Ожидания самые тревожные… Сергей Халин1 min read

«Великий и святой» антисоборВ среде православных (и не только) не утихают споры по поводу гаванской встречи и грядущего в июне с.г. Всеправославного Собора. Публикуются открытые обращения в адрес Святейшего Патриарха, Архиерейского Собора, Синода от разных сообществ. Выходит масса статей, авторы которых разделились на «котов-баюнов» и «ревнителей не по разуму».

Целью этой работы не является подлить масла в огонь разгорающегося спора или призвать кого либо «к топору». Мне бы хотелось рассказать о некоторых нерешенных вопросах (и старых и новых) внутри Церкви, из-за которых в принципе стали возможны подобные споры.

Постараюсь насколько возможно кратко рассказать о структуре управления Церковью, Соборах и соборности в историческом контексте.

С тех пор как появились христианские государства, а во главе их стали христианские правители проблема взаимоотношения Церкви и государственной власти вышла на качественно новый уровень. Сложилась ситуация, в которой с одной стороны, Церковь подчинена гражданским законам, с другой — правитель государства, как христианин — подчинен законам Церкви. Вопрос главенства не решен до сих пор. Среди богословов нет единого мнения, по разному сложились и традиции: Восточная и Западная.

В Западной традиции — изначально признавалось главенство духовной власти над светской, и обусловлено это римско-католическим учением и практикой, получившей наивысшее развитие в XI-XIV веках. В историографии это явление получило название — папоцезаризм. Основанием это явление имеет догмат примата папы. Признание непогрешимости папы, неизгладимости благодати священства (даже если священник уклоняется в ересь и раскол) и прочих заблуждений привело к разделению на «церковь учащую и учащуюся». Что, в свою очередь, сделало принципиально невозможным, имевшее место с апостольских времен, участие мирян в управлении Церковью и рецепции всей полнотой поместной Церкви принимаемых епископами управленческих решений — т.е. разрушен сам принцип соборности (о котором ниже). В результате принципиальных догматических разногласий римско-католическое учение признано ересью (определением Поместного Собора Русской церкви 1620 г. и большого Поместного Собора греческой церкви 1848 г). Римская католическая церковь (РКЦ), в свою очередь, всю Восточную кафолическую (Соборную) Церковь признала схизмой. Вся история взаимоотношений православных и римо-католиков — это не прекращающийся ни на минуту поход РКЦ против Восточного православия.

В Восточной традиции сложилась противоположная традиция — цезарепапизм. Причем, в отличии от папских претензий на светскую власть, власть православного Царя, как епископа внешних дел, над архиереями не была абсолютной. Православный Царь был подчинен Богу в лице полноты Поместной Церкви — Поместному Собору. После теократии, это единственная идеальная модель взаимодействия Церкви и государства — то, что называется симфонией властей. И обусловлена она, во-первых, церковными канонами, которые прямо запрещают духовенству вдаваться в мирские управления — и уже поэтому Церковь не может главенствовать над царством. Кроме того, Церковь считает, что царская власть установлена Богом и Царь имеет на управление государством дары Святаго Духа:

«11. Помышляющим, яко православные Государи возводятся на престолы не по особливому о них Божию благоволению и при помазании на царство дарования Духа Святаго к прохождению великого сего звания на них не изливаются: и тако дерзающим против их на бунт и измену: анафема» (после 1917г. этот святоотеческий текст, как и многие другие из богослужебных книг вымаран еретиками-цареборцами).

Во-вторых, практической необходимостью. Не имея контроля над епископами православному императору просто невозможно руководить государством, в котором Церковь имеет абсолютное влияние на всё — формирование этических и юридических норм, на систему образования и пр..

Выстраивалась интересная схема подчинения. С одной стороны, инициативу созыва церковных Соборов усвоили себе православные императоры: «С тех пор, как императоры сделались христианами, от них начали зависеть дела церковные и по воле их бывали и бывают великие Соборы» (Сократ Схоластик «Церковная история»). С другой — юрисдикция этих Соборов вполне распространялась и на государственные институты. Так Стоглавый Собор, созванный Царем Иваном IV Грозным в 1551г., запретил светским судам судить духовных лиц. Справедливости ради, следует отметить, что в 1490г. во времена правления великого князя Ивана III Собор созывался по требованию священноначалия.

