КРУГЛЫЙ СТОЛ: Православный катехизис: прошлое1 min read

Границы и условия для успешного проведения Святого и Великого Всеправославного собораНа прошедшем 2–3 февраля с. г. Архиерейском соборе председатель Синодальной библейско-­богословской комиссии, глава Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион представил проект текста нового катехизиса. Сообщалось, что архиереи определили процедуру дальнейшего обсуждения книги на общецерковном уровне.

Являясь чадами Русской Православной Церкви, мы не можем обойти молчанием столь важную проблему. «ПК» решил провести ряд бесед – круглых столов по теме «Православный катехизис: прошлое, настоящее, будущее».

В сегодняшнем обсуждении, посвященном истории вопроса, приняли участие наш постоянный автор священник Михаил Новиков, преподаватель церковной истории Александр Мирошниченко и журналист Максим Бойко.

М. Бойко:  Прежде всего, давайте предоставим читателям общие сведения: что такое катехизис, каково значение этого слова, что известно о первых катехизисах и дальнейшем развитии этого жанра христианской вероучительной литературы. Батюшка, Вам слово!

О. Михаил:  В переводе с греческого языка «катехизис»значит «оглашение» или «устное наставление». С первых веков христианства катехизисами называли сочинения, содержащие начальное учение о Православной вере, преподаваемое церковным чадам. Прекрасный пример такого труда – «Огласительные беседы» святителя Кирилла Иерусалимского. И в наши дни каждый православный может смело знакомиться с истинами святой веры по этому произведению. Кстати, в XIX веке, когда еще не был издан катехизис святителя Филарета (Дроздова), книги святого Кирилла по благословению Святейшего Синода распространялись по епархиям нашей Церкви как пособия для оглашения.

В средние века катехизис приобретает значение некоего образца, с которым богословы должны были сверять свои догматические воззрения. Митрополит Макарий (Булгаков) пишет:«Все неправославные христиане, жившие в Литве и Польше, имели свои катехизисы; одни православные не имели своего, т. е. не имели такого руководства, данного Церковию, которым бы могли поверять свои мнения о догматах веры и которого могли бы держаться в своих спорах с иноверцами».

А уже святитель Филарет Московский в своем творении дает следующее определение:«Православный катехизис есть наставление в Православной христианской вере, преподаваемое всякому христианину для благоугождения Богу и спасения души».

Катехизисы бывают разными, в зависимости от цели составления и предполагаемой читательской аудитории…

А. Мирошниченко:  Хочется раскрыть некоторые детали. Вы процитировали слова митрополита Макария о том, что все еретики, жившие в Литве и Польше в XVI веке, в отличие от православных, имели свои катехизисы. Это очень важный момент. До указанного времени православные пользовались в целях оглашения древними святоотеческими исповеданиями и изложениями веры, обличавшими прежние ереси. Наряду с этим они имели и некоторые сочинения против латинских заблуждений. Но в XVI веке на Западе произошла т. н. Реформация, в результате которой от католичества отделилось сообщество протестантов, затем раздробившееся на многочисленные секты. Далее, умножаясь и на Западе, и на Востоке, протестанты развернули ожесточенную полемику с папистами и между собой – секта с сектой, а также с православными. В связи с этим возникли новые догматические споры и заблуждения. И протестанты, и латиняне посчитали нужным составить подробные разъяснения своих учений, т. е. катехизисы. Таким образом, имевшиеся в распоряжении православных древние источники уже не в полной мере удовлетворяли нуждам верных, поскольку там не содержалось прямых ответов на новые проблемные вопросы, не разбирались современные заблуждения. Начались попытки создания необходимой книги.

