Двести лет одиночества Наталья Чернавская1 min read

О «Необыкновенном путешествии Серафимы» и о самых обыкновенных детях …

О «Необыкновенном путешествии Серафимы»Был порыв сразу написать, когда посмотрели с сыном «Необыкновенное путешествие Серафимы», но чего-то не хватало, и я не могла понять — чего именно. Просто нужно было время, чтобы созрел этот текст.

Мульфильм нам обоим понравился, я его раза три посмотрела. Сначала сама, потом с сыном, потом он захотел другу показать. Смотрели не в кинотеатре и не с диска, а в сети нашли и на планшете смотрели.

Я наревелась, когда одна смотрела, наблюдала потом за реакцией детей — нет, на них эти эпизоды такого впечатления не произвели.

Соседский нецерковный мальчик смотрел — вопросов не задавал, потом, правда, когда возились они с лего, что-то построил и принёс мне показать.

— Вы, тётя Наташа, знаете такого дядя, которого вот так повесили?

Я даже не сразу поняла, о чём он. Семь лет ребёнку, пошёл в первый класс, читать пока ещё не научился, приходит к нам играть регулярно. Бывает, что и на правиле нас застаёт, и Евангелие с Апостолом я при нём вслух читала, и на елеопомазание ходил в нами в храм.

Предыдущий опыт, когда дворовых приятелей сына я вместе с ним пыталась в воскресную школу записать и на Причастие водить, был, мягко говоря, сомнительный, когда дома одна обстановка, а у нас другая, ребёнка просто раздирает.

Я и раньше понимала, что к нам эти дети приходят поиграть в большой чистой квартире с большим количеством игрушек и вкусно поесть, ни того ни другого дома они не видят, занесло меня как-то любопытство к одному их них домой.

Не скажу, что удивилась, я же работала соцпедагогом, насмотрелась на такие берлоги. Но всё-таки снова испытала шок, не получается привыкнуть. В таких вот прокуренных облезлых берлогах в деревне ещё полегче жить, там больше времени на воздухе проводит ребёнок, да и в малокомплектных сельских школах больше внимания не именно таким детям (хотя и это есть), а вообще каждому ребёнку.

А в городе, даже если стоит семья на учёте как находящаяся в СОП (социально-опасном положении) и есть перспектива, что ребёнка отберут и отдадут в приёмную семью, скорее всего в деревню (где таких семей больше), не очень такая перспектива радует, ну какому ребёнку будет лучше, если его лишат мамы, пусть даже безпутной.

Я во всяком случае всегда пыталась сохранить ребёнка в семье, и, этого соседского мальчика жалея, до глубокой ночи разрешаю у нас находится, но спать он к маме идёт, в свою берлогу.

Однажды у нас с ним такой разговор состоялся. Он принёс мне гедеоновский Новый Завет. А у меня их несколько разных форматов, то в поликлинике подберу, то на буккроссинге, то прямо в магазине. Бросают их где попало, а у меня не получается пройти мимо, может, думаю, лучше пристрою, прямо в руки кому-то.

— Это моя мама Вам в подарок!- с гордостью за маму.

— Спасибо маме передай. Только у меня уже есть, а у вас тоже ещё есть?

— Нет, нам не нужно, мы её уже почитали.

Ну и вот что с ним делать? Воцерковлять помимо мамы (ей всё равно, где он и что делает)? Кошка, севшая на горячую плиту, больше на неё не сядет. И на холодную плиту тоже.

Предыдущего мальчика, увязавшегося за мужем с сыном на Литургию, посещавшего воскресную школу, священник причастил.

Муж сразу после храма поехал в город, детей привёл мне в соседнюю церковь, где в это время в библиотеке я была. И я говорю им:

—  Голодные, наверное? Сейчас пойдём домой блины есть (на масленице дело было).

И новоявленный причастник мне отвечает: — Да нам уже какую-то гадость дали, только очень мало.

Я долго потом размышляла над этим случаем. Ребёнок пришёл к нам голодный, надеялся поесть. А мы собирались в церковь на Литургию, как положено, натощак. Ладно, он увязался следом, до этого ходил уже зиму в воскресную школу, до и после которой я его кормила. А тут вот что вышло: перепало, но не то, что он ожидал и совсем чуть-чуть.

Блинами, конечно, я его накормила, но потом, не буду все перепитии рассказывать, расстались мы с этим мальчиком, и не только с ним одним, раз за разом повторялась одна и та же история: появлялся в доме полубезпризорный ребёнок, проводивший у нас много времени в играх, которого я поила-кормила.

Но стоило мне начать «приобщать его к вере», как начиналось… То подерутся, то утащит у нас что-нибудь, то материться начнёт, то пересказывать гадости, которые дома по телевизору видит и от старших слышит и т.д и т.п.

