошно кричали они, стреляя, короткими перебежками все туже и туже затягивая кольцо окружения. Между тем помощь, которую периодически вызывал по рации капитан, почему-то медлила.

– Русские свиньи, сдавайтесь. Резать будем! – неслось со всех сторон.
– Ну, что, славяне? – обратился к солдатам капитан и неожиданно улыбнулся. – Будем ждать, покуда они нас перережут, как баранов, или идем на прорыв?
– Убьют ведь, товарищ капитан! – невпопад ляпнул чудаковатый и вечно думающий о чем-то своем рядовой Митрошкин. Это заявление вызвало такой взрыв смеха, что даже чеченцы растерялись и прекратили стрельбу. Первым пришел в себя капитан. Все еще всхлипывая от смеха, вытирая слезы на закопченном, потном лице, он скомандовал:
– Уходите в тот лесной массив. И помните: если кто повернет назад или заляжет – пристрелю. Старшим в группе назначаю, – он окинул взглядом бойцов и, остановившись на Василии, приказал, – тебя.

– А вы, товарищ капитан!? – недоуменно вскинул брови Вася.
– Мы остаемся здесь и будем прикрывать ваш отход, – сказал, как отрезал, командир, давая понять, что разговор окончен и вопросительно посмотрел на раненых бойцов. Ребята, которые не могли двигаться, согласно кивнули, морщась от боли.
– Там, за перевалом, – наши. Если дойдете, – он опять обратился к Василию, – поставь свечку за раба Божиего Александра. И берегите себя, мальчишки, – добавил он. – Вам еще жить и жить.

– Возьмите себе, – Вася вытащил из кармана подарок деда – иконку благоверного князя Александра Невского.
– О, да ты, оказывается, свой! – улыбнулся капитан и, расстегнув карман, вытащил оттуда точно такую же. – Вторую кампанию ношу на груди. Святый княже Александре, моли Бога о нас! – перекрестился он. Глядя на него, перекрестился и Василий, а за ним и остальные солдаты.

– Аллах акбар! – раздалось совсем рядом.
– Христос Воскресе! – во всю мощь легких закричал капитан. – Русские не сдаются! – и, выпустив по нападавшим длинную очередь из пулемета, заставил тех залечь. – С Богом, сынки, – перекрестил он бойцов. – Пошли!
– Христос Воскресе! – закричал Василий, поднимаясь с земли. – За мной!
– Христос Воскресе! – подхватили бойцы и пошли в прорыв. – Христос Воскресе! – неслось над полем боя, перекрывая свист пуль и стоны раненых. Слова молитвы словно окрылили ребят. Как рукой сняло всю усталость и страх, и – удивительно – дух российских солдат взял верх над такими недавно страшными чеченцами. Боевики побежали, открывая место для прорыва.

До леса дошла примерно половина личного состава. Переведя дух, Василий собрал около себя солдат.
– Дальше пойдете сами: я возвращаюсь назад.
– Убьют ведь! – снова некстати вставил Митрошин. Но на этот раз никто не засмеялся. Оставшиеся в живых ребята по очереди простились с Василием и цепочкой двинулись по направлению к перевалу.
Боевики не рискнули идти в лес, так как подход к нему отлично простреливался. Они сосредоточили все усилия на уничтожении группы, прикрывавшей отход. Видимо, потери у них тоже были ощутимые, и поэтому чеченцы не спешили замыкать кольцо, боясь оказаться оторванными друг от друга. Это обстоятельство помогло Василию без особых проблем добраться до своих.

– Спасибо, что не подстрелил! – хлопнул он по плечу сослуживца-калмыка, у которого были прострелены ноги.
– Я видел тебя, – вымученно улыбнулся тот и они пожали друг другу руки.
Прикрывавших отход оставалось всего трое. Василий подполз к капитану и тронул его за плечо. Не отрываясь от прицельного ведения огня, тот кивнул Василию и прокричал:
– Я знал, что ты вернешься брат! Я вызвал вертушку, они услышали нас!
Но помощь не приходила. Более того, у них заканчивались боеприпасы. Калмык и еще один паренек из Самары погибли. Василий и капитан остались вдвоем. Начинало смеркаться. Поняв, что ночью солдатам будет легче уйти, чеченцы пошли на штурм.

