Собор с дефицитом соборности и православного самосознания1 min read

Интервью

С профессором догматического богословия Фессалоникского университета г. Димитрием Целенгидис  г. Ликурга Маркуди, директора программ и радиостанции Пирейская Церковь

Часть 1-я

Границы и условия для успешного проведения Святого и Великого Всеправославного собораЖурналист: Как мы видим, церковная полнота, верующий народ по сути находится в неведении  относительно того, о чем так часто , как мы слышим говорится: о грядущем созыве Святого и Великого Собора Православной Церкви. Смогли бы вы господин профессор, как профессор догматического богословия, нас проинформировать где, когда и почему будет созван этот Великий Собор?

Профессор: Весьма благодарю, поскольку я прежде всего хотел бы вас горячо поблагодарить за возможность, которую вы мне предоставляете, с  помощью вашей радиостанции связаться с его слушателями, которые согласно той мере, которая известна по всей Греции,  проявляют весьма сильный интерес и здравое церковное мышление. В насаждении этого мышления сыграло и играет очень важное  значение вашей радиостанция, обладающая уникальным церковным характером. А теперь я отвечаю на ваш вопрос.

Святой и Великий Собор Православия, как он назван его вдохновителями, соберется в Колумбари г. Ханья на о. Крит во время дня святой Пятидесятницы текущего года. И хотя это событие имеет весьма важное значение, однако существует дефицит информации не только для простых мирян и духовенства. Но и для многих епископов Поместных Православных Церквей. Чуть ли не несколько дней назад стала известна тематика. Которой будет заниматься Собор и  «Порядок и организация работы Собора». После изучения опубликованных документов появляются многие и актуальные вопросы,  но особую проблематичность вызывает характер и цель этого Великого Сбора нашего Православия.

Почему Собор  Великий и Святой, а не Вселенский

Журналист:  Действительно вызывает большой интерес то, что мы пытаемся  усвоить г. Профессор и удержать то, что вы нам сказали: «он так назван его вдохновителями». Почему же созываемый в будущем Собор назван Святым м Великим? И почему он не назван Вселенским или Всеправославным Собором? Имеются ли некоторые официальные пояснения со стороны его организаторов? И что означает на самом деле это наименование Святой и Великий ?

Профессор: Нет никаких официальных разъяснений, но кто-то может предположить, преимущественно как ученый, и задаться вопросом о целесообразности придания такого наименования Собору. Название созываемого в будущем Собора как Святого и Великого  имеет некоторую проблематичность  и  создает двусмысленное впечатление.  Иными словами , как говорят сегодня, здесь допускается двойное прочтение. И это потому, что читая Деяния Вселенских Соборов, мы понимаем, что наименование Святой и Великий Собор придается Вселенским Соборам. Характерно. Например, что то, что излагается в священных канонах конкретных Соборов , как я это вижу в даны момент, I и IV Вселенских Соборов, где делается упоминание факта, что эти каноны произошли от этого Святого и Великого Собора. На деле же это означает, что авторитет решений такого рода Собора абсолютный и они обязательны для всех верующих, в особенности, когда речь идет об Оросе, то есть о решении, или Символе веры, как это было на  I и II Вселенских соборах, но и для канонов этого Собора.

Будущий Собор сам себя не называет Вселенским, и создается впечатлении, что чего-то боятся. А это что-то, которое планируется не только по отношению к нам православным, но, по моему мнению, и по отношению к инославным и, конечно же, римо-католикам. В связи с этим существует ошибочное мнение, что для созыва Вселенского собора необходимо будет включить и иные так называемые «церкви», которые пребывают в ереси, каковы главным образом римо-католицизм и протестантизм. Однако, такого никогда не происходило в истории Вселенских Соборов. Никогда на Вселенских Соборах не принимали участия те, которые уклонились от веры Церкви, то есть каковыми были еретики.

Мы это говорим потому, что в данном догматическом вопросе и весьма специфическом – экклезиологическом, будущего Великого Собора выше упомянутые еретики называются «церквами». Но к этому вопросу нам придется возвратиться в особенности, потому что из всех вопросов Великого Собора он является самым значительным и важным.

Журналист: Я полаю, г. Профессор, что есть вопрос, который в данный момент особо приковывает внимание и вызывает первые противодействия со стороны епископов Православной Церкви. И во всяком случае, нет ничего нечестивого в том, что мы чувствуем. Мы нам сказали нечто весьма важное, что на этих великих Вселенских Соборах никогда не принимали участия еретики. И я полагаю, что мы могли бы подчеркнуть. что на IV  Вселенском соборе не принимали участия в его заседаниях «церкви», которые отделились, например Антихалкидониты.

Профессор: Несомненно, это является веским доводом. И позднее, на других Соборах, не принимали участия ариане, несториане, монофизиты и т.д.

Является ли Собор Всеправославным? Кто в нем принимает участие?

Журналист: Следовательно, мы видим, вероятно, от лукавого, у ас расположение нежелания именовать  его Вселенским, потому что  «церкви-сестры» будут противодействовать этому. Является ли в конечном счете этот Собор Всеправославным? То есть, примут ли в нем участие все епископы Православно Церкви?