Патриархи избирались на Поместных Соборах. Кандидаты во епископы и священники избирались в соответствии с древней традицией Церкви — народом Божиим. Соборы — Владимирский (1274), Виленский (1509) и Стоглавый (1551) — выработали ряд мер к тому, чтобы преградить доступ к занятию священнических мест лицам порочной жизни, малограмотным и несведущим. Согласно постановлениям этих Соборов, епископы производили испытания, или «обыски», кандидатам на священническое или епископское место. «Обыск» проходил в присутствии духовного отца кандидата, иных духовных лиц и представителей самых уважаемых из мирян. Если епископ или епископы находили кандидата достойным, то хиротония проходила в том приходе или на той кафедре, куда рукополагался будущий священник или епископ. Мирянам, в обязательном присутствии тех, кто участвовал в «обыске» задавался вопрос «Аксиос?» (достоин?).

Закончилась эта русская симфония на Петре I. Аргументом отмены Петром I патриаршества, явилось устранение возможности вырасти «русскому папе».

Здесь надо отметить, что эти опасения имели под собой серьезные основания. Так само обретение автокефалии Российской Церковью в 1448г. было связано с попыткой утвердить над Россией действие флорентийской унии и власть папы.

От Русской митрополии эту Унию подписал митр. Исидор. Когда еретик Исидор в Успенском соборе Московского Кремля вышел служить в кардинальском облачении, Великий князь Василий II Тёмный приказал его арестовать — фактически, даже не являясь Царем, осуществил акт цезарепапизма. И Русь участи Византии избежала. Но не вся.

На Юго-Западной Руси, которая тогда еще была под поляками — епископы вошли в унию с Римом — это т.н. Брестская Уния (1596г.). В результате православие там было объявлено вне закона, и четверть века продолжались жесточайшие гонения на православных (описано, например, Н.В. Гоголем в «Тарасе Бульбе»). В это время много разного случалось, например, казаки Сагайдачного ходили на Москву против молодого Русского Царя Михаила Романова. Затем, разобравшись, где и кто враги на самом деле, замирились с Царем и фактически на казачьих саблях вернули православие в Киев. Это пожалуй единственный случай в истории, когда миряне (казаки) изгнали своих епископов-еретиков.

Затем дважды русские патриархи объявляли себя «Великими Государями всея Руси» (патриархи Филарет Никитич и Никон) — по сути тоже совершали канонические преступления.

В итоге Царь Петр отменил патриаршество и подчинил себе Синод. В наступивший Синодальный период кандидаты во епископы стали назначаться Синодом, во священники — епископами. Поместные Соборы с тех пор не проводились.

И только спустя два века, 14 января 1906 года Святейший Правительствующий Синод с высочайшего разрешения Царя Николая II, принял решение о создании особой комиссии — Предсоборного присутствия с целью созыва Поместного Собора для проведения церковной реформы — возвращения утраченной при Петре I соборности и патриаршества. И вот когда подготовка к Собору практически завершилась, и наше многострадальное Отечество оказалось на пороге восстановления древней традиции Церкви и симфонии властей, в феврале-марте 1917 года случилась совершенно вероломная вещь — попытка не просто избавиться от подчинения царской власти, но уничтожить и само Самодержавие. Члены Синода вступили в сговор с заговорщиками из Думы и пообещали поддержать свержение Самодержавия. Примечательно, что это случилось спустя всего несколько дней после того, как каждый из них читал приведенное выше анафематствование в неделю Торжества Православия. И вот уже с каждого амвона на Руси объявили свержение Русского Царя волей Божией, чем фактически благословили разрушение Российской Империи и восхождение нашего народа на Русскую Голгофу.

Божьим чудом в это страшное время явилось проведение подготовленного Всероссийского Поместного Собора, открывшегося на праздник Успения в 1917 г.:

«Основная задача Священнаго Собора, это — положить начало возстановленію въ жизни нашей Церкви и нашего Отечества исповѣдуемой нами въ 9-мъ членѣ Символа вѣры, но въ жизни пренебреженной и подавленной соборности. Если мы исповѣдуемъ Церковь соборною и апостольскою, а Апостолъ опредѣляетъ ее какъ тѣло Христово, какъ живой организмъ, въ которомъ всѣ члены находятся во взаимообщеніи и соподчинены другъ другу, то, значитъ, такая соподчиненность не чужда началу соборности, и соборность не есть полное равенство одинаковыхъ членовъ или частицъ, а содержитъ въ себѣ признаніе личнаго и іерархическаго началъ».