Одним из первых приступил к этой работе проповедник Виленского братства Стефан Зизаний. К сожалению, по той причине, что за основу он взял лютеранский катехизис, в его труде присутствовали некоторые заблуждения протестантов. Другим автором стал брат Стефана – священник Лаврентий. Его опыт оказался более успешным и даже был рассмотрен в Москве. Проанализировав эту работу, ближайшие помощники Патриарха Филарета нашли ряд ошибок, связанных с латинской и монофизитской ересями. Отец Лаврентий смиренно признал заблуждения и согласился с исправлениями. Его труд напечатали, но тираж был ничтожно малым и широкого распространения не получил, поскольку Предстоятель не без основания опасливо относился ко всем сочинениям из Западно-­Русской митрополии.

Указанные неудачи происходили именно потому, что авторы не имели в распоряжении проверенного православного пособия, надежного руководства в догматических вопросах. Между тем, глумясь над православными, латиняне и униаты укоряли их, говоря, что они не могут дать отчета в своей вере и уклоняются в протестантские мудрования. Актуальность проблемы сохранялась.

Следующую попытку сделал епископ Мелетий (Смотрицкий), уклонившийся впоследствии в униатство. Закономерно, что в его катехизисе также наблюдались униатские заблуждения. Примерно в то же время появился катехизис Александрийского Патриарха Кирилла (Лукариса), в котором повторялись ошибки Стефана Зизаниия. Протестанты, воспользовавшись этим, дополнили его другими ересями и издали под именем православного иерарха. Константинопольский Собор 1640 года осудил это сочинение и его автора, справедливо не указав конкретного имени. Однако правильного и подробного изложения веры, которое бы показывало, как учит Православная Церковь и в чем отличие ее учения от современных ересей, так и не было создано.

Наконец, выдающийся иерарх святитель Петр (Могила), митрополит Киевский, Галицкий и всея Руси, приняв во внимание многочисленные опыты предшественников, составил чаемый катехизис. Этот труд, одобренный на Поместном Соборе Киевской митрополии 1640 года, был главным руководством в православных духовных школах на протяжении трех веков. Ну, а следующим шагом стала уже гениальная книга святителя Филарета (Дроздова), более лаконичная и выверенная с точки зрения Божественного Откровения.

М. Бойко: Александр Николаевич, если можно, расскажите, пожалуйста, подробнее о катехизисе митрополита Петра (Могилы).

А. Мирошниченко:  Время, когда святитель начал работу над этим сочинением, точно не установлено, но в 1640 году «Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» уже было написано, и, как я уже отметил, для его рассмотрения и утверждения святой созвал Поместный Собор Киевской митрополии. Стоит обратить внимание на весьма актуальное и в наши дни содержание пригласительной грамоты, адресованной святителем всему духовенству и братствам: «Немало прошло времени, как вся Православная Церковь Русская, будучи подвержена сильному гонению от отступников, поставлена в невозможность отдалить от себя хищных волков, чтобы православные и послушные сыны Восточной Церкви не имели никакого с ними обращения по делам веры. Оттого многие православные, одни по неведению, другие от частого присутствия при их поучениях и богослужении, чрезвычайно исказили себя, так что трудно распознать, подлинно ли они православные или только по имени, а иные, не только светские, но и духовные, совсем отставши от Православия (о, сжалься над сим, Боже!), пристали к разным богомерзким сектам. Оттого сан духовный и монашеский пришел в нестроение, и настоятели, предавшись нерадению, не только не заботятся нимало о порядке, но и во всем далеко отдалились от древних Отцов. Таким же образом и в братствах, отвергши ревность своих предков и поправши нравы, каждый хочет своего и делает по­своему. Словом, вся наша Церковь Русская – не в догматах веры (которые содержатся нерушимо), но в обычаях, относящихся к молитве и благочестивой жизни, – весьма повреждена. Взирая на это смущенным оком и со скорбным сердцем, мы всегда заботились, как бы то могло быть исправлено и доведено до обычаев древних предков наших, при которых благочестие воссияло. Особенно же со времени архиерейства нашего, чрез которое всемогущий Бог поставил нас первенствующим пастырем в Церкви Русской, нет для нас ничего милее, как видеть в наших духовных овцах при вере Православной и пламенное усердие к молитве, и жизнь христианскую. А этого, по нашему разумению, не иначе достигнуть можно, как только чрез Собор, на который прибывши, как наши сослужители архиереи, так и другие честные духовные отцы, достаточно просвещенные в догматах веры и испытанные в благочестивой жизни, усердно, с призванием Духа Святаго, совещались бы и приложили труд и старание о том, чтобы вся Церковь наша Русская во всем вышесказанном могла быть достойно исправлена и доведена до своего древнего благолепия…»

