Русская православная мысль об иезуитах и их отношении к России1 min read

Рис. Иезуиты - карикатура XVIII векаДоклад Александра  Каплина, профессора Харьковского университета, доктора исторических наук, представленный на международной научно-практической конференции «Русская цивилизация и Ватикан: неизбежен ли конфликт?», состоявшейся в Санкт-Петербурге в 2010 году.

Католический монашеский орден «Общество Иисуса» был основан в Париже в 1534 г. испанцем И. Лойолой. В 1540 г. папа Павел III признал орден и объявил цель: вернуть в ограду католической церкви заблудшие, уходящие из неё массы.

С 1543 г. Ордену были дарованы исключительные привилегии: его члены получали неограниченные права в сфере исповеди и проповеди, могли изменять устав в соответствии с духом времени и местными обстоятельствами, имели возможность заниматься торговлей и банковскими операциями, освобождались от денежных повинностей и т. п.

Впоследствии Ю.Ф. Самарин с полным основанием напишет: «Можно сказать, что все жизненные соки, вся душа латинства ушли в него и что, с первой минуты своего появления на свет иезуитство воплотило в себе всю сущность, весь смысл латинства и стало на его место» [1, с. 228].

Это вызвало ответную реакцию в самых разных странах, назовём лишь некоторые факты. В 1588 г. иезуиты были изгнаны из Трансильвании, в 1594 г. — из Франции (из-за покушения на короля, тем не менее, в 1608 г. Генрих IV призвал их вновь из-за опасения новых покушений на его жизнь), из Венеции — в 1606 г., из Богемии, Моравии и Венгрии — в 1618 г., из Мальты — 1639 г., из Португалии — в 1759 г. и 1834., снова из Франции — в 1764 г. и т.д.

В 1773 г. папа Климент XIV распустил орден, но Пий VII в 1814 г. восстановил его.

Многократно изгонялись иезуиты и из России (после Смуты нач. XVII в., 1688 г., 1719 г., 1815 г., 1820 г.)

Впервые русские встретились с ними в 1582 г. в лице А. Поссевино, «один… совет и план» которого «для отклонения Юго-западной России от естественного тяготения к Москве и Византии»,- по слову Ю.Ф. Самарина,- «заставляют отнести его к числу самых заклятых врагов России, нанесших ей наиболее вреда» [1, с. 232].

Через 23 года после А. Поссевино Москва увидала иезуитов в свите Самозванца во времена Смуты и эта встреча закончилась их изгнанием.

Что же предшествовало последнему (как думали в веке 19-м) изгнанию в 1820 г.?

В четвертом письме к иезуиту И. Мартынову (1865 г.) Ю.Ф.Самарин подчеркивает, что в александровское время вся сила иезуитов заключалась в «духовном бессилии» высших слоев петербургского общества. Здесь могли рассчитывать на успех и получать сочувствие «всякое, со стороны занесенное учение, политическое или религиозное, всякая фантазия, всякий призрак»: «По-видимому, все сияло благонамеренностью… а между тем, живое, народное самосознание гибло. При сильно развитом государственном патриотизме терялся народный смысл; историческая память была как бы отшиблена; непосредственное ощущение всего пережитого прошедшего в каждой минуте настоящего было утрачено; народный язык сделался как бы чужим, своя вера упала на степень всякой иной веры», под веротерпимостью подразумевали «вмешательство во имя безразличия всех исповеданий» [2, с. 226-228].

В «эту-то дряблую и рыхлую среду, безсильную духом, оторванную от народной и церковной почвы, питавшей ее вещественно и духовно, врезались иезуиты…»; никакого отпора не было: «дворянские души и… капиталы сами собою устремились в раскинутые сети…» [2, с. 228, 229].

Кстати, впоследствии Г.В. Флоровский практически не замечает этого драматизма: «В тогдашнем мистическом синкретизме были и римско-католические элементы» [3, с. 135].

О пребывании иезуитов в нашем Отечестве специальных церковно-исторических сочинений долгое время не было. Однако новое проникновение иезуитов в Россию под разными видами и предлогами (с «фальшивыми именами», «с поддельными паспортами»), совращение ими эмигрантов, отпрысков именитых фамилий, активизация самих иезуитов из русских с целью обращения «славян-схизматиков», побуждали наиболее дальновидных и духовно чутких русских мыслителей обратить внимание на это явление.

Одним из первых об иезуитах высказался Ф.И. Тютчев в статье «Римский вопрос» (1850 г.), опубликованной на французском языке и вызвавшей целую бурю откликов (на руском языке впервые опубликована в 1886 г.).

