Сквозь паутину лжи1 min read

Обзор современных богословских проблем в преддверии Всеправославного Собора 2016 г. Доклад на Международной богословской конференции «Религиозный синкретизм», Кишинев, 21-22 января 2016 г.

Границы и условия для успешного проведения Святого и Великого Всеправославного собораПоследние события, происшедшие уже после подготовки данной работы и связанные с Архиерейским Собором 2-3 февраля 2016 года, дополнительно накаляют обстановку вокруг Всеправославного Собора. Данный Архиерейский Собор, вместе с канонизацией архиепископа Серафима (Соболева), принял пакет проектов документов Всеправославного Собора[1], ниспровергая тем самым основные труды этого святого, что следует из подробного изучения принятых материалов. Святитель Серафим (Соболев) в своем докладе «Надо ли Русской Православной Церкви участвовать в экуменическом движении», зачитанном на Московском Всеправославном совещании 1948 года, пишет: «Отсюда понятно, кто стоит за экуменическим движением. За ним стоят исконные враги Православной Церкви – масоны. <…> В прежние века, возбуждая в Церкви всякие ереси, он [диавол] хотел погубить Святую Церковь через смешение православных с еретиками. Это делает он и ныне через то же самое смешение посредством экуменизма с его неисчерпаемыми масонскими капиталами».[2] Однако, пункт 3 Постановления Архиерейского Собора гласит: «Члены Архиерейского Собора свидетельствуют, что в своем нынешнем виде проекты документов Святого и Великого Собора не нарушают чистоту православной веры и не отступают от канонического предания Церкви».[3] И это несмотря на явную апологию еретического экуменизма, которым пронизан весь текст документа «Отношения Православной Церкви к остальному христианскому миру», а также несмотря противоречащие священным канонам попытки узаконить церковную икономию в качестве правила и руководства к действию (церковной икономией являются ситуативные решения, отступающие именно «здесь и сейчас» от буквы закона ради достигаемой пользы).[4]

Данный материал призван обозначить основные проблемы, волнующие церковную общественность и связанные с уже принятыми соборными документами, а также обозначить основные пути решения данных проблем.

***

Учитывая неутихающую полемику вокруг предстоящего Всеправославного Собора, следует заострить внимание на некоторых «мелочах», в которых, по известной поговорке, и скрывается дьявол. Рассмотрим тему использования различных терминов в современном официальном церковном делопроизводстве и дипломатическом этикете. На примерах покажем, что вошедшая уже в традицию свобода обращения с церковными терминами, предусматривающими ясность и точность формулировок, неприемлема с точки зрения святоотеческого Предания, – коль уж зашла речь о таких серьёзных событиях, как Всеправославный Собор.

Традиционна уже, к сожалению, следующая картина: очередной официальный церковный документ или заявление написаны таким «особенным» образом, что в чреде смыслов и подтекстов каждый читающий может найти материал, подтверждающий иной раз совершенно противоположные мысли. Есть все основания предполагать, что грядущий Собор также будет разыгран по известному сценарию: заранее подготовленные двусмысленные документы на самом Соборе будут быстро подписаны и представлены общественности, а реальные намерения будут спрятаны в этих смысловых натяжках, на которых официальные комментаторы попросту не будут обращать внимание.

В первую очередь, следует выразить решительный протест против дальнейшего употребления как в церковных документах, так и в документах и высказываниях, одобряемых церковным руководством, неких двусмысленных словесных конструкций (наподобие «Церкви-сёстры», «повреждение благодатной жизни», «неполное общение», «нравственные ценности», «многополярный мир»), которые точно не определены по смыслу, не использовались святыми отцами в древности, а являются новоизобретёнными в угоду времени. В то же время, слова, связанные с вероучением – такие, как «Церковь», «святой», «благодать», даже слово «Бог», «Всевышний», – получают разнообразные сомнительные смыслы в зависимости от ситуации. В итоге, официальные церковные документы, построенные на такой лексике, а также различные одобренные церковными властями документы, протоколы встреч, проповеди, в том числе поздравления и приветствия в адрес различных «религиозных лидеров», в изобилии представленные на страницах «Журнала Московской Патриархии» и других церковных изданий, несут на себе печать лукавой двусмысленности. В них используются всем известные слова с иной, подчас противоположной смысловой нагрузкой, что ведёт к многообразию толкований смысла официальных документов и деклараций, принципиально неприемлющих такой подход.