На Соборе был прочитан текст катехизиса, и после дискуссии о спорных моментах иерархи внесли в него необходимые поправки. В том же году труд святителя читался и на Соборе в Яссах при участии представителей Восточных Православных Церквей и, также обогатившись некоторыми изменениями, в новом варианте был одобрен Константинопольским Патриархом Парфением и другими Восточными Предстоятелями. А окончательное признание в качестве выражения веры всей Вселенской Православной Церкви «Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» получило на Соборе в Константинополе 11 мая 1643 года. С тех пор и вплоть до 19 столетия оно оставалось главным катехизическим пособием в нашей стране.

Составленный на его основе «Пространный катехизис» святителя Филарета, принятый в Русской Церкви во второй половине XIX века, столь широко не обсуждался. Поместные Соборы для его утверждения не созывались, да в то время и не имелось такой возможности. Труд Святого Отца был рассмотрен только русскими богословами и утвержден Святейшим Синодом для использования на канонической территории Российской Церкви, которая, впрочем, охватывала до 90% всего православного мира.

О. Михаил: Достойно внимания и благоговения православное соборное сознание святителя Петра. Из зачитанного Вами послания становится понятно, что он видел в духовенстве и членах братств прежде всего своих сослужителей и помощников в деле сохранения чистоты святой веры и старался привлечь к нему как можно больше участников. Святитель Петр не мыслил себя князем Церкви и единоличным главой, но искал совета и содействия всех ее членов.

Увы, ныне положение дел в церковной жизни далеко от этого идеала. Наша иерархия зачастую не желает прислушиваться к конструктивной критике православного духовенства и мирян, как будто мы трудимся не на одной ниве и не являемся членами единого церковного организма. Архиереи решают многие важные вопросы в узком кругу, доступ в который открывают, судя по всему, не святость жизни и строгая приверженность Православию, а, скорее, полное согласие с экуменическо­-обновленческой линией наиболее влиятельных собратьев, наличие определенных богословских воззрений, которые отнюдь не безспорны…

М. Бойко:  Мне кажется, нужно подчеркнуть и четкое осознание святителем Петром (Могилой) предназначения катехизиса – обличить еретиков, лукавством уловляющих души чад Божиих в погибель: «Немало прошло времени, как вся Православная Церковь Русская, будучи подвержена сильному гонению от отступников, поставлена в невозможность отдалить от себя хищных волков, чтобы православные и послушные сыны Восточной Церкви не имели никакого с ними обращения по делам веры…» Т. е. отсутствие вероучительного изложения при невозможности избежать общения с заблудшими ведет к уклонению от истины все большего числа церковных чад.

О. Михаил:  Совершенно верно! И сегодня мы, к несчастью, наблюдаем подобную картину – ведь сколько священнослужителей, монашествующих и мирян заражено различными еретическими мнениями и заблуждениями! Похоже, впору издавать новый антимодернистский катехизис для просвещения народа относительно этих многочисленных пагубных уклонений.

М. Бойко:  Но тут мы забегаем вперед. Александр Николаевич, а что происходило дальше, в XX веке?