Надо сказать, что на Западе к тому времени об иезуитах были написаны тысячи работ. Можно вспомнить полемику французского религиозного мыслителя и ученого Паскаля (1623-1662) с иезуитами в его книге «Письма к провинциалу» (1856 г.). Она отличалась неприкрытым отвращением к ним, неприятием какой-либо смеси лжи и истины. Особо резкой критике в «Письмах…» подвергалась так называемая казуистика (своеобразная моральная наука) в интерпретации иезуитов.

Ф.И. Тютчев имел немалые познания в этом вопросе (в его библиотеке были и паскалевские «Письма…»), поэтому и считал орден иезуитов «сосредоточенным, но буквально верным выражением римского католичества. Проще сказать, он есть само католичество, но только в состоянии действия, в положении воинствующем» [4, с. 509].

Поэтому римские католики бессильны перед орденом, ибо, нападая на него, «они постоянно подвергаются опасности поранить самую римскую церковь» [4, с. 509-510]. В то же время «можно не без основания сказать, что иезуитский вопрос слишком близко затрагивает религиозную совесть Запада, чтобы Запад мог когда-нибудь разрешить его вполне удовлетворительным образом» [4, с. 507].

Отсюда становится понятной и роль русских православных мыслителей: уяснить этот вопрос и для себя и для самого Запада.

В след за статьями Ф. И. Тютчева появляются три брошюры («французские») А.С. Хомякова «Несколько слов православного христианина о западных исповеданиях» (1853 г., 1855 г., 1858 г., в России изданы в 1879 г. по ходатайству гр. Д.А. Толстого).

Эти публикации сыграли важную роль в обосновании отношения Православия к католицизму во время крестового похода против России в 1850-х гг.

Ещё с 1830-х гг. А.С. Хомяков оказал огромное (и даже решающее) воздействие на формирование богословских и религиозно-исторических воззрений ряда выдающихся мыслителей, в т. ч. молодого Ю.Ф. Самарина особенно во время его работы над диссертацией «Стефан Яворский и Феофан Прокопович» (1840-1844 гг.).

В третьей «французской» брошюре А.С. Хомяков неопровержимо доказывает заблуждения иезуита И.С. Гагарина, в том числе изложенные в его брошюре «Россия будет ли католическою? [5, с.173-182]

В 1863-1864 гг. в Париже на французском языке выходит двухтомник графа Д.А. Толстого «La Catholicisme Romain en Russie» («Римское католичество в России»), будущего с 1865 г. обер-прокурора Святейшего Синода. Над книгой граф начал работать в 1848 г. (в 1847 г. Д.А. Толстой был назначен чиновником особых поручений при Департаменте духовных дел иностранных исповеданий) и написана она была первоначально на русском языке. Но в силу ряда причин, в т.ч. с целью ознакомления западного читателя с православным воззрением, она была переведена на французский язык (и лишь в 1876-1877 гг. была издана на русском языке).

В книге Д. А. Толстого (которую Ю.Ф. Самарин назвал «превосходным трудом графа Толстого, открывшего нам terram incognitam наших отношений к латинской церкви» [1, с. 232]), основанной на источниках, немало материала приводилось и об иезуитах, в том числе и в Приложениях (даже «Колокол» А.И. Герцена (1867, 1 марта) оценил её как «весьма замечательную и чрезвычайно богатую фактами», а Лейпцигский университет возвел Д.А. Толстого в звание доктора философии).

Первым русским специальным церковно-историческим сочинением об иезуитах в России стало исследование выпускника Казанской духовной академии А.И. Лилова «О зловредных действиях иезуитов в отношении к православной церкви в России в конце XVI и в начале XVII века». (Казань, 1856).

Но эта книга в силу разных причин осталась малоизвестной в отличие от другой работы на русском языке, специально посвященной разбору учения иезуитов. Это пять писем выдающего русского православного мыслителя, духовного сына протоиерея А. Ключарева (впоследствии знаменитого харьковского архиепископа Амвросия) Ю. Ф. Самарина (1819-1876) «Иезуиты и их отношение к России», появившихся первоначально в газете И.С. Аксакова «День»(1865, NN 45-52).

Причина их появления была такова. В 1864 г. в Москве распространился слух о том, что правительство намеревается разрешить деятельность иезуитского ордена в России. Информация поступала как из-за границы, так и опиралась на факт пребывания в Петербурге иезуита-проповедника.

