ДЕНЬГИ ПРАВЯТ МИРОМ. ФАКТОР РОТШИЛЬДА

Слова Генриха Гейне: ‘Деньги — это бог в наше время, и Ротшильд — его пророк’, — не утратили актуальности по сей день. За последние двести лет мир сильно изменился, а финансовая империя Ротшильдов здравствует и поныне.

Слияние без поглощения

Римский клубФамилия Ротшильд давно стала синонимом понятия ‘очень богатый человек’. ‘Состояние их оценивается в несколько миллиардов франков, сосредоточенных главным образом в руках 10-12 лиц’, — сообщается о Ротшильдах в 53-м томе Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона. Сто десять лет прошло со дня его издания. За это время и карта Европы изменилась до неузнаваемости, и французские франки канули в Лету. А империя Ротшильдов, по-прежнему управляемая узким семейным кругом, здравствует и поныне.

Если верить израильским источникам, суммарное состояние старейшей еврейской банковской семьи Европы тянет сегодня на 1,4 миллиарда долларов. По мнению экспертов, цифра занижена в несколько раз. Английская ветвь династии владеет лондонским банком N M Rothschild & Sons, горнодобывающими компаниями в Южной Африке, многочисленными предприятиями нефтяной промышленности и цветной металлургии по обе стороны Атлантики. Ядром империи французской ветви считается парижский банк Ротшильда и холдинговая компания Paris Orleans. Достаточно сказать, что банковский дом Ротшильдов входит в так называемую золотую пятерку банков, устанавливающих рыночную цену на благородный металл. Кроме того, Ротшильды контролируют множество сравнительно небольших компаний в самых разных отраслях — от коневодства и виноделия до кинопроизводства и масс-медиа (например, парижское издательство ‘Пресс де ля Сите’ тоже собственность Ротшильдов). А еще в Швейцарии есть финансовая группа Бенжамена де Ротшильда — сына барона Эдмона и Надин Лопиталье, французской актрисы; есть офисы семейных банков в самых разных частях света… По данным французских источников, официальные доходы семейства в 2003 году равнялись 828 миллионам долларов. Все остальные доходы скрыты и не подлежат налогообложению.

Надо думать, что все это личный финансовый кошелек антихриста и все эти деньги пойдут на организованный Хаос и уничтожение России.

‘В нашей семье передача полномочий происходит мирно’, — еще раньше прокомментировал барон Давид свое назначение главой семейной группы. Надо сказать: перемены назрели. Во-первых, потому, что сегодня международная группа банков Ротшильдов остается одной из редких европейских банковских сетей, избежавших пандемии слияний, поразившей крупнейшие финансовые заведения на рубеже столетий. А во-вторых, разгоревшийся в последнее время конфликт интересов крупнейших мировых инвестиционных структур — естественных конкурентов Ротшильдов — сделал обстановку на рынках максимально благоприятной для семейной группы. Банковские клиенты, разочаровавшиеся в дежурном сервисе международных финансовых гигантов, начали искать новые пути вложения средств, а заодно и более персонифицированного подхода к себе. Вкрадчивые же Ротшильды всегда стремились к инновациям, совмещая при этом надежность многопрофильного бизнеса с традиционной внимательностью к своим постоянным клиентам.

Нынешние приоритеты дома Ротшильдов — это не управление активами, как было совсем недавно, а частные банковские услуги, и прежде всего деятельность на рынке прямых инвестиций. Неслучайно за последний год семейная группа стала третьей в Европе по объему услуг в области финансового консалтинга по слиянию капиталов и приобретению компаний. А по количеству совершённых банковских операций Ротшильды вышли на первое место. Разве это не лучшее доказательство того, что и в современной банковской сфере эффективное новое — это хорошо забытое старое? Причем в данном случае — ну, очень старое.

‘Фактор’ Ротшильда

В сентябре 1812 года произошло два события, в значительной степени определивших политическое и экономическое будущее мира. Под Москвой состоялись сражения, поставившие крест на наполеоновских завоеваниях. А во Франкфурте-на-Майне отошел к праотцам самый первый из Ротшильдов, заложивший основы мировой финансовой системы.

Майера Амшеля Ротшильда (фамилия происходит от цвета вывески над лавкой, принадлежавшей семье: в пер. с нем. Rot — красный, Schild — щит) родители готовили к карьере раввина. Но рано ставший сиротой, он вынужден был пробавляться мелкой торговлей. За пристрастие копаться на свалках в поисках антиквариата — особенно старых монет и медалей — соседи прозвали Ротшильда ‘старьевщиком’. Если бы знали они, что именно это увлечение Майера даст толчок большой дружбе, которая положит начало финансовой империи. Копаться в помойках иногда полезно.

Наследный принц Вильгельм, ставший по восшествии на трон Вильгельмом IX, ландграфом и курфюрстом Гессен-Касселя, был страстным собирателем старинных монет и медалей. Двадцатилетний Ротшильд обладал неплохой коллекцией старины и быстро сумел сделаться нужным человеком при дворе молодого курфюрста. Более того, старьевщик вошел в доверие к Карлу Фридриху Будерусу, могущественному министру финансов в Гессене. Будерус начал отличать инициативного молодого человека от прочих факторов, суетящихся при гессенском дворе.