Профессор: Другая же проблема, которую перед нами ставит этот Собор  она точно выражаясь, является проблематичной. На Соборе этом будут представлены все Поместные Павославные Церкви, законно. И мы говорим, что они будут представлены, хотя весьма странно то, что на него не пригласят все епископов от каждой, т.е. Поместной, Церкви. Каждая Поместная Церковь будет представлена 23 епископами, а ее 24 членом будет ее глава и Предстоятель. Даже не известно, по каким критериям будут избираться эти епископы, которые примут участие в работе Собора. Однако. Тем самым этот Собор не будет, если говорить правильно, Всеправославным, поскольку некоторые епископы не приглашаются. Иными словами, он не может быть Святым и Великим. Поэтому-то я и сказал, что его название является проблематичным в связи с методом его созыва.

На самом же деле, если говорить о его действительном названии, то он является неким расширенным Синодом Предстоятелей Церквей. То есть на нем участвуют Предстоятели Церквей и некоторые епископы. Конечно. Существуют небольшие по численности Церкви, каково является Кипрская, откуда приедут все епископы. Однако же есть и огромные Церкви, каково является Российская Церковь с количеством более 350 епископов, а приедут только 24. То есть что будут делать остальные епископы? А есть ли и второе нововведение? Кто высказывается от этих 24? Эти вопросы являются актуальными. Это учреждение Соборов-Синодов, то есть Собраний Предстоятелей Церквей, нам об этом следует сказать, что он является совершенно новым и совершенно неизвестным в Православной Церкви. Стало известно, что он был учрежден нынешним Вселенским Патриархом и с именем «Собор Предстоятелей» (Σύ­νο­δος Προ­κα­θη­μέ­νων). И как я сказал, они не имеет никаких свидетельств в нашей Церковной истории не известен.

Журналист: Следовательно, кто-то из нас может сказать в данном случае, г. Профессор, что и в прошлом. В предшествующие века, что проходили некоторые Соборы Патриархов, во всяком случае Восточных Патриархов. Тем не менее, как мы поняли из того, что вы нам сказали, что например, существует маленькая Церковь, например на Кипре, или Церковь Чехии и Словакии, у которых нет столько епископов, в то время как напротив, есть большие Церкви, такие как Российская, которые имеют большое число епископов и не могут принимать участия в Соборе все епископы. И, очевидно, каждый епископ, имеющий свою паству, не прекращает быть носителем сознания церковной полноты.

Профессор: То, что вы говорите это весьма важно, потому что  проблема носит не чисто арифметически характер. Каждый епископ призывается к тому, чтобы нести сознание его Поместной Церкви. Кто может это сознание обесценивать, пренебрегать им или аннулировать его и одновременного говорить о Великом Соборе? Как вы прежде правильно сказали, были Соборы, и во времена турецкой  оккупации у ас были такие оборы, некоторых Патриархов, которые созывались и что-то решали, но в дальнейшее эти решения принимались прежде нежели она становились широко известными для всех, для Патриархий, которые не принимали участия. Следовательно, на этой встрече, по технического рода причинам того времени, ими принимались, либо отвергалось это решение. То есть исторические условия могут выявлять некоторые вещи, но всегда должны быть  критерии. Сегодня разве мы можем не назвать эти условия, когда в эпоху Вселенских Соборов возможность и для перемещений были крайне затруднительными, в то время как сегодня имеются возможности в течении одного дня или немногих часов собраться епископам со всего мира?

Очевидно, это  не делается по причине какой-то преднамеренности, но они, эти преднамеренности не оглашаются, о они умалчивается. Но всякий верующий человек, как мыслящий и обладающий церковной чуткостью, может иметь свои взгляды, делать свои выводы. Некоторые из них могут быть ошибочными, но некоторые  и неверными, но они не будут столь явными. Единственное. Что я хочу сказать об этом и я считаю, что это важно, необходимо даже подчеркнуть то, что я сказал, что впервые в истории, из того что мне известно, будет проигнорировано на этом Великом Соборе подавляющее число голосов епископов Православной Церкви. Более чем очевидно здесь то. Что таким образом это самым непосредственным образом а деле колеблет основополагающий экклезиологический принцип, что каждый епископ имеет равный голос, не только с его соепископами по всему миру, но и с Предстоятелем его Поместной Церкви, но и с первым в «старшим по чести», то есть с Председателем на этом Соборе.

Это богодухновенная Соборная система Православной Церкви. Всякое нечто иное  восходит к папской, централизованной и противной Святому Духу системе. Мы можем говорить об этом по причине знания римо-католицизма.

Отмена Соборности, Святоотеческой Традиции Церкви

Журналист: В связи с этим замечанием скажите нам немного, как будет осуществляться голосование для принятия решении на этом Великом Соборе?

Профессор: К этому вопросу мне следует подойти со стороны процедуры, потому что то, мимо чего нам в данный момент не следует проходить, так это способ, с помощью которого изначально проводится голосование, при избрании ограниченного числа епископов, как выразителей Церкви. Этим, по сути, аннулируется  на деле Богодухновенный и экклезиологический характер соборности. То есть, мы говорим нет некой замкнутости в определенные рамки, но прежде всего это относится к духовному, без которого становится недействительным то, что имеет характер служения Православной Церкви во Святом Духе. Иными словами, становится недействительной, если хотите я вам скажу и даже иной, отличающейся,  Святоотеческая Традиция Церкви. А Святоотеческая Традиция Церкви это Богодухновенная Традиция Церкви. Понимаете ли вы, к какому противоречию на деле приводит такой метод.