В данном случае, хотя Символ Веры и не изменяется словесно, однако его реализация в современной церковной действительности – по смыслу и по практике, – резко расходится со святоотеческим Преданием Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Обрядовая сторона церковной жизни, заимствованная по наследству от церковного Предания, при этом остаётся без жизненно важного содержания, также оговоренного в святоотеческом Предании. В целом, такая ситуация характерна для современной эпохи постмодерна, для характеристики которой можно привести слова о Лаодикийской Церкви из Книги Откровения: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3, 15-16).

Приведем пример такой двусмысленной лексики на основе высказывания председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата митрополита Илариона (Алфеева) о грядущем Соборе: «С начала 60-х годов ведется подготовка к Всеправославному Собору; он не будет Восьмым Вселенским Собором, потому что в древних Вселенских Соборах участвовала и Восточная Церковь, и Западная Церковь; сейчас Западная Церковь проводит свои Соборы, а Православная Восточная Церковь – свои; поэтому мы не называем грядущий Собор «Восьмым Вселенским», а называем его просто Всеправославным; в отличие от Вселенских Соборов, на которых всегда решался какой-либо догматический вопрос и осуждалась та или иная ересь, грядущий Всеправославный Собор не будет принимать никаких догматических решений – на нем предполагается поднять вопросы, связанные с современным бытием Православной Церкви; более того, этот Собор вообще не будет решать вопросы: он лишь провозгласит то, что будет решено Поместными Православными Церквами заранее, на этапе подготовки к нему».[5]

В процитированном выше высказывании митрополита Илариона термин «Церковь-сестра» по отношению к римокатоликам в явном виде не присутствует, однако он подразумевается по смыслу употребления выражения «Западная Церковь» в контексте выражения «Восточная Церковь». Название «Церковь» (с большой буквы) еретикам-папистам усвоено, очевидно, согласно официальному документу РПЦ «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию». «…Разрыв церковного общения неизбежно приводит к повреждению благодатной жизни, но не всегда к полному ее исчезновению в отделившихся общинах. Именно с этим связана практика приема в Православную Церковь приходящих из инославных сообществ не только через Таинство Крещения. Несмотря на разрыв единения, остается некое неполное общение, служащее залогом возможности возвращения к единству в Церкви, в кафолическую полноту и единство. <…> Устанавливая различные чиноприемы, Православная Церковь не выносит суда о мере сохранности или поврежденности благодатной жизни в инославии, считая это тайной Промысла и суда Божия».[6]

Данная цитата из официального документа (принятого на Архиерейском Соборе 2000 года и одобренного в числе всех прочих на Поместном Соборе 2009 года) как раз иллюстрирует вольное обращение авторов со словами церковного лексикона, при этом превратно и не в святоотеческом смысле растолковывается принцип церковной икономии. Кстати, это место практически буквально списано с соответствующего документа Второго Ватиканского Собора римокатоликов и представляет собой откровенно экуменическое высказывание (в римокатолическом смысле, в противоположность «теории ветвей» протестантов), закреплённое в официальных документах РПЦ. Как видим, на этом высказывании прямо или косвенно основаны многие лексические обороты официальной церковной хроники. Да и сам термин «инославие» в русском официальном церковном лексиконе недавнего происхождения. В период Российской Империи, в переводе с греческого оригинала, «гетеродоксов» именовали «иноверцами»[7], такое же именование разного рода еретикам сохранялось в документах Архиерейского Собора Русской Православной Церкви заграницей.

Высказывание митрополита Илариона о том, что «грядущий Всеправославный Собор не будет принимать никаких догматических решений – на нем предполагается поднять вопросы, связанные с современным бытием Православной Церкви» – также двусмысленно, что представляется худшим, чем прямая ложь. По своей сути, церковные соборы неизбежно поднимают догматические темы, иначе невозможно засвидетельствовать своё преемство от предыдущих Соборов. Даже в том случае, если ересь экуменизма, имеющая множество проявлений, хотя бы только в каком-либо одном из её аспектов будет проигнорирована, то такое молчание также будет являться догматическим решением. Собор, по-видимому, не будет считать эту ересь угрозой современному «Мировому Православию», посчитает эту данность не важной, а, следовательно, и родственной себе, «потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению» (Рим. 10, 10).