Факторами называли в немецких княжествах поставщиков и кредиторов правителей. Банковские отношения в современном понимании только начинали складываться, и эффективность движения денежной массы определялась ловкостью придворных факторов. Ротшильд, не имевший больших накоплений, не мог, в отличие от своих коллег, предоставлять власти весомые кредиты, но обладал талантами, которых не могли не заметить ни курфюрст, ни министр: самоотверженностью, умением держать язык за зубами и отсутствием брезгливости в делах (то есть брался за самые грязные схемы и сделки, даже если это была сделка с дьяволом). В то время основным предметом экспорта немецких государств были наемники. Особенно в Великобританию, которая вела тяжелую войну с американскими колонистами. Когда армия Джорджа Вашингтона разбила британское воинство, многие из немецких драгун, взятых американцами в плен или раненых, остались в Соединенных Штатах. Их невыплаченное жалованье было доверено в управление Майеру Амшелю Ротшильду.

Сумма эта существенно увеличилась, когда в немецких княжествах начались волнения и Вильгельм, сбежавший в Данию, передал на хранение Ротшильдам еще 600 тысяч гульденов. Один из сыновей Майера — Натан вывез эти деньги в Лондон и открыл первый банк Ротшильдов. Когда Вильгельм, как и многие европейские правители, изгнанные Наполеоном, отправился в эмиграцию, следом за ним поспешил и его банковский агент Ротшильд. Бывший старьевщик постарался, чтобы о ‘бескорыстии’ Ротшильдов узнало как можно большее число влиятельных людей. Старый Майер не жалел денег на распространение о себе положительных слухов — он был предтечей нынешних пиарщиков.

Обратная сторона Ватерлоо

Наполеоновские войны, длившиеся полтора десятилетия, принесли Ротшильду огромное состояние. У Майера Амшеля было десять детей, из них пять — мальчики. За два дня до смерти старик собрал вокруг себя сыновей, уже ставших совладельцами его фирмы, и дал каждому подписать договор. Майер считал, что семейные отношения здоровее всего там, где строятся на основе официальных документов.

Для каждого из сыновей-партнеров был предусмотрен немалый штраф в случае, если при конфликтной ситуации в фирме он задумает обратиться в суд: единство дома превыше всего, все проблемы должны разрешаться внутри семьи. Разделив основной капитал между сыновьями, Майер завещал им всегда делить прибыль поровну. Эти принципы действуют в разделившейся два века назад семье до сих пор. Прощаясь с отцом, сыновья Майера заложили основу будущей власти над миром — финансовой.

Пятеро братьев, сделавших своим фамильным гербом красный щит с пятью стрелами, поделили между собой Европу. Амшель, самый старший, остался во Франкфурте, Натан осел в Лондоне, Джеймс — в Париже, Соломон отправился в Вену, а Карл — в Неаполь.

Ротшильды взяли под свой контроль все основные центры тогдашней политической жизни. Но самым главным из них был Лондон. Энергичный и изобретательный Натан создал в британской столице разветвленную информационную службу. Он не жалел средств на ее содержание, прекрасно понимая, что оперативная информация — это живые деньги. 20 июня 1815 года во двор банка въехал кеб, из которого выбежал человек, тут же принятый в кабинете Натана Ротшильда. После разговора со своим агентом банкир поспешил на Лондонскую биржу. Со скорбным лицом он сообщил коллегам о том, что Наполеон разбил союзников при Ватерлоо, и принялся по бросовой цене сбывать английские ценные бумаги. Биржевики, давно не имевшие никаких известий от командующего союзной армией герцога Веллингтона, начали делать то же самое. Через день все на берегах Туманного Альбиона узнали сразу две сенсационные новости. Во-первых, что наполеоновская армия была разгромлена у Ватерлоо, а во-вторых, что через своих агентов Натан Ротшильд скупил за бесценок большинство английских акций. Так Натан стал отцом дезинформации и наглой лжи.

Делатели королей

Миром правят Ротшильды и Баринги, а не тень Наполеона, писал лорд Байрон в ‘Дон Жуане’. Кто сейчас помнит о Барингах? Несмотря на то что одноименный британский банк по-прежнему существует, руководят им уже не представители старого семейства. А вот Ротшильды по-прежнему и в Бразилии Ротшильды. Кстати, предложив в 1824 году займ Бразилии, Ротшильды стали личными финансистами бразильского императора, постепенно распространив свое влияние на весь Новый Свет. 

‘Формально Ротшильды, в отличие от Рокфеллеров или, скажем, Фордов, никогда не занимались политикой, — рассказывает ‘Итогам’ французский историк банковского дела Жан-Мари Шмит. — Но они свергали королей и предотвращали войны, закрывали газеты и снимали министров, если это требовалось для их интересов. Ротшильды первыми превратили деньги в обыденный финансовый инструмент, десакрализировали их’.