Подражание Римо-католицизму и Протестантизму

Журналист: Крайне важно то, что вы, таким образом, г. Профессор отметили, что становится недействительным, аннулируется Святоотеческая и Богодухновенная Традиция Церкви. А в реальности, мы  осознаем, что, по сути, копируется то, что мы столько лет осуждаем, у Римо-католицизма.

Профессор: Да, это имеет именно такое объяснение. То есть, в последние семь лет, а нам следует подойти и к этому вопросу, Православная Церковь , как оказывается, на деле  вынужденно уклоняется от образа собственной Богодухновенной жизни и подражает Римо-католицизму, а в некоторых случаях Протестантизму. Но, главным образом, Священноначалие Православной Церкви подражает образу централизации, абсолютизации власти в Римо-католицизме. И это происходит потому, что когда кто-то утрачивает это переживание жизни во Святом Духе, он более не имеет уверенности в этом единстве которое есть в Церкви. И тогда он по-человечески у него истощаются эти возможности, и  он прибегает к некой дисциплине, которая носит чисто внешний и человеческий характер. Поэтому то эта дисциплина рассматривается как что-то важное, поскольку  имеет  образец в цезаризме. И это практически происходит не уровне бытийном, когда утрачено благодатное явление Святого Духа. То есть когда этого не переживают, тогда человек ищет замены. То есть Цезаризм в личности Папы был востребован для установления некого мирского образца дисциплины.

Сегодня это приводит в восхищение достаточно широко, но этим восхищаются те, которые утратили благодатную связь с Духом Истины, Который является гарантом этой Истины, согласно обещанию Христа. Но теперь даже забывается, что глава и залог Истины это сама Ипостасная Истина, то есть сам Христос. Все эти истины являются на деле весьма важными, и указывают на некую ущербность не просто гносеологическо-богословского характера, но самой жизни Церкви. Несомненно, исторически кто-то мог бы дать разъяснение: Да. В предыдущем столетии богословы и будущие руководители Церкви ездили на Запад для того. Чтобы получить образование, его усовершенствовать богословски и экклезиологически а, согласно народной пословице, «у какого учителя сидишь, такой грамоте и научишься», эти руководители временами выстраивают некий синтез между Православной Традицией и Духовностью и этой Западной искаженной жизнью. И в данный момент я не говорю теоретически вовсе. ТО, что я говорю, говорят об этом то же самое и документы Православной Церкви 20 столетия.  И мы можем вполне конкретно об этом говорить, потому что исходя из того, что как оказывается заявляется этими лицами, что нечто иным является то, что согласно выразителям православного богословия и положительному изложению Востока.

Способ голосования – Где обретается Истина

Журналист: На самом деле, г. Профессор, правда страдает, и есть правда, которая нас озадачивает. Почему, если мы по сей причине мы начали  и постепенно дошли до сего, чего достигли сегодня, то неужели нам следует огорчаться, потому что, как вы сказали, на самом деле есть дефицит переживания благодати. И я думаю, что с этого началось и этим все завершиться. Однако, мы у нас будут порождаться вопросы, потому что на самом деле сегодня есть ваша бесценная помощь для всех.

Итак начинается процесс – окончательное направление к Собору. Да, ранее вы нам сказали, что будет иметь место этот недостаток, ущербность  выражены в принципе участия всех епископов. И одновременно будут и избранные епископы. Не понимаю, каким образом будет решать каждая Церковь кто должен быть этими епископами, которые примут участие с Предстоятелем в работе Собора. Кто эти, кто будут иметь право голоса на Соборе? В итоге будут голосовать те епископы, которые окажутся на Соборе? Как будет проходить голосование по предложенным для обсуждения вопросам ? По этим вопросам, которые будут подниматься, по крайней мере вплоть до сего момента, будут ли они освящаться публично?

Профессор: По тем вопросам, которые вами ставятся, не было ничего заявлено и нет  официальной информации по какому-то Документу со стороны этого V Предсоборного Всеправославного Совещания, которое проходило в Шамбези в Женеве с 10-17/10/2015. Не были выявлены принципы и критерии и условия, на основании которых будет происходить это избрание, чтобы проводить голосование. Голосование будет происходить несколько парадоксально, и это  является нововведением в нашей Церковной истории, оно будет проводиться только Предстоятелями. То есть, у нас существует 15 Церквей? Будет 15 голосов, которые резюмируют положительную или отрицательную позицию 24 епископов каждой Поместной Церкви – конечно же во время голосования. И вопрос ведь достаточно глубокий: Почему  происходит так, и почему не высказываются все епископы, как я говорил прежде?

Думаю, что после того, что я сказал, кто-то может понять, что со стороны Первого, как Предстоятеля Церкви проявляется пренебрежение к высказываниям епископов. То есть считается, что голос тех, которые составляют меньшинство голосов, то есть которые были незначительны, она не учитываются.  Это является с точки зрения экклезиологии отвратительным явлением, потому что, как вы знаете, я написал два письма, где мной была в сжатом виде сделана оценка документов Собора. Но я напомню и  о них. Итак, в этих письмах я говорю, что этот голос каждого епископа имеет огромное значение и экклезиологически этот вопрос не может быть проигнорирован и рассматриваться как отдельный вопрос для Поместной Церкви. Но об этом я в дальнейшем напомню.

Журналист: И мы, несомненно, напомним о нем. Итак, следовательно, каждая Церковь один голос, сколько существует Поместных Церквей, столько будет и голосов.