Кстати, в преддверии Саммита религиозных лидеров 2006 г. также сообщалось о том, что вопросы вероучения на нём рассмотрены не будут, однако в итоговом документе очень ярко представлена тема единого «Всевышнего» для всех религий, вместе с провозглашением «многополярного мира» как идеала «нового мирового порядка», построенного на неких единых для всех «нравственных ценностях»[8]. При этом, под этим «всевышним» подразумевается явно не Христос, учивший совсем не о религиозной «многополярности», например: «Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5). И можно ли считать единой для всех нравственной ценностью древнейший принцип «око за око, зуб за зуб», на котором построена вся современная геополитика с её обоюдными санкциями и раскачиваниями локальных конфликтов? Строится ли «новый мировой порядок» на словах Христа: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин 13, 34-35)? Напротив, мы видим новый расцвет Римской империи, построенной на очень простых и понятных элементах. Первое – для себя: «хлеба и зрелищ» (культура потребления). Второе – для рабов: «кнут и пряник» (система наказаний и поощрений для полностью зависимых работников). Третье – для варваров: «разделяй и властвуй» (раздувание локальных конфликтов на стороне, а также информационные войны и прочие политтехнологии). В этой схеме нет места Христу с Его учением. Кто же этот «всевышний» у религиозных лидеров?

Нужно особо отметить поистине бескомпромиссно-тоталитарную настойчивость, с какой в сознание людей внедряются разного рода либерально-демократические понятия. В этой настойчивости, не предполагающей альтернатив, скрывается основная ложь либерализма и его истинное лицо. Если «всё относительно», то и это самое мнение небесспорно, а потому и безосновательно. Мнение о некоей «многополярности», перенесённое в область вероисповедания (которая принимает форму множества «религий» без выделений и предпочтений), создаёт свой центр притяжения, только противоположный евангельскому миропорядку, а потому и является безусловной тьмой, со своей тиранической системой координат и нелегким бременем для людей, становящихся заложниками этой лживой системы ценностей.

Тем не менее, итоговый документ Саммита религиозных лидеров был одобрен Священным Синодом РПЦ непосредственно после саммита[9], потом тема одобрения саммита религиозных лидеров прозвучала в 2007 г. в словах патриаршего Рождественского Послания[10], которое зачитывалось во всех храмах РПЦ. Впоследствии, в числе прочих, итоговый документ саммита религиозных лидеров одобрен и Поместным Собором РПЦ 2009 г., так как на этом Поместном Соборе одним пунктом одобрены все решения Архиерейских Соборов в период с последнего Поместного Собора РПЦ – с 1988 года[11], а решения Священного Синода полностью подотчётны Архиерейскому Собору.

Декларативный характер Всеправославного собора (цит: «…он лишь провозгласит то, что будет решено Поместными Православными Церквами заранее, на этапе подготовки к нему») говорит лишь о том, что как таковой Собор уже идёт в настоящее время. Вполне возможно, что в итоговом документе Собора среди прочих также будет малоприметный подпункт о том, что Православные Поместные Церкви утверждают решения, принятые Поместными Соборами Церквей-участников, ведь это одна из функций Всеправославного Собора. Форма молчаливого согласия и молчаливого же одобрения (никто не будет возражать, в том числе и против нового календарного стиля и проч.) также не исключена, что добавит двусмысленности в решения.

В связи с затронутыми проблемами следует особо обратить внимание ещё на одно беззаконное деяние – передачу полномочий высшего органа управления РПЦ от Поместного Собора к Архиерейскому, которое было закреплено в Уставе РПЦ в редакции Архиерейского Собора 2013 года.[12] Эта тихая «бархатная революция» в лучших традициях политтехнологов произошла вопреки тому, что в Уставе РПЦ в редакции 1988 г. была закреплена общецерковная норма, согласно которой «высшая законодательная, исполнительная и судебная власть в области вероучения, церковного управления и церковного суда – законодательная, исполнительная и судебная – принадлежит Поместному Собору»[13]. Аналогичная норма была закреплена и Поместным Собором Российской Греко-Кафолической Православной Церкви в 1917 г. Собственно, эта практическая норма основана на Символе Веры, так как церковная соборность официально по форме представляется собранием членов Церкви в составе епископов, клириков и мирян по типу Апостольского Собора[14] 51 г., а не закрытой архиерейской корпорацией. В данном случае форма важна именно как деятельное выражение Символа Веры, в продолжение апостольской традиции. Напротив того, мы видим поэтапный процесс: сначала Поместный Собор де-факто перестал исполнять свои функции, а потом и вовсе у него эти функции были де-юре отняты на уровне Устава. Передача полномочий от Поместного Собора к Архиерейскому также совершалась поэтапно, о чём свидетельствуют решения Архиерейского Собора ещё в 2000 г.[15]