И по сей день входящие в число пяти мировых банков, определяющих цены на золото, Ротшильды добивались успеха за счет того, что постоянно опережали время и во многом благодаря тайным агентам и тайным обществам (ложам).

Они создавали в прошлом те банковские технологии, которые активно используются теперь. Скажем, Натан был мастером дезинформации и пиара. Джеймс был знатоком работы с VIP-клиентами: политиками, министрами, редакторами изданий. Им была отлажена до малейших деталей методология douceurs — ‘нежностей’, так он стыдливо называл взятки и подарки. То есть коррупция — это порождение Ротшильдов.

Кстати, Ротшильды и в наше время активно привлекают политиков — будущих и бывших — к своей работе. Именно в их банке начинал карьеру Жорж Помпиду, премьер-министр и президент Франции. А сегодня у них работает советником по бизнесу в Восточной Европе, России, Турции и Китае Герхард Шредер, экс-канцлер Германии. Да и нынешний канцлер кормится из той же миски.

Ротшильды вовсе не рудимент эпохи ‘дикого капитализма’ и ‘накопления первоначального капитала’, а живая часть современной истории. Я помню, как в конце восьмидесятых увидел Ги де Ротшильда на церемонии возложения венков к могиле Неизвестного солдата на площади Звезды — Шарля де Голля в Париже. Шел полковой праздник, и, к моему нескрываемому удивлению, в числе ветеранов Одиннадцатого конно-кирасирского полка был барон Ги. Потом мне рассказали, что именно французский Ротшильд на протяжении полувека давал деньги на содержание миниатюрной ‘штаб-квартиры’ ассоциации старых рубак на первом этаже блочного дома у площади Клиши… Ги Эдуард Альфонс Поль де Ротшильд, прямой потомок Джеймса, основавшего французскую ветвь династии, получил юридическое образование и, как полагается, в 1931 году поступил на работу в парижский банк семьи, но трудился в нем недолго. Зато вскоре обрел новую семью — на этот раз полковую — среди сомюрских кирасиров. Офицер французской кавалерии Ги де Ротшильд сражался с нацистами в Бельгии и на севере Франции, за что и был награжден Боевым крестом. После капитуляции и оккупации эмигрировал в Америку.

Кстати, в эпоху нацизма парижский банк Ротшильдов, возглавляемый бароном Эдуардом, был отобран у семьи. После победы ей все, конечно, вернули — правда, только на четыре десятилетия. В 1981 году, едва к власти в Пятой Республике пришел Союз социалистов и коммунистов, президент Франсуа Миттеран национализировал банк Ротшильдов. Более того, когда Давид, сын барона Ги, опять нашедшего пристанище в Нью-Йорке, основал новый банк в Париже, левые власти даже запретили использовать в его названии фамилию семьи. Однако, как известно, ничто не вечно под луной, тем более социалистические режимы.

В 1986 году на выборах в Национальное собрание реванш взяли неоголлисты, и Жак Ширак, возглавивший правое правительство, вернул Ротшильдам и банк, и его фамильное название. Причем, как утверждают злые языки, банкирская семья, успевшая за годы эмиграции активизировать деятельность американских отделений банка, получила в порядке реституции банковский капитал, в разы превосходивший суммы, которые были не столь давно национализированы. Короче Францию ограбили, впрочем, как впоследствии и Россию.

Так всегда: никто никогда не умел так извлекать плюсы даже из самой, казалось бы, плачевной ситуации, как потомки Майера Ротшильда. Когда грабители вынесли в середине шестидесятых из хранилища лондонского банка семьи полторы тонны золота в слитках — первая кража у одного из банков Ротшильдов за два с лишним столетия! — лорд Ивлин, глава английской ветви династии, лишь философски заметил, что даже если мошенниками будет унесено все золото мира, ничего не произойдет: ‘Золото — для идолопоклонников, а не для нас. Пока есть идолопоклонники, а они важнее золота, нашему делу ничего не угрожает’.

И это правда. Ротшильды сегодня — это империя, над которой в прямом и переносном смысле никогда не заходит солнце. Это благотворительные фонды и клиники барона Адольфа. И роскошные вина — французские Шато Лафит и Шато Мутон Ротшильд, калифорнийское Опус Уан и чилийское Альмавива — барона Филиппа. И великолепные эталоны из конюшен барона Ги. И романы-бестселлеры баронессы Надин. И коллекции картин барона Эдуарда… Наверное, эта вездесущность потомков пяти братьев и порождает слухи, в которых семейство предстает чуть ли не пятиглавым чудовищем. Ротшильдам приписывают ‘Протоколы сионских мудрецов’ и ‘пломбированный вагон’ большевиков с Лениным, убийство Линкольна и… рождение Гитлера, бывшего якобы внебрачным внуком одного из баронов-банкиров.

Факты говорят об одном: по сей день ни один банк в мире не достигал уровня дома Ротшильдов по своим политическим возможностям.

Кирилл ПРИВАЛОВ

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924