И я решила не будить лихо. Голодный — накормлю, хочешь послушать, что я читаю — слушай, телевизор мы не смотрим, молимся перед едой и у нас в доме не матерятся, это не обсуждается, принимаешь — оставайся, не нравится — не приходи к нам. Всё.

Ну и вот очередной маленький дикарь, который, повторюсь, в церкви всё-таки с нами бывал, Евангелие слушал, молился с нами перед едой и если на правило попадал, посмотрев «Путешествие Серафимы», сделал из лего распятие и спрашивает меня, знаю ли я этого дядю. 

Я в этот момент посуду мыла, стула поблизости не было.

— Думаю, что знаю, — говорю.

— Он умер и это Его памятник.

— Да нет же, — отвечаю я, — Он не умер. То есть умер, но воскрес.

Скульптор посмотрел на меня недоверчиво и пошёл дальше строить, а я — тарелки мыть.

Это всё к чему я. Замечательный мультфильм, создателям низкий поклон.

Да, дети не плакали, когда Серафима встретила своего расстрелянного отца-священника. Я плакала, потому что знала не одну такую Серафиму, одну особенно явственно вспомнила в этот момент: старенькую учительницу, которая рассказывала мне, как мама именно её посылала в город из деревни узнать что-то об арестованном отце- священнике, сама не могла, висели на ней другие дети мал мала меньше.

Отца уже на тот момент — сразу — расстреляли — но семья долго об этом ничего не знала…

Спросили у меня только, почему такой сыр-бор из-за крестика (на этом весь сюжет построен), я в двух словах сказала «нельзя было», а после фильма они играть пошли.

Действие развивается от Вербного воскресения до Пасхи, на Страстной седмице в разгар войны. Мне эта параллель показалась вполне уместной. И что именно в Страстную пятницу над Серафимой состоялось судилище — тоже. Директор детдома, инвалид-фронтовик — ну просто вылитый Пилат.

— Где твой Бог, Серафима?

Ну и тогда учительница — это весь синедрион в одном лице, да уж, лицо примечательное. А бывшая хозяйка дома, ныне уборщица — разбежавшиеся ученики…

Ой, нет, ещё же девочки, и среди них Иуда в юбке…

Да тут ведь как ни проводи параллели, а так или иначе, раньше или позже, в жизни каждого христианина наступит этот момент: смерти и — воскресения, если со Христом умрёшь, с Ним и воскреснешь…

И что примечательно: нижегородский митрополит Георгий, причастный к созданию фильма, мой земляк, мальчик из многодетной рабочей семьи.

Читала, сначала хотели просто Житие прп.Серафима нарисовать, но потом остановились на «путешествии Серафимы». И по-моему не прогадали, преподобный Серафим с новомученикам и исповедниками прямо и как-то совершенно особенно связан, и поскольку, как написала уже, третий слой в этой истории евангельский, то вот так и получается, что ребёнок сразу обо всём узнаёт — и что-то действительно к нему в душу падает, какое-то зерно.

Которое, получается, другими способами засеянное не всходит, о чём я в этой истории и пыталась рассказать. Отсюда и название — двести лет одиночества.

Это я про русскую детскую литературу, которая примерно во времена преподобного, 200 лет назад, возникла. «Чёрная курица» Погорельского, например.

И с тех пор как-то отдельно от той же агиографии существовала и развивалась, а когда уже в наше время появились православные ёжики и прочие православные сказки, их хоть и издают, но, надо сказать, и поругивают справедливо, иногда такое впечатление создаётся, что автор на ходули назидательности встаёт не потому что по-человечески ходить (писать) не умеет, а намеренно, вот только так, дескать, и можно с детьми о Боге и вере говорить.

Не буду писать о создателях мультфильма, рецензий на него уже достаточно было. Из голосов я только Александра Михайлова узнала, он преподобного озвучил. Мне всё понравилось — и сама история, и как нарисовали и озвучили эту историю незнакомые мне люди.

И что ещё меня поразило: что осенью на фестивале в Киеве получил мультфильм главный приз. Две параллельные реальности: кто-то по Донбассу стреляет, кто-то фестивали православного кино проводит и выбирает » Необыкновенное путешествие Серафимы» как лучший православный фильм.

Точнее говоря, это как в самом мульфильме — два плана происходящего, и пока мы видим как сквозь мутное стекло — они плохо совмещаются, но ведь наступит и такое время, когда лицом к Лицу мы всё узнаем и поймём. 

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (No Ratings Yet)
Загрузка...

Один комментарий на “Двести лет одиночества Наталья Чернавская1 min read

  • Елена:

    И все-таки, рисованный мультфильм был бы лучше. От компьютерных мультигероев, даже положительных,веет холодом. У нас такая чудесная школа мультипликации была, наши рисованные мультфильмы на голову были выше инородных.

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924