Возникает вполне закономерный вопрос: а для чего понадобилось юридически закреплять те решения, которые и так фактически «работают»? Очевидно, это связано с вопросом преемства традиции. Каждый церковный собор своим первым и главным долгом утверждает преемственность с предыдущими соборами, так выражается историческая преемственность святоотеческого Предания, сохранение и передача которого является основным церковным послушанием священноначалия. Однако, на наших глазах формируется новая традиция со своим «преемством» и со своим «послушанием», разрушающими понятия о Христовой Церкви в самом корне посредством вольного, по сути еретического обращения со смыслом понятий, использованных в официальных документах. При этом единство во Христе, единство в Истине, становится неким декларативным и безжизненным заявлением, которое на деле подменилось административным единством, проявляющимся в самом характере и формате «соборов», являющихся лишь ширмой для тех решений, которые принимаются узким кругом «посвященных» за закрытыми дверями.

По ап. Павлу, любовь к истине является решительным признаком спасающихся, а соглашение с неправдой влечёт за собой подверженность антихристову «действию заблуждения», по попущению Божию за отступление и «благоволение» к неправде. В толкованиии на Второе Послание к Солунянам святитель Феофан Затворник пишет: «Как антихрист будет иметь успех? Посредством ложных знамений и обмана (2Сол. 2, 9-10). Как ему поверят? Поверят лжи потому, что в самих нет истины и искренного к ней отношения (2Сол. 2, 10-11). Что из этого будет? – Все, неверы и неправые приимут суд, будут осуждены и наказаны, – пойдут в пагубу (2Сол. 2, 12). Вывод отсюда: радуйтесь, что приняли вы истину и содержите ее. Это одно избавит вас от козней антихриста, от увлечения вслед его, и от пагубных последствий того. Под Христом Господом вы в безопасном пристанище. Только держитесь».[16]

Следовало бы ещё раз заострить внимание на том, что никакие внешние общественные вопросы не могут быть разрешены, если прежде мы не вступим на путь решения наших внутрицерковных проблем. На примере библейского описания истории богоизбранного народа мы видим, что все бедствия Господь посылал за отступления от веры отцов, а благоденствие было наградой за сохранение божественного учения (напр., Пс. 80, 14–15). Поэтому явление экуменизма и связанной с ним глобализации непременно должно рассматриваться в свете Священного Писания. В вероучительном плане глобализация раскрывается как экуменизм, попирающий самый дух и уставы Церкви, а в техническом плане глобализация предстаёт в виде тотальной идентификации людей с помощью электронных устройств, с помощью чего удобно управлять огромными массами людей. Такое мироустройство мы зовём нелестным эпитетом «электронный концлагерь», потому что в нём орудием порабощения служит само техническое обслуживание общества с его запросами глобального производства и потребления, а также с небывалой возможностью перемещения людей и товаров – ведь такое техническое обслуживание неразрывно связано со всеобщим контролем, построенным на единой системе идентификации.

С подобной ситуацией человечество столкнулось впервые, никакие империи прошлого не могли охватить всепланетарный масштаб. Всё это позволяет говорить о наблюдаемом уже сейчас процессе глобализации как о подготовке царства антихриста, как оно описано в Книге Откровения. Из этого положения должно проистекать всё православное христианское отношение к данному вопросу. Никогда еще Церковь не была так близка к апокалиптическим событиям – в первую очередь именно по причине отступления её членов от веры, а потому нужно расширить исследование современных событий в согласии со святоотеческим учением, и каждое рассуждение должно быть тщательно рассмотрено.