А. Мирошниченко:  В указанном периоде можно отметить неудачный «Опыт христианского православного катехизиса» митрополита Антония (Храповицкого). Вопрос о его повсеместном введении в учебных заведениях РПЦЗ обсуждался на ее синоде, однако такие подвижники веры, как архиепископ Феофан Полтавский и недавно прославленный святитель Серафим Богучарский опротестовали это решение, поскольку труд митрополита Антония – по сути еретический, в нем искажен центральный православный догмат об искуплении.

Известный духовный писатель митрополит Вениамин (Федченков) так отзывался об этой книге и ее авторе: «Я с самого начала составил впечатление, что Владыка, митрополит Антоний, индивидуально не призван к подобного рода работе; у него нет дарований к составлению „Катехизисов». „Катехизис», по самой задаче своей краткой „символической» книги, должен быть прежде всего ортодоксальным, а затем – точным. Между тем, по душевному складу своему Владыка – индивидуален по мировоззрению (хотя и считает себя церковным) и неосторожно тороплив в выводах и формулировках. Вследствие этого в том, что принадлежит в „Катехизисе» ему (а не есть повторение „Катехизиса» митрополита Филарета), много необстоятельного, неточного; а, несомненно, есть и прямо неверное…»

Еще один катехизис был написан в 1926 году иерархом-­исповедником и историком Церквимитрополитом Мануилом (Лемешевским) и носит название «Совопросник Православия». Это сочинение направлено главным образом на борьбу с обновленческой схизмой. Но сегодня, мне кажется, оно забыто незаслуженно: ведь многие его положения вполне актуальны для нынешнего непростого, можно сказать, смутного времени. Например, такое: «Борьба с обновленческим расколом является пастырским даром епископа и пресвитера и даже всякого православного христианина, т. к. новый раскол лишает пребывающих в нем благодати Божией и губит миллионы душ людских. Но чтобы борьба эта была успешной, она должна быть исполнена благословения Божия (см.: Пс. 126, 1) и быть мудрой, а это возможно только в Церкви и методами церковными, т. е. каноническими, т. к. духом премудрости исполняется только сын Церкви, этого Тела Христа „в Немже суть вся сокровища премудрости и разума сокровенна» (Кол. 2, 3). Что не от Церкви, то лишено благословения Божия, лишено премудрости, обречено на неуспех (см.: Мф. 15, 13), и, наоборот, где сильнее чувствуется дух Церкви, т. е. Дух Слова Божия, канонов, Святых Отцев, там успех полнее. <…> Дух любви, этого святого признака истинных христиан (см.: Ин. 13, 35), без которой и человек и даже община христиан – ничто и лишено какого бы то ни было значения (см.: 1 Кор. 13, 1–3), находит свое выражение в Соборной Церкви, и самое сильное средство борьбы с обновленческим расколом – это проявление соборности».

М. Бойко:  Давайте на этом прервемся и сделаем выводы из нашей содержательной беседы. Итак, катехизис – это краткое наставление об истинах веры. Появление новых катехизисов обуславливалось прежде всего историческими обстоятельствами – вызовами времени, требовавшими осознанной реакции церковной полноты. Цель катехизисов – утверждение церковных чад в Православии и предохранение от возможных уклонений. Такие труды призваны быть руководством к правильному пониманию происходящего и, соответственно, безошибочному поведению. К их составлению, учитывая важность и ответственность дела, должны привлекаться люди со строгими православными взглядами, вполне компетентные, имеющие необходимые навыки, а также соборное сознание и любовь ко Христу и Его Святой Церкви.

Источник: газета «Православный Крест», № 7 (151) (от 1 апреля с. г.)
ПлохоПриемлемоСреднеХорошоОтлично (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

В комментариях не допускается хула на Церковь, пропаганда ересей и сект, оскорбления авторов и участников дискуссии.

XHTML: Вы можете использовать эту разметку: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

 Подпишись на RSS

Рассылка новостей. Введите адрес электронной почты:

Наш информационный партнёр:

МолитвослоВ.BY

Поддержите наш сайт:

WebMoney: R373636325914; Z379972913818; B958174963924