На первой же сессии Собора была возвращена традиция Церкви установленная апостолом Петром, когда в присутствии Божией Матери одиннадцать апостолов со своими учениками (около 120 человек) избрали двух кандидатов вместо Иуды Искариота. Осознавая свое несовершенство, дальнейший выбор предоставили Богу: «Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи из сих двоих одного, которого Ты избрал» (Деян. 1: 15-26). Другими словами — на этой сессии Собора было восстановлено каноническое право участия мирян в избрании кандидатов во священство, и уже из избранных народом Божиим кандидатов Богом был избран патриарх. Кто дерзнет назвать это избрание «демократией в Церкви»?

Вскоре против вновь обретенного патриаршества начало набирать силу «обновленчество» и «живоцерковство» из ушедших в раскол епископов. При активной поддержке большевиков раскольники-обновленцы провели свои «поместные — волчьи — соборы» в 1923 и 1925 годах, пытаясь поставить Церковь под свой контроль. Не получив поддержки народа и большей части епископата, обновленцы в конечном счете лишились и помощи властей. В итоге Всероссийский Поместный Собор 1917-1918г., который сейчас пытаются всеми силами выставить как «либеральный» или «демократический» (а он действительно некоторыми силами готовился как либеральный и демократический), — в итоге стал не только первым с 1698г., но и последним до сего дня действительно Поместным Собором на Руси — образцом Русской Соборности. Чтобы убедиться, что это действительно так, достаточно изучить его постановления, или хотя бы прочесть свидетельство о Соборе его участника, митрополита Евлогия:

«В эти кровавые дни в Соборе произошла большая перемена. Мелкие человеческие страсти стихли, враждебные пререкания смолкли, отчужденность изгладилась. Собор начал преображаться в подлинный церковный Собор, в органическое церковное целое, объединенное одним волеустремлением — ко благу Церкви. Дух Божий повеял над собранием, всех утешая, всех примиряя».

Полнотой Русской Церкви — поместным Собором — было принято определение о структуре управления:

«В Православной Российской Церкви высшая власть — законодательная, административная, судебная и контролирующая — принадлежат Поместному Собору, периодически, в определенные сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян».

До сих пор это определение не может отменить никто. По той простой причине, что все последующие т.н. Поместные Соборы — при всем уважении — нельзя считать Поместными. На самом деле это были Архиерейские Соборы закамуфлированные под Поместные. После 1917г. миряне в принципе лишены возможности хоть сколько-нибудь полномочногопредставительства на Поместных Соборах. В Уставе РПЦ вообще не предусмотрена процедура избрания мирян на Поместный Собор. А само участие мирян в структуре управления Церковью доведено до абсурда. Ну с какой стати епархиальный массовик-затейник Костя представлял всех мирян Ярославской Митрополии на последнем т.н. «Поместном Соборе» 2009г.?

И вот в 2013г., уже без никому не нужной и, на мой взгляд, постыдной для архиереев маскировки под Поместный Собор, архиерейский Собор «уточнил полномочия Поместного Собора» и взял всю полноту власти в Церкви в свои руки, отныне:

«Архиерейскому Собору принадлежит высшая власть в Русской Православной Церкви в вероучительных, канонических, богослужебных, пастырских, административных и иных вопросах, касающихся как внутренней, так и внешней жизни Церкви».

Но памятуя известное высказывание св. Феодора Студита: «Не всякое собрание епископов есть Собор, а только собрание епископов, стоящих в Истине» — остаюсь при своем мнении — подчиненный орган, не может отменить решение вышестоящего — решение Всероссийского Поместного Собора 1917-1918г.г.

Примечательно, что несмотря на то, что с избранием патриарха окончился т.н. Синодальный период — право назначения (и перемещения) Синодом епископов введено вновь, и сохраняется поныне. Иначе говоря, вопреки канонам, из процедуры избрания священства удален не только народ Божий, но и Бог. Установлена обыкновеннаякооптация — самостоятельное пополнение организацией своего состава без обращения к органу, установившему ее первоначальный состав.

А вообще, должны ли миряне участвовать в церковном управлении и нужно ли это? Постановление Собора говорит однозначно: «Епархиальный архиерей, по преемству власти от святых апостолов, есть Предстоятель местной Церкви, управляющий епархией при соборном содействии клира и мирян».