Возвращаясь к процитированному в самом начале высказыванию митрополита Илариона (Алфеева) о том, что «с начала 60-х годов ведется подготовка к Всеправославному Собору», в рамках методов манипулирования сознанием отметим ещё такую важную деталь: а как же решения Всеправославного совещания 1948 г., по которым Православная Церковь не вошла в так называемый «Всемирный Совет Церквей»?[17] Заметим, что данное решение принято в том числе и благодаря докладу архиепископа Серафима (Соболева), ныне прославленного на Архиерейском Соборе РПЦ 2016 года в лике святителей. Неужели эти решения совершенно отброшены как подготовительные к Собору, да ещё и закреплённые документально, а с начала 60-х годов начался качественно иной процесс? Отметим, что данный оборот делается в самом начале рассуждения, и неподготовленный слушатель или читатель проглатывает эту информацию с ходу, не задумываясь: подразумевается, что до 60-х годов ничего существенного и не было. Ошибка, допущенная в самых основах, в начале рассуждения, трудноуловима, но совершенно меняет суть сообщения. Что мы и наблюдаем на данном высказывании, на основе которого был ярко продемонстрирован образ деятельности тех людей, которые сознательно или вынужденно, тайно или явно стремятся разорвать святоотеческую традицию преемства исповедания Православной Веры.

Что можно посоветовать в такой ситуации православным христианам, желающим сохранить единство с Господом нашим Иисусом Христом? В первую очередь, нужно осознать, что неведение не является извинительным обстоятельством, а, наоборот, первым и главным грехом. Спасение во все времена, в том числе и в наше лукавое время, по своему первоначальному смыслу заключается в единстве с Истиной. Это нужно всегда учитывать в самую первую очередь и держать эту нить до конца, с осторожностью подходя к вопросу конфессиональной принадлежности, принятой в силу традиции или обстоятельств в данном регионе.

Из всех возможных вариантов осуществления апостольского призыва «испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5, 10-11), было бы интересно рассмотреть возможные действия церковной общины в официальном пространстве. Не будем, однако, забывать, как некий идеал, и упоминавшееся в письме прп. Анатолия (Потапова) выражение о том, что «истинные христиане будут пребывать до скончания века сего, только избирать будут уединенные, пустынные места», что приводит на ум разве что примеры из житий преподобных Павла Фивейского, Марка Фраческого, Марии Египетской и многих других, имён которых история не сохранила, однако «которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли» (Евр. 11, 38). Пусть каждый найдёт свой путь, с помощью Бога, Который «сильнее врага и никогда не покинет Он Своих рабов» – по словам оптинского старца Анатолия (Потапова).[18]

Обязанность священнослужителей, их церковное послушание, – в преемстве традиции истинного богослужения, как по форме, так и по содержанию. Если епископат утверждает решения, расходящиеся со святоотеческим преданием, то, именно ради своего спасения во Христе, и ни для чего иного, церковный народ в лице клириков и мирян обязан приложить все усилия для того, чтобы отменить данные решения, руководствуясь правом рецепции (приятия)[19], которое в нынешнее время осталось лишь в виде хорового «аксиос» в известные моменты при рукоположении священнослужителя. Причём, и эта деталь очень важна, необходимо действовать планомерно и настойчиво до тех пор, пока ситуация не исправится.

Следует подчеркнуть, что проблема в данном случае не рассматривается в ключе «благодатности или безблагодатности таинств». В нашем контексте подход фокусируется на исправлении тех недостатков, которые должны быть исправлены, а акцент делается на то, что исправление – это первоочередная задача, без чего спасение совершенно невозможно, несмотря на участие в церковной жизни на уровне фарисейского формализма. Пока действует установка: «Можно и так, до тех пор, пока…», – ничего невозможно изменить. Также, остаются под большим вопросом те действия, которые предполагается предпринять тогда, когда условно обозначенный гром всё же грянет.