Профессор: В данном случае конечно, когда, обратите внимание, на основании принятых правил одна Поместная Церковь имеет отрицательный голос по одному из вопросов, который будет предложен, — потому что будут предлагаться отдельные вопросы, — тогда этот вопрос не проходит, потому что необходим консенсус. Мой собственный разум говорит следующее: Почему голос, который выражается через голос Предстоятеля, как голос большинства, если он отрицательный, то вопрос аннулируется, а это разве не аннулирует голос одного епископа? То есть, чтобы говорить далее, мы немного вернемся назад к нашей Церковной истории; разве тогда голос Афанасия Великого, так сказать, который представлял своего Патриарха, если предположить, что это было так или иначе правильно  или неправильно, не должен был быть решающей фигурой, потому что он не участвовал в голосовании большинства? Эта методология является совершенно светской, и то, что я говорю то мыслю, поскольку истина в Церкви это не то, что в миру, предположение (гипотеза) большинства голосов – а что скажут все. Это говорит демократия.

Но в Церкви сама Истина является большинством голосов. То есть если даже и кто-то ее высказывает, то она является большинством голосов по отношению к другим миллионам и десяткам миллионов других голосов, которые противоположны. По какой причине? Потому что Истина в Церкви это не идея, это не точка зрения. Она является Ипостасной. Это Сам Христос. Стало быть, предполагается следующее, что участвующие в Соборе епископы имеют «ум Христов» и как имеющие «ум Христов» они имеют некое положение. Однако следует отличать то что правильно от того, что ошибочно. Потому что это исторический факт. Почему же I Апостольский собор гласил: «Изволися Святому Духу и нам». И «нам», обратите на это внимание,  в действительности не были только просто Апостолы, и «бывшие с ними» (οἱ σύν αὐ­τοῖς) , то есть Пресвитеры, «со всей Церковью» (σύν ὅ­λῃ τῇ Ἐκ­κλη­σί­ᾳ), которые сегодня удалены, и не появляются вообще.

Пусть некоторые из этого хора, которые говорили, пытались постичь, как это может произойти на этом Соборе, обратятся к святому Игнатию Богоносцу. Святой Игнатий Богоносец говорит, что епископ с пресвитерами пребывают в согласии (в гармони — ἡ ἁρ­μο­νί­α ) – как и струны в одной кифаре[1]-, в данном случае речь идет о существовании симфонии. Следовательно, епископ не может игнорировать пресвитеров и церковную полноту. На I Апостольском соборе Соборная Истина была высказана так «со всею Церковью» (σύν ὅ­λῃ τῇ Ἐκ­κλη­σί­ᾳ). А вся Церковь это простой народ. Когда и де этот народ высказывается полностью и представительно?

Персонально, случился некий скачок галопом, а некоторых людей спросили, и неудачно, и я убедился, что не знают ни где, ни когда, ни почему, ни как будут голосовать епископы, не знают тематики этого Собора. Потому ли что все это делалось втайне и посему совершается с такой настойчивостью? Почему не были поставлены в известность, как это делается обычно в отношении других предметов? Почему не было дано времени, прежде чем  был установлен способ голосования, которым он будет проходить? Как мы видим, разве об этом факте сообщают и епископы и официальные делегаты из некоторого центра, которые высказывает свои решения относительно того, как будет происходить голосование? Это не будет ли некое коллективное решение на этой основе? Все очень просто: Мы знаем, что все епископы имеют одинаковый голос. Если же они обладают одинаковым голосом, то она не могут быть не приглашены для решения всех вопросов, голосовать или не голосовать. Следовательно, до сих пор процессы не стали прозрачными.

Неприемлемое условие — жизнь во Святом Духе

Кая уже утверждаю в своих письмах, еще не совсем поздно. Все еще может быть излечимо. Но как? Поскольку теперь проинформированы обо всем все, и когда я говорю все, то я подразумеваю церковную полноту, то есть клир и мирян. Поскольку, когда будут принимать эти решения конкретные епископы, или же если хотите эта элита, которая туда приглашена, то нежели вы думаете, что на деле народ Божий сможет их применять, народ, который движим Святым Духом? Он не может принять те вещи, которые не являются таковыми, в которые Церковь «всегда и повсюду верила». То есть, обладают «умом Христовым» и те, которые предочищены. И таковым может являться простой монах, может им быть какой-то подвижник-аскет, может быть и простой верующий человек, и он может сказать, что все это не соответствует Преданию Церкви. ТО есть каждый верующий, который «следует Святым Отцам», который будет смотреть соответственно диахронически  на что «есть то, во что повсюду уверовали», он правильно примет или отвергнет то, что является ошибочным. И это создает одну более чем значительную тему, большую проблему для  преднамеренной цели того, кто созовет этот Собор и чтобы принять на нем чьи-то важные решения. По какой причине? Естественно ради добра.

Однако эти вопросы  для обнародования. Это вопросы реальности, истины, а реальность и Царствие Божие существует в нас – без исключения – крещенных. Однако действие этой Божественной благодати зависит от хранения записанного о Царствии Божием, которыми являются заповеди Божии. А это не является привилегией какого-то большинства по отношению к другим в теле Христовом. То есть, какой-то Собор будет говорить не покорным, но почетным членам Тела Христова. Обратите ваше внимание, это не считается протестантским способом. Мы не упраздняем иерархическую структуру Церкви. Мы не сомневаемся в том, что епископы будут принимать эти решения, поскольку являются уполномоченными выразителями Церкви. Но,  в действительности они являются выразителями тогда, когда они живут этим богодухновенным опытом Церкви и его приносят в современное стечение обстоятельств с ее конкретными проблемами. Но если кто-то знакомится с тематикой, к которой нам придется возвратиться, он видит цель, и что он видит. То есть, что те лица, которые не являются выразителями благодатного опыта Церкви, то они не имеют какого-то значения, но они являются выразителями чуждого духа, который должен быть предан более чем ясным образом осуждению. Но я не стану делать разъяснения по этому поводу. Я это сделаю более конкретно, когда вопросы нас подведут к это теме.