Зачем нужно это «соборное содействие клира и мирян»? Разве не обладают архиереи полнотой власти в церковном управлении? Обладают, но условно. Условно потому, что несмотря на то, что архиерейские решения обязательны к исполнению — полностью законную силу они обретают лишь после последующей поверки Поместным Собором. Это один из основных принципов по которым Церковь признает их за свои или отвергает — принцип рецепции. Эта проверка необходима именно потому, что мы не католики, и у нас нет деления на «церковь учащую и учащуюся», нет догмата о непогрешимости архиерея, хоть бы он и патриарх. Поместный же Собор это не просто собрание епископов, священников, монашествующих и мирян — это уже Церковная Полнота, на которой присутствует Глава и Создатель Церкви — Господь. Именно Его кощунственно не замечают те, кто называет присутствие мирян на Поместных Соборах — демократией. То же и относительно принципа выборности священства и епископата. Здесь в доказательство отмены этого древнейшего правила Церкви, закрепленного первым Вселенским Собором в Никее приводят Правило 13 Лаодикийского Собора: «Да не будет позволяемо сборищу народа избирати имеющих произвестися во священство». На самом деле это заблуждение, здесь имеет место неточность перевода — «не сборищу народа», а охлосу. Охлос — это люди не имеющие политических прав или пораженные в правах: несоврешеннолетние, не граждане, рабы, осужденные, бомжи и пр.

Как мы видим, этот принцип рецепции после Поместного Собора 1917-1918 г.г. не работал, а после архиерейского Собора 2013 — упразднен полностью. Церковная полнота заменена архиерейским Собором или, как писали в одном из обращений: «подменена«коллективным папой»« (при известной харизме Святейшего, может и не «коллективным»). И уже можно констатировать факт: в иерархии подчинения «архиереи — Царь — Поместный Собор — Бог», теперь остались только «архиереи». Принцип избрания священства не работает и механизмов для его работы нет. Мы вновь имеем «в жизни пренебреженную и подавленную соборность».

Теперь, мы плавно подошли к еще одному так же не разрешенному вопросу — экуменизму. Несмотря на то, что экуменизм был отвергнут на Московском Всеправославном Совещании в 1948 г., это явление немногим позже получило широкое развитие.

Под экуменизмом подразумевают условно три разных явления:

1. Общение христианских конфессий без изменения догматов и без объединения в одну «церковь» (к сожалению, этим определением, чаще всего пытаются прикрыть следующие два)

2. Объединение христианских конфессий в одну «церковь» с изменением догматов.

3. Объединение вообще всех религий в одну.

Серьезное развитие экуменического движения в нашей стране было начато митрополитом Никодимом (Ротовым). Известен владыка Никодим тем, что был активным сторонником сближения с РКЦ, стал инициатором вступления в 1961г. Русской Православной Церкви во Всемирный совет церквей (ВСЦ). Митрополит Никодим активно проводил кадровую политику: отобрал и рукоположил во епископы много молодых людей, среди которых и нынешний патриарх Кирилл. Впоследствии эти епископы составили когорту т.н. «никодимовцев», достаточно сплоченную группу епископов связанных мировоззрением, сформировавшимся под влиянием митрополита Никодима. Так же и повестка дня упомянутого выше грядущего Всеправославного Собора в большей степени была разработана еще при нем. Уже тогда предлагалось внести догматические изменения, в частности, новое «определение понятия догмата по взглядам Православия», а также пересмотр авторитета «Символических текстов в Православной Церкви», в частности Катехизиса. Отмены части постов, переход на новый стиль календаря, экуменизм и пр. Показательна смерть владыки Никодима — у ног папы Иоанна Павла I, 5 сентября 1978г.