И.С. Аксаков видя, что «фальшивый либерализм вместе с фальшивою гуманностью» был тогда «в особенном ходу» выступил с предупредительной передовой статьёй, смысл которой сводился к тому, что: «Впустить в Россию орден иезуитов, это всё равно, что впустить в неё заведомо и сознательно шайку шулеров, воров и тому подобных художников, и даже не всё равно, а во сто раз хуже» [6].

В защиту ордена выступил иезуит из русских И. М. Мартынов (1821-1894). Он уже двадцать лет как пребывал в ордене, жил во Франции, помещал статьи во французских изданиях.

В своем письме (изданном отдельной брошюрой, а затем и в газете «День» (1865, NN45-46) И. Мартынов выступил в защиту своего ордена и вызвал к полемике всех желающих. Ответом ему и послужили письма Ю. Ф. Самарина, опубликованные не только в «Дне», но и в отдельной книге вместе с комментариями редакции газеты «День» и письмом самого И. Мартынова [1].

Интересовал Ю.Ф. Самарина «не столько иезуитский орден, в смысле исторического учреждения, сколько иезуитство в смысле психического явления или нравственной заразы, коренящейся в самой душе человеческой, и потому способной развиться повсеместно и отравить всякую общественную среду, разумеется — при известных условиях внутренней испорченности» [1, с. 118].

Делом автора было «узнать эту болезнь, назвать её по имени и определить её диагностику»; иными словами, он «хотел бы не пускаясь в возражения, ограничиться раскрытием тех глубоко обдуманных приёмов, посредством которых иезуитизм, проникает в совесть и мутит ее, проследить логическую их генеалогию и показать их общее происхождение из одного строго выдержанного намерения»[1, с. 119].

Ю.Ф. Самарин установил, что иезуитский орден разрешил «великую» задачу, совершил «мировую сделку» — водворил в душе человека «унию между истиною и ложью, добром и злом, Божьею правдою и человеческою неправдою» [1, с. 102, 115].

Аргументы Ю.Ф. Самарина (в совершенстве знавшего латинский и ряд других европейских языков) были настолько основательны, что иезуиты предпочли воздержаться от дальнейшей полемики.

Однако у православного читателя книга имела такой успех, что потребовалось ещё два издания (1868 и 1870.) Кроме этих трех изданий, «Иезуиты» появились во французском и польском переводах (на французский язык книга эта была переведена П. Бу­турлиным и издана в Париже: Les Iesuites etleurs rapports avec la Russie trad. Du russe par P. Boutourlin. Paris: Cherbulier,1867; а на польский язык — неизвестным переводчиком и издана в Варшаве: Iezuici i stosunki ich do Rossyi. Przel z russk. A. N. Warsz, 1867).

Особенно следует отметить оценку самаринского труда святителем Игнатием (Брянчаниновым)

В письме своему брату П.А. Брянчанинову от 11 июня 1866 г. он заметит: «Сочинение Юрия Самарина о иезуитах написано в духе Новикова «Гус и Лютер» [7], но слог у Самарина лучше. Сочинение Самарина признаю полезным и нужным, а соч. гр. Толстого «La Catholicisme Romain» даже необходимым» [8, с. 453].

Учитывая требовательность свт. Игнатия, нельзя не признать эту оценку как истинное одобрение.

Неоднократные резкие оценки святителем Игнатием книги Фомы Кемпийского «О подражании Христу» не оставляют сомнения как бы он оценил сочинении И. Лойолы «Духовные упражнения», в которой изложена система иезуитского воспитания, представляющая собой сочетание молитвы, чтения и самоиспытания, сопровождаемого воображаемым беседованием с Богом и святыми, с представлением страстей Христовых, с созерцанием Христа и сближением с Богом.

Следует обратить внимание и на то, что многие суждения Ю.Ф. Самарина о русской истории неплохо бы осмыслить и с настоящее время. Например, что император Павел I был «действительным… заступником и покровителем» иезуитов, на службу которым при нём поступила русская дипломатия [1, с.253-254] и др.

В 1860-е годы подготавливается и издаётся ещё один замечательный труд — священника Казанского собора в С-Петербурге М. Я. Морошкина (1820-1870) «Иезуиты в России, с царствования Екатерины II-й и до нашего времени» (в 2-х ч. СПб., 1867, 1870). Этот труд и по сей день остаётся самым основательным историческим исследованием самого долгого пребывания иезуитов в России.