Журналист: Мы вас слушаем, г. Профессор, что вы нам говорите на протяжении почти что часа, а наша мысль желает, чтобы мы шли не по канонам Православной Церкви, а по законам Европейского Союза.  То есть, как принимаются решения, как заседает Совет Министров или лидеров с помощью специального голосования или консенсуса – поэтому я полагаю, что в итоге это отражалось на сути. Поэтому вместо того, чтобы вернуться назад и посмотреть, как происходили Соборы Православной Церкви, мы пошли весьма простым путем и сделали один шаг. И я дерзаю говорить, что мы смогли по выше названному вопросу о голосовании, о котором вы говорили, превзойти и Римо-католицизм.

А исходя из другого, что вы нам сказали только что, г. Профессор, что истина  нашей Церкви  это непосредственно то, что все мы, без исключения, принимаем благодать святого Духа с момента совершения над нами Крещения и что все мы являемся носителями этого Святого Духа и мы можем быть выразителями Его. Это похоже к сожалению сегодня игнорируется, и трагически, епископами. И конечно же мы видим в Этих соборных решениях. В тех текстах, которые опубликованы, имеется заявление-утверждение, что, обратите ваше внимание, поскольку то, что будет принято в качестве решения Великого и Святого Собора Церкви, не может иметь места для какого-то сомнения ни у кого.

Профессор: Да. Н этот вопрос я уже дал ответ в моем Письме, говоря о том, что данное утверждение не имеет подтверждения в нашей Церковной истории. Характерным примером в данном случае является святой Максим Исповедник. И это не единственный случай.  Есть случай со свт. Марком Евгеником на лжесоборе во Флоренции. Эти доказывается, что одни человек дал ответ Церкви, а Церковная история его прославила и сделал святым в отличие от всех тех других, Императора, патриарха и всех тех других, которые принимали участие, и которые не представили позицию Церкви. Следовательно, как я сказал и прежде уже, это не вопрос числа, но это вопрос истины или не Истины. И Этого не следовало бы нам забывать, потому что какой-то иной вид или мера такого запугивания, непосредственной угрозы, о котором мы говорили ранее, а он имеется в тексте документа, не приемлет того факта, что в Церкви – а когда я говорю Церковь, то подразумеваю всю Православную Церковь – все не работает по- папски. Папа не является тем, кто превосходит Вселенские соборы, точно также как и здесь не существует никакого папы, который поставляется над всей иерархией нашей Церкви.

Однако вопрос не в этом. Вопрос состоит в том, что говорит этот Собор, когда он соберется. И наша Церковная история  упоминает и о Разбойничьих Соборах. Следовательно, критерий Церкви вовсе не в том, что соберется вся Православная Церковь, пусть даже и таким лучшим способом. Я  вам говорил то, что теоретически могли бы  сказать и все епископы, а один, два, три или немногие из них сказали бы что-то противоположное. Это не значат, что то, что будут говорить подавляющим большинством  епископом, является залогом Истины, и что сказанное ими, как бы то ни было, должно быть принято церковной полнотой. Нет, это вовсе не так. Критерием Истины является, если я вам об этом говорил, это «во всем последуя Святым Отцам».[2]

Методология

Мы в данном случае мы ведем речь о «придании законности» авторитету, силе этих решений,  а теперь мы скажем несколько слов о методологии Православной Церкви, с тем, чтобы мы могли бы увидеть, как работают Вселенские Соборы. То, что мы  видим в методологии этого Собора — нас возводят кратким путем к папизму. Вопрос состоит в том, если то, что принимается в качестве решения, то они относятся ли к тем диахронически существующим и утвержденным решениям Церкви. Епископы должны с точки зрения методологии сейчас говорить, прежде всего, об этой диахронической Истине, а потом говорить  о том, о чем будут говорить. А не самочинно ставить некий вопрос, словно она впервые поставлена в истории в силу своего происхождения, к чему, конечно же, оказываются привязанными епископы, как нынешние Отцы Церкви, чтобы на нем принять решения. Таких случаев в Церкви Вселенских Соборов не существует вообще. Однако же это станет более понятным и ясным в последующем соей слове.

Журналист: Думаю, что теперь достаточно удобное время, г. Профессор, чтобы нам затронуть немного те вопросы, которые предлагаются на обсуждение, или более того – чтобы говорить более верно – вопросы, которые будут поставлены на голосование. Потому что вы нам говорите, что эти вопросы были ранее обсуждены в прежние десятилетия, в конечном итоге оформились в документы, которые, в общем, были приняты. Так что, их можно пересчитать.

Профессор: Да. Прежде всего, следует нам сказать, что это не совсем так. Поскольку те, кто принимал прежде решения, это «назначенные» представители Поместных Церквей. И я говорю «назначенные» с таким намеком: что они работали согласно соборному  принципу, который гармонирует с Православием. То есть для того, чтобы созвать иерархов Поместных Церквей, чтобы они решали и передавали своему представителю решение Поместной Церкви, чтобы передать через него это решение Предсоборному Совещанию, которое проводит обсуждение решения. Далее Предсоборной Совещание возвращало обратно ей, то есть Поместной Церкви, итоговое решение для того, чтобы его вновь оценивала иерархия Поместной Церкви, чтобы, передать в дальнейшем координационному центру, которым является Вселенская Патриархия.

Я говорил о «назначенных» епископах. Скажите мне, являются ли они избранными Собором? Да, избранные, но они работают  в рамках соборного духа Православия. То есть они приехали на  V Предсоборное Совещание, проходившее с 10 по 17 октября в Шамбези в Женеве вместе с их Предстоятелями, а все вместе с тем, неким образом, это узаконили, т.е. что говорили их делегации, но без наделения властных полномочий со стороны самих иерархов своих Церквей. Этот метод напоминает Римо-католицизм и я бы сказал и главным образом теперь, афористически, что вся организация проведения Собора последовала  практике проведения II Ватиканского Собора. Хотя не является случайным тот факт, что и нынешний Папа самыми лучшими словами отозвался об этом грядущем Соборе Православия и имеет к нему самую лучшую благосклонность. А когда Православие слышит похвальные слова от Римского папы, то следует немного себя озадачить о намерениях этих его слов. Во всяком случае, со стороны православных должна быть проявлена некая настороженность, что, скорее всего, дело это не пройдет как надо, хорошо. Потому что если пойдет хорошо, а отсюда пойдет как-то православно, то всякое достойное похвал было бы в прошлом. С этим мы встречаемся в нашей Церковной истории, в особенности в истории Флорентийского собора.  Однако меня вы спросите, чьи эти вопросы, которые были официально определены V Всеправославным Совещанием.

Журналист: И потом нам скажите, г. Профессор, только ли эти вопросы, или пока будет рассматривать Собор?

Профессор: Официально существовала такая методология в установлении повестки дня. Но, некоему живому существу приходит предположение, что может произойти нечто, что делает вопрос как весьма важный. Например, для того чтобы предложить в самом начале нечто весьма логичное и, поскольку это становится вполне приемлемым со стороны большинства голосов, то этот вопрос будет обсуждаться.  Однако, прежде чем отказаться от возможностей некоего живого тела, думаю, не следует напоминать о православной жизни во Святом Духе. Однако же обойдем этот вопрос и приступим к тематике Собора. То, что было  опубликовано как вопросы для Собора, систематически обсуждалось на протяжении 55 лет, с 1961 года и до нынешнего года. Проводились эти Предсоборные совещания и т.д., и они определили эти вопросы и не только.  Были и другие вопросы, которые не вошли в этот каталог вопросов, потому что они были отвергнуты Поместными Церквами. Однако при каких условиях? Каковы они были? Каким образом в конечном итоге стали приемлемыми те вопросы, о которых мы знаем? Нам не известны деяния этих обсуждений. Они отмечены конфиденциальностью. Мне это напоминает нечто, в котором нет только православности. Мне не хочется это комментировать. Во всяком случае, это показало, что они не последовали прозрачности и чистоте Церкви. Это то нас и озадачивает. В то же время мне не хочется делать себя оценщиком и упрекать людей и вещи.  Напротив того, когда не следуют этой прозрачности, то рождаются вопросы. Почему когда следуют этой методологии, тогда конечно же становится понятно, то деле прибегают к светской помощи или религиозным высокопоставленным персонам,  таким как римо-католицизм, но при мирской ориентированности?

Вопросы Собора

Первым из этих вопросов является вопрос «Об Автономии и способе его провозглашения».

Другим является «Вопрос о Православной Диаспоре».

Третий вопрос это «Отношение Православной Церкви к остальному христианскому миру».   И он породил любопытные впечатления, которые указали на реальную его направленность и по вполне понятным причинам. То есть для того чтобы не вызвать по крайней мере внешних впечатлений, в конечном итоге пришли  к такой форме изложения, хотя содержание, как мы увидим в дальнейшем, вскрывает нечто чуждое, чужеродное  нашему Православному самосознанию.

Четвертый вопрос это «Миссия Православной Церкви в современном мире». Это вопрос Церкви, который, мы бы сказали, имеет некий законный характер.

Вопрос о посте

Пятым вопросом является «Важность поста и его соблюдение сегодня», я бы сказал – это интересная тема. Потому что кто оспаривает важность паста и его соблюдение сегодня? Только те, которые, скорее всего не имеют церковного мышления. Но у меня есть свой личный взгляд, что это саморазумеющиеся вещи и не было необходимости принимать решения о том, что понятно. Однако, вероятно не столь понятно. И это оказывается по большей мере странным, когда кто-то знает, как мы пришли к этому вопросу, когда какие-то иные мнения, иные предложения были отвергнуты ради того, чтобы в итоге принять решение почти что саморазумающееся.