В идеале, официальные действия епископата подразумевают официальные же действия клириков и мирян. Так как фактическим выражением идеи Церкви является узаконенная община (приход или монастырь), то ответом на официальное заявление епископата, содержащее отступления от святоотеческого Предания в том или ином виде, должно стать официальное заявление-протест общины, а лучше нескольких общин и монастырей, на имя епархиального архиерея, обязательно с приложением соответствующего протокола собрания прихода или монастыря. Такой протокол необходим в силу современных условий епархиальной жизни, он тем и отличается от ставшего уже обычным неофициального письма с подписями, что на него можно и должно требовать ответ в письменном виде. Официальный ответ епархиального начальства даёт право, в случае неудовлетворения требований, обращаться в церковный суд, привлекать широкую церковную общественность к обсуждению темы и другие действия, ведущие к решению вопроса.

В ином случае, как и должно быть, епархиальный архиерей, осознав свою ошибку, должен созвать епархиальное собрание, на котором будет принято официальное обращение к полноте Поместной Церкви в лице Поместного Собора. Также заметим, что епископ имеет право на «особое мнение» при подписании документов на церковных соборах, что является выражением общепринятой юридической нормы.[20] Если какой-либо епископ не согласен с принятым решением, но, в силу обстоятельств вынужден подписать итоговый документ, то он подписывает его с приложением письменного объяснения своей позиции, это объяснение является официальным документом, этим самым «особым мнением». Без такого заявления его несогласие с итоговыми решениями не является действительным, а лишь декларативным жестом, не имеющим силы. Данное «особое мнение» впоследствии может быть предложено на рассмотрение как клириков и мирян, так и церковного суда, а также может свидетельствовать в пользу епископа как истинного и нелицемерного исповедника Православия.

При этом нужно отчётливо понимать, что непоминание правящего архиерея некоторой общиной, или непоминание митрополита или патриарха правящим архиереем является вынужденной мерой протеста, применяемой с целью скорейшего соборного рассмотрения затронутого вопроса. Такая мера оговорена в известном месте церковных правил (15 Правило Константинопольского Двукратного Собора[21], основанное на смысле 31 Апостольского Правила) и не является выходом за пределы Церкви, в том числе и административно. Слова 15-го Правила о непоминании «прежде соборного рассмотрения» предполагают созыв Собора по данному делу, поэтому юрисдикционно непоминающие не могут считаться вне данной церковной организации лишь по факту непоминания.[22]

Следует подчеркнуть, что возрождение церковной жизни в апостольском виде возможно только начиная от возрождения полноценной жизни общины, как бы утопично это ни звучало в наше лукавое время. В сознании людей Церковь должна предстать как реальное единство верующих во Христе, реализуемое на практике в том числе и официальными средствами, а не как некий комплекс ритуальных услуг на малопонятном языке. При этом, конечно, особое значение отводится пастырям, которые самим делом подвиг исповедания веры поставят превыше своих материальных интересов или нажитого авторитета, так как психологическое давление со всеми реалиями информационной войны будет использовано в полной мере, что мы не раз наблюдали как в современности, так и в истории Православной Церкви. Всестороннюю помощь своим пастырям должна оказать христианская община, и это уже её долг…


[1] URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4361840.html
[2] По изд. Краткое жизнеописание архиепископа Серафима (Соболева). Фессалоники, 1991.

URL: http://azbyka.ru/otechnik/Serafim_Sobolev/nado-li-russkoj-pravoslavnoj-tserkvi-uchastvovat-v-ehkumenicheskom-dvizhenii/
[3] URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/4367700.html
[4] См. Евгений Моргун, диакон. Применение тактики «агрессивных умолчаний» в стратегии разрушения Церкви. Краткий анализ опубликованных проектов документов Всеправославного собора URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=118201 
[5] Цит. по: «Митрополит Волоколамский Иларион: Всеправославный Собор должен стать фактором единства Православной Церкви».

URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/3608124.html

По данной теме, см. также «Межправославное сотрудничество в рамках подготовки к Святому и Великому Собору Православной Церкви». Докторская речь председателя ОВЦС митрополита Волоколамского Илариона в Санкт-Петербургской духовной академии.

URL: https://mospat.ru/ru/2011/11/03/news50923/
[6] Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию. П. 1.15-17. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/418840.html
[7] См., например,  еп. Никодим (Милаш). Православное церковное право. СПб, 1897. § 186. С. 699.