Нельзя не упомянуть ещё записки С.С.Джунковского, бывшего иезуита, возвратившегося в Русскую Православную Церковь: «Русский семь лет иезуит» (в газете «Русский инвалид», 1866-1867).

Таким образом, в 1840-е — 1870-е гг. русская православная мысль в лице лучших своих представителей детально исследовала историю взаимоотношений России и иезуитов, дала чёткий богословский и церковно-исторический комментарий к ним, который можно передать словами Д.А. Толстого: «К счастью России, в третий раз (в 1820 г. — А.К.) выгнан из нея этот враждебный истинному просвещению… орден, и будем, для блага человечества надеяться, что это уже навсегда» [9, с. 228].

Огромная роль принадлежала истинным славянофилам (А.С. Хомяков, Ю.Ф. Самарин, И.С. Аксаков) или близким к ним по мировоззрению Ф.И. Тютчеву, Д.А. Толстому. М. Я. Морошкину.

И в последующее время все твёрдо и право-мыслящие русские деятели неизменно следовали по этому пути (Ф. М. Достоевский и др.).

Такие оценки в богословской, исторической, да и художественной литературе, публицистике, общественном мнении не могли не отразиться на преподавании в духовных учебных заведениях.

По академическому уставу 1884 г. «сравнительное богословие» в духовных заведениях было заменено «историей и разбором западных исповеданий», а в 1911 — 1912 гг. «историей и обличением западных исповеданий в связи с историей западной церкви от 1054 года до настоящего времени».

Победа богоборческих сил в России привела к тому, что осмысление истории католичества (и иезуитов) в ней практически прекратилось. Но в Зарубежье мы можем встретить как забалтывание этой темы (Н.А. Бердяевым и нек. др.), так и весьма полезные сочинения.

Хотелось бы обратить внимание на фундаментальный труд И.А. Ильина «О сопротивлении злу силою», над которым он работал в Италии с августа 1924 г. по весну 1925 г. Здесь в билиотеке Уффици во Флоренции и в библиотеке Сан-Ремо он нашёл необходимую ему иезуитскую литературу и использовал её особенно в разделе «О ложных решениях проблемы». В частности, он обратил внимание на то, что у некоторых иезуитов, можно найти «более утончённую попытку дать абсолютное оправдание не только мечу, но и любой неправедности», хотя они, «повидимому также как и Лютер опирались на ветхозаветное представление о Боге, согласно которому Божество мыслится как совершенство силы, а не как совершенство любви и добра…» [10, с.194].

Подводя итог, хотелось бы обратить внимание на следующее.

Всякие контакты России православной, царской, имперской с иезуитами заканчивались для неё трудноисчислимым ущербом и изгнанием последних из России.

Активизация иезуитов в России была связана с отходом от православного понимания русской истории, ослаблением государства, усилением секуляризации и либерализма.

Все твёрдостоящие в православии русские мыслители единодушны в отрицательной оценке плодов деятельности иезуитов в России.

Что же касается наиболее важных трудов об иезуитах, то они отнюдь не утратили своей значимости, так как были написаны замечательными православными светскими и церковными мыслителями, знающими первоисточники, и одобрены нашими святыми отцами, а потому могут служить надёжной опорой и для современных оценок.

Александр Каплин,
профессор Харьковского университета,
доктор исторических наук


Литература
Иезуиты и их отношение к России. Письма к иезуиту Мартынову Ю.Ф. Самарина. — М., 1866.
Самарин Ю.Ф. Сочинения. В. 12-ти т. Т.6. — М., 1887.
Флоровский Г.В. Пути русского богословия. 3-е изд. — Киев, 1991.
Тютчев Ф.И. Сочинения. Стихотворения и политические статьи. Изд. 2-е, испр. и доп. — СПб., 1900.
Хомяков А.С. Сочинения богословские.- СПб., 1995.
День.-1865.-N12.
Святитель Игнатий имел ввиду сочинение близкого по взглядам к славянофилам Е. П. Новикова (1826-1903) «Гус и Лютер. Критическое изследование. В 2-х томах». (М., 1859). О.М. Бодянский в предисловии этой книги писал: «Полагаю что занимающиеся судьбами славянского мира, оценят как следует это в высшей степени добросовестное и замечательное изследование….».
Игнатий (Брянчанинов), святитель. Сочинения. Т. VII. Письма. — Репринт. изд. — М.,1993.
Толстой Д. А. Римский католицизм в России. Т. 2.- СПб., 1877.
Ильин И.А. О сопротивлении злу силою. 2-е изд. — Лондон, Канада, 1975. Календарь

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924