Журналист: Да. Мы радуемся тому, что вы так говорите, потому что какие-то программы, я не хочу говорить, являются неким знаком.  Но, с другой стороны, вполне оправданно задаются вопросы. Да, но что нам скажет Всеправославный Собор? Что пост уже был в Раю, что пост установлен Христом, или что все каноны об этом говорят? Церковная жизнь сегодня известна в полной мере. Мы, православные, имеем домостроителя, нашего духовного путеводителя, который при необходимом случае во Святом Духе, с духовным рассуждением, которым он обладает, нам скажет как поступать правильно. Остальное будет ложью в любом случае. Это объективно справедливо для всех … Да, но в данном случае возникают вопросы. Таким образом, либо у нас возникают вопросы, либо же мы хотим в данный момент передать нечто иное? Эти вопросы, имеющие только мирской характер, как может кто-то считать, будут иметь успешное разрешение. Если их кто-то решит в несколько более новой перспективе, тогда этот вопрос не решиться только на Соборе. Что еще хуже, мы опасаемся, что есть вероятность того, что наше Православие будет унижено до некоего разбойничьего Собора. То есть это будет некий Собор, который не будет выражать сознание, диахронически, Православной Церкви.

Вопрос о браке.

Я завершу седьмым вопросом, которым является препятствия к браку…

Журналист: Брака священников или же брака в целом?

Профессор. Нет, брак в общем, который включает в себя и брак священников, и монахов. И здесь существует обширная литература, прежде, нежели мы сделаем наши выводы и заключения. Но и опять, в моем Письме мной дается критика одного доклада, в который т.е. необходимо  внести предложение что касается вопроса о смешанных браках Поскольку, ранее существовало правило, согласно которому, совершенно ясно и очевидно становится, что священнодействие такого смешенного брака не совершается. То есть не может быть  брака православного с инославным. И там говорится нечто «иное», что это «иное» является проблематичным для действия Святого Духа, поскольку если так говорит священный канон, то что «иное» может быть еще? В некоторых случаях делается предложение, что инославный заявляет о том, что его дети будут крещены и т.д., то тогда может быть совершено таинство брака. И я спрашиваю тогда, чисто риторически: а если же инославный не желает иметь детей, то разве может быть церковно узаконен брак? То есть разве происходит таинство во Христе и в Церкви? Инославного? Если он не хочет иметь детей, или же даже если он хочет иметь детей, проблема всеравно остается. Ибо разве есть общий знаменатель для узаконивания церковного брака? И разве так может говорить об этом Церковь? Это трюк. И это, я думаю, они могут предложить адвокатам. Но не Православие в том случае, когда в качестве титульного листа полагается правило Церкви, а тем более Вселенского собора.

Но эта проблема имеется в Документе. И так не должно быть, поскольку об этом говорит Вселенский собор. Этого не понимают, но это нами понимается и воспринимается и богословски и экклезиологически. Поскольку брак совершается во Христе и в Церкви, и возникает вопрос: как он будет совершаться во Христе и в Церкви, поскольку он (один и вступающих в брак) является инославным? Как можно войти в Церковь каким-то иным путем, и совершать таинство брака? Таинство вне Церкви не совершается. Оно совершается для верных в Церкви. Оно не совершается для неверующих. То есть, если такие вещи происходят, то говорю вам, что такие случаи не могут иметь поддержку на деле.

Журналист: Боюсь, г. Профессор, что эта формулировка – возможно, я и не правильно понимаю – допускает практику, которая у нас была до сего времени в Западном Православном мире.

Профессор: Да так. Вы верно это заметили. То есть, в то же время между верующими допускается некое зло, как отклонение, и оно делается достаточно открыто в некоторой степени. Это действительно случается. Мы не можем этого отрицать. Но опасно придавать законность тому, что не является правильным. Это тоже самое как сказать, что в каком-то христианском браке есть и одна наложница, то есть имеет место супружеская измена. Разве не существует христианского брака, когда такое случается? Да, случается, но в таком случае таким поступком, по своей сути, брак, по причине уклонения, становится недействительным. То неужели теперь и мы скажем, что поскольку таково наше время, что происходит и так и так, то давайте узаконим такое для некоторых случаев? Разве имеются случаи, когда приходится преступать заповедь Христа «не прелюбодействуй» и говорить «пойди и погляди.. уже он соблудил»?

Так, с помощью такой логики мы дойдем и до вопроса о гомосексуалистах. Неслучайно то, что этот вопрос обсуждался. Ибо настолько очевидно, что гомосексуализм является явлением противоприродным. Бог не создал гомосексуалистов.  Он не создал третий пол, согласно принятому общему мнению. Но симпатия является реалией, оказать помощь которой может кто-либо духовно, указать им на нее как на недуг, то есть на такой брак или на подобного рода вопросы. Но это уже делается с помощью канонов Церкви, то есть  совершается терапевтический подход в реальной ситации как к духовной болезни. Однако в некоторых случаях  нам не следует узаконивать случай этого духовного недуга, который не имеет биологический характер, но духовный. То есть, возможно ли дух лукавства сочетать с Духом Святым? Это абсолютно невозможно. Какая может быть связь «Христа с Велиаром»? Какая связь может быть «между светом и тьмой»? Да, именно поэтому Церковь является светом миру. Солью для земли..И естественно. Как метко говорит свт. Иоанн Златоуст, соль не используется для гнили, для гнилой пищи, но для здоровой. Умный да поймет.

Крещальное богословие

Журналист: Господин Профессор, вероятно в этом положении о препятствии в браке и о том, как могут состояться смешанные раки нам косвенно, но вполне очевидно придется признавать «крещальное» достаточно широко известное «богословие»? То есть, признаем ли мы minimum исполнением условия для брака, что и инославные имеют крещение?