Широко известны экуменические, именно в том 3-ем значении, высказывания патриарха Кирилла в бытность его еще митрополитом в 1991г в Канберре. В разное время разные люди выступали против с открытой критикой. Например, небезызвестный бывший епископ Диомид в 2007-2008 г. поднял вопросы по экуменизму, предательству Царя, созыву Поместного Собора. Тогда он получил широкую поддержку от многих десятков, а может сотен тысяч горячих голов. И получил бы еще большую, но те, кто мудрее, заняли выжидательную позицию: «как он себя дальше поведет?» — и не ошиблись. Когда его претензии должен был рассмотреть Архиерейский Собор — он туда не приехал (будто бы по болезни). Не приехал и на заседание Синода через 2,5 месяца. Диомид проклял и патриарха Алексия II, и митрополита Кирилла (Гундяева), и епископов предавших Царя в 1917г. — и ушел в раскол. Фактически предал всех тех, кто его поддержал и готов был поддержать. Примечательно, что сейчас те, кто тогда громче всех его критиковал — прот. Всеволод Чаплин и дьякон Андрей Кураев, оказавшись в опале, поднимают на флаг, по сути, те же вопросы из того же списка.

Затем эти же вопросы в 2010г. задавали верующие Молдавии и монахи Почаевской Лавры Украины. Были опубликованы специальные обращения. А молдавским экзархом даже была направлена официальная делегация в Москву. Их тоже пытались обвинить в раскольничестве, и даже туда — в раскол, вытолкнуть. Для этого была устроена целая спецоперация с провокациями Кураева — но тщетно. Никакого раскола. Вопросы подтвержденные видеодоказательствами остались. В итоге дело просто спустили на тормозах.

Были и другие, кто задавал эти вопросы, а затем поодиночке или целыми приходами уходили из РПЦ.

Какое это все имеет отношение к тайно подготовленной встрече патриарха и папы прошедшей на Кубе? К Всеправославному Собору, намеченному на 19 июня 2016 года, на греческом Крите — решения которого, видимо, уже тоже подготовлены и тоже без публичного обсуждения? К готовящимся втайне катехизису и иным документам? Возможно, что — прямое, а может это очередная иллюстрация к песне И. Растеряева: «Запомните загадочный тактический приём // Когда мы отступаем — это мы вперёд идём!»?

В любом случае, время манифеста князя Острожского: «Наши мнимые пастыри, митрополит с епископами, претворились в волков, и, отвергшись единой истинной веры святой Восточной Церкви, отступили от наших вселенских пастырей и учителей и приложились к западным…», — еще не пришло. И ни «алармизм», ни «убаюкивание» — не способствуют трезвому взгляду на происходящее. Но анализируя текущие события и памятуя приведенный исторический контекст — ожидания самые тревожные.

ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,00 out of 5)
Загрузка...

3 комментария на “Ожидания самые тревожные… Сергей Халин1 min read

  • Михаил Ершов:

    В крайности не нужно впадать. Мне лично некоторые призывы псевдостарцев и младостарцев (в том числе бывшего Авеля) так же чужды как и невозмутимое спокойствие раболепствующих наемников в сане и «патриотов-черносотенцев-охранителей» с РНЛ и других ресурсов. Апостасию не остановить, но кое-какие события могут быть отсрочены на некоторое время. Всё в руках Божиих. А молчать нельзя: мы словом и делом на каждый час должны исповедовать нашу Православную веру, чтобы Господь продлил нам время для покаяния и спасения. Если же т.н. Святой и Великий Собор состоится в намеченный срок, не стоит отчаиваться: злочестивые решения экуменистов и извращенцев всякого рода и племени для верных христиан — ничто. С нами Бог, Пресвятая Богородица и все святые Божии! С их помощью и силою Честнаго и Животворящего Креста победим супостатов!

    • Сергий:

      Сильно! Как здорово ты всех их (и младо… и псевдо… и в сане… и черносотенцев с патриотами) приземлил! И указал этим убогим с кого «лично» пример надо брать. Всё четко, без дураков: все ярлыки развешены правильно. Затем немного пованговал, прикрывшись Богом, Пречистой и Крестом — и теперь ты реально крутой парень!
      Только причем здесь данный текст? Где контраргументация?
      Позволь угадаю: ты самоутверждаешься, тебе уже 14, ты получил паспорт и теперь ты уже реально взрослый, по-настоящему?
      Ошибся?
      Может вам 40 и вы в прелести?
      Или за 70 и Вы в маразме?

      • Михаил Ершов:

        Сергий, тебе близки по духу диомиды и авели, карамышевы и шумские, степановы и душеновы? Наверное, нет. Мне — точно нет. Не нужно гадать и раздражаться без всякого повода. Слава Богу, время к покаянию еще есть, несмотря ни на какие события и «самые тревожные ожидания». Спасайся, брат!

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924