URL: https://drive.google.com/open?id=0B7_O2AWSClDvWHRxcThNNC1ZeVk

Такие смысловые переходы связаны с самим греческим словом «докса», которое может означать «знание», «суждение», «мнение», а также «сияние», «слава», «честь». Тем не менее, замена «иноверцев» на «инославных» имеет чисто дипломатическое значение, и по-русски звучит более расплывчато, а потому и модно-толерантно, хотя древний смысл понятия «гетеродоксия» заключается именно в противоположности «ортодоксии», Православию.
[8] Послание Всемирного саммита религиозных лидеров. Интернет-адрес символичен:

URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/123666.html (дата обращения: 12.01.2016)
[9] Журналы заседаний Священного Синода Русской Православной Церкви (17-19 июля 2006 г). Журнал №33. «ПОСТАНОВИЛИ:

1. Выразить глубокое удовлетворение в связи с проведением в Москве Всемирного саммита религиозных лидеров.

2. Одобрить Послание – итоговый документ саммита.

3. Благодарить Межрелигиозный совет России, Отдел внешних церковных связей Московского Патриархата за понесенные труды по подготовке и проведению саммита, а органы государственной власти Российской Федерации – за оказанное в этом многостороннее содействие». URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/126436.html
[10] «…Участники состоявшейся этим летом в Москве встречи духовных лидеров мировых религий, обращаясь ко всем верующим людям планеты, призвали их «уважать и принимать друг друга, невзирая на религиозные, национальные и иные различия». Церковь наша, как и во все времена, служит благу людей, объединяя усилия с государством и светским обществом, христианами иных исповеданий, людьми других вер и убеждений. Через совместные труды, через участие в общественных делах и дискуссиях мы должны свидетельствовать о Христе Воплотившемся, проповедуя Его не только словом, но и всей своей жизнью». URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/170915.html

См. также: диакон Евгений Моргун «Богословский анализ послания всемирного саммита религиозных лидеров». М., 2007.

URL: http://3rm.info/engine/download.php?id=665   
[11] Определение Поместного Собора Русской Православной Церкви (27-28 января 2009 года) «О жизни и трудах Русской Православной Церкви», п. 4. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/543669.html
[12] На эту тему см. следующее исследование: «Комментарий к некоторым решениям Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося в Москве 2-5 февраля 2013 года». URL: http://www.aparatorul.md/?p=6378
[13] «Устав об управлении Русской Православной Церкви». 1988 г. Раздел II, п.1.

URL: https://drive.google.com/open?id=0B7_O2AWSClDvN1MwUWZrX3hQbm 
[14] На примере первого церковного собора, коим является Апостольский собор (51 г. по Р.Х.), мы ясно видим, что на нём присутствовали не только сами апостолы, но и представители клира и мирян. «Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили…» (Деян.15, 6) И далее: «Апостолы и пресвитеры и братия… мы, собравшись, единодушно рассудили» (Деян.15, 22;23-29). Апостольский Собор послужил образцом для всех последующих церковных соборов, для которых можно выделить следующие необходимые моменты, касающиеся процедуры проведения:

1). Правом личного решающего голоса на соборах пользовались только епископы.

2). Клирики и миряне участвовали в соборных совещаниях, и это участие выражалось в том, что они имели не только совещательный голос, но и оказывали влияние на исход соборного постановления.

3). Соборное решение может иметь силу только при согласии клира и паствы, и не имеет такой силы без такого согласия. При этом, правильность решений собора определяется не просто большинством голосов, а согласием решений собора с Истиной Христовой.

См. также по этой теме Прот. Николай Добронравов. Участие клира и мирян на соборах в первые девять веков христианства.//Богословский вестник. 1906, февраль. СС. 263-283, цит. по изд.: На пути к Поместному Собору Русской Православной Церкви. Материалы к Архиерейскому Собору 2004 года. Сборник статей. М. 2004. СС. 236-256.

URL: https://drive.google.com/open?id=0B7_O2AWSClDvZllXdmJPU2ZkdGc 
[15] Шевчук В.Н. «Юридический анализ отдельных положений Устава об управлении Русской Православной Церковью 1988 года в контексте изменений и дополнений, внесенных в Устав об управлении РПЦ на Архиерейском Соборе 2000 года» // На пути к Поместному Собору Русской Православной Церкви… СС. 9-33.
[16] Свт. Феофан Затворник. Толкование Посланий св. Ап. Павла к Филиппийцам и Солунянам. М. 1895 г.