Профессор: Смотрите, поскольку вы говорите о minimum, то я вам скажу, что в Церкви, преимущественно в догматических вопросах, существует много minimum. И этот вопрос не является исключением. То есть с тем, чтобы сказать другому, что он является крещенным, он говорит о величайшем вопросе, то есть что он обладает высочайшей честью быть членом мистириального тела Христа. То есть у него есть таинство. Потому что только через таинство человек может сочетаться со Христом. Следовательно, все становится саморазумеющимся. После этого как крещенного человека можно увести от причастия Телу и Крови? Так мы смотрим на таинство Крещения, так как мы являемся собранными в нашей Традиции. Человек крестится, миропомазуется, приемлет благодать Святого Духа и причащается.  Решен вопрос жизни. Он обделает полнотой вещей. В Православной Церкви невозможна избирательность — быть или не быть христианином.

Границы Церкви достаточно ясны и они совпадают с ее каноническими границами и с ее харизматическими границами. Не может кто-то иметь немного Святого Духа… Очень часто, когда я веду беседы, меня об этом спрашивают: Разве Западные (христиане) не имеют немного благодати? И я отвечаю, мы, верующие, не имеем немного благодати. Согласно свт. Григорию Паламе. Полнота Божества телесно имеется только во Христе. Мы же «от полноты Его восприяли…». Это немного благодати означает и немного света, который мы принимаем от Христа, и я как доматист говорю с уверенностью об этом,  не только исходя из теоретических моих аргументов, а на основе и практического опыта.Т.е. сами инославные уверяют, что эта благодать, большая или малая, меня это не занимает, является тварной.Западные говорят, в данном случае, правду о том, что они имеют, то есть для них благодать является тварной. И так ее называют не потому, что они этого заслужили, но таково догматическое их учение, которое означает, исходя из последних исследований и анализа, что западные христиане не имеют опыта нетварной благодати, то есть у них нет мистического опыта. А это именно то, что нас делает непосредственно общниками и персонально с Богом, т.е. с нетварным Божеством, Которое мы не  хватаем, поскольку мы добры или потому что мы делаем добрые дела, а потому что мы причащаемся таинственным образом Божественной жизни.  И первым вводным таинством является Крещение.

И не может существовать такое некое «Крещальное богословие». Сейчас  мы говорим о римо-католиках. Имеют ли они крещение или нет? Мы сразу делаем вставку. И скажем, что они не имеют образа Крещения. У них есть окропление или обливание человека водой. У них обрызгивание. То есть, у них нет троекратного погружения, которое, как нам говорит апостол Павел, является смертью, свидетельством, исповеданием того, что мы умираем для греха и воскресаем жизнью воскресшего Христа. То есть они, Западные христиане, даже не хранят внешнего образа таинства Крещения.

Что касается Святой Троицы. То это иной Бог у них. F­i­l­i­o­q­ue, согласно свт. Григорию Паламе, я говорю в данный момент научно, является привнесенным учением в веру Западных христиан. F­i­l­i­o­q­ue уничтожает несотворенный характер Святого Духа и делается сотворенным. В дальнейшем я не хочу делать обширный анализ этой проблемы, и именно теперь. Так, западные христиане вошли в тварное посредством нетварного. Хотя Западные, утверждая, что благодать Крещения является созданной, они, тем не мене, делают такие вещи, которые противоречат друг другу. Они утверждают, что тварная, созданная энергия исходит от нетварной реальности. Поэтому что благодать Божия явлеятся чем-то., что относится только к нам, а сама по себе она является природной энергией Троичного Бога.

Итак, как мы можем принять «Крещальное богословие»? Например, кто-то верит в Бога, о котором он говорит, что Он есть Три Лица. Но это еще не означает, что такой человек православный. Также, если кто-то, когда он отчасти имитирует таинство Крещения, мы не можем сказать, что он совершает таинство Церкви, поскольку он пребывает вне Церкви и принимает иные, разные еретические искажения, то есть иные догматы тех, которые, так или иначе, оторваны от Церкви. Так не должно происходить. Почему? Потому что в таинствах священнодействуюемых является Христос сам, как Сама Истина. Когда ты что-то отымешь от Истины, которая не имеет в самой себе ничего лишнего, то ты оказываешься вне Истины, а в дальнейшем и вне Церкви. И об этом говорю не я, об этом говорят Деяния Вселенских Соборов. Каждый еретик так делал, и  он оказывался вне Церкви.

Журналист: Думаю, г. Профессор, мы на сегодня получили достаточно информации, но мы хотели бы оставить весьма важные стороны вопроса, которые нам следовало бы обсудить, на потом, потому что я уверен, что вопросы эти крайне даже важны. Сегодня у нас было введение в проблематику. И вас просим удостоить нас такой чести, но и великой радости также, продолжить эту беседу ради всех нас.

Профессор: Думаю, что в этом не радость, а обязанность, потому что иначе мы оставляем без ответа многие вопросы. И это весьма правильно, чтобы всем дожидаться того, что нас столь открыто интересует.

Журналист: Мы вас благодарим.

часть 2 следует

перевод выполнен интернет-содружеством «Православный Апологет» 2016г.


[1] οἱ χορ­δές σέ μιά κι­θά­ρα
[2] ἑ­πό­με­να τοῖς Ἁ­γί­οις Πα­τρά­σι

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (1 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Дорогие отцы, братья и сестры!

Просим ваших святых молитв за новопреставленного р.Б. Леонида.

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924