– Аллах акбар! – опять поднялись они в атаку, но капитан с Василием вновь положили их на землю.
– Аллах акбар! – взметнулась вторая волна атаки и тут неожиданно у капитана заглох пулемет. Василий автоматной очередью подавил прорыв и, заметив, что их начинают обходить слева, снова нажал на курок. Автомат молчал. Навечно замолчал и капитан, приткнувшись к стволу пулемета. По виску его стекала алая струйка крови.
– Аллах акбар! Бараны, сдавайтесь!
Видимо, чеченцы поняли, что у оборонявшихся кончились патроны, и они уже не таясь, открыто приближались к Василию.

– Святый княже Александре, моли Бога о нас! – прошептал Василий, поднимаясь с колен, но удар приклада, пришедшийся в лицо, положил его на землю.
– Сейчас ты умрешь, собака!
Василий открыл глаза и увидел, что над ним стоит араб с длинным кинжалом в руке.
– Погоди, Махмуд! – остановил араба чей-то голос. – Я не вижу в глазах этого барана страха, так убивать неинтересно.
– Ты прав, Али, – ответил араб, и приказал Василию:
– Поднимайся!

Василий медленно встал и огляделся. Он находился в узком кольце озлобленных бородатых людей, с ненавистью смотревших на него. Его обыскали и, найдя икону, отдали Али. Тот, плюнув на нее, бросил под ноги Василию.
– Как звать тебя, откуда родом? – спросил Али.
– Александр, – сам не зная отчего, сказал Василий. – С Волгограда.
– Вах, знаю! – пригладил бороду Али. – Хороший город. Слушай, неужели ты не хочешь жить? Ведь ты еще совсем молод. Прими ислам, стань нашим братом, и я дарую тебе жизнь!
– Нет, – еле ворочая языком, отозвался Василий.
– Тогда сними с себя крест, растопчи икону, и ты будешь жить!
– Нет, – еле слышно прошептал Василий.
– Не трать напрасно время, Али, – вмешался араб. – Это ортодокс, фанатик, я встречал таких в Сербии. Дай я перережу ему глотку.
– Святый княже Александре, моли Бога о нас! – перекрестился Василий и, подняв с земли иконку, приложил ее к губам.

– Собака! – взбешенный тем, что Василий осенил себя крестным знамением в его присутствии, араб выпустил автоматную очередь прямо в грудь Василию. Однако пули срикошетили от иконы, которая в этот момент воссияла ослепительно ярким светом, и угодили в группу чеченцев. Те, не поняв в чем дело, открыли ответный огонь по арабам. Боевики передвигались двумя группами. В одну входили чеченцы, а вторую составляли арабы, которые не всегда ладили между собой. И теперь две группы в кромешной тьме открыли шквальный огонь друг по другу.

Разгоревшийся бой прекратили долгожданные «вертушки», массированным ударом с воздуха разметавшие боевиков.
– Вставай, Александр, – разбудил Василия чей-то тихий и ласковый голос. Василий открыл глаза и увидел старика в длинном белом одеянии, склонившегося над ним. Василий медленно поднялся и увидел, что за стариком в такой же белой одежде стоит капитан.
– Товарищ капитан! – кинулся было к нему Василий, но старик одним движением руки остановил его.
– Не прикасайся к нему, тебе еще рано. Ты не закончил свой земной путь, отмеренный тебе Творцом.
– Но меня же убили! – запротестовал Василий и хотел было сделать еще один шаг навстречу капитану, как внезапно почувствовал, что земля уходит у него из-под ног, и потерял сознание.

Очнувшись, он ощутил сильную боль в груди, а шум вертолета, уносившего его от страшного места, вернул к реальности. Уже в госпитале Василию рассказали, что к вертолету его принес на руках какой-то странный старик в необычной одежде. Он утверждал, что Василий жив, но врач не обнаруживал в нем никаких признаков жизни. Тогда старик перекрестил Василия, и тот зашевелился. Старичок же исчез – как в воду канул. Захваченные в плен боевики на следствии также рассказывали эту невыдуманную историю с рикошетом, но им тогда никто не поверил.

Вскоре один из чеченцев просил следователя пригласить православного священника и принял от него Крещение. На иконе св. Александра остались следы от пуль, которые Василий показал следователю по его просьбе.

Время все расставляет по своим местам. Через год следователь стал примерным прихожанином одного из православных храмов. Чеченца, принявшего Православие, задушили в камере его соплеменники. Ну, а Василий принял монашеский постриг с новообретенным именем – Александр. Велики и дивны дела Твои, Господи!

Святый благоверный княже Александре Невский, моли Бога о нас!

Сергей Пахалянц, г. Волжский

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924