URL: http://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/tolkovanie-na-vtoroe-poslanie-k-solunjanam/4_2
[17] «…наше Совещание Предстоятелей и Представителей Православных автокефальных Церквей, молитвенно призвав содействие Святого Духа, определило: Сообщить «Всемирному Совету Церквей», в ответ на полученное всеми нами приглашение к участию в Амстердамской Ассамблее в качестве членов ее, что все Православные Поместные Церкви, участники настоящего Совещания, принуждены отказаться от участия в экуменическом движении, в современном его плане. ЖМП. 1948. Специальный номер. С. 26-27; Деяния совещаний… Т. 2. С. 434-436. Цит. по: Л. Регельсон. Хронология, документы, фотоматериалы: русская Церковь и советское государство 1917-1953 гг. Год 1948.

URL: http://www.regels.org/1948.htm
[18] URL: http://www.blagogon.ru/biblio/126/
[19] В «Окружном послании…» (1848 г.) Восточные Патриархи писали (§ 17): «У нас ни патриархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, т.е. самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцев его». По изд: Догматические послания православных иерархов XVII-XIX веков о православной вере. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1995. Репринт издания 1900 г. С. 233. URL: http://lib.kdais.kiev.ua/files/dogm_poslaniya_prav_ierarhov.pdf
[20] Например, в «Уставе об управлении РПЦ» в редакции 1988 г. право на «отдельное мнение» прямо усваивается членам Священного Синода при принятии решений (п. V.18), хотя все члены Священного Синода, в том числе и те, кто подал отдельные мнения, обязаны подписать все журналы и определения (п. V.22). См. «Устав об управлении Русской Православной Церкви». 1988г.

URL: https://drive.google.com/open?id=0B7_O2AWSClDvN1MwUWZrX3hQbm8

Временным членом Священного Синода может стать каждый архиерей по очереди (п. V.5), так что право на отдельное мнение, в оговоренных случаях, в данной редакции «Устава» усвоено каждому архиерею. В современной редакции эти моменты «Уставом» не оговариваются, что, однако, не может служить отговоркой в их полной отмене, так как общая юридическая норма при подписании документов усваивает подписывающимся право на особое (отдельное) мнение.
[21] Оговорка второй части 15-го Правила устанавливает границы применимости права рецепции, права принятия либо непринятия клиром и мирянами епископских решений. «Определив это относительно послушания патриарху, данное правило делает общее замечание относительно всех трех правил (13 – 15), а именно, что все эти предписания имеют силу лишь в том случае, когда возникают расколы из-за недоказанных преступлений: патриарха, митрополита и епископа. Но если кто-либо из епископов, митрополитов или патриархов начнет проповедовать какое-либо еретическое учение, противное православию, тогда прочие священно- и церковно-служители вправе и даже обязаны тотчас отделиться от подлежащего епископа, митрополита и патриарха, причем за это не только не будут подвержены какому бы то ни было каноническому наказанию, наоборот, удостоены будут похвалы, ибо этим они не осудили и не восстали против настоящих, законных епископов, а против лже-епископов, лже-учителей, и не раскол образовали они этим в церкви, напротив, по мере сил освободили церковь от раскола, предупредили разделение.» См. Толкование еп. Никодима (Милаша) на 13, 14 и 15 Правила Константинопольского Двукратного Собора.

URL: http://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-pomestnyh-soborov-s-tolkovanijami/#0_316
[22] В толковании на 1 Правило III Вселенского Собора, уже ранее упомянутом в начале работы по поводу ереси пелагианства, еп. Никодим (Милаш) подчёркивает: «Издавая данное предписание, ефесский собор имеет в виду ту общую церковно-юридическую норму, по которой церковно-иерархическая власть имеет полную законную силу только тогда, когда она действует в установленных законом границах и когда исполнители этой власти строго подчиняются законам и учению православной церкви; и напротив, как только они отступят от этих законов и перейдут строго установленные законные границы, то власть эта теряет все принадлежащие ей права. Разбирая далее правила собора, созванного в Константинополе в 861 году, мы увидим, какую силу имела всегда эта норма в церкви». URL: http://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/113

По изд.: Никодим (Милаш), епископ. Правила Православной Церкви. В 2-х томах. СПб, 1911-1912